Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Генрих VIII HENRY VIII
СЦЕНА 2

Передняя в покоях короля.

Входят герцог Норфолк, герцог Сеффолк, граф Серри и лорд-камергер.


Норфолк

Когда вы в жалобах объединитесь,

Их твердо предъявив, то кардинал

Не устоит. Упустите возможность

И ничего я вам не обещаю,

Помимо новых бед, в придачу к бедам,

Уже постигшим вас.


Серри

Я буду рад

Любому случаю отмстить ему

За герцога, за тестя моего

Покойного.


Сеффолк

Кого из наших пэров

Он не обидел иль по крайней мере

Не позабыл? В ком знатности печать

Узрел, за исключением себя?


Камергер

Милорды, предаетесь вы мечтаньям!

Я знаю, кто он по сравненью с нами.

Но вряд ли многое мы можем сделать,

Хоть случай выдался удачный нам!

Пока он доступ к королю имеет,

Ему сопротивляться не пытайтесь!

Речами он чарует короля

Магически.


Норфолк

Нет, вы его не бойтесь!

Теперь уже бессильны эти чары:

Король располагает документом,

Навек убившим мед его речей.

Нет, с кардиналом кончено теперь,

Теперь опалы не избегнет он.


Серри

Весь век бы слушал я такие вести!


Норфолк

Да, дело верное. Его двуличье

Уж выяснилось в деле о разводе.

Хотел бы видеть я своих врагов

В такой ловушке.


Серри

Как же это все

Раскрылось?


Сеффолк

Очень странно.


Серри

Как, скажите?


Сеффолк

Посланье кардинала к папе как-то

Попало к королю. И тот прочел,

Что Вулси папу прямо умолял

Замедлить утверждение развода.

«Я вижу, — он писал, — что увлечен

Король одной из фрейлин королевы,

А именно — девицей Анной Буллен».


Серри

Король все это знает?


Сеффолк

Несомненно.


Серри

Но действие окажет ли письмо?


Камергер

Король узнает из него, как Вулси

Его обходит, преграждая путь,

Но тут все хитрости попа напрасны,

Лекарство он приносит мертвецу:

Король уже с девицей обвенчался.


Серри

Ох, если бы и вправду было так!


Сеффолк

Пусть пожеланье счастье вам дарует.

Оно сбылось.


Серри

Я этому союзу

Безмерно рад.


Сеффолк

Аминь.


Норфолк

Так скажут все!


Сеффолк

Уж дан приказ ее короновать.

Но это новость свежая. Ее

Не будем разглашать. Ну что ж, милорды,

Девица хороша, в ней все прелестно,

И тело и душа. Я предрекаю,

Что от нее сойдет благословенье

На Англию на долгие года.


Серри

А вдруг король в письме не разберется?

Помилуй бог!


Норфолк

Скажу — аминь!


Сеффолк

Нет, нет!

Над носом у него другие осы

Жужжат, и он почувствует укус.

В Рим тайно отбыл кардинал Кампейус,

Ни с кем перед отъездом не простился

И дело о разводе не закончил.

Он попросту сообщник кардинала

Во всех интригах. Уверяю вас,

Узнав об этом, зарычал король.


Камергер

Пусть бог его сильней воспламенит,

Пусть зарычит он громче.


Норфолк

А когда

Вернется Кранмер?


Сеффолк

Уже вернулся он, и с тем же мненьем,

Что королю развод необходим,

И с этим взглядом целиком согласны

Коллегии известнейших ученых.

Наверно, вскоре будет оглашенье

Второго брака и коронованье.

Екатерину будут называть

Не королевой больше, а принцессой,

Вдовой Артура.


Норфолк

Этот самый Кранмер

Достойный малый. Не жалея сил,

Для короля трудился он.


Сеффолк

Бесспорно.

Архиепископом еще он станет

За это все.


Норфолк

Так говорят.


Сеффолк

Да, да.

Вот кардинал.


Входят кардинал Вулси и Кромвель.


Норфолк

Взгляните, как он мрачен!


Вулси

Пакет мой, Кромвель,

Ты отдал королю?


Кромвель

Вручил ему

В опочивальне.


Вулси

Он читал бумаги?


Кромвель

Да, он пакет сейчас же распечатал

И первую прочел с серьезным видом,

Внимательно, с тревогою в лице.

Затем он приказал, чтоб вы его

Здесь ждали утром.


Вулси

Что, он скоро выйдет?


Кромвель

Теперь, наверно, ждать уже недолго.

Вулси

Ну что ж, иди.


Кромвель уходит.


(В сторону.)

Женю на герцогине Алансонской,

Сестре французского монарха. Так-с!

На Анне Буллен? Нет! Что Анна Буллен?

Не в мордочке же милой дело! Буллен!

Нет, Булленов не надо нам! Как долго

Вестей из Рима нет! Маркиза Пембрук!


Норфолк

Он раздражен.


Сеффолк

Услышал, может быть,

Что точит на него свой гнев король.


Серри

Пусть божий гнев как острый меч сверкнет.


Вулси

(в сторону)

Дочь рыцаря, из фрейлин королевы,

Вдруг станет госпожой для госпожи,

При королеве королевой станет!

Мерцает эта свечка — дунуть раз,

И нет ее! Ну пусть она достойна

И добродетельна, но ведь она

Неистовая, право, лютеранка.

Для дела нашего нехорошо

Позволить пасть ей королю в объятья.

И так уж нелегко им управлять,

А тут еще, откуда ни возьмись,

Здесь этот Кранмер, архиеретик.

Он в милость к королю тихонько вкрался

И стал оракулом…


Норфолк

Он разъярен.


Серри

Хоть оттого бы в сердце у него

Аорта лопнула!


Сеффолк

Король, король!


Входят король Генрих, на ходу читающий бумагу, и Ловел.


Король Генрих

Да, он богатств сумел скопить немало

И каждый час без счета тратит их.

Как это все обделал ловко он.

Вы видели, милорды, кардинала?


Норфолк

Милорд, мы наблюдали тут за ним,

Охвачен он какою-то тревогой.

Кусает губы он и весь дрожит,

То вдруг замрет, уставясь взглядом в землю.

То вдруг к вискам приложит палец он,

То начинает взад-вперед метаться,

То вновь замрет, то в грудь себя колотит,

То на луну он взоры устремляет.

Ведет себя он чрезвычайно странно.


Король Генрих

Весьма возможно, что взволнован он.

Сегодня он прислал на подпись мне

Ряд важных государственных бумаг,

Как я просил… И что ж я там нашел,

Попавшее туда по недосмотру?

Внушительную по размерам опись

Его сокровищ, всей его посуды,

И мебели, и драгоценных тканей,

И на такую сумму, что в руках

У подданного быть ей неуместно.


Норфолк

Сие — соизволение небес.

То добрый дух вложил в пакет бумагу,

Чтоб взор ваш усладить.


Король Генрих

Ну что же, если

Поднялся взором он за грань земли

И созерцает лишь бесплотных духов,

То стоит ли нам отвлекать его?

Но я боюсь, он здесь — в подлунном мире,

Не стоящем его серьезных мыслей.

(Садится и что-то шепчет Ловелу.)


Ловел подходит к Вулси.


Вулси

Теперь да пощадит меня господь.

Пусть бог благословит вас, государь.


Король Генрих

Мой добрый лорд, вы дум святых полны,

И мысленно вы взором пробегали

Весь список милосердных дел своих.

От дум возвышенных урвать вам трудно

Для дел земных хотя бы краткий миг.

О нет, вы не рачительный хозяин,

Я рад, что в этом вы товарищ мне.


Вулси

Для дел священных нахожу я время

И время, чтоб вершить дела страны,

Порученные мне. Природа тоже

Законной дани требует от нас.

Я бренный сын ее, средь братьев смертных

Чтоб жизнь продлить, ей время уделяю.


Король Генрих

Вы это очень хорошо сказали.


Вулси

Пусть вечно слиты будут у меня

Для вас, милорд, с хорошими делами

Хорошие слова.


Король Генрих

Опять не худо!

Сказал удачно — будто сделал славно!

Но все-таки слова ведь не дела!

Отец мой вас любил, сам говорил он,

И он для вас венчал слова делами.

Став королем, он вас к себе приблизил

И вас не только назначал туда,

Где быть могли высокие доходы,

Но и себя лишал порою благ,

Вас одаряя.


Вулси

(в сторону)

Что все это значит?


Серри

(в сторону)

Дай бог, чтобы и дальше так же шло!


Король Генрих

Не сделал разве я во всей стране

Вас первым из людей? Прошу, ответьте,

Я правду говорю сейчас иль нет?

И если да, то вот второй допрос:

Вы мне обязаны иль нет? Ну, что же?


Вулси

О государь, я вынужден признать,

Что королевских милостей струилось

Всегда, пожалуй, больше на меня,

Чем я своим усердьем заслужил.

За них никто не может расплатиться!

Всегда я делал меньше, чем хотел,

Хотя и отдавал трудам все силы.

Я личных целей, право, не искал,

Я делал все для блага короля

И пользы государства. За щедроты

Чем, недостойный их, вам отплачу?

Одной лишь благодарностью смиренной,

Молитвами и верностью моей.

Она цвела и вечно будет цвесть,

Покуда смертный хлад ее не сгубит.


Король Генрих

Отлично сказано! Вот перед нами

Открылся верноподданный смиренный,

Таким вся честь, а лицемерным — кара!

Рука моя лила на вас щедроты,

Душа моя на вас любовь струила,

А власть моя дарила вас почетом,

Дождем наград, как никого на свете.

Так ваши руки, сердце, мозг и сила

Должны, помимо обязательств долга,

Стать для меня (а я ваш верный друг!)

Эмблемой самой преданной любви.


Вулси

Я заявляю, что о вашем благе

Я больше ратовал, чем о своем.

Таков я есть, и был, и вечно буду!

Пускай весь мир нарушит верность вам

И от души навек ее отторгнет,

Пускай лавина бедствий самых страшных,

Немыслимых, неслыханных, ужасных

Вам угрожает, и тогда мой долг,

Как над прибоем яростным скала,

Поток неукротимый разобьет

Незыблемой, неколебимой силой.


Король Генрих

Вот это благороднейшая речь.

Заметьте, лорды, верность какова,

Она ясна вам? — Ну-с, прочтите это,


(передает ему бумаги)


Затем вот то! И завтракать идите,

Коли еще найдется аппетит!


(Уходит, бросив грозный взгляд на Вулси.)


Придворные толпою следуют за ним, улыбаясь и перешептываясь.


Вулси

Что это значит? Что за гнев внезапный?

И чем я, собственно, его навлек?

Он удалился, бросив грозный взгляд,

Как будто в прах меня стереть желая.

Так озирает разъяренный лев

Мгновенье дерзновенного стрелка,

А там его приканчивает разом.

Прочту бумагу, в ней разгадка гнева!

Да, так и есть! Она меня и губит.

Здесь полный список всех моих богатств,

Накопленных для личных целей мною,

Чтобы добиться папского престола

И подкупить друзей, живущих в Риме.

Ну что за окаянная оплошность!

Я олух и достоин быть в опале.

Кой дьявол надоумил же меня

В пакет для короля засунуть это?

Ужель исправить это средства нет?

Как это выбить у него из мозга?

Я знаю, что разгневается он,

И все-таки как будто бы есть способ

Еще спастись назло лихой судьбе.

Но это что еще? Посланье к папе,

Где замыслы свои я изложил

Его святейшеству? Тогда — конец!

В величье я вознесся до зенита

И вот теперь с меридиана славы

Лечу к закату. Прорезая ночь,

Я пронесусь блестящим метеором

И рухну в тьму навек.


Входят герцог Норфолк, герцог Сеффолк, граф Серри и лорд-камергер.


Норфолк

Вот, кардинал, желанье короля:

Печать большую вы вручите нам,

А сами удалитесь в Эшер-хаус,

Милорд Уинчестер, и затем туда

Вам сообщат дальнейшие приказы.


Вулси

Постойте-ка, где ваши полномочья?

Одними лишь словами невозможно

Власть у меня отнять.


Сеффолк

Но кто дерзнет

Быть непокорным королевской воле?


Вулси

Я вижу тут не волю короля

И не его священные слова,

А вашу злобу, лорды-лизоблюды.

Так знайте ж, я дерзну вам бросить вызов.

Из зависти вы отлиты природой

Из самого презренного металла.

Вы рыщете вокруг моей опалы,

Как бы готовясь тут урвать кусок.

С каким коварством скользким, утонченным

Вы ищете погибели моей!

Своим путем завистливым ступайте,

Злодеи под личиной христиан.

Но я не сомневаюсь, день придет,

И по заслугам вас постигнет кара.

Печать, которую вы дерзновенно

Отнять хотите, вверил мне король,

Властитель мой и ваш, своей рукою.

И он просил меня ее хранить

Пожизненно, как честь мою и должность.

Он эту милость грамотой скрепил.

Ну что же, кто печать отнять посмеет?


Серри

Король, кто дал ее.


Вулси

Пусть сам возьмет.


Серри

Служитель бога, ты предатель наглый!


Вулси

О наглый лорд, ты лжешь! Еще вчера

Себе язык скорее сжег бы Серри,

Чем это все сказать.


Серри

Твое тщеславье,

Багряный грех, ограбило страну.

Пал благородный Бекингем, — мой тесть,

Но знай, что головы всех кардиналов

С твоей прекрасной головой в придачу

Не стоят даже волоска его.

Да поразит чума твое коварство!

В Ирландию я послан был тобою,

Оттуда я не мог ему помочь,

Вдали от короля и от всего,

Что снять могло бы ваши обвиненья,

Покуда вы из жалости святой

Ему грехов секирой не простили.


Вулси

И это, и все прочее, чем нас

Пришел здесь попрекать болтливый лорд,

Все это ложь. Заслуженно законом

Был герцог осужден. Что я невинен

И козней супротив него не строил,

То подтвердят его вина и суд.

Будь я словоохотлив, я сказал бы,

Что в вас не больше честности, чем чести,

Что в смысле преданности и любви

Моей к монарху, королю-владыке,

Я превзойду людей почище Серри

И тех, кто рад его безумствам диким.


Серри

Клянусь, тебя лишь ряса защищает,

Не то б гулял мой меч в твоей крови!

Милорды, как мы стерпим эту наглость?

И от кого? Нет, если мы робеем

Пред наглостью куска пурпурной ткани,

Тогда — конец вельможам! Пусть он нас,

Как жаворонков, всех накроет шляпой.


Вулси

Все блага — яд для брюха твоего.


Серри

Да, благо — сборы всех богатств страны

В одних руках, и в ваших, кардинал!

И благо перехваченных посланий

От вас — для короля враждебных — к папе!

Коли на то пошло, все блага ваши

Немедленно мы предадим огласке.

Лорд Норфолк, вы душою благородны,

Всеобщее вы свято чтите благо,

Вы видите униженную знать

И жалкую судьбу ее потомков,

Которым уж дворянами не быть.

Представьте же ему итог грехов,

Деяний, им свершенных в этой жизни.

Я вас сильней колоколов встревожу,

Когда под утро девушка-смуглянка

Лежит в объятьях ваших, кардинал.


Вулси

Всем сердцем презирал бы я его,

Но чувству милосердья я подвластен.


Норфолк

Счета грехов в руках у короля.

Они поистине неблаговидны.


Вулси

Тем ярче заблестит моя невинность.

Когда всю правду будет знать король.


Серри

Нет, это уж теперь вас не спасет.

По счастью, я кой-что из них запомнил.

Сейчас они предстанут перед вами.

Вы можете краснеть, признать вину?

Так, значит, в вас еще есть искра чести.


Вулси

Что ж, говорите, сэр, я не боюсь,

Лишь за манеры ваши я краснею!


Серри

Пусть нет манер, зато на месте сердце!

Так вот позвольте-ка: во-первых, дерзко,

Без ведома иль воли короля,

Вы захотели папским стать легатом

И ущемить епископов права.


Норфолк

К тому же в письмах Риму и монархам

Подписывались: «Ego et rex meus»,[4]Я и мой король. (Лат.)

Как бы слугой считая короля.


Сеффолк

Затем, когда поехали послом

Вы к императору, тогда вы взяли

Во Фландрию с собой печать большую

Без ведома монарха и совета.


Серри

Затем Грегорио Кассадо право

Письмом вы дали заключить союз

Меж нашим государством и Феррарой,

Без воли короля и всей страны.


Сеффолк

Притом из честолюбья повелели

Чеканить на монетах вашу шляпу.


Серри

Вы слали в Рим бесчисленные суммы

(Как добытые — знает ваша совесть),

Чтоб путь себе к величью проложить,

Ущерб и вред чиня для государства.

И много есть еще других проступков,

Но вашей мерзостью я не желаю

Марать себе язык.


Камергер

Увы, милорд,

Зачем давить упавшего пятою?

Его вина суду уже ясна,

Пусть он его карает, а не вы.

Мне больно видеть, как его величье

Бесследно тает.


Серри

Я его прощаю.


Сеффолк

Лорд-кардинал, по воле короля,

Поскольку ваши прошлые деянья

Легатской власти в нашем государстве

Подходят под закон о praemunire,[5]Латинский юридический термин, означающий конфискацию имущества.

То следует о вас такой приказ:

Конфисковать все ваше состоянье,

Именье, земли, замки, мебель, утварь

И прочее. Теперь вы — вне закона.

Такое порученье мне дано.


Норфолк

Итак, дадим вам время поразмыслить,

Как лучше жить. За ваш отказ упрямый

Печать большую снова нам вручить

Король вам будет очень благодарен.

Прощайте же, ничтожный кардинал.

Все, кроме Вулси, уходят.


Вулси

Прощай же, мой ничтожным ставший жребий!

Вот участь человека! Он сегодня

Распустит нежные листки надежд,

А завтра весь украсится цветами,

Но через день уже мороз нагрянет,

И в час, когда уверен наш счастливец,

Что наступил расцвет его величья,

Мороз изгложет корни, и падет

Он так же, как и я. Да, я дерзнул

На пузырях поплыть, как мальчуган,

Плыл много лет по океану славы,

Но я заплыл далеко за черту…

Спесь лопнула, раздувшись подо мною.

И вот уж я, усталый, одряхлевший,

Судьбою предоставлен воле волн,

Которые меня навеки скроют.

Я проклял вас, весь блеск земной и слава!

Отверзлась как бы вновь моя душа.

Как жалок и несчастен тот бедняк,

Кто от монарших милостей зависит.

Меж той улыбкой, к коей он стремится,

Эмблемой милости, и днем опалы

Познает больше страхов и мучений.

Чем в женщине таится иль в войне.

И вот он пал, он пал, как Люцифер,

Навеки, без надежд.


Входит Кромвель и останавливается в смущении.


А, ты здесь, Кромвель?


Кромвель

Сэр, слов не нахожу я.


Вулси

Как! Смущен

Моим несчастьем? Изумлен безмерно,

Что может человек великий пасть?

Ты плачешь? Значит, я и вправду пал.


Кромвель

Как чувствуете вы себя?


Вулси

Прекрасно!

Так счастлив, Кромвель, никогда я не был.

Теперь себя познал я, и в душе

Мир, что превыше всех земных блаженств,

Спокойная, утихнувшая совесть!

Король от хвори излечил меня,

Его величеству я благодарен:

Да, с плеч вот этих, с дрогнувших колонн,

Из жалости снят груз великой чести,

Ко дну пустить способный целый флот.

О это бремя, Кромвель, это бремя,

Безмерный гнет для всех надежд на небо!


Кромвель

Рад, что из бед вы пользу извлекли.


Вулси

Да, так я полагаю. Я способен,

Несокрушимость духа проявив,

Стерпеть гораздо больше грозных бед,

Чем мне враги трусливые измыслят.

Какие новости?


Кромвель

Ужасней всех

Гнев короля.


Вулси

Храни его господь!


Кромвель

Затем сэр Томас Мор уже лорд-канцлер

На вашем месте.


Вулси

Что ж, довольно быстро.

Но он — ученый муж. Да будет долго

Он в милости и пусть добро творит,

Всегда в ладу и с совестью и с правдой.

Свой путь свершив, пусть мирно он почиет

В безмолвном склепе из сиротских слез.

Ну что еще?


Кромвель

С приветом встречен Кранмер.

Архиепископом Кентерберийским

Уже назначен он.


Вулси

Вот это новость!


Кромвель

Последняя же новость — леди Анна,

Повенчанная тайно с королем,

Как королева нынче появилась

Открыто в церкви с ним. Теперь лишь слышны

О коронации повсюду толки.


Вулси

Вот груз, меня ко дну пустивший, Кромвель!

Я королем обманут. Все величье

Я из-за этой женщины утратил.

Честь не вернет мне никакое солнце,

Оно не озарит толпу вельмож,

Алкающую лишь моих улыбок.

Иди же от меня, спасайся, Кромвель,

Я падший раб, отныне недостойный

Твоим хозяином в дальнейшем быть.

Войти старайся в милость к королю.

Пусть это солнце не придет к закату!

Я говорил ему, что ты был честен,

Тебе при нем откроется дорога,

Он сделает… Он помнит обо мне!

Я знаю, что в душе он благороден,

Твоим заслугам он не даст померкнуть.

О милый Кромвель, миг не упускай,

О будущем своем сейчас подумай.


Кромвель

Милорд, но как же вас-то я покину?

Ужели должен я теперь расстаться

С таким хорошим, добрым господином?

Пусть все, в ком не железные сердца,

Свидетелями той печали станут,

С которой Кромвель покидает вас.

Служить я буду королю, но вечно

За вас молитвы буду возносить.


Вулси

Лить слезы в горе я не думал, Кромвель,

Но верностью своею ты меня,

Как женщину, заставил прослезиться.

Отрем же слезы! И послушай, Кромвель,

Когда, уже забытый, буду я

Покоиться под мрамором холодным,

На коем и не сыщешь эпитафий,

Скажи, что я учил тебя, что Вулси,

Когда-то шедший по дорогам славы

И в океане чести и величья

Изведавший все мели и глубины,

Сам пострадав от кораблекрушенья,

Тебя найти спасенье научил

Забытый им, надежный, верный путь.

Пойми мое паденье, чем я сгублен:

Отринь тщеславье, Кромвель, заклинаю!

Ведь этот грех и ангелов сгубил.

Как может человек, творца подобье,

В грехе таком найти пути к спасенью?

Себе любви поменьше уделяй,

Зато врагов лелей в любви безбрежной.

Зло даст тебе не больше, чем добро,

Но твердо мир держи в своей деснице,

И зависти замолкнут языки.

Будь справедлив, не предавайся страхам!

Пусть будет жизнь твоя посвящена

Родной стране, и небесам, и правде.

И если, Кромвель, ты тогда падешь,

Ты примешь смерть как мученик святой.

Служи монарху! Ну, пойдем ко мне:

Составим опись всех моих сокровищ,

Всех, до гроша. Все это — королю!

Лишь ряса и лишь чистота пред небом

Вот все, что я дерзну назвать своим

Отныне и навек! О Кромвель, Кромвель,

Служи я небесам хоть вполовину

С таким усердьем, как служил монарху,

То в старости меня бы он не предал,

Столь беззащитного, моим врагам.


Кромвель

Терпенье, сэр!


Вулси

Земных надежд уж нет!

Надежды все лишь на небесный свет!


Уходят.

Читать далее

Отзывы и Комментарии