Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Хранительница времени. Возвращение
Глава 4


Я медленно сползла на пол и пошлепала в ванную. Предположение, что это был всего лишь сон, я отмела сразу – спортивный костюм оказался местами грязным, и обуви на мне не наблюдалось – кроссовки остались в таверне, рядом с кроватью. И Дарт остался там же… Я вздохнула. Странное какое-то попаданство вышло, временное. Боюсь, я не скоро забуду свою экскурсию на Лирдиану, а в то, что я когда-нибудь забуду Дарта, не верилось совсем.

Стянув одежду, я залезла под душ и с удовольствием смыла с себя пыль и грязь лирдианских дорог. Завернувшись в полотенце, высушила волосы феном и надела любимый спальный комплект из кружевных шорт и маечки – почему-то очень захотелось выглядеть красивой. Только вот не для кого…

Есть мне совершенно не хотелось, а вот кофе я заварила с удовольствием. Телевизор так и продолжал работать на канале новостей, и я устроилась с чашкой на полу. На глаза попался отчаянно мигающий телефон. Ой, я совсем забыла про него. К тому же, я прогуляла сегодня работу!

Схватив трубку, я увидела множество пропущенных вызовов. Ничего себе! То ли я так много говорю по телефону, что даже не замечаю этого, то ли все резко почувствовали, что я куда-то делась. Просматривая записи, я удивленно хмыкнула. Три с работы, и, судя по входящему сообщению, с ней можно попрощаться. Я устроилась всего неделю назад, даже документы оформить не успела. Может, оно и к лучшему… Четыре от Полины, пара звонков от Таньки и Лерки и десять пропущенных от Стаса. Интересно, а ему-то что понадобилось? Неужели раскаялся?! Или собрал мои оставшиеся вещи? Впрочем, сейчас меня это совершенно не волновало. Я даже удивилась, насколько нелепыми показались мои вчерашние страдания по несостоявшемуся жениху. И за это тоже спасибо Дарту…

Несмотря на позднее время, я по очереди позвонила Полине и девчонкам, всем рассказав одну и ту же версию – ушла на работу, телефон забыла дома, а потом бродила по магазинам. Тетка пожурила меня, а девчонки осторожно поинтересовались, как я себя чувствую. Чувствовала я себя усталой, все-таки восемь часов пешком, но подругам, разумеется, об этом знать было не обязательно. Я пока не готова ни с кем делиться своими впечатлениями о Лирдиане. Впрочем, Полина даже не знала о том, что я рассталась со Стасом, но это был не телефонный разговор, и портить близкому человеку отдых я не имела никакого желания.

Допив уже остывший кофе, я поставила телефон на зарядку, выключила телевизор и устроилась под одеялом. Это был самый трудный день в моей жизни… но самый незабываемый.

Мне снился Дарт. Его дыхание, щекочущее мое ухо, и теплая рука, нежно ласкающае бедро. Я никогда не видела таких реалистичных снов, даже не знала, что Морфей позволяет испытывать такие ощущения… Стоп! Я распахнула глаза и уставилась в темно-серые глаза наблюдающего за мной Дарта. Это что, не сон?!

Я резко села на кровати, и вполне настоящий Дарт слегка отодвинулся на меня. Я быстро огляделась, понимая, что снова попала в ту самую комнату в таверне. И откинулась на подушки, застонав:

– Этого не может быть!

– Поверь, не только для тебя это сюрприз, – отозвался мой невольный спутник. Я перевела на него взгляд и снова застонала:

– Не-е-ет! Я хочу домой! Я очень хочу домой!

На этот раз мантра не помогла, я так и осталась лежать на кровати. Что ж такое, я теперь каждое утро буду сюда переноситься?! Но в глубине души почему-то радовалась этому обстоятельству.

– Куда ты вчера исчезла? – поинтересовался Дарт, весьма откровенно меня разглядывая. Я проследила за его взглядом и покраснела. Я же тут почти без ничего лежу! – Красивое белье, – хмыкнул мой визави.

Тут же попыталась натянуть на себя кончик скомканного покрывала, лежащего на краю кровати.

– Я была дома, – призналась я. – И возвращаться не планировала, если честно.

– Но вернулась же?

– Не специально! Я вообще не понимаю, как я сюда попадаю, и как исчезаю – тоже не имею понятия!

Дарт с интересом уставился на меня.

– Тебя окутал молочно-белый туман, и ты просто испарилась. Если учесть, что такой способ обычно избирает Вестник, то без Оракула явно не обошлось.

– Вестник? – переспросила я. – А кто или что это такое?

– Слуга Оракула, обычно с его помощью он общается с миром.

Ну вот, только этого мне не хватало. Интересно, когда этому Вестнику надоест швырять меня на Лирдиану и обратно?

– Если раньше я сомневался, то теперь уверен, что посещение Оракула тебе просто необходимо, – заметил Дарт. – Правда, мне сложно представить, как ты будешь сидеть на лошади в таком виде.

– Никак, – твердо ответила я. – Никуда я не поеду. Останусь здесь, подожду вечера, может, вернусь обратно на Землю…

– Дело твое, – резко ответил Дарт, поднимаясь с кровати и застегивая рубашку. – Только если завтра ты попадешь сюда снова, не удивляйся, если окажешься в постели с кем-нибудь не столь щепетильным.

– Это ты-то щепетильный?! – возмутилась я. – Ты… ты вчера на меня набросился!

Он подошел и неожиданно сдернул меня с кровати, вцепившись руками в мои плечи. Я охнула.

– Знаешь, мне надоело перед тобой оправдываться. Можешь отрицать, но ты хотела этого не меньше. Но я не насильник, поэтому за свою девичью честь можешь быть спокойна. Впрочем, оставайся и испытай все прелести жизни в таверне. Не исключено, что тебе понравится.

– Ты… ты!

Он слегка встряхнул меня:

– Ты забываешь об одном важном обстоятельстве, Ника. Я не навязывался тебе в попутчики, и я нужен тебе намного больше, чем ты мне. Впрочем, ты мне вообще не нужна. Если, конечно, сама не захочешь убедить меня в обратном.

– Ты мне тоже не нужен, – прошипела я. – Отправляйся к своему Оракулу и оставь меня в покое!

Дарт выпустил мои плечи и слегка оттолкнул от себя. Я удержалась на ногах и зло посмотрела на него, изо всех сил сдерживая слезы. Он же спокойно поднял с пола ножны, застегнул их на поясе, приладил рядом мешочек и надел куртку. Неужели и правда уйдет?

Он бросил на кровать три монеты.

– Этого тебе хватит на неделю проживания в этой комнате, включая стол и воду. Потом, я надеюсь, ты что-нибудь придумаешь. Прощай, Ника.

Он направился к двери, и слезы предательски защипали глаза. Я сразу же отвернулась, чтобы Дарт их не видел. Вот он сейчас уйдет, я расплачусь, а потом… снова расплачусь. Дверь хлопнула, и я, не в силах сдерживаться, заревела в голос.

– Какая же ты сволочь, Дарт, – всхлипывала я, размазывая слезы по щекам. – И ведь, как всегда, пра-а-а-ав!

– Приятно слышать, – раздался голос за моей спиной, и я резко обернулась. Дарт стоял, прислонившись к двери и скрестив руки на груди. И ухмылялся.

– Ты! – Я не выдержала и бросилась на него с кулаками. Он легко поймал меня, прижав к своей груди, и откровенно смеялся. Я сопела, молча пытаясь вырваться из его объятий, но мне это, само собой, не удалось.

– Вздорная девчонка, – покачал головой Дарт и, наклонившись, поцеловал меня. Я честно старалась держать себя в руках и не отвечать на поцелуй. К сожалению, мне это не удалось… и я сама потянулась к нему.

– Знаешь, дорогая, соль я все-таки предпочитаю употреблять в пищу, а не получать в нагрузку к поцелуям, – сообщил змей-искуситель, насмешливо глядя на меня сверху вниз.

– Я не просила меня целовать, – пробормотала я, отворачиваясь.

– Неужели? – прошептал он мне на ухо. – Так попроси… и не только это…

– Не дождешься! – я упрямо мотнула головой.

– Посмотрим, – весело сказал он, выпуская меня из объятий и открывая дверь. – Умывайся, я скоро вернусь.

Этот человек невыносим! Но самое ужасное в том, что он действует на меня особым образом и знает об этом. Я вздохнула и отправилась исполнять приказ этого вредного типа.

Дарт появился в комнате примерно через полчаса, когда я, сидя на кровати, пыталась расчесать пальцами запутавшиеся за ночь пряди. Бросив на кровать ворох какой-то ткани, он вытащил из своего волшебного мешочка деревянную расческу и протянул ее мне. Я с благодарностью посмотрела на него – терпеть не могу ходить растрепанной.

– Одевайся, и желательно быстрее, – заявил Дарт, пока я с интересом разбирала сваленную в кучу одежду. Там оказалась широкая темно-серая юбка в пол, синяя блуза с длинными рукавами, короткая черная накидка, длинные гольфы из тонкого некрашеного хлопка и черные свободные брюки. Я удивленно посмотрела на своего спутника:

– Ты предлагаешь мне выбрать, или надеть юбку и брюки одновременно?

– У нас не принято женщинам ходить в брюках, за исключением Лусетрина, ибо в юбке весьма неприлично летать по воздуху. Но так как тебе придется сесть на лошадь, я решил, что брюки под юбкой тебе будут не лишние. И хватит болтать, одевайся, нам давно пора ехать. Жду тебя внизу, завтрак я уже заказал.

Развернувшись, он быстро покинул комнату. Я покачала головой – он невозможен.

Решив лишний раз не злить своего попутчика, я быстро натянула на себя предложенную одежду, с удивлением отметив, что ее будто на меня шили. И хорошо, что юбка длинная, а то выглядывающие из-под нее кроссовки, которые я нашла под кроватью, смотрелись бы весьма экстравагантно.

Подхватив юбку, я захлопнула дверь и спустилась вниз. Дарт, уже поглощавший нечто, что я определила, как яичницу с помидорами, поднял глаза и странно на меня посмотрел. Ну, вот… видимо, в этой одежде я похожа на пугало.

– Отлично выглядишь, – коротко сказал он и вернулся к завтраку.

– Спасибо, – пробормотала я, так и не определив, что это было – комплимент или очередная насмешка.

Покончив с завтраком, мы вышли из таверны, очутившись в небольшом, но, на удивление, чистом дворе. Слева от входа располагалась конюшня, именно туда быстрым шагом и направился Дарт, а я едва поспевала за ним. Перекинувшись парой слов с конюхом, мой спутник отдал ему несколько монет и забрал поводья двух лошадей, а затем взглянул на меня с сомнением.

– Сама заберешься или помочь? – ехидно поинтересовался он.

– Помочь, – твердо ответила я. Еще не хватало пыхтеть, пытаясь взгромоздиться на эту махину, и выслушивать его полные насмешек выпады.

– Ты делаешь успехи, – не удержался от шпильки Дарт, подхватывая меня за талию и буквально забрасывая на спину коня. Охнув, я крепко вцепилась в поводья.

Дарт легко взлетел в седло и заметил:

– Я не знаю характера этой лошади, но на всякий случай советую не бояться. Животные чувствуют страх, и эта милая лошадка вполне способна тебя сбросить.

Вот уж успокоил, так успокоил! Я недовольно посмотрела на Дарта, но промолчала. Совершенно не хочется давать ему повод для еще одной стычки. Развернув лошадь, мой сероглазый насмешник устремился за ворота, а я, стараясь вспомнить все, чему меня учили, тронула коленками бока животного и отправилась следом.

Следующие несколько часов напоминали кошмарный сон. Неужели я вчера жаловалась? Я погорячилась! Верните все обратно, заберите козу! То есть лошадь! Я готова, я хочу идти пешком! Тело болело неимоверно, мышцы задеревенели, ягодицы наверняка напоминали один большой синяк. Точнее, два синяка. Мы сделали остановку, и я, выползая из кустов, напоминала себе гигантского паука с расставленными в разные стороны ножками, хорошо, что под юбкой было не так заметно. Но Дарт явно знал о моих мучениях, ехидно посмеиваясь над такой неумехой, как я. Злобно взглянув на него, я прикидывала, как бы он сам смог, например, заполнить базу данных, или разобраться в телефоне, или… впрочем, кого я обманываю, он бы точно смог. Он вообще, мне казалось, все может и умеет… у-у-у-у, зараза!

Мой персональный кошмар помог мне снова сесть в седло, и мы продолжили путь. Через пару часов я была готова умолять Дарта, чтобы он привязал меня к седлу и к лошадиной шее, как кулек, я бы уснула, а дальше будь, что будет. Не зная, как сформулировать свою просьбу так, чтобы она выглядела пристойно, я молчала всю дорогу под насмешливым взглядом сероглазого. Ладно, дай бог, точнее, Оракул, чтобы когда-нибудь и в чем-нибудь я тебя переплюнула, Дарт Невозможный!

Неожиданно, когда я уже была готова просто свалиться с лошади, но ни о чем не просить моего спутника, он придержал поводья своего коня и остановился. Я едва не подпрыгнула от радости – неужели он сам устал и хочет предложить мне привал? Я сразу все-все прощу!

Но Дарт и не пытался слезть с лошади, напряженно всматриваясь куда-то вправо. Я проследила за его взглядом, обнаружив совсем рядом от дороги огромный замок из темно-серого камня, с башнями и большим откидным мостом, который сейчас был опущен. Повертев головой, я с удивлением отметила, что ландшафт изменился – лес стал реже, а замок окружали распаханные поля. Вот, что значит, устала, еду, пытаюсь не упасть, и ничего, кроме дороги и опостылевшей конской гривы, вокруг себя не замечаю. Я перевела взгляд на Дарта, который продолжал стоять, пристально разглядывая замок. Открыла, было, рот, чтобы спросить, почему мы остановились, но в этот момент у меня перехватило горло, и я закашлялась. Дарт молча протянул мне флягу, не отрываясь ни на секунду от созерцания замка. Сделав несколько больших глотков, я вернула ему воду и, наконец, поинтересовалась:

– Что случилось?

– Не знаю, – задумчиво ответил он. – Что-то мне не нравится, а что, я не могу понять.

– Тебе знаком этот замок? – Я разглядывала каменную махину и не видела в ней ничего необычного. Классический средневековый замок, в Европе до сих пор такие встречаются.

– Да, – через некоторое время ответил Дарт. – Я бывал здесь много раз по делам своего отца… Но выглядит все как-то по-другому…

– Может, подъедем ближе и посмотрим? – предложила я. В любом случае, какая-никакая, а передышка.

Дарт нахмурился:

– Это может быть опасно. Впрочем, я не прощу себе, если не выясню все, что там происходит. – Он неожиданно он полез в свой мешочек и достал черную треугольную косынку, ловко завязав ее у себя на лице, спрятав нос и нижнюю часть лица. Я вытаращила глаза.

– Откуда у тебя, позволь спросить, этот предмет одежды разбойника с большой дороги?

Дарт повернулся и бросил на меня насмешливый взгляд:

– А тебе не приходило в голову, что я и есть разбойник?

– Приходило, – с готовностью подтвердила я. – Но ты же сам это опроверг.

Он склонил голову набок.

– И ты уверена, что я тебя не обманул?

Я вздохнула:

– Что ты от меня хочешь, Дарт? Я ни в чем не уверена, но знай, помогать тебе в твоих темных делишках я не собираюсь, и роль Бонни меня не прельщает, уж прости.

– О, я много чего от тебя хочу, – насмешливо протянул он, а я опять покраснела. – Кто такая Бонни?

– Подруга Клайда. Известная в нашем мире парочка грабителей. Они плохо закончили.

Дарт хмыкнул:

– Не волнуйся, я не собираюсь никого грабить, и стать подругой разбойника тебе точно не грозит. Ника, ты забыла, что я не намерен выдавать свое местонахождение? Так что это всего лишь предосторожность.

Угу, хорошая такая предосторожность, носить с собой черный платок. Ладно, сделаю вид, что поверила.

Мы подъезжали к замку медленно, но едва копыта лошадей вступили на опущенный через глубокий ров откидной мост, Дарт быстро обнажил свой меч и пустил лошадь в галоп. Вопрос не успел слететь с моих губ, я и так поняла, что в замке произошло что-то неладное. Решетка ворот была поднята, но рядом с ней не было ни души. Невиданная картина для любого замка… Я не торопилась вслед за уехавшим Дартом, а продолжила осторожно передвигаться по мосту.

Причину странного безлюдья я поняла сразу же, едва моя лошадь вступила во внутренний замковый двор. Мне пришлось срочно спешиться и, отвернувшись к ближайшей стене, попрощаться со своим завтраком. Голова кружилась, и я ухватилась рукой за стремя, чтобы не упасть.

Вокруг были трупы, море трупов. Стражники застыли слева от меня, большинство из них были лишены головы. Челядь усеивала двор, женщины и мужчины лежали вперемешку, и вокруг кровь, реки крови. Запах был настолько тошнотворным, что я, с трудом оторвавшись от лошади, вернулась на мост и обессилено опустилась на него. Почему-то не было сил ни на истерику, ни на слезы, а зря, от стрессов надо избавляться.

Лошадь подошла ко мне и ткнулась мордой в затылок. Я подняла руку и машинально погладила ее, пожалев о том, что у меня нет с собой ни кусочка сахара. Хоть кому-нибудь сейчас было бы хорошо…

Я не знаю, сколько я так просидела, подставив лицо легкому ветерку и вдыхая запах травы и распаханной земли, к которому примешивался стойкий аромат зацветшей воды под мостом, но внезапно за спиной услышала чей-то тоненький плач. Резко обернувшись, я вскочила, увидев у решетки девочку лет шести. Она скулила, пытаясь растолкать одного из убитых стражников.

Я бросилась к ней, уже не обращая внимания на трупы и кровь. Ребенок увидел меня и сделал шаг в мою сторону, а я сразу же подхватила его на руки.

– Там мой папа, – тихо заплакала девочка, а я гладила ее по волосам, не зная, что сказать. Что вообще говорят в таких случаях? Ох, не тому нас в школе учат…

За спиной раздался цокот копыт, и Дарт спешился рядом с нами. Платка на нем уже не было.

– Все мертвы, – глухо сказал он. – Герцог Саонский и его семья, все слуги и охрана. – И тут он заметил девочку. – А это кто?

– Это дочь одного из стражников, – просто ответила я.

Дарт присел на корточки перед ребенком:

– Как тебя зовут?

– Рианна, – всхлипнула она.

– Мама у тебя есть?

– Да, мы живем недалеко, на краю деревни.

– Хорошо, сейчас мы отвезем тебя к маме. Ты не боишься лошадей?

– Не боюсь, – улыбнулась девочка сквозь слезы. – Папа часто возит меня на своем коне.

– Очень хорошо, – кивнул Дарт и поднял ребенка на руки. – Тогда я тебя покатаю. Познакомлю с лошадкой и поедем.

Он обернулся ко мне и отрывисто спросил:

– Сама заберешься?

Я машинально кивнула, раскрыв рот от неожиданности. Даже не могла предположить, что Дарт может быть таким. Даже немного позавидовала этой малышке, с которой он вел себя так ласково. А потом подумала, что у меня не все дома, потому что у ребенка совсем недавно убили отца, и еще неизвестно, жива ли мать… Совсем у меня мозг отказывает в присутствии сероглазого!

Дарт посадил девочку перед собой и осторожно повел коня прочь от замка с притаившейся в нем смертью. Я кое-как взгромоздилась на лошадь и поспешила за ним.

– Наверное, ты умная и находчивая девочка, если смогла спрятаться в замке, – услышала я голос Дарта.

– Да, – важно ответил ребенок. – Когда приехали те люди в плащах, я спряталась под лестницей недалеко от кухни.

– А ты видела этих людей? Их одежду?

– Да, они были в черных плащах и масках, как у разбойников, – ответила Рианна. – Папа хотел закрыть ворота, но не успел, и приказал мне спрятаться. И я спряталась так, что они меня не нашли.

Я похолодела. Во время кровавой бойни ребенок сидел под лестницей и все видел…

– Твой папа или кто-нибудь другой называли их по имени? Или они сами себя называли?

– Нет, – подумав, ответил ребенок. – Но они называли герцога по имени – Даон.

Дарт застыл, а Рианна, помолчав, вдруг спросила:

– Мой папа умер?

Дарт заскрежетал зубами, но быстро взял себя в руки.

– Возможно, он поправится, но не могу тебе обещать, малышка. Ты сильная, и у тебя все будет хорошо, – сказал он.

Но девочка не ответила, махнув рукой в сторону, и я увидела небольшой ухоженный дом. Он был одноэтажным, сложенным из темного камня, с крылечком и засаженным цветами садом.

– Я здесь живу, – заявил ребенок, и Дарт, спешившись, опустил Рианну на землю. Не успела я последовать их примеру, как из дома выбежала молодая светловолосая женщина и бросилась к нам. Дарт что-то быстро ей сказал, и женщина залилась слезами, сжав дочь в объятиях. Сероглазый покачал головой, отобрал у нее девочку и повел женщину в дом. Я взяла Рианну за руку и попросила показать мне сад.

В течение следующего получаса мы сидели с ребенком в саду, а в дом заходили и выходили женщины и мужчины, видимо, родственники и соседи. Видимо, в замке служили многие жители деревни, потому что слезы и крики не прекращались.

Вскоре ко мне подошла какая-то женщина, представившаяся Пиренией, родной тетей Рианны, и забрала девочку в соседний дом. Попрощавшись с малышкой, я вышла из сада и сразу же наткнулась на Дарта, спускающегося с крыльца.

– Поехали, – коротко сказал он, быстро забрасывая меня в седло.

– Господин! – подскочила к нам какая-то женщина. – Вы не останетесь переночевать? Скоро совсем стемнеет…

– Нет, благодарю, – ответил Дарт. – Пожалуйста, сообщите королю именно то, что я вам сказал. Прощайте. – И быстро поскакал прочь.

– Да хранят вас богини, – прошептала женщина, и на ее глазах заблестели слезы. Коротко попрощавшись с ней, я отправилась следом за своим спутником.

Я едва смогла догнать Дарта, настолько быстро он гнал лошадь. Пришлось крикнуть ему вслед, когда уже начала задыхаться. Он натянул поводья и недовольно посмотрел на меня. Уже совсем стемнело, и только луна освещала нам дорогу.

– Пожалуйста, остановись, – с трудом переведя дух, срывающимся голосом выдала я. – Больше не могу!

– Ну и неженка ты, – фыркнул он.

– Я не неженка! – возмутилась. – Я обычная девушка, которая сегодня проскакала черт знает сколько километров верхом и лицезрела гору трупов в незнакомом замке! Представь себе, я имею право устать! Если хочешь продолжать путь в таком же темпе, то я тебе ответственно заявляю, что я пас!

Он подъехал ближе и неожиданно мягко произнес:

– Прости, это был слишком тяжелый для всех день. До ближайшей таверны еще пару часов пути, мы не успеем. Придется заночевать в лесу.

Он извинился?! Невероятно! Но вредничать я не стала, а всего лишь спросила:

– Может, стоило остаться в той деревне?

– Нет, – он покачал головой. – Ты же знаешь, я нигде не могу останавливаться надолго. Хватит и того, что родственники погибших видели меня, они сообщат о кровавой бойне, и вскоре здесь будет много людей… которые меня знают. Не хочу отказываться от своих планов ради теплой постели. Прости, Ника, – повторил он.

Я вздохнула.

– Ладно, в лесу так в лесу. Впрочем, еще не факт, что я буду ночевать с тобой, учитывая вчерашний день… Хотя ничего нельзя знать наверняка.

Мы осторожно спешились и направили лошадей вглубь леса. Сначала я боялась, что в темноте нам далеко не уйти, но Дарт щелкнул пальцами, и над нашей головой зажглись два маленьких голубоватых магических шара. Их света было достаточно для того, чтобы пробираться между деревьями, не опасаясь переломать ноги.

Вскоре мы вышли на небольшую поляну, окруженную плотным кустарником и пушистыми елями. Привязав лошадей, Дарт быстро собрал хворост и соорудил костер, а чтобы не сидеть на голой земле, нарвал лапника и постелил на него свою куртку. Я уселась на нее, обхватив колени руками, а мой спутник снова щелкнул пальцами, и пламя весело побежало по сухим веткам, разгораясь все сильнее. Я наблюдала за огнем, чувствуя, что прихожу в себя, и даже начала улыбаться. Дарт странно посмотрел на меня, усаживаясь рядом. Я заметила его взгляд и пояснила:

– Огонь всегда успокаивал меня. Я могу смотреть на него часами.

Если он и удивился, то никак этого не показал. А затем сел ближе, обнял меня одной рукой и прижал к себе. Я склонила голову ему на плечо и поежилась.

– Замерзла? – он приподнял меня и усадил к себе на колени. Заметив мой всполошенный взгляд, недовольно фыркнул: – Пожалуйста, не надо считать, что я к тебе пристаю. Но целительским даром Аскания меня не наделила, а я совсем не хочу, чтобы ты заболела.

Я улыбнулась, обняла его за шею, уткнувшись в нее носом, и спросила, не поднимая глаз:

– Там были те, кого ты знал?

Руки Дарта напряглись, но он все же ответил:

– Да. И очень многие являются… являлись моими друзьями.

– Кто это мог сделать?

– Не знаю, – заметил он с сожалением. – Но обязательно выясню, и тогда кому-то очень сильно не поздоровится.

Я сразу поверила, что именно так оно и будет.

– Когда мы прибудем в Обитель Оракула?

– Если повезет, то завтра вечером, – ответил Дарт. – И очень хотелось бы успеть до заката, иначе Оракул нас не примет, и придется ждать утра. Правда, мне нужно побывать в Андонии, это небольшой город недалеко от Обители.

– Ты же избегаешь городов и прочей публичности? – удивилась я.

– Это не займет много времени, – ответил он. – И потом, он всего в получасе езды до цели нашего путешествия, и нас уже никто не успеет остановить. Мне бы хотелось покончить с этим как можно скорее – я нужен дома, и не могу позволить себе заниматься исключительно личными делами.

Я вздохнула и покрепче прижалась к Дарту. Видимо, завтра наш последний день. А потом он уедет к себе домой или к своему начальнику, будет искать тех, кто убил его друзей, а я… в лучшем случае вернусь домой.

Он осторожно взял меня за подбородок и развернул к себе.

– Ника? – в его голосе сквозило беспокойство.

– Ты опять оказался прав, Дарт, – снова вздохнула я. Он удивленно поднял брови, а я едва слышно прошептала: – Поцелуй меня, пожалуйста.

Я закрыла глаза, радуясь, что краску, залившую мои щеки, всегда можно списать на отблеск костра.

Исподволь ждала насмешек или издевок с его стороны, но ничего подобного не случилось. Дарт осторожно прикоснулся губами к моим губам, и я, не задумываясь, ответила на его поцелуй. И почувствовала, что окружающий мир меняется. Молочно-белая дымка окутала нас, и я что было силы вцепилась в Дарта.

– Не уходи, – едва слышно прошептал он, но я понимала, что ничего не могу изменить.

– Пожалуйста, обещай дождаться меня! – крикнула я, прежде чем туман полностью закрыл его лицо.

– Обещаю…

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть