Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Килкенни
Глава 2

Разумеется, Килкенни прекрасно отдавал себе отчет, что в лице Тетлоу имеет смертельного врага, поэтому не собирался облегчать ему задачу и поехал не прямо к своей долине, а долго запутывал следы. Он сделал большой, в несколько десятков миль, крюк и заночевал в пещере. Только утром, убедившись, что за ним никто не следит, Лэнс добрался до своего дома. Поставив вариться кофе, он расседлал и почистил обеих лошадей, а уж потом сел завтракать сам.

Он выбрал себе спокойную жизнь и уединенное место, но даже здесь назревали неприятности. Зная нрав местных фермеров и владельцев ранчо, можно было быть уверенным, что Тетлоу придется драться за землю, которую он хочет купить или отобрать у них, что, в данном случае, одно и то же. Даже если бы не Рита и не убийство сына Тетлоу, симпатии Лэнса были на стороне фермеров. Это была их законная земля, и никто не смел отобрать ее. Впрочем, для Тетлоу, судя по всему, закон ничего не значил.

Мысли Лэнса снова обратились к Рите. Они встретились три года назад. Она была хозяйкой салуна на техасской границе, который унаследовала от отца. Продать его было трудно, поэтому ей пришлось самой управлять делами. Еще хорошо, что друг ее отца, мексиканец Хайме Бриго, помогал в этом. Лэнс и Рита сразу, едва познакомившись, поняли, что нашли друг друга. А потом Килкенни ушел. Его профессия, когда каждый день рискуешь жизнью, вряд ли была приемлема для любой женщины. Рита любила его и день за днем была в страхе, вернется ли он сегодня живым или какой-нибудь ганфайтер, зарабатывающий себе репутацию, застрелит его. Она никогда на это не жаловалась, но все равно Лэнс ушел. Ему было больно видеть, как она страдает, а бросить профессию ганфайтера невозможно, особенно, если ты знаменит. Десятки людей желают твоей смерти. Одни — для поддержания своей репутации, другие — чтобы держать в страхе окружающих, третьи — просто так, по причине дурного настроения.

На следующий год они встретились в Нью-Мексико. где Килкенни пытался осесть, покончить со своей профессией и обзавестись домом. Снова некоторое время он и Рита жили вместе, но его нашли. Рита оказалась в опасности вместе с ним. А теперь судьба сводит их в третий раз. Ждала ли она его? Или решила начать свою жизнь? А может, у нее есть уже другой? При этой мысли Лэнсу стало не по себе.

Три дня он работал до изнеможения, чтобы не мучить себя этими мыслями. С помощью инструментов, которые купил в Хорсхэде, он сделал конюшню и амбар для будущего урожая, но на четвертый день не выдержал, оседлал коня и поехал в Хорсхэд.

Возле магазина напротив Вэствотэр-отеля стоял экипаж, запряженный четверкой лошадей с клеймом 4Т. Это было клеймо Тетлоу. Рядом стояли еще несколько лошадей с тем же клеймом и одна с клеймом Кей Ар. Лэнс поспешно соскочил с седла и вошел в ресторан Вэствотэр-отеля.

Едва он переступил порог, как седовласый крепкий мужчина с холодными голубыми глазами поднял голову и с изумлением посмотрел на него. Лэнс поспешно отвернулся и сел за стол у окна. Но это не смутило незнакомца. Он поднялся, подошел к его столу и сел напротив. Килкенни понравилась его независимость и аккуратность одежды.

— Меня зовут Долан.

— Я — Трэнт.

— Я хорошо помню вас, майор… Трэнт. Лэнс внешне равнодушно посмотрел на него. Он закончил войну между Севером и Югом, как майор Килкенни.

— Слышал, вы тоже были с генералом Шериданом, мистер Долан.

— Вы меня не помните, но у меня есть причина помнить вас. Была заварушка в одной деревне в Миссисипи. Вы приехали туда с десятью солдатами, но против вас было пятьдесят человек и пришлось отступить.

— Да, туговато там пришлось.

— Один раненый солдат отстреливался от конфедератов больше часа, прежде чем вы приехали. Вы узнали об этом, уже когда отступили.

— Да, припоминаю. Местная женщина сказала мне об этом.

— Вы вернулись назад к солдату, несмотря на сильный огонь, застрелили троих солдат противника и еще троих убили ножом, когда они ворвались в конюшню.

— Судя по вашим словам, я был отчаянным парнем, но на самом деле мне просто повезло. Они вскочили со света в полумрак и почти ничего не видели. — Лэнс внимательно посмотрел на Долана и чуть усмехнулся. — Однако вы хорошо изучили героические эпизоды моей жизни.

— Я был тем самым раненым солдатом, которого вы спасли. Я обязан вам жизнью.

— Ничем вы мне не обязаны. Мы были солдатами одной армии.

Долан зажег сигару и, выпустив клуб дыма, продолжал:

— В этих местах два владельца самых крупных стад — Кей Ар и 4Т скоро сцепятся друг с другом. Мы можем выгодно использовать это.

Килкенни некоторое время молчал.

— На Тетлоу работает Ди Хэвеленд, — медленно произнес он, глядя в глаза Долану. Долан вздрогнул.

— Хэвеленд? Здесь?

— Так что присматривай лучше за своими делами, Долан, — экс-сержант не выдержал взгляда Килкенни и опустил глаза. — И будет спокойнее для нас обоих, если ты оставишь Кей Ар в покое.

Доллан снова поднял на него глаза.

— Значит, вы не хотите, чтобы я вмешивался? А Тетлоу?

— Если он тронет Кей Ар, я повидаюсь с ним. Долан раздраженно забарабанил пальцами по столу.

— Значит, мне не влезать в это дело и упустить хорошие деньги?

Лэнс улыбнулся.

— По-моему, у тебя дела идут совсем неплохо. Долан ухмыльнулся в ответ.

— Неплохо, но бизнес рисковый, — он поднялся. — И тем не менее, помните, что я ваш друг, и уж, во всяком случае, не буду на стороне врага.

Лагерь 4Т или, как называли его Тетлоу со своими людьми, Фор Ти,[5]4Т — на английском звучит как Фор Ти. был на восточной окраине города. Тетлоу и три сына, Финеас, Энди и Бен, сидели в экипаже. Джек говорил об убитом сыне и о его убийце.

— Я найду его, мальчики, и он пожалеет, что родился на свет!

— Отец! Зачем нам эти неприятности? Ты же знаешь, каким он был, вечно нарывался, и тут некого винить, — тихо ответил Бен.

Глаза Тетлоу стали бешеными.

— Ты что, забыл, что он был твоим братом? К ним подошел Ди Хэвеленд, и старший Тетлоу не стал тратить время на дальнейший спор.

— Ранчо Браши Бэйсин принадлежит Карсону. Мы едем повидать его. Энди, останешься с нашим стадом. Со мной поедут Ди, Фин, Бен и возьмем Круза и Стилвела.

Неохотно, зная, что спорить бесполезно, Бен сел в седло и последовал за остальными.

Ранчо Карсона было небольшим. Сам хозяин ждал их на веранде дома.

— Мир вам, добрые люди. Заходите и разделите мою трапезу, — пригласил он.

— Сколько ты хочешь за свою землю? — не отвечая на приветствие, спросил Тетлоу.

Карсон удивленно взглянул на него.

— Да я и не собираюсь продавать. Впервые в жизни у меня собственный дом, есть даже свое стадо…

— Сколько?! — нетерпеливо перебил его Тетлоу. — Называй цену. Мне некогда.

Карсон обеспокоено оглядел их.

— Вот, значит, в чем дело! А я-то думал, куда же вы денете свое огромное стадо… В общем, земля не продается.

— Даю тысячу долларов, — предложил Тетлоу. — Бери деньги, лошадь, и уезжай.

— Да вы с ума сошли! — Карсон начал нервничать. — У меня четыреста голов скота и семь тысяч акров земли, а вы говорите — тысячу долларов.

Они молча смотрели на него.

— Последний шанс, — предупредил Тетлоу. — Тысяча долларов и конь.

— Идите к черту! — крикнул Карсон и метнулся к двери.

Грохнул выстрел и он упал, царапая в агонии доски веранды.

— Вы все видели, — пустым голосом произнес Хэвеленд. — Он потянулся за револьвером.

Бен побледнел и посмотрел на остальных, но лица отца и братьев были равнодушными.

— Фин, — позвал Тетлоу сына. — Ты поедешь в город и расскажешь шерифу, как все случилось, а мы поедем дальше на ранчо Карпентера.

Карпентер жил недалеко, меньше чем в часе езды. Его они застали с ведром молока возле коровника.

— Я покупаю эту землю, — объявил Тетлоу. — Сколько ты хочешь за нее?

Карпентер окинул взглядом непрошеных гостей и, заподозрив неладное, уклонился от прямого ответа.

— Я, право, не знаю. Еще не думал о продаже.

— Тогда думай. Мне нужно много земли, — резко, словно приказывая, бросил Тетлоу.

Карпентер колебался. Только вчера они с Карсоном гадали, где Тетлоу собирается держать такое огромное стадо. Интересно, как выкрутился Карсон? Они ведь приехали со стороны его ранчо?

— А что Карсон? — спросил он. — Вы были у него?

— Только что. Его ранчо уже принадлежит нам.

— Он бы не продал его. Мы только вчера говорили об этом.

— А он и не продавал, — сухо ответил Тетлоу. Карпентер недоуменно посмотрел на него.

— Карсон умер. Мы предлагали ему хорошие деньги, но он схватился за оружие. Что нам оставалось?

— Та-ак, — протянул Карпентер. — А что, если я не продам?

— Продашь. У тебя здесь не за что цепляться, а у меня тысячи и тысячи голов скота. Так что бери тысячу долларов, можешь взять даже фургон и лошадей. На тысячу долларов вы с женой…

— Фред! — позвал из окна женский голос. — Хватит болтать. Иди в дом.

— Стоять! — взревел Тетлоу. — Мы еще не закончили разговор.

— Закончили, — голос женщины был твердым и холодным. — У меня здесь две заряженных винтовки, и если только дотронетесь до моего мужа, я перестреляю всю вашу банду.

Тетлоу побагровел.

— Не надо, отец, — тихо проговорил Бен. — По-моему, она не шутит.

— Я тоже так думаю, — добавил Хэвеленд. — Мы ее не видим, а с такого расстояния она не промахнется.

Тетлоу несколько секунд прикидывал, что делать. Они были правы и, к тому же, достаточно на сегодня одного убийства.

— Ладно, — сказал он громко. — Мы уезжаем, но вы подумайте. Мне нужна эта земля.

— Отец, — обратился к Тетлоу Бен, когда они ехали обратно. — Нужно переждать, пока уладится дело с убийством Карсона.

Тетлоу презрительно фыркнул.

— Ты видел шерифа на улице? Он, конечно, парень крутой, но я знаю, как с такими разговаривать. Будет как шелковый, посмотришь.

— Это был не шериф, отец.

— Как не шериф? — раздраженно повернулся к нему Тетлоу. — Ты что, звезду у него не видел?

— Это был городской маршал. Я слышал, что шериф — человек совсем другого склада.

Джек Тетлоу нахмурился. Дело осложнилось. Поговорив с Лоттом на улице, он думал, что проблема решена. Такого человека нельзя испугать, но можно купить или взять к себе на службу.

— Почему ты сразу не сказал мне?

— Я пытался, но ты не стал меня слушать, — спокойно ответил Бен. — Ты никогда не слушаешь меня, а пора бы.

Отец удивленно посмотрел на него.

— С каких это пор мне указывают молокососы? Попридержи язык. Я сам решаю, что делать.

— Вот и отлично! Посмотрим, заставишь ли ты шерифа делать то, что решил ты, а не он. — Бен повернул коня и поскакал прочь.

Тетлоу в бешенстве посмотрел ему вслед. Он не терпел ни малейшего неповиновения среди своих людей и даже сыновей.

— Поехали, — буркнул он остальным.

Бен Тетлоу медленно ехал по городской улице. Он не злился на отца, но с беспокойством думал, чем все это закончится. Неужели отец думает, что может всем приказывать или всех купить? И еще этот Хэвеленд! Рядом с ним всегда становится не по себе, словно рядом со спящей гремучей змеей.

Проезжая мимо Вэствотэр-отеля и вспомнив чей-то разговор о том, что здесь отлично кормят, он привязал лошадь и вошел в ресторан. Там было только двое посетителей. Худощавая, очень привлекательная девушка и мужчина. Последний сидел у стены, лицом к двери. На нем была серая фланелевая рубашка, черный платок на шее, черные джинсы и такого же цвета шляпа. Револьверы подвешены низко, как у Хэвеленда и Лотта. Едва Бен вошел, незнакомец внимательно взглянул на него. Несколько секунд они рассматривали друг друга, а потом Бен снова перевел взгляд на девушку. Теперь она показалась ему не просто привлекательной. Она была прекрасной.

В это время незнакомец встал и бросил на стол несколько монет.

— Здорово кормят, — дружески заметил он Бену. Тот улыбнулся в ответ.

— Мне говорили то же самое. Незнакомец подошел к девушке.

— Ну как вам здесь, мисс Уэбстер? Боюсь, тут скучновато, если, конечно, вы не ездите верхом?

— Я люблю лошадей и хорошо езжу верхом, — откликнулась она. — Вы простили меня?

Он улыбнулся, кивнул и вышел.

Бен Тетлоу посмотрел ему вслед. Интересно, за что это он простил ее?

— По-моему, он хороший парень, — заметил он. Она взглянула на него, словно маленькая девочка, которой не велят разговаривать с чужим.

— Да, он очень хороший, а мне так стыдно. Я недавно у вас на Западе и такие ужасные слова ему сказала… Понимаете, он на моих глазах застрелил человека. Раньше я этого никогда не видела.

— Я знаю, о чем вы говорите. Всегда неприятно видеть, как убивают человека. Даже если он этого заслужил.

— Этот заслужил, — серьезно и уверенно ответила Лаура.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть