Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Килкенни
Глава 10

Бен Тетлоу ждал Килкенни у хребта на Тексас Флэт. Он очень устал за последние дни, и Лэнс сразу заметил темные круги у него под глазами.

— Мы уже выбрали вашу тысячу голов, — сказал Бен. — Старались отбирать помоложе.

Килкенни осмотрел свое стадо и остался доволен.

— Пересчитывать не буду, Бен. Достаточно вашего слова.

Бен привстал в стременах и выкрикнул несколько команд своим ковбоям. Стадо пришло в движение. Килкенни смотрел на сплошной поток животных и ощущал незнакомую радость от того, что стадо принадлежит ему. Теперь он был владельцем богатого ранчо и у него наконец-то есть свой дом.

— Хорошее место у вас в горах? — спросил Бен.

— Лучшее в округе.

Бен помолчал и снова заговорил.

— Что будет с моим отцом?

— Трудно сказать. Времена меняются, и люди хотят видеть, что Закон действительно существует и никому не позволено нарушать его.

— А эти перемены касаются ганфайтеров? Ну, например, как вы и Хэвеленд?

— Ганфайтеры, Бен, вымирают, как бизоны. Наше время заканчивается. Поэтому я и купил себе стадо. Хочу спокойно жить у себя на ранчо и держаться подальше от неприятностей.

Килкенни говорил, а сам с тревогой поглядывал на узкое ущелье между Тексас Кэньйон и Норс Форк, через которое им предстояло пройти. Словно прочитав его мысли, Кэйн Брокмэн проскакал мимо и направился в Тексас Кэньйон, а Шорти погнал своего коня к Норс Форк.

— Человек должен меняться вместе со временем, — продолжал Лэнс. — Нельзя цепляться за прошлое. Для людей моей профессии это означает смерть. Не сейчас, так через месяц или через год. Ганфайтеры почти ни когда не умирают своей смертью.[10]Из наиболее известных ганфайтеров только Бэт Мастерсон (настоящее имя Уильям Барклай Мастерсон), Уайт Эрп и Билл Тилгмен дожили до преклонных лет и видели закат эры ганфайтеров.

После полудня они сделали привал, чтобы пообедать К этому времени вернулись Брокмэн и Шорти.

— Ну что? — спросил Килкенни, когда Брокмэн соскочил с седла и подошел к нему.

— Я видел там следы. Похоже, Хэвеленд со своими людьми уже знает о нас.

— Сколько их?

— В Тексас Кэньйоне, судя по следам, было человек пять или шесть. Но Шорти говорит, что на Норс Форк тоже кто-то был.

Килкенни кивнул и подошел к Бену Тетлоу, который ел вместе со своими ковбоями.

— Хэвеленд со своими где-то здесь неподалеку. Если он появится, то вы, ребята, занимайтесь стадом и не вмешивайтесь. Мы справимся втроем — он внимательно осмотрел небритые запыленные лица. Все эти люди работали на Фор Ти и знали тех, кто был сейчас с Хэвелендом. Они молча жевали бобы с мясом, не поднимая глаз на Килкенни.

— Втроем против двадцати или тридцати человек? — спросил кто-то. Лэнс не ответил.

— Я вот что скажу, — Дэнни Стайгер доел остатки бобов и поднялся. — Хэвеленд никогда мне не нравился, так что, если понадобится, можешь рассчитывать и на меня.

— Спасибо, Дэнни, — кивнул Лэнс.

— А я уж лучше буду смотреть за стадом, — сказал другой ковбой.

Остальные ждали, что скажет Бен. Он почувствовал их молчаливый вопрос и поднял голову.

— Вот что, парии. Я взял на себя обязательство доставить стадо в долину и не намерен менять решения. Если кто-то из вас собирается стать на сторону Хэвеленда и Энди, то пусть лучше уезжает прямо сейчас. Те из вас, кто хочет помогать Килкенни, могут это делать. Кто не желает драться, пусть занимается стадом. Я, например, именно так и сделаю, потому что не могу стрелять в собственного брата. И еще одно. Если вы хотите помочь Килкенни, то не рассчитывайте, что Энди не будет стрелять в вас, потому что знает в лицо.

Он хотел добавить еще что-то, но передумал и отошел в сторону.

Вздымая клубы пыли, стадо медленно двигалось на север. Килкенни держался далеко впереди, чтобы пыль не мешала видеть дорогу. Кэйн Брокмэн, казалось, дремал в седле, но на самом деле был начеку, уверенный, что без драки не обойдется.

Оглядываясь по сторонам, Лэнс вдруг почувствовал в воздухе запах недавно осевшей пыли и тут же заметил следы четырех лошадей, пересекавших дорогу. Он повернул коня и направил его по следам. За большим камнем ярдах в пятидесяти от дороги стояли четыре всадника.

Песок скрадывал стук копыт, и они не слышали Килкенни, наблюдая за приближающимся стадом.

— Интересуетесь коровами, джентльмены? — спросил Лэнс.

Они разом повернулись, изумленные его внезапным появлением.

— Тебе-то что за дело? — мрачно спросил один из них.

Килкенни подъехал поближе, чувствуя, как в груди у него закипает ярость. Впервые он защищал не только собственную жизнь, но и свое с Ритой будущее. Эти вспышки бешеной ярости, которые он иногда испытывал, раньше очень беспокоили его. Если их не контролировать, то можно стать обыкновенным убийцей, убивающим людей просто потому, что у него плохое настроение. Но сейчас Лэнс и не пытался подавить эту ярость.

— Это стадо принадлежит Фор Ти, пока не окажется на моем ранчо, и мне не нравится, что вы крутитесь вокруг.

Они молча смотрели на него.

— Ну что же вы, черт возьми?! Вас четверо против меня одного! Беритесь за револьверы или убирайтесь отсюда!

У широколицего, средних лет ковбоя, задергалась щека.

— Это ты мне говоришь, чтобы я убирался?! — его рука уже легла на рукоять револьвера, когда Килкенни вонзил шпоры в бока своего коня, который встал на дыбы и грудью обрушился на лошадь ковбоя. Та опрокинулась на землю, придавив седока, а Лэнс был уже среди оставшихся троих ковбоев. Револьвер был у него в руке, но он не стал стрелять, а наносил удары стволом кольта. Один из ковбоев свалился с седла, получив удар по голове, второму стволом распороло щеку, и он, пришпорив коня, бросился наутек. Третий ковбой, пораженный такой свирепой яростью, поспешно поднял руки.

— Все, все! Не надо! Уймись… Лэнс остановился и взял себя в руки.

— Ну-ка, помоги своему приятелю выбраться из-под лошади! — приказал он.

Ковбой начал быстро отстегивать револьверный ремень.

— Не надо, — остановил его Лэнс. — Пусть револьверы останутся у тебя на случай, если решишь испытать судьбу.

Ковбой, стараясь не делать резких движений, слез с седла и помог товарищу.

— Ты же мне ногу сломал, — стонал тот.

— Когда играешь в такие опасные игры, амиго, надо понимать, чем рискуешь, — сухо заметил Килкенни, но, тем не менее, тоже сошел с коня, чтобы помочь. — Надо вправить кость, так что придется тебе потерпеть.

Вдвоем они поставили кость на место и туго привязали к ноге кусок дерева. В это время начал приходить в себя другой ковбой, получивший удар по голове.

— Забери у него оружие, — приказал Килкенни помогавшему ему ковбою.

Тот удивленно взглянул на него.

— Ты доверяешь мне взять у него оружие? Лэнс кивнул.

— Доверяю. Ты, может, и крутой парень, но ведь не дурак…

К вечеру стадо было уже в долине. Бен Тетлоу с восхищением смотрел на изумительную панораму, открывшуюся перед ним.

— Бог мой, какая красота! — невольно вырвалось у него, когда они с Килкенни стояли на гребне хребта.

— Да, Бен, это и есть мой дом, — просто ответил Лэнс.

Переночевав в долине, Бен и его люди уехали, а Килкенни остался с Брокмэном и Шорти. Хэвеленд никак не давал о себе знать.

Через два дня Лэнс привез на ранчо Риту, которая ждала его на Кей Ар вместе с Бриго.

Шорти ожидал их на веранде.

— Тебя ждут, Лэнс. Джек Тетлоу прислал человека. Хочет поговорить с тобой.

Килкенни оглядел незнакомца.

— О Хэвеленде что-нибудь слышно?

— Большинство людей ушло от него, — ответил незнакомец. — Теперь с ним не более пяти человек. Энди тоже там.

— Что нужно Тетлоу?

— Он не сказал. Старик крепко сдал в тюрьме.

Оставив лошадей в городской конюшне, Килкенни и Брокмэн пришли в офис шерифа.

— Рад видеть вас, джентльмены! — Мэйси с улыбкой встал им навстречу. — Тетлоу хотел видеть вас, Лэнс.

— Как дела в городе?

— Лучше не бывает. За две недели ни одной драки. Шериф показал Килкенни, где находится камера Тетлоу. Хэвеленд и Энди так и не попытались освободить его.

— Не думал, что ты придешь, — Джек Тетлоу подошел к решетке.

Некоторое время они молчали, рассматривая друг друга. Лэнсу показалось, что Тетлоу почти не изменился, только взгляд у него стал еще более тяжелым и жестоким. Но сейчас в его глазах отражалось странное мрачное торжество. Килкенни был озадачен, Тетлоу молчал и, похоже, не собирался говорить, зачем хотел видеть его.

— Я купил часть вашего стада у Бена, — сказал Лэнс, чтобы прервать затянувшееся молчание. Тетлоу по-прежнему молчал.

— Вы хотели поговорить со мной? — спросил Лэнс, подавив растущее раздражение.

— А я передумал, — ответил Тетлоу и отвернулся. Лэнс встревожился. Что-то здесь было неладно. Он оглянулся на пустой коридор и снова внимательно посмотрел на Тетлоу.

— Тогда я пошел…

— Просто мне хотелось посмотреть, как выглядит человек перед смертью, — не поворачиваясь, глухо проговорил Тетлоу.

Килкенни быстро прошел обратно по коридору и вошел в офис Мэйси. Шериф повернулся к нему.

— Чего он от вас хотел?

Не отвечая, Лэнс вышел на улицу и застыл.

Посреди мостовой стоял Энди Тетлоу, но смотрел он не на Килкенни, а на Кэйна Брокмэна, который тоже не сводил с него глаз. Улица была пуста.

— Ну что, Брокмэн! — голос у Энди был уверенный. — Начнем?

Кэйн вышел на середину улицы и остановился, чуть наклонив голову и опустив руки так, что ладони едва не касались рукояток револьверов.

Килкенни отлично понимал, что происходит, и видел, как удивлен Тетлоу. Очевидно, Хэвеленд, который знал Брокмэна еще по старым делам, ничего не сказал Энди о грозной репутации Кэйна. Было ясно, что Энди не ожидал увидеть перед собой ганфайтера, но был достаточно опытен, чтобы сразу узнать такового в Брокмэне.

— Ты умрешь, Брокмэн! — крикнул он, подбадривая сам себя.

Кэйн, по-прежнему молча, медленно двинулся к нему. Энди отступил на шаг и быстро выхватил револьвер.

Его палец был уже на спусковом крючке, когда рявкнул тяжелый кольт Брокмэна. Пуля ударила в плечо Энди, и его выстрел был неудачным. Вторая пуля попала Тетлоу в грудь, и он вцепился в перила моста, чтобы не упасть, а Брокмэн все шел на него, стреляя без остановки, пока изорванное пулями тело Энди, проломив перила, не рухнуло в ручей.

Из офиса вышел Лил Мэйси и остановился рядом с Килкенни.

— Похоже, в этих местах неважный климат для семьи Тетлоу, — сказал Брокмэн, повернувшись к ним и перезаряжая револьвер.

— Смотрите в оба, ребята, — предупредил Мэйси. — Он вряд ли пришел сюда один.

Килкенни думал точно так же. Джек Тетлоу наверняка послал за ним, чтобы дать возможность Хэвеленду убрать Брокмэна, а тот поручил это Энди, не предупредив, что придется иметь дело с профессиональным ганфайтером. Что ж, похоже на Хэвеленда.

— Кэйн, ты пока давай, быстро купи, что нам нужно, а я заберу наших лошадей, и возвращаемся домой.

В огромной конюшне царил полумрак, кое-где рассеченный яркими лучами солнца, пробивающимися сквозь небольшие окна, над самой крышей. Лэнс отвязал своего коня и повернулся к жеребцу Брокмэна, когда в дальнем конце конюшни за рядами пустых фургонов блеснула шпора. Хэвеленд! Лэнс осторожно прокрался к ближайшему фургону и тихо присел, пытаясь рассмотреть что-нибудь между колесами. Глаза его скоро. привыкли к полумраку, но Хэвеленда за фургоном не было. Лэнс поднялся, и тут же грохнул выстрел. Пуля прошила фургон у него над головой. Он бросился на землю, выхватил револьвер, откатился в сторону и дважды выстрелил. С матерчатого верха одного из фургонов соскользнуло ружье и свесилась окровавленная рука. Лэнс не видел, кто это, но был уверен, что не Хэвеленд. Сколько с ним людей? Говорили, что не больше пяти. Энди мертв, этот тоже. Значит, еще, как минимум, трое. Опустившись на колено за колесом фургона, Лэнс прислушался. Они должны спешить, ведь в городе наверняка слышали выстрелы. Справа, в проходе между фургонами, послышались осторожные мягкие шаги. Где-то близко, слева, чуть звякнул металл. Двое. Заходят с разных сторон. Лэнс бесшумно встал на колено и влез на фургон. Сверху он сразу увидел двоих ковбоев, осторожно идущих по проходу навстречу друг другу. Обычно Лэнс редко пользовался обоими револьверами, но сейчас выбора не было, и оба кольта загрохотали в его руках Одного противника он убил сразу, второй успел выстрелить, но тут же выронил винтовку и схватился за окровавленное лицо. Лэнс спрыгнул на землю и встал в проходе между рядами фургонов.

— Хэвеленд! Что же ты прячешься?! Ты ведь хотел встретиться со мной!

Хэвеленд неслышно появился из полумрака в двадцати шагах от него. Их выстрелы загремели одновременно. Пуля обожгла правый бок Лэнса, но он увидел, как Хэвеленд пошатнулся. На груди у него расплывалось темное пятно крови. Еще секунду он смотрел на Килкенни ненавидящим взглядом, а потом упал на грязную солому конюшни.

Лэнс некоторое время стоял неподвижно, прислушиваясь. После грохота выстрелов тишина была просто оглушительная. Он пошел было к выходу, но, уловив позади шорох, резко обернулся, вскинув кольт. Ди Хэвеленд, окровавленный, грязный, снова стоял на ногах и уже поднимал револьвер, когда Лэнс выстрелил. Тяжелая пуля угодила Хэвеленду в зубы, превратив лицо в кровавое месиво, и труп ганфайтера упал на землю.

Рита ожидала Килкенни и Брокмэна на веранде дома. Кэйн приветливо махнул ей рукой и поехал к конюшне, а Лэнс остановился и сошел с коня.

— Рита! — он обнял ее и вдохнул аромат ее волос. — Ты знаешь, в Хорсхэде пока нет церкви, и я вот подумал, может, нам съездить туда, где она есть?

Рита подняла голову и вопросительно посмотрела на него

— Да, — кивнул он. — Все кончено. Теперь мы можем жить спокойно.

Он поцеловал ее в губы, и она горячо и нежно отвечала на его поцелуи. Время для них остановилось.

И только шепчущий в соснах ветер бесконечно повторял нежные слова любви над Долиной Шепчущих Ветров.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть