Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Милая плутовка Gentle Rogue
Глава 12

– Нужен? – прохрипела Джорджина, садясь в кровати. Она прищурила глаза, с подозрением глядя на капитана, который, небрежно откинувшись на спинку стула, с интересом наблюдал за ее реакцией. – Для чего нужен юнга среди ночи?

– Я очень чутко сплю. От любых подозрительных звуков на судне я просыпаюсь.

– Но какое это имеет отношение ко мне?

– Джорджи, мой мальчик, – сказал капитан подчеркнуто терпеливым тоном, каким обычно разговаривают с ребенком, – а вдруг мне что-либо понадобится? – Джорджина не успела возразить, что в этом случае он может справиться и сам, как Джеймс тут же добавил: – В конце концов, это входит в твои обязанности.

Спорить с капитаном она не решилась. Но лишиться сна из-за того, что у капитана бессонница? А она-то хотела заполучить эту работу! Ну уж нет, больше она этого не хочет. Она не желает прислуживать этому деспоту Каменной Стене.

Джорджина решила потребовать уточнений:

– Что вы имеете в виду? Я должен принести вам из камбуза какую-нибудь еду?

– И это тоже, – ответил капитан. – Но иногда мне просто требуется услышать чей-то успокаивающий голос, чтобы я снова заснул. Ты, надеюсь, умеешь читать?

– Конечно! – возмущенно ответила Джорджина.

Слишком поздно она сообразила, что могла бы избавить себя по крайней мере от одной обязанности, если бы заявила, что не умеет читать. Она представила себе, как читает ему среди ночи; он лежит на кровати, она сидит на стуле рядом или даже на краю кровати, если он пожалуется, что ему плохо слышно. Будет гореть только одна лампа, освещая страницы книги в ее руках, выражение лица у него будет сонное, тусклый свет смягчит его черты, он не будет казаться таким грозным, даже, пожалуй… Дьявольщина, она должна найти Мака, и немедленно.

Она спустила ноги с кровати, но тут же услышала окрик:

– Ложись, Джорджи!

Джорджина посмотрела на капитана и увидела, как он подался в кресле вперед, демонстрируя, что если она встанет, то встанет и он, а находился он между ней и дверью. Проверить же это намерение у нее не хватило духа: уж слишком грозно он выглядел.

«Господи, это смешно», – подумала Джорджина и снова забралась на кровать. Правда, теперь она легла на бок, чтобы видеть капитана. Стиснув зубы, она сказала:

– Это излишне, капитан. Я чувствую себя гораздо лучше.

– Я сам определю, когда тебе будет лучше, парень, – непререкаемым тоном заявил Джеймс, снова откидываясь на спинку кресла. – Ты все еще такой же бледный, как покрывало, на котором лежишь. Так что оставайся на кровати, пока я не позволю тебе встать.

От гнева щеки Джорджины вспыхнули, хотя сама она об этом не подозревала. Вы только взгляните на него – развалился в кресле, как избалованный лорд. Впрочем, наверное, он и был избалованным, да и лордом тоже. И скорее всего за всю жизнь и пальцем не пошевелил, чтобы что-то сделать для себя. Если ей не удастся сейчас вырваться из-под его назойливой опеки, она просто изведется и возненавидит его за те несколько недель, пока придется прислуживать ему. Даже думать об этом не хотелось. Однако ее неповиновение не должно выходить за пределы того, на которое способен двенадцатилетний мальчишка. Сейчас у нее не было шанса сбежать из каюты.

Сделав такой вывод, Джорджина снова вернулась к вопросу о том, где ей придется спать.

– Я так думаю, капитан, что каюты все заняты.

– Верно, заняты. А в чем дело, парень?

– Я не могу сообразить, куда вы собираетесь поместить меня и мою койку, чтобы я всегда был под боком и вы могли позвать меня ночью.

– Черт возьми, и где, по-твоему, я собираюсь тебя поместить? – развеселился вдруг капитан.

Эта веселость разозлила ее не меньше, чем его непрошеная забота о ней.

– В помещении для прислуги, – выпалила она. – Что мне совсем не подхо…

– Перестань молоть чушь, юнга, а то ты разозлишь меня. Ты будешь спать прямо здесь, как и мой прежний юнга и другие юнги до него!

Похоже, он и в самом деле намерен поселить ее в своей каюте. К счастью, ей были известны такие случаи, и это спасло ее от взрыва негодования и ярости, что сейчас было бы вряд ли уместно. Она знала, что некоторые капитаны берут в свою каюту юнг ради их личной безопасности. Так, например, делал ее брат Клинтон, после того как юнга был избит тремя матросами и получил серьезные травмы. Подробности этой истории Джорджине не были известны, она знала лишь то, что три обидчика были примерно наказаны.

Что касается капитана «Девы Анны», то он должен знать, что на борту находится ее брат, который способен защитить ее, и настойчивое стремление поселить ее у себя в каюте продиктовано личными интересами, а не заботой о ее безопасности. Однако она не собиралась спорить. И вовсе не потому, что он не стал бы выслушивать ее возражения, о чем он уже предупреждал. Было глупо протестовать против практики на судне.

Поэтому она задала единственный вопрос:

– А где это здесь?

Кивком головы он указал на пустой угол комнаты, справа от двери.

– Там достаточно места, уверяю тебя. Поместится и твой рундук, и все то, что ты взял с собой на борт. Крюки для койки уже вбиты.

Джорджина посмотрела на стену. Странно, что она не заметила этих крюков вчера, когда была в каюте. Угол находился далеко от кровати, но этим исчерпывались все плюсы. Между кроватью и подвесной койкой не было ни ширмы, ни мебели – словом, ничего, что могло бы создать хотя бы подобие уединенности.

Единственным предметом в этой части каюты была ванна, стоявшая в противоположном углу возле окон и загороженная ширмой. Между ванной и дверью находился невысокий комод. Обеденный стол располагался ближе к центру, все остальное было слева от двери.

– Ну как, подойдет, юнга?

Как будто он предложит ей другой вариант, если она не согласится. Станет он поступаться своими удобствами ради какого-то юнги!

– Наверное… Только нельзя ли использовать эту ширму?

– Для какой цели?

«Для того, чтобы закрыться от тебя, болван непроходимый!» Но он казался настолько удивленным ее вопросом, что она лишь сказала:

– Да просто появилась такая мысль.

– А ты выбрось пустые мысли из головы, мой мальчик. Руководствуйся вместо этого здравым смыслом. Эта ширма прикреплена к полу. Здесь все прикреплено, кроме стульев, и в твои обязанности, кстати, входит закрепить их при первых признаках ухудшения погоды. Разве ты этого не знал?

Джорджина почувствовала, что краснеет. Об этом ей было известно сызмальства. На корабле любой предмет должен быть прикреплен, прикручен, привязан, иначе он либо окажется не на месте, либо будет сломан, либо сам нанесет ущерб. Как она могла забыть о такой простой вещи?

– Я ведь не утверждал, что раньше плавал, – оправдываясь, проговорила Джорджина.

– Так, выходит, ты из Англии?

– Нет! – выпалила она. – Я хотел сказать, что я приплыл сюда, но как пассажир. – И чтобы еще больше подчеркнуть свое невежество, добавила: – Я никогда не обращал внимания на такие вещи.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть