Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Килкенни
Глава 8

Дэнни Стайгер настороженно озирался по сторонам, но кроме угловатой фигуры Слима на фоне быстро темнеющего неба, никого не было видно. Ему и Слиму выпала вечерняя смена охранять стадо и оба были далеко не в восторге от этого.

— Смотри! Что это? — вдруг выкрикнул Слим.

Дэнни Стайгер обернулся и замер от ужаса. Прямо на них неслось стадо, которое они охраняли! Только что оно мирно паслось и вдруг на головах нескольких быков вспыхнуло пламя, и все стадо, взревев от ужаса, понеслось, не разбирая дороги.

Стайгер, не мешкая, развернул коня и укрылся за деревьями. Слиму так не повезло. Он не успел, и тысячи копыт растоптали его. Когда стадо пробежало мимо, Дэнни успел рассмотреть, откуда взялось пламя на головах некоторых коров. Старая мешковина, набитая сухой травой, скрученная в жгуты и привязанная между рогами. Такой огонь не мог причинить вреда корове, потому что гас и падал на землю, когда животное бежало, но его было вполне достаточно, чтобы всполошить все стадо.

Стайгер повернул коня за стадом, чтобы иметь представление, где оно остановится.

Бен Тетлоу, сильно уставший от длинного пути, был уже близко от Хорсхэда. По поручению отца он пригнал стадо в десять тысяч голов. Решив, что пора располагаться на ночь, Бен хотел было отдать приказ остановиться, когда услышал отдаленный шум. Он все еще прислушивался, когда к нему подскакал один из его ковбоев.

— Слышите, босс? Это похоже… — он не договорил и привстал в стременах.

Но Бен и без него уже понял, что это за гул, и похолодел от ужаса.

— Быстро отсюда! — рявкнул он. — Это стадо! Останавливать приближающееся стадо было равносильно самоубийству. В первую очередь нужно было подумать о людях. Все они успели оказаться на безопасном расстоянии, когда мчащееся стадо врезалось в темную массу коров, которых они только что пригнали, и уже оба стада, громко мыча от охватившего их страха, бежали неизвестно куда.

Бен молча смотрел им вслед. Оставалось надеяться, что уставшие после долгого пути коровы далеко не убегут.

— Что их так напугало? — спросил он у подъехавшего к нему ковбоя.

— Кто-то зажег траву между рог.

— Килкенни, — уверенно объявил Бен. — И зачем только отец затеял все это!

Ковбой, а им оказался Дэнни Стайгер, только покачал головой.

— Старик слишком многого хочет, Бен, и не считается с другими.

— Фин и Энди точно такие же, как он. Если бы они поддерживали меня, то может, отец не был бы таким.

— Ты… ты еще не знаешь, что Фин… — Стайгер не договорил.

— Что?! Что случилось?! — резко повернулся к нему Бен, и Дэнни рассказал ему все, что знал.

Фин мертв! В этот момент Бен почему-то больше думал не о смерти брата, а об отце, который всегда говорил, что из четверых только Бен пошел в мать. Он так гордился тремя другими сыновьями и вот теперь, когда двое из них мертвы, винить в этом некого, кроме себя.

— Когда это кончится, Дэнни? Тот пожал плечами.

— Твой отец пользуется шпорами там, где надо сахаром, Бен. А теперь мы теряем людей. Вчера ночью на ранчо Кей Ар убили двоих наших. Одного из них зарезали.

— Я сегодня же переговорю с отцом.

— Это бесполезно, Бен. Он сейчас в ярости, желает крови и слушает только Ди Хэвеленда.

День выдался жарким и безветренным. Дом Блэйна, конечно, надежно защищал от пуль, но одновременно оказался ловушкой. Малейшее движение в окнах — и град пуль обрушивался на дом. Провизии на кухне оказалось достаточно, но вода была во дворе. Ночью им удалось набрать три ведра, пока люди Тетлоу не заметили их и не открыли огонь.

Килкенни и Бриго внимательно осматривали город с вершины ближайшего холма. Через бинокль Лэнс прекрасно видел, где прячутся ковбои с Фор Ти, окружившие дома Долана и Блэйна.

По пыльным и пустынным улицам Хорсхэда проскакали два всадника. Одного из них Килкенни узнал. Это был Бен Тетлоу. Вероятно, он спешил сообщить отцу о том, что произошло со стадом.

Несколько человек перебежало к деревьям поближе к дому Блэйна.

— Хаймэ, — негромко позвал Лэнс. — Приготовься уходить.

Он положил винчестер на камень и прицелился. Расстояние было около пятисот ярдов, но, учитывая полное безветрие, Лэнс был уверен, что не промахнется. Винтовка дернулась у него в руках и внизу, выронив револьвер, упал человек. Лэнс еще несколько раз быстро выстрелил и побежал к лошадям, которых держал наготове Бриго. Это было сделано вовремя, потому что, когда через полчаса они смотрели вниз уже с хребта, то сразу заметили десяток вооруженных всадников, окружавших холм, откуда заметили вспышки выстрелов. Вел их Бен Тетлоу.

— Хорошо бы сейчас проскочить в город, пока часть людей Тетлоу разыскивает нас, — сказал Килкенни.

Бриго не нужно было упрашивать и через час они, правда, не без трудностей, пробрались во двор дома Долана.

— Ну, парни, вы даете! — Долан был изумлен их появлением. — Как вы пробрались сюда? Килкенни объяснил.

— Так что сейчас самое время уходить в горы, — заключил он. — Мы можем крепко доставать их оттуда. А здесь они до вас рано или поздно доберутся.

Долан зажег потухшую сигару, молча кивнул и вошел в дом. Через минуту его люди выскочили во двор и конюшню седлать лошадей.

Бриго тем временем зашел в «Сэйвори-салун». Сидевшие там двое ковбоев Фор Ти схватились за оружие, но мексиканец дважды выстрелил и, не глядя на трупы, молча вышел на улицу.

Первое, что он там увидел, был Килкенни, стоявший посреди моста. Но Бриго был не единственным, кто заметил его.

Услышав выстрелы, на улицу вышел Джек Тетлоу и застыл на месте, увидев, кто стоит на мосту.

— Тетлоу! — голос Килкенни эхом отдавался на пустынной улице. — Забирай свое стадо и убирайся из этих мест. Ты начал эту войну и теперь заканчивай ее, иначе умрешь.

Тетлоу на секунду закрыл глаза от охватившей его ярости и глубоко вздохнул, пытаясь взять себя в руки.

— Эй, ты! — рявкнул он в ответ, но осекся. На мосту никого не было.

Из салуна за его спиной показался Дэнни Стайгер. Тетлоу повернулся к нему.

— Даю пятьсот долларов, если убьешь этого мерзавца!

Стайгер сдвинул шляпу на затылок и, не говоря ни слова, скрылся обратно в салун. Пятьсот долларов — деньги, что и говорить, большие, только покойнику они ни к чему.

Тем временем люди Долана и все, кто находился в доме Блэйна, сели на лошадей и выехали из города. Большая часть ковбоев Фор Ти была в горах с Беном Тетлоу, а оставшиеся не решились напасть. Впереди ехали Долан, Блэйн и Шорти, в середине Лаура Уэбстер, миссис Карпентер, миссис Эрли и еще две женщины в окружении четверых людей Долана; замыкали колонну Эрли, Мэйси, Ирлевен и Брокмэн. Килкенни держался далеко впереди, а Бриго появлялся то слева, то справа, прикрывая фланги.

Под вечер они сделали привал у того небольшого озера, где двумя днями раньше Рита ждала Килкенни. Все были утомлены долгой и трудной дорогой, но Лэнс не собирался задерживаться здесь.

— Напоите лошадей и наберите воды во фляги. Мы едем дальше.

— Сегодня? — Эрли с сомнением посмотрел на осунувшееся лицо жены. Она давно не ездила верхом и сильно устала.

— Сегодня, — отрезал Килкенни. — Лучше быть мертвым от усталости, чем просто мертвым. Они придут за нами и единственное место, где мы можем укрыться — это моя долина.

— Они что, знают об этом озере? — спросил Долан. Килкенни рассказал, что здесь схватили Риту. Он решил, что они пойдут не прямо в Долину Шепчущих Ветров, а сначала на север, в пустынную и неизвестную горную страну, потом резко повернут и подойдут к его долине с другой стороны. Зная Хэвеленда, Лэнс не сомневался, что тот будет их преследовать и надеялся таким маневром сбить его с толку или, по крайней мере, сильно усложнить поиски.

Они ехали целую ночь и только перед рассветом сделали привал. Пока лошади щипали скудную траву, почти все люди уснули. Только Долан казался бодрым и свежим, словно отдыхал всю ночь.

— Где мы сейчас? — спросил Мэйси. Глаза у него были красные от усталости.

Килкенни тоже имел довольно смутное представление об их точном местонахождении. Он ориентировался по снежным вершинам гор, взметнувшимся в серое предрассветное небо.

— Моя Долина вон там.

— Далеко?

— Если по прямой, то миль десять, а так как мы едем, то вдвое больше.

— Не нравится мне все это, Лэнс, — Мэйси никогда не чувствовал себя уверенно в горах. — Нужно было оставаться в городе.

— Ни в коем случае, — вмешался Долан. — Они бы еще день провозились с нами, а потом просто подожгли бы дома.

Лэнс дал поспать всего три-четыре часа и снова поднял всех. Сам он вообще не спал, с тревогой поглядывая назад, каждую минуту ожидая увидеть погоню. Не раз мысли его возвращались к Рите. Он волновался за нее, хотя знал, что в доме достаточно провизии, но мысль о том, что она там совсем одна, сильно беспокоила его.

Когда все были в седлах, Килкенни снова повел их вперед. После полудня, когда они были уже недалеко от долины, миссис Эрли упала в обморок. Муж едва успел подхватить ее. Остальные женщины тоже вот-вот готовы были свалиться от усталости.

— Мы не можем идти дальше, — сказал Мэйси.

— Хорошо, — кивнул Килкенни. — Давайте остановимся у источника.

Женщин пришлось снимать с лошадей. Окинув взглядом склоны хребта, поросшего молодыми соснами, Лэнс с помощью Кэйна и Хайме нагнул вершины нескольких сосен и связал их вместе. Получилось нечто вроде зеленой крыши. Наложив лапника, они устроили постель для женщин.

Блэйн с удивлением рассматривал получившийся шалаш.

— Никогда не видел ничего подобного. Я и сам не откажусь отдохнуть в таком.

— Именно это вам и придется сделать, док, пока мы с Хаймэ и Кэйном поедем вперед.

— Я и Шорти тоже поедем с вами, — предложил Долан. — Тогда один из нас сможет вернуться за этими людьми, когда они отдохнут.

Прошло несколько часов, прежде чем Килкенни, Бриго, Брокмэн, Долан и Шорти перебрались через заросший лесом хребет и оказались в долине. Рита стояла на пороге дома с ружьем в руках, но, узнав приближающихся всадников, тут же зашла обратно в дом и вышла, когда они сходили с лошадей.

— Кофе сейчас будет готов, Лэнс, — сказала она. Он молча сжал ей руку, увидев, как радостно сияют ее глаза.

После хорошего обеда все, кроме Шорти, который сразу засобирался обратно, прилегли отдохнуть. Долан, Кэйн и Бриго разместились прямо на веранде. Несмотря на усталость, они не могли уснуть. Слишком тревожным было положение, в котором они оказались. На время удалось уйти от преследования, но все понимали, что Джек Тетлоу не остановится, пока не убьет их. И не только потому, что потерял второго сына. Просто этот человек был всегда настолько уверен в себе и настолько верил в непогрешимость своих решений, что теперь обязательно доведет дело до конца, чтобы доказать и себе и всем свою правоту.

Джек Тетлоу сидел в большом кресле в пустом ресторане Вэствотэр-отеля. Несколько ковбоев Фор Ти, охранявшие хозяина, расположились на ступеньках веранды.

Что ж, теперь город был в его руках! И все ранчо в округе принадлежали ему. Но двое сыновей были мертвы, а стада разбежались, так что теперь придется много дней собирать их.

И тем не менее, несмотря на в общем-то полную победу, Тетлоу было несколько не по себе. Килкенни был жив. Бриго и Кэйн Брокмэн — тоже. Долан, Мэйси, Блэйн и остальные ушли из города и сейчас в безопасности. Они ведь не сбежали, а именно ушли. И теперь будут выжидать удобного момента, чтобы нанести удар.

Правда, у него были сыновья, а, значит, и гарантированная поддержка. Энди, крутой парень с задатками ганфайтера, и Бен, всегда спокойный и невозмутимый, на котором, по существу, держалось все благополучие Фор Ти. Кроме него, никто всерьез не занимался скотоводством. Фин был просто трудягой, делая все, что ему приказывали. Бад вечно шатался по барам и салунам, нарываясь на неприятности. Энди был хоть и серьезный парень, но уже очень много в нем было от профессионального ганфайтера. Такой не станет возиться с коровами. И только Бен всегда знал, где можно выгодно продать скот, а где — купить. Именно он заключал сделки, находил нужных людей, но он терпеть не мог насилия. В этом отец усматривал непозволительную для их семьи слабость. Это раздражало его и он демонстративно игнорировал мнение Бена по любому вопросу, не касающемуся Фор Ти.

— К черту! — вслух сказал Джек Тетлоу, поднимаясь с кресла.

Он прошелся по ресторану. С тех пор, как Ирлевен ушел с Килкенни, официантки тоже не приходили на работу. В кухне возился повар Фор Ти, стряпню которого могли выдержать только закаленные желудки ковбоев.

Почти все магазины были закрыты. Это тоже раздражало Тетлоу, но здесь он был бессилен.

В ресторан вошел Хэппи Джек Хэрроу. Он прошелся между пустыми столиками и громко выругался.

— Садись, — пригласил его Тетлоу. — Сейчас нам дадут пожрать.

— Это уж точно! — ядовито заметил Хэрроу. — Именно пожрать. А я хочу поесть, понимаешь? Поесть!

Тетлоу не ответил, угрюмо глядя в стену. Хэрроу помолчал и продолжил уже более миролюбиво:

— Новости есть?

— Нет.

— Они ушли?

— Похоже.

— Ну так и оставь их в покое. Что ты сделаешь, если твои люди их поймают? — в последнее время Хэрроу неважно спал. Он не поддержал Эрли, хотя очень уважал его и Блэйна. — А как быть с женщинами? Их ты тоже убьешь?

— Прекрати, — раздраженно ответил Тетлоу. — Мои люди сделают все, что нужно.

Но на самом деле он сам уже серьезно задумывался, как поступить с женщинами.

— А ведь им рот не заткнешь, — продолжал Хэрроу. — Между прочим, миссис Эрли принадлежит к старой и известной семье. Если с ней что-то случится, то расследования не избежать Это значит, что могут прислать солдат.

Джек Тетлоу и сам понимал это. Для него было ясно одно — свидетелей на расследовании, если таковое случится, быть не должно. Значит, женщины тоже должны умереть. Это было опасное решение. Однажды он видел, как человека вздернули за то, что он ударил женщину. Некоторые оказывались на Бут Хилл[9]Бут Хилл — ставшее нарицательным название кладбища на Диком Западе только из-за того, что приставали к женщинам. Он понимал, что произойдет, если в городе узнают об убийстве женщин, но, с другой стороны, они были где-то в горах, и, если просто не вернутся, то кто будет знать, что с ними случилось. Правда, был еще один вариант…

— Если мне выдадут Килкенни, то я их не трону.

— Держи карман шире, — буркнул Хэрроу и, наклонившись через стол, добавил: — Забирай лучше своих людей, Джек, и двигай дальше на запад. Здесь ничего хорошего у тебя не выйдет.

— Черта с два! — вскинулся Тетлоу. — Теперь это моя земля и я здесь останусь.

— Конечно останешься, — хладнокровно заметил Хэрроу, принимая от повара тарелку бобов с мясом и чашку кофе. — Тебя здесь похоронят.

Тетлоу промолчал. Какого черта его принесло в эти края! Такая каша заварилась, и конца убийствам не видно. Прекратить убийства можно только одним способом — убийством. Убить всех, кто может выступить свидетелем против него.

Он резко поднялся и подошел к двери.

— Эрни! Отвезешь эту записку Хэвеленду! — он быстро написал на клочке бумаги несколько слов и, отдав ее Эрни Рашу, вернулся к столу. — В одном ты прав, Хэрроу. Женщинам рот не заткнешь.

Что-то в его голосе заставило Хэппи Джека насторожиться и поднять глаза.

— Ты ведь сам сказал мне об этом, — продолжал Тетлоу. Взгляд у него был совершенно пустой. — Я не могу оставить их живыми.

Хэрроу покосился на дверь. Там, привалившись к косяку, стоял Дэнни Стайгер, один из ковбоев Фор Ти. Если Тетлоу решил убить женщин, то жизнь его, Хэрроу, вообще ничего не стоила.

— Ладно, — он попытался говорить непринужденно. — Пожалуй, пойду проверю своего бармена. Этот прохвост наверняка обирает меня.

Тетлоу перевел на него тот же страшный пустой взгляд, и Хэрроу стало жутко. Зачем он вообще влез в это дело? С трудом заставив себя повернуться, он пошел к двери, когда Тетлоу негромко окликнул его.

— Хэрроу.

Он повернулся. Рука Тетлоу была на рукояти револьвера. Хэрроу схватился за свой «смит и вессон», но было уже поздно. Грохот выстрела гулко прокатился по пустому ресторану, и мертвое тел Хэппи Джека Хзрроу, опрокинув стол, упало на пол.

Стайгер молча смотрел на босса, ожидая приказаний.

— Закопайте его, — бесцветным голосом сказал Тетлоу и сел за стол, пододвинув себе чашку кофе, аромат которого смешался с едким запахом пороховой гари.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть