Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Каботажный крейсер. Ковчег
8

– Император, вам не туда! Шлюз в другой стороне.

– Отстань, – отмахнулся от Ара-Беллы Блад, направляя свои стопы к каюте Алисы.

– Но все уже готово к инаугурации! Почетный караул…

– Подождет! – Пит на всякий случай на ходу сорвал с себя кулон власти и затолкал в карман.

Капитан был зол. Мало того, что подняли ни свет ни заря, не дав толком похмелиться (стресс накануне он снимал не одним стаканом), так еще и с подружкой объясниться не дают. А подружка фордыбачит. Наотрез отказывается выходить из своего убежища.

– Алиса, выходи! – начал долбиться в дверь ее каюты Блад.

– Не выйду! – донесся до него из-за двери сердитый голос девушки.

– Алиса, хватит дурью маяться.

– Это ты дурью маешься!

– Алиса, ты все неправильно поняла.

– Все я правильно поняла! Иди со своей ушастой на свою коронацию без меня. Я тебя ненавижу!

– Ну ё-моё, – расстроился Блад, – что за детский сад. Профессор, вы там?

– Там… в смысле здесь, – откликнулся из-за двери Лепестков.

– Объясните своей дочери…

Дверь открылась. На пороге стоял Фиолетовый.

– Извините, капитан, но у меня вопрос.

– Я слушаю, – хмуро буркнул Блад, вытягивая голову, чтоб за его спиной рассмотреть Алису.

– Наше присутствие на инаугурации обязательно?

– Нет, – ответила за Блада Ара-Белла.

– Но желательно, – сказал капитан.

– Почему? – требовательно спросил штурман.

– Потому что у меня предчувствия нехорошие.

– Вы уверены, что все дело в предчувствиях, капитан?

– Да!

– А вы уверены, что другой причины нет?

– Не твое дело, штурман! Я хочу, чтобы Алиса на коронации была рядом со мной, а не оставалась тут одна на корабле! – разозлился Блад.

– Она здесь не одна, – отчеканил штурман, – с ней ее отец и я. Извините, капитан, но ваша настойчивость в данном случае выглядит очень некрасиво. Она неуместна и просто неприлична! Девушка не хочет видеть вас. Все, до свидания!

Штурман захлопнул перед носом Пита дверь.

– Да как он смеет! – прошипела Ара-Белла. – Император, это оскорбление! Наказание за такое – смерть! Позвольте…

– Не позволю. – Блад раздраженно махнул рукой и направился к переходному шлюзу. – Ты что, совсем сдурела? За что смерть? За то, что Алиска бесится, а папа ее утешает?

– Я о Фиолетовом.

– Он друг семьи. Он за них трясется, потому что любит. Помнишь, как он на Лимбо психанул, когда Алису с папой захватили?

– Не очень. Если припомните, на Лимбо вы на меня Нолу натравили.

– А не фига было неправильно руками махать. Впрочем, это теперь уже не важно. Никого не трогать!

– Как скажете, император, – пожала плечиками Ара-Белла.

– Надеюсь, никто больше не отлынивает от процедуры моей коронации?

– Не волнуйтесь, император, без свиты вы не останетесь. Компания тут собралась, конечно, жуть, но вас здесь любят. Ур, правда, брыкался, когда на него парадный костюм надевали, кричал, что белый цвет ему не к лицу, в нем к мамонтам подкрадываться неудобно, но Зека дал ему хлебнуть валерьянки, и он успокоился. А Лилиан моих роботов вообще замучила. Раз двадцать заставляла свое платье перешивать. Да, впрочем, сами сейчас все увидите.

И Блад увидел. Его свита топталась возле переходного люка, ожидая виновника торжества. Все при параде, в специально пошитых киберами корабля для этого случая одеждах. Джим и Гиви были одеты по всей форме высшего эпсанского дворянства, со шпагами на боку. Они щеголяли в белоснежных камзолах военного покроя. Причем Гиви был в полковничьих погонах, а Джим оказался в звании майора, и это его явно раздражало.

– Ты чего так морщишься, Джим?

– Его в звании понизили, – хихикнул все еще неадекватный гном. Накануне им было выпито столько, что даже самопальный «Антиполицай» до конца в форму не привел.

– Вообще-то я полковник, – пробормотал Джим.

– Это в КОФЕ ты полковник, – осадила его Ара-Белла, – а на имперском корабле ты майор. Этот чин – потолок для юнги.

– Салага, – радостно хрюкнул Гиви.

– А его за что полковником сделали? – обиженно спросил салага.

– Согласно табелям о рангах бортмеханик на имперском корабле имеет чин полковника, – отрапортовала голограмма.

– Джимми, хочешь, адъютантом сделаю? – усмехнулся Блад. – Ара-Белла, адъютант при императоре на какой чин тянет?

– Генеральский, – откликнулась голограмма. – Но адъютант при императоре особо доверенное лицо, и такое назначение возможно только после приведения к присяге.

– Я присягал, – успокоил ее Джим.

– Я имею в виду истинную присягу. Клятву верности, данную на крови.

– Э-э-э… я вот тут подумал, – заволновался Джим. – Ну какой из меня адъютант? В таком возрасте и генерал… Не, не достоин. Я пока в майорах похожу.

Блад невольно улыбнулся и отечески похлопал юнгу по плечу.

– Ты уж майора сильно-то не обижай, – попросил он Гиви. – Молодой еще, зеленый.

– Так вот и я о том! Учить надо. Он у меня сортиры зубной щеткой драить будет! – под общий смех посулил гном.

– Ладно, с тем, что Гиви в таком чине, я согласен, но вот эта усатая сволочь почему полковник? – ткнул юнга пальцем в Фантика.

Надувшийся от важности кот тоже был с соответствующими погонами на белом кителе, из-под которого сзади торчал хвост. Он стоял на задних лапах, поддерживая передними длинный шлейф платья Лилиан.

– Он паж принцессы, – пояснила Ара-Белла, – а согласно табелям о рангах…

– Мы все поняли, – расхохотался Блад, окидывая взглядом остальных членов команды, составлявших его свиту.

Ура с Зекой тоже нарядили во все белое, только без погон, причем в руках у Ура была далеко не белая метриловая дубинка, которой он с наслаждением почесывал спину.

– Это ты ей мамонта завалил? – спросил Блад.

– Первого ей, – ответил за «дедушку» Зека, – но у него морда после этого попортилась. Я ему пояснил, что на подгон начальству такая не пойдет, и он второго голыми руками задушил.

– Охренеть, – пробормотал капитан, – а что с первым мамонтом?

– Он из него отбивную сделал. Его сразу жарить можно было. Все-таки метрил. В его дубинке тонны полторы.

– Уф… может, ее у него отобрать? – задумался Блад.

– На процедуре инаугурации, согласно ритуалу, ваши подданные и приглашенные на торжество гости обязаны быть при полном параде со своим фамильным оружием, – отчеканила Ара-Белла. – Кроме того, есть еще одна причина, не позволяющая отобрать у него дубинку.

– Какая? – спросил Блад.

– Он ее не отдает.

– Очень уважительная причина, – кивнул капитан. – Зека, а у тебя какое фамильное оружие?

– Во! – В руках академика появилось сразу шесть заточек, судя по всему, сделанных из ложек.

– Это фамильное? – закатился Блад. – Твои предки тоже через зону шли?

– Я буду основателем династии.

– Флаг тебе в руки и барабан на шею. Да, Ара-Белла, а почему академик с его дедушкой без чина?

– Они будут представлять почетных гостей с других созвездий, а заодно – народ.

– Я не ослышался? – вновь рассмеялся Блад. – Народ?

– Разумеется. Какая может быть инаугурация без народных масс?

– Логично, – окинул взглядом шестируких гигантов капитан. – Масса у них солидная. А что, персонал базы за народ не сойдет?

– Не сойдет, – отрицательно мотнула головой Ара-Белла. – Персонал базы целиком и полностью состоит из биороботов и конструктов разного назначения, включая оборотней и вампиров. Их смело можно назвать вашими подданными, но народом назвать нельзя.

– Как тут у вас все сложно. – Блад перевел взгляд на Лилиан. Наряд принцессы поражал. Она была облачена в элегантное платье с длинным шлейфом, которое плавно меняло свой цвет, периодически покрываясь радужной оболочкой. Вот оно нежно-салатовое, словно только что проклюнувшаяся из почек весенняя листва, вот уже ярко-зеленое, вот налилось багрянцем и желтизной. На мгновение Бладу показалось, что это листья падают с деревьев поздней осенью, но цвет снова сменился, и платье уже белое с голубым отливом. А в довершение ансамбля изящные туфельки, меняющие цвет вместе с платьем, и инкрустированная самоцветными каменьями золотая корона в роскошных белокурых волосах.

– Класс, – одобрительно кивнул Блад, любуясь нарядом эльфы, да чего уж греха таить, и ей самой. Выглядела Лилиан одновременно и трогательно, и эффектно. – Времена года. Чайковского б сюда. Он свои пьесы сделал бы еще шикарней.

– А кто такой Чайковский, Питер? Познакомишь? – проворковала Лилиан, пытаясь взять его под ручку.

– Это вряд ли, – ловко увернулся Блад. – Так, Ара-Белла, пора с этим цирком кончать. Что там у нас дальше по программе?

– Император шествует впереди, – строго сказала Ара-Белла, – свита следует чуть в отдалении. Ваше величество, вам пора надеть на себя символ власти.

Блад поморщился, но все же вынул из кармана кулон, нацепил его себе на шею. Дверь шлюза распахнулась, и капитан вместе со своей свитой вышел на антигравитационную платформу, которая начала плавно опускаться вниз.

– УРА-А!!!

Ур подпрыгнул.

– Меня зовут, аднака!

Зека успел перехватить своего дедушку, не дав ему сигануть вниз, туда, откуда неслось дружное, громогласное «УРА!!!». Да, встречу подготовили на славу. Плато, на котором возвышалась громада «Ара-Беллы», было идеально ровным, без малейшей выбоины, и теперь реально походило на нормальный космодром. От строений базы, теперь уже не подернутых туманной дымкой, до корабля пролегла зеленая ковровая дорожка, вдоль которой стройными рядами целыми полками стоял почетный караул, состоящий из оборотней и вампиров, на этот раз облаченных в серо-коричневую, под цвет окружающих гор, пятнистую форму. Впрочем, какие горы? Примыкавшие к плато скалы оказались вовсе не скалами, а гигантскими звездолетами, вершины которых терялись в облаках, и около каждого стояла навытяжку команда, пожирая глазами Блада.

– Ваш боевой флот, император, – гордо сказала Ара-Белла.

– Сколько их тут? – внезапно севшим голосом спросил капитан.

– В наземной части три тысячи кораблей, замаскированных под горные хребты. Мы сняли «зеркала» с немногих из них в районе космодрома только ради вас.

– А в неназемной части?

– За сто восемь тысяч лет, в строгом соответствии с инструкциями, базой была создана армада в двадцать миллионов кораблей.

– Сколько-сколько? – ахнул Блад.

– Двадцать миллионов.

– Писец КОФЕ! – нервно икнув, пробормотал за спиной капитана Джим. – Кэп, я тебе не говорил, как сильно тебя уважаю?

– Еще успеешь, – рассеянно пробормотал Блад. – Ара-Белла, я что-то не пойму: как такая прорва кораблей на Семицветике-то поместилась?

– Они не на Семицветике, – отрапортовала голограмма. – Часть из них, полностью экипированная нашей персональной военизированной охраной, легально охраняет базу под видом вооруженных сил Галактической Безопасности, держа под контролем звездное пространство в радиусе пяти световых лет в земных единицах измерения. Часть отдельными эскадрами рассредоточена по галактике под «зеркалами» в ожидании пробуждения корабля-матки. В данный момент они находятся в режиме консервации под наблюдением конструктов. Но, как только армады будут полностью укомплектованы экипажами, то после инаугурации будут готовы выполнить любой ваш приказ.

– С ума сойти… так вот зачем сюда так рвался Станиц. А конструкты эти самые без экипажа кораблями могут управлять?

– Те, что охраняют базу, да. Остальные управлять могут, воевать нет.

– Почему?

– Потому что более ста тысяч лет назад вы отдали такой приказ. Причем отдали его в довольно энергичной форме.

– Что, очень сильно матерился? – заинтересовался Блад.

За его спиной сдержанно хихикнула Лили.

– Еще как! – подтвердила Ара-Белла. – Но после инаугурации вы сможете данный приказ отменить.

– Пока не вижу смысла.

Платформа опустилась на землю. К ней подлетел флаер с открытым верхом, отдаленно напоминающий бронетранспортер, на котором была установлена трибуна, и застыл, паря в воздухе в нескольких сантиметрах от земли. На флаере стоял навытяжку такой же призрачный, как и Ара-Белла, Генерал.

– Личный состав базы Альфа-1 построен для торжеств по случаю инаугурации вашего величества.

– А трибуна-то зачем? – опешил Блад.

– На случай, если вы захотите сказать речь личному составу!

Генерал щелкнул призрачными каблуками, прижал левую руку, сжатую в кулак, к сердцу, а правой… отдал честь под козырек, приделанный к его роскошной шляпе. Блад стиснул зубы, чтобы в голос не заржать, так как стоящие в почетном охранении полки сделали то же самое. Зрелище было еще то! Козырьки были приделаны не только к шляпам командующих полками офицеров, но и к пилоткам рядового состава, застывших по стойке «смирно». А у вампиров на глазах до кучи были солнцезащитные очки!

– Ну вылитые Джеймсы Бонды, – умилился Блад. – И с козырьками вы все здорово придумали.

– Да, удачное решение, – согласился Генерал. – День солнечный, а большая часть личного состава предпочитает работать в ночное время. Солнечный свет им вреден.

Блад взобрался на «броневик», встал за трибуну и тоже отдал честь, приложив руку к своей шляпе.

– Братва, залезай! – распорядился он.

Братва полезла вслед за ним на «броневик».

– Император, пора толкать речь, – лукаво улыбнулась Лилиан. – Народ ее заждался. Сто тысяч лет – срок немалый.

– Не, мне этот цирк на хрен не нужен. Я лучше, как Брежнев с мавзолея, ручкой помахаю, – сказал Блад и начал делать народу ручкой.

– Ой, что-то это мне напоминает, – подозрительно сморщил лоб Джим.

– Кончай хмуриться. Ты улыбайся. Ручкой, как я, махай.

– Да меня от этого махания с трибуны до сих пор рука… – Джим поперхнулся. – Короче, как вспомню, сразу же тошнит.

– Слушай, давно спросить хотел: Мавзолей Ленина снесли?

– Да ты что, кэп, охренел? – опешил юнга. – Он до сих пор на Красной площади. Э! Император, а ты точно из Эпсании? Может, все-таки с Земли?

– На дурацкие вопросы не отвечаю. Забыл, откуда меня выдернул?

Лилиан навострила ушки. Заметив это, Блад махнул рукой.

– Поехали!

«Броневик» послушно поплыл в сторону строений базы под громогласный рев тысяч луженых глоток.

– УРА!!!

– УРА!!! – пытался переорать их Ур, стуча пятью руками себя в грудь, шестой потрясая в воздухе дубинкой. Ему очень нравилось внимание к своей персоне.

Блад тоже «делал ручкой», любуясь на личный состав базы, о котором, как, впрочем, и о самой базе, отдыхавшие на модных курортах толстосумы даже не подозревали.

– Жаль, что там одни мужики, – вздохнул Блад.

– Почему? – улыбнулась эльфа.

– Классика жанра нарушается, – пояснил капитан и с чувством продекламировал: – «Кричали женщины «ура» и в воздух чепчики бросали!»

В воздух тут же взмыли тысячи пилоток и шляпы офицеров.

– Зека, Ура держи! – всполошился Блад.

Академик едва успел перехватить своего дедушку, который в запале чуть не запустил дубинку в воздух, причем не вверх, а, повинуясь охотничьим инстинктам, прицельно, в ближайшего офицера.

– Генерал, а побыстрее нельзя? – занервничал император. – А то как бы моя свита личный состав не проредила.

«Броневик» резко прибавил скорость, заставив капитана схватиться за трибуну, а его свиту за него, чтобы не грохнуться, со свистом пролетел сквозь строй, нырнул в распахнутые ворота базы и помчался по бесконечно длинному тоннелю вглубь скалистых гор. Еще минута, и он вынес их в просторный зал.

– А вы еще сомневались, что он Истинный, – укорила Генерала Ара-Белла. – Кто, кроме него, так лихо может провести парад?

– Да я уже не сомневаюсь.

Император со своей свитой спрыгнули с «броневика» и начали озираться. Да, тут было на что посмотреть. Громадный, отделанный розовым мрамором зал с роскошным то ли золотым, то ли золоченым троном у дальней стены весьма впечатлял. По обе стороны трона стояли группы дородных господ в пестрых одеждах с пухлыми животиками. Но Блад на них не смотрел. Он взирал на статую за троном метров под двадцать в высоту. Статую, изображавшую его, Питера Блада, в элегантном камзоле, рубашке с кружевными манжетами и жабо. И, разумеется, в роскошной шляпе с пушистым пером.

– Впечатляет, – прошептала Лилиан.

– А меня нет, – сердито сказал Блад, глядя на статую, левая рука которой была прижата к сердцу, а правая вскинута в нацистском приветствии. – Это что такое, Генерал? – грозно вопросил он голограмму.

– Извините, ваше императорское величество, не успели исправить под новые реалии. Перед отлетом в зону Бэтланда вы уже проявляли недовольство по этому поводу, но, когда у вас попросили разрешения на реконструкцию…

– Неужели отказал? – удивился Блад.

– Мягко говоря, да, – кивнул Генерал.

– Похоже, отказ был далеко не мягким, – тихонько рассмеялась эльфа.

– Что есть, то есть, – вздохнул Генерал. – Вы очень нервничали перед тем отлетом. Не скажете почему?

– Вспомню, скажу. А это безобразие…

– Завтра же переделаем!

– Завтра же уберете! А пока я к ней спиной буду стоять.

– На фоне своей статуи, так выгодно подчеркивающей ваше величие, сидя на троне в ее ножках, вы будете выглядеть просто изумительно, – нейтральным голоском сказала Лилиан. Огромные глазищи эльфы при этом откровенно смеялись.

– Вы слышали, Генерал? Даже моя свита ржет. Немедленно убрать!

В зале тут же появилась толпа рабочих с инструментами, потеснив группы возле трона. Засверкали лазерные резаки, и, как только статуя отделилась от основания, обслуживающий персонал растаял в воздухе вместе со статуей, телепортировавшись в неизвестном направлении.

– Совсем другое дело, – кивнул довольный Блад. – А то расслабились без меня тут на укропе. Но ничего, я быстро порядок наведу.

– Мы будем счастливы служить вашему величеству! – вытянулся Генерал.

– Вольно, – благодушно махнул рукой капитан. – А это кто такие? – обратил он наконец внимание на пухленьких господ.

Их было семь человек в красочных парадных камзолах. Причем каждый камзол имел строго свой цвет – красный, оранжевый, зеленый…

– Позвольте вам представить верховных правителей Семицветика. – Генерал сделал знак, и толстячки приблизились. – Каждый из них отвечает за свой сектор Радуги…

– Так местные власти знают о базе? – изумился Блад.

– Местные власти, и вся эта планета и есть база, – улыбнулся Генерал. – Здесь только тайный, закрытый для посторонних глаз, космодром и координационный центр. Главная задача Радуги – копить средства и строить на них звездный флот до появления Истинного. Созданный нами курорт идеально подходит для этой цели. Многие правители уже просадили здесь свои королевства и звездные империи, которыми теперь закулисно правим мы, и если ваше величество будет испытывать недостаток в энергетических, сырьевых и человеческих ресурсах, целые звездные системы окажутся в вашем распоряжении. Немногие о том знают, как не знают и того, кто правит здесь. Все думают, что зоны Семицветика принадлежат подмявшим под себя определенный сектор корпорациям, которые возглавляют финансовые воротилы, а на самом деле ими правим мы. Итак, биоконструкт первой категории, правитель Красной зоны господин Ротшильд.

Пухлый господин в красном камзоле склонился перед Бладом.

– С такой фамилией и в Красной зоне? – ужаснулся капитан.

– Э-э-э… – растерялся Генерал.

– Дальше, – приказал Блад.

Следующим перед Бладом прогнулся господин в оранжевом камзоле.

– Правитель Оранжевой зоны господин Рокфеллер.

– Такие крупные финансовые воротилы в соседних зонах и до сих пор не передрались? Поразительно!

Генерал закатил глаза и, уже не обращая внимания на реплики императора, продолжил представление. Как только оно было закончено, денежные тузы, пятясь задом и беспрерывно кланяясь, вернулись на свое место.

– Ну что там у нас дальше по программе? – деловито спросил Блад.

– Процедура инаугурации в присутствии ваших подданных, почетных гостей и свиты.

В зал, чеканя шаг, вошли подданные Блада, только что стоявшие в почетном карауле, и стройными рядами встали вдоль стен, окольцевав живым щитом императора и его свиту вместе с почетными шестирукими гостями, изображавшими народные массы. В центре зала, прямо из пола выросли каменный постамент и колонна, увенчанная сиреневым кристаллом, не уступающим размерами тому, что висел в виде кулона на груди капитана. На постаменте лежал ритуальный кинжал, и Блад сразу понял его назначение.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть