Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Килкенни
Глава 3

Лэнс Килкенни шел по улице, обдумывая, как ему быть дальше. Тетлоу и его людей не избежать. Городок маленький, а их несколько десятков.

Он остановился, увидев Мэйси с высоким молодым парнем, выходящих из офиса шерифа. Лэнс не знал, что это был Фин Тетлоу, но увидел клеймо Фор Ти на лошади. Лицо у Мэйси было хмурым. Они не заметили Лэнса и скрылись за углом. Он секунду постоял в нерешительности, а потом перешел улицу и вошел в офис шерифа. Пожилой седоусый помощник шерифа, сидевший за столом, поднял на него глаза. — Что-нибудь случилось?

Килкенни улыбнулся ему.

— Да нет, просто шел мимо и видел Мэйси. Он что-то хмурый сегодня.

— Еще бы, — откликнулся седоусый, охотно вступая в разговор. — Один из наших фермеров убит. Карсон, не знаешь?

Лэнс покачал головой.

— Тетлоу со своими людьми приехали и предложили ему продать землю, а он послал их подальше. Они стали было спорить, так он схватился за револьвер, и Хэвеленд уложил его. Это Фин Тетлоу приехал сообщить шерифу об этом.

Килкенни опустился на стул. Значит, началось!

— Я слышал, Хэвеленд — хороший ганфайтер.

— Один из лучших. Карсон, должно быть, рехнулся, — пожал плечами седоусый.

— А кто-нибудь видел, как это случилось? Я имею в виду кого-нибудь кроме людей Тетлоу.

— Нет, но какая разница? Такой человек, как Тетлоу, не стал бы влезать в неприятности с мелкой сошкой вроде Карсона. Да и что он от этого выиграл? Так что Карсон начал первый — это уж точно.

— Разумеется, — саркастически заметил Лэнс. — Наверное, Карсон решил отобрать стадо у Тетлоу и соотношение сил, пятьдесят к одному, его подбодрило.

Помощник шерифа буркнул что-то невразумительное, положил ноги на стол и закрыл глаза, давая понять, что разговор окончен. Лэнс поднялся и вышел на улицу.

Интересно, как отреагирует Мэйси? Помощник не сомневается в словах Тетлоу. Это и понятно. Многие запросто принимают на веру все, что говорит человек богатый и влиятельный. Мэйси, возможно, не из таких, но достанет ли у него сил сопротивляться?

Лэнс стоял возле Пайнат-салуна, когда рядом остановилась двуколка, и из нее вышел док Блэйн. Лэнс сразу понял это по черному докторскому саквояжу. Док привязал лошадей к перилам веранды.

— Впрочем, это не обязательно, — сказал он, с веселым юмором взглянув на Килкенни. — Эти лошади знают все салуны в округе и не уйдут без хозяина.

Лэнс усмехнулся.

— Вы, случайно, приехали не с ранчо Карсона? Блэйн покачал головой.

— А что? Разве такой крепкий парень, как он, мог заболеть?

— Он умер. Хэвеленд застрелил его. — Лэнс рассказал все, что знал, наблюдая за реакцией Блэйна.

Тот внимательно выслушал и кивнул, словно все это совпадало с его мыслями.

— Похоже, скоро у меня прибавится работы, — мрачно заметил он.

— Может быть, — согласился Лэнс. — А кто живет рядом с Карсоном?

— Карпентер с женой.

— А еще?

— Старый Дэн Мэрбл. Вообще-то он продал свое ранчо, но оставил себе несколько акров. Там теперь семья Рут. Муж, жена и двое мальчиков. У них триста-четыреста голов скота. А дальше — ранчо Кей Ар.

— Пожалуй, без драки не обойдется. Блэйн с интересом посмотрел на него и одобрительно кивнул.

— Вы проницательны, друг мой, но позвольте спросить, в какой мере вы в этом участвуете?

— В свое время, док, я вам скажу. А пока мне хотелось бы узнать ваше мнение по поводу случившегося. Стал бы Карсон первым стрелять в отряд вооруженных людей?

Блэйн несколько секунд размышлял.

— Нет, — сказал он наконец. — Карсон не был дураком. Он не стал бы и прикасаться к оружию, увидев Хэвеленда. Вообще, насколько я знаю, он не носил револьвера. Только ружье, да и то, когда охотился.

Расставшись с Блэйном, Лэнс забрал из конюшни своего коня и сел в седло. Конечно, ему бы следовало уехать к себе, но если Рите грозила опасность, он должен был знать это.

Килкенни сидел на коне у ворот ранчо Карпентера, рассматривая деревянную табличку с корявыми белыми буквами: «Карпентеры». Потом тронул коня, но, едва въехал в ворота, как из дома его окликнул мужской голос:

— Стой! Назад!

— Не беспокойтесь, Карпентер. Меня зовут Трент, я приехал поговорить.

В доме помолчали, очевидно, совещаясь.

— Ладно, заходи, только без глупостей, не то получишь порцию картечи, — дверь открылась и Килкенни вошел.

Карпентер выглядел тем, кем он и был, добропорядочным, работящим гражданином, а его жена, похоже, прекрасно знала, как вести хозяйство и как его защищать.

— О чем ты хотел говорить? — настороженно спросил Карпентер.

— Я слышал, что убили Карсона, вот и заехал узнать, не было ли у тебя гостей сегодня?

— Как же, заезжали, — мрачно подтвердил Карпентер и подробно рассказал, что произошло. — Так что только жена спасла меня, иначе было бы то же, что и с Карсоном.

Килкенни рассказал им все, что знал о Тетлоу и намекнул, что лично заинтересован в этом деле, поскольку Кей Ар тоже в опасности.

Карпентер ухмыльнулся. Его жена тоже улыбнулась.

— Что ж, — сказала она. — Рита Риордан — чудесная девушка.

— Только обо мне ни слова, — предупредил Лэнс. — Я знаю ее старшего ковбоя Бриго и вы вполне можете на него положиться. И вообще, поговорите с ней об этом.

— Хорошая мысль, — одобрил Карпентер. — С остальными фермерами тоже потолкую.

Килкенни, возвращаясь домой, каждый раз выбирал другой путь и на этот раз не удержался, чтобы не проехать мимо Кей Ар. Ярдах в двухстах от освещенных окон большого дома, он остановился и зажег сигару. Единственная девушка, которую он любил, была совсем рядом. Он похлопал по гриве своего коня Бака.

— Она там, Бак, старина, в этом доме. Помнишь, как мы впервые увидели ее? Помнишь эти глаза, эти губы, Бак?

Конь переступил с ноги на ногу и тихонько заржал, словно понимая, о чем с ним говорят. Лэнс вздохнул и уехал, ни разу не оглянувшись. А если бы оглянулся, то увидел бы, как из темноты деревьев, в нескольких десятках ярдов от того места, где он стоял, выступил огромный мужчина с винтовкой в руках. Он долго смотрел вслед Килкенни, потом повернулся и бесшумно, словно тень, пошел к дому.

— Эй, Кэйн, — тихо позвал он в темноту открытой двери амбара. — Он был здесь. Только что.

Кэйн Брокмэн вышел ему навстречу. В свете окон блеснули патроны на револьверном поясе и рукоятки двух кольтов.

— Что? Ты говоришь о… Килкенни?

— Да, амиго, — Хайме Бриго скрутил себе сигару и закурил. — И я чертовски рад, что он где-то рядом.

— Ей скажешь? — Кэйн кивнул на дом. Бриго пожал плечами.

— Может, он не хочет, чтобы она знала.

— Может, хотя я этого не понимаю. Какой мужик сбежит от такой женщины?

Бриго долго не отвечал, докуривая сигарету.

— Люди его профессии, Кэйн, никогда не знают, когда их настигнет смерть. Он думал прежде всего о Рите, когда ушел.

— Если кто-то и может убить Килкенни, то только в спину. Ему нет равных, — возразил Брокмэн.

— Но ведь Бешеного Билла Хикока именно так и убили, или ты забыл? А если забыл, то будь уверен, что Килкенни помнит. Но я очень рад, что он здесь, потому что чую, — будет драка с Фор Ти.

— Где Тетлоу — там всегда драка, — согласился Брокмэн. — Мне ли не знать? Я был в Ювалде, когда они сцепились с ребятами Маккана, — он присел на порог амбара и продолжал размышлять вслух. — Интересно, где он живет? Может, обосновался в этих краях, построил дом… а, Хайме?

Бриго не ответил. Брокмэн поднял голову и, увидев, что мексиканец исчез, тихо и изумленно выругался. Хотя они давно были вместе, он никак не мог привыкнуть к тому, что его друг бесшумно появлялся и бесшумно уходил.

Бриго постучал в дверь дома и вошел.

— Заходи, заходи, Хайме, — Рита, поразительной красоты девушка, приветливо улыбнулась ему.

Бриго присел к столу и рассказал ей все, что слышал об убийстве Карсона и о семье Тетлоу.

— Он приехал сюда с четырьмя сыновьями, теперь их осталось трое.

— А четвертый?

— Его застрелили в таверне Клифтона, — поколебавшись, ответил Бриго и, подняв глаза, увидел, как Рита побледнела.

— Хайме! Его убил… Лэнс? Мексиканец пожал плечами.

— Не знаю, сеньорита. Говорят, что это был высокий человек в черном. Молодой Тетлоу сам вызвал его на поединок, хотя тот был ранен.

— Мы увидим его когда-нибудь, Хайме? Как ты думаешь?

Бриго не знал, что ответить. Он был другом ее отца и был очень предан ей, но Килкенни тоже был его другом.

— Он придет, когда будет очень нужен нам.

— Ты так уверенно говоришь об этом.

— А ты? Разве ты не уверена, что он придет?

— Наверное, ты прав, — Рита вздохнула и поднялась. — Хайме, кто там охраняет сегодня? Кэйн? Тогда скажи ему, чтобы зашел в дом. Я сделаю вам кофе. Мария уже легла и не надо ее будить.

Бриго кивнул и бесшумно исчез за дверью. Рита прошла на кухню. Ей показалось, что Хайме говорил слишком уверенно. Может, он видел Килкенни? Нет, это было бы слишком невероятным совпадением. Но в глубине души она понимала, что это не так уж невероятно. Килкенни всегда выбирал новые и, желательно, отдаленные места, где никто не знал его. Так что он вполне мог оказаться здесь.

Потом ее мысли обратились к угрозе Тетлоу. Она прекрасно понимала, что такой человек на малом не остановится. Ему понадобится все, а бизнесмены города, безусловно, поддержат его, не желая упускать такого богатого клиента.

Из всех местных владельцев ранчо Рита одна представляла серьезного противника для Тетлоу. Ее люди были не только ковбоями, но и хорошо владели оружием. А таких, как Брокмэн и Бриго, у Фор Ти не было, за исключением Хэвеленда. Кроме них, у нее было еще четверо людей. Правда, у Тетлоу было более пятидесяти человек, но, с другой стороны, Рита, памятуя советы Килкенни, построила дом так, чтобы его было удобно защищать, тем более, что позади взметнулись скалистые отроги Комб Ридж, и с этой стороны подобраться к ранчо было невозможно.

Бриго, исполнявший обязанности старшего ковбоя, был ее опорой и близким другом, а Брокмэн не только отличным бойцом, но и исключительно преданным человеком. В свое время Килкенни имел на него огромное влияние. Брокмэн, бывший бандит и убийца, оставил за собой десятки трупов, пока не встретил Килкенни…

Дверь открылась и в комнату, смущаясь, вошел Кэйн Брокмэн, о котором она только что размышляла. Было забавно видеть, как мощный, с перебитым носом и тяжелым подбородком, крутой мужчина, переминается с ноги на ногу, боясь что-нибудь сломать или разбить.

— Добрый вечер, мэм, — проговорил он. — Это здорово, что вы сделали для нас кофе. Мне ваш кофе нравится больше всего.

— Спасибо, Кэйн, — улыбнулась Рита на его неуклюжий комплимент. — Остальные ребята спят?

— Как сурки. Сегодня был тяжелый день. Для стада в тысячу голов четыре-пять человек маловато.

— Хайме, — повернулась Рита к мексиканцу, молча прихлебывающему кофе. — Завтра утром оседлай мою лошадь. Поеду в город.

— Хорошо, — кивнул он.

— Интересно, Килкенни тоже будет завтра в городе? Вообще, Кэйн задал хороший вопрос о том, где живет Лэнс. В случае чего, неплохо бы знать, где его

искать.

— И передай ребятам, — продолжала Рита, — чтобы нигде не ездили в одиночку. Только по двое. Если Тетлоу раз убили — то уже не остановятся. А я хочу повидаться с шерифом Мэйси.

Утро застало Килкенни в номере Вэйствотэр-отеля. Вчера он передумал ехать домой. Ему хотелось узнать, как в городе отнесутся к убийству Карсона.

Он спустился в ресторан, где был только док Блэйн. Чуть позже зашел Вен Тетлоу, но, увидев, что его нарочито не замечают, покраснел и сел за самый дальний стол.

Блэйн и Килкенни завтракали вместе.

— Есть новости? — спросил Лэнс.

— Пока нет. Был вчера на ранчо Рута. Жена у него приболела. Работают много. Сильно изматываются. Женщине нельзя столько работать. Жаль, люди они работящие, но все равно бедны. Не умеют выгодно продать то, что заработали.

— Таких много на Западе. И, возможно, я один из таких, — усмехнулся Лэнс.

Блэйн серьезно взглянул на него.

— Вы не из таких. Такой тип людей, как вы, существовал всегда. Еще до сотворения мира. Одинокий охотник, человек, воюющий за безнадежное дело, понимающий оружие лучше, чем женщин, которых тоже понимает прекрасно. Да, я знаю ваш тип людей. Они плавали с Дрейком, и в крестовые походы они ходили не за деньгами.

— Вы преувеличиваете, док.

— Неужели? Тогда я добавлю еще кое-что. Такие, как вы, выигрывают войны и ничего не получают за это, кроме одинокой затерянной могилы да памяти немногих людей, после смерти которых не остается и этого.

Килкенни рассмеялся.

— Что ж, может вы и правы. Если будете на ранчо Рута, то передайте, что человек по имени Трэнт как-нибудь заедет навестить их.

Блэйн вскоре ушел и Лэнс остался в ресторане с Беном Тетлоу. Они молча ели, когда дверь открылась и вошел высокий, прекрасно одетый седой мужчина с аристократическим лицом.

— Доброе утро, джентльмены, — поздоровался он. — Мы с вами, по-моему, еще не знакомы? Позвольте представиться. Я Роберт Эрли.

— Я Трент.

Юрист с интересом взглянул на него.

— Слышал о вас. Племянница рассказывала, что вы изрядно напугали ее в «Клифтон Хауз».

Бен побледнел. Килкенни быстро взглянул в его сторону, но Бен не поднимал глаз от стола.

Почувствовав что-то неладное, Роберт Эрли озадаченно переводил взгляд с одного на другого.

Бен сразу вспомнил, что говорила вчера Лаура. Значит, Трэнт убил его брата! Он посмотрел на него и вспомнил, что рассказывали о поединке. Брат не успел даже наполовину вынуть револьвер, хотя первый схватился за него. А ведь многие утверждали, что брат стрелял быстрее, чем Малыш Билли.[6]Малыш Билли — ганфайтер, но не из самых лучших, хотя и пользовался известностью. Предпочитал не иметь дел с ганфайтерами-профессионалами. Пользовался своим мастерством в поединках с людьми, довольно посредственно владеющими оружием. Только однажды он убил настоящего ганфайтера высокого класса. Это был шериф Брэди. Билли застрелил его в спину в городке Линкольн, штат Нью-Мексико.

— Ваша племянница — чудесная девушка, — ответил Килкенни. — И мне очень жаль, что так получилось. Я не хотел этого поединка.

— Мне говорили, — кивнул Эрли. — Решили обосноваться в наших краях?

— Да, — Килкенни не знал, чего ожидать от Бена Тетлоу. Он ему понравился, видно было, что парень хороший, но кто его знает… Все-таки убит его брат…

Но Бен так и остался сидеть за столом и не сказал ни слова, даже когда Лэнс рассчитался и вышел на улицу.

Возле офиса шерифа, где была тюрьма и зал судебных заседаний, было полно людей Тетлоу. Тут же стояли на привязи полтора десятка лошадей с клеймом Фор Ти.

«Интересно, что предпримет Мэйси по убийству Карсона?» — думал Лэнс, направляясь к офису шерифа.

По пути он осторожно обошел людей Тетлоу и заодно рассмотрел их. На первый взгляд, обычные ковбои, но Лэнс знал таких людей. Работали они, как ковбои, но не упускали случая подзаработать и другим способом, включая конокрадство, а то и просто грабеж.

Когда он вошел в офис шерифа, Мэйси стоял за столом. Напротив него были Хэвеленд и Фин Тетлоу.

— Дознание состоится в десять утра, — говорил Мэйси. — Ваше присутствие, Хэвеленд, обязательно. Ганфайтер пожал плечами.

— Хорошо, но мне нечего добавить. Карсон сам нарвался.

— Это мы выясним, — сухо ответил шериф.

— Ну, и если признаете меня виновным, что тогда? — ухмыльнулся Хэвеленд.

— Вы будете арестованы и посидите в тюрьме до суда, — заверил его Мэйси.

— Меня арестуют? — Хэвеленд громко расхохотался. — Ну, во-первых, шериф, ты не тот, кто может меня арестовать, а, во-вторых, ни один из ковбоев Фор Ти не проведет и дня в вашей вонючей тюрьме. Наши ребята разнесут ее по камешку.

— Возможно, — Мэйси был спокоен и холоден. — Но потом на них будут охотиться во всех штатах, как на зайцев. Может, вы не заметили этого, Хэвеленд, но времена меняются. Времена, когда можно было безнаказанно убить человека, уже прошли;

— Неужели? — снова рассмеялся Хэвеленд. — Что ж, интересно будет посмотреть, как вы арестуете кого-нибудь из людей Фор Ти в присутствии остальных!

— Если будет такая необходимость, то я доставлю вам это удовольствие, — пообещал Мэйси. — Дознание в десять часов в здании казино «Даймонд». Жду вас там.

Хэвеленд фыркнул и вышел в сопровождении Фина Тетлоу. Они были так раздражены, что, обмениваясь нелестными отзывами о шерифе, не обратили внимания на Килкенни, который, надвинув шляпу на глаза, стоял в углу комнаты.

Мэйси повернулся и скрылся было в двери за своим столом, которая вела в помещение тюрьмы, но тут же вернулся и вопросительно посмотрел на Килкенни. Тот поднял голову и шериф, узнав его, дружески кивнул.

— Эти ребята упорно нарываются на неприятности, — сказал он.

— Вижу, — Лэнс присел на стул. — Вас поддерживают в городе, шериф?

Мэйси грустно улыбнулся.

— Боюсь, что очень немногие. Можно рассчитывать всего на нескольких человек. Остальные будут на стороне победителей.

— Я тут подумал… — Килкенни замялся, не зная, как лучше сказать. — В общем, Мэйси, мне нравятся люди с характером. Так что, если понадобится помощь, считайте меня в своей команде.

Шериф внимательно посмотрел на него.

— Договорились, но это ни к чему не обязывает меня. Я вас почти не знаю и, если понадобится…

— Безусловно, — перебил его Килкенни, поднимаясь. — Я ведь не прошу никаких одолжений. Если дойдет До драки, то это коснется всех.

Мэйси кивнул.

— Благодарю, Трэнт. Мне сейчас очень нужны люди.

Килкенни вышел на улицу и огляделся. Раз драки не избежать, значит, нужно действовать самому, а не отдавать инициативу Тетлоу. А что драки не избежать, он не сомневался. Вот если бы Бен Тетлоу был старшим в Фор Ти, то можно было бы договориться, а так…

Лэнс шел по улице мимо Вэствотэр-отеля, когда его окликнули. Это были те самые трое, которых он видел в ресторане.

— Эй, ты! — рявкнул здоровый. Килкенни даже головы не повернул.

— Стой, тебе говорят! — здоровяк догнал его и встал на пути.

Холодная и бешеная ярость поднялась откуда-то из груди. Все, что раздражало Лэнса последние дни, вся его неприязнь к Фор Ти сосредоточилась сейчас на человеке, который загораживал ему дорогу, на его потной морде, на свистящем дыхании с запахом лука и дешевого виски.

Лэнс нанес удар снизу не кулаком, а основанием ладони и с такой быстротой, что у здоровяка не было ни малейшего шанса избежать его. Голова его дернулась вверх и тут же ребром ладони Килкенни ударил его по лицу. Удар пришелся по щеке, кожа лопнула и кровь брызнула во все стороны.

Лэнс повернулся к остальным.

Они молча смотрели на него и на своего огромного друга, который теперь был столь же грозным, как внушительная куча навоза.

— Даже кулак не сжал! — изумленно сказал кто-то из собравшейся толпы.

— Этот тип нарывается на неприятности, Грэт, — изрек наконец один из них.

— Он уже нарвался, Рэд, — ответил другой. Но Килкенни, решивший разобраться без стрельбы и куда более опытный в драке, чем простой ковбой, не дал им времени. Грэт получил сильный удар в челюсть и, пока приходил в себя, Лэнс ударом в живот заставил Рэда согнуться пополам и ударил его ребром ладони по шее, чуть ниже уха. Рэд свалился, не издав ни звука. Лэнс повернулся к Грэту и, легко уклонившись от его кулака, схватил за руку и перебросил через себя. Тело Грэта мелькнуло в воздухе и, проломив перила, с грохотом упало на деревянный настил веранды Вэствотэр-отеля.

— Я никогда не нарываюсь на драку, — сказал Лэнс. — Но если вам захочется подраться, то теперь вы знаете, к кому обращаться.

— Что здесь происходит?! — сквозь толпу к нему пробился Джек Тетлоу, покрасневший от гнева.

Лэнс повернулся к нему, чуть наклонил голову и опустил руки, так что ладони были в нескольких дюймах от рукояток револьверов.[7]Классическая стойка ганфайтеров в поединке.

— Тетлоу! — громко сказал он, чтобы слышали все. — Ты пришел сюда с бандой негодяев и подонков! Эти трое получили то, чего хотели.

Сейчас Лэнс был готов драться со всеми людьми Тетлоу. Все в нем дрожало от ярости, но внешне он был абсолютно спокоен, только голос стал глухим и низким:

— Забирай свою свору и убирайся отсюда! Ты хотел драки, и ты ее получишь! У тебя есть револьвер, можешь начинать первый!

Тетлоу смешался. Он привык командовать, а крутые парни, которые всегда были рядом, защищали его от любой опасности, поэтому прошло много лет с тех пор, как он сам пользовался револьвером. Со своими людьми он смело шел навстречу любой опасности, но сейчас вдруг почувствовал себя одиноким и покинутым. Одно лишь он знал наверняка: если возьмется за револьвер, то умрет. Никогда еще не было такого тяжелого ощущения неотвратимой смерти. Этот человек убьет его. В этом Тетлоу ни секунды не сомневался. Он пытался что-то сказать, но слова не шли из горла.

Килкенни медленно расслабился.

— Вот оно что! — презрительно сказал он. — Смелости хватает только на то, чтобы приказать убить, а сам…

Он махнул рукой и, отвернувшись, пошел через толпу, молча расступившуюся перед ним.

Джек Тетлоу, словно в трансе, смотрел ему вслед, пока смысл происходящего дошел до него. Ведь ему бросили вызов, и он не ответил на него!

Люди расходились, не скрывая насмешливых улыбок. Мир, который до этого казался простым и понятным, вдруг поколебался. Он всегда учил и детей, и своих людей драться всем вместе. Все за каждого и каждый за всех, а теперь один единственный человек бросил вызов им всем и он, Тетлоу, спасовал перед ним.

Грэт уже поднялся и отряхивал одежду, здоровяк Джесс Бэйкер прижимал платок к распоротой щеке, а Рэда, получившего страшный удар в живот, мучительно тошнило.

Тетлоу обернулся и увидел Бена, стоявшего неподалеку.

— А ты чего уставился? — взревел Тетлоу. — Ты почему ничего не сделал?

— Если бы я попробовал, он убил бы тебя, как убил Бада.

Тетлоу замер.

— Так это… это он… убил Бада?

— Он. И если бы кто-нибудь дернулся, он убил бы и тебя.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть