Похожее на Пендрагон. Король Артур: рождение легенды по пользовательским оценкам

Добавить похожее на Пендрагон. Король Артур: рождение легенды

Похожее по жанрам

биографический исторический научно-популярный
Сборник
Антология философии Средних веков и эпохи Возрождения
Единственная в России серия специализированных учебных пособий по философии, охватывающая три тысячелетия и включающая тщательно отобранные тексты сочинений крупнейших мыслителей, биографические справки, хронологические таблицы, а также комментарии, коротко и ясно излагающие сложные философские учения разных направлений.Данная книга содержит изучаемые в высших учебных заведениях произведения философов средневековья и эпохи Возрождения от Тертуллиана до Томаса Мора и комментарии к ним.Издание рассчитано на студентов, аспирантов, преподавателей, а также на широкий круг читателей, интересующихся философией, историей, филологией, обществознанием, культурологией, социологией, политологией и другими смежными дисциплинами.Составитель, автор предисловия, вступительных глав к текстам, хронологической таблицы Сергей Вячеславович Перевезенцев.

Антология философии Средних веков и эпохи Возрождения

Online
Бабье царство. Русский парадокс
Это был воистину русский парадокс. В стране "Домостроя", где многочисленные народные пословицы довольно искренне описывали положение женщины: "Курица не птица, баба не человек", "Кому воду носить? Бабе! Кому битой бить? Бабе! За что? За то, что баба", – весь XVIII век русским государством самодержавно правили пять женщин-императриц и одна Правительница. Все наши коронованные дамы были необычайно воинственны и сумели оставить в наследство XIX веку и мужчинам-императорам – необъятную страну, с необъятными проблемами, которые в конце концов привели страну к катастрофе…

Бабье царство. Русский парадокс

Великая Испанская империя
Правление Филиппа II – сына Карла V, государя, удерживавшего в своих руках значительную часть Европы и Нового Света…

При нем продолжался Siglo de Oro – Золотой век Испанской империи, когда она оставалась флагманом всей католической Европы и обеих Америк.

Окончательное покорение Чили, исследование рек Рио-де-ла-Платы, Параны, Ориноко.
Основание Буэнос-Айреса и Асунсьона – будущих столиц новых колоний - Аргентины и Парагвая.
Присоединение Португалии к Испании и переход заморских колоний Португалии под власть Мадрида.
Завоевание Филиппинских островов и мечты о проникновении в Китай.

Как жила первая из империй, над которой никогда не заходило солнце?

Читайте об этом в увлекательном исследовании британского историка Хью Томаса.

Великая Испанская империя

World Without End: The Global Empire of Philip II

Версаль. Золотой век
Людовик XIV – блистательный Король Солнце, воплощенное величие безграничной власти монарха, человек-государство... Созданному под его руководством архитектурно-парковому ансамблю Версаля суждено было на века стать памятником абсолютизма, предметом восхищения и зависти правителей других европейских держав, безупречным эталоном идеальной королевской резиденции. Тем увлекательнее за сверкающим великолепием Зеркальной галереи попытаться разглядеть другой Версаль, более интимный, несущий отпечаток истинной личности блистательного «короля-солнце».

До наших дней сохранилось немало изображений и письменных свидетельств современников, которые дарят нам уникальную возможность увидеть Людовика XIV по-иному. Подобно небесному светилу, неуклонно движущемуся от восхода к зениту, а затем к закату, история его жизни, столь причудливо переплетенной с историей Версаля, разворачивалась как античная трагедия в трех актах вплоть до печального эпилога – смерти, лишенной покрова интимности, среди помпезной роскоши сияющего золота. В многочисленных репродукциях перед нами предстает непривычный, давно ушедший Версаль, изменявшийся в угоду новым увлечениям его августейшего патрона, и постепенно сложившийся в тот грандиозный Версаль, который «король-солнце» завещал потомкам.

Версаль. Золотой век

Secrets Versailles

Жизнь Мухаммеда
Перед вами не научное исследование, а художественная биография одной из ключевых фигур в истории человечества - пророка Мухаммеда. 
Рисуя его образ, авторы обращались и к Корану, и к мусульманским преданиям. 
Большое внимание В. Ф. Панова и Ю. Б. Вахтин уделили воссозданию исторических условий жизни арабских племен в Древней Аравии.

Жизнь Мухаммеда

Online
История Англии
Начиная с эпохи неолита и до настоящего времени, судьба Англии представляется самой необычной во всей истории Запада. Будучи частью западноевропейского мира, она всегда играла в нем немаловажную, а иногда и главенствующую роль.

Несмотря на это, Британия во все времена культивировала собственную островную ментальность, собственные традиции и собственно достоинство.

Потребовалась огромная эрудиция и неоспоримое изящество стиля признанного автора биографий Байрона, Шелли, Дизраэли, Эдуарда VII, чтобы сделать понятным для французов прошлое людей, которые их всегда очаровывали, раздражали и сбивали с толку.

©MrsGonzo для LibreBook 

История Англии

A History of England

История Германии
Андре Моруа, классик французской литературы XX века, автор знаменитых романизированных биографий Дюма, Бальзака, Виктора Гюго, Шелли и Байрона, считается подлинным мастером психологической прозы. Однако значительную часть наследия писателя составляют исторические сочинения. «История Германии» (1965) повествует об основных этапах становления немецкого государства: от появившихся на территории Римской империи в первые века нашей эры германских племен до итогов развязанной гитлеровским режимом Второй мировой войны…

История Германии

History of Germany

История Сицилии
"Сицилия – вот ключ ко всему", – говорил Гете.
Это крупнейший остров в Средиземном море.
Это посредник между Европой и Африкой.
Это ворота между Востоком и Западом, связующее звено между латинским и греческим мирами.
Финикийцы и греки, карфагеняне и римляне, готы и византийцы, арабы и норманны, немцы, испанцы и французы – все оставили свой след на Сицилии.
Почему именно Сицилия стала таким перекрестком культур?
Какие из многочисленных легенд о ней правдивы, а какие – нет?
И почему история острова оказалась столь трагичной?
Об этом рассказывает в своей увлекательной книге сэр Джон Джулиус Норвич.

История Сицилии

Sicily

Леонардо да Винчи
Автор книг о Джобсе и Эйнштейне на сей раз обратился к биографии титана Ренессанса – Леонардо да Винчи. Айзексон прежде всего обращает внимание на редкое сочетание пытливого ума ученого и фантазии художника. Свои познания в анатомии, математике, оптике он применял и изобретая летательные аппараты или катапульты, и рассчитывая перспективу в "Тайной вечере" или наделяя Мону Лизу ее загадочной улыбкой. На стыке науки и искусств и рождались шедевры Леонардо.

"В мире было немало других ненасытных многознаек, и одна только эпоха Возрождения породила их немало – попутно породив само понятие "человек Возрождения". Но ни один из них не написал "Мону Лизу", и уж тем более не создавал параллельно анатомические рисунки непревзойденного качества, опираясь на собственноручно проведенные вскрытия, не разрабатывал проекты переброски рек, не объяснял, как солнечный свет, отраженный от Земли, становится лунным, не препарировал еще бьющееся сердце забитой свиньи, чтобы продемонстрировать, как работают желудочки, не придумывал оригинальные музыкальные инструменты, не ставил театральные представления, не оспаривал библейский рассказ о потопе на основе изученных окаменелостей, а потом не рисовал сам потоп. Леонардо был гением, но это еще не все: он был олицетворением всемирного разума, стремившегося постичь весь сотворенный мир и осмыслить место человека в нем."

Леонардо да Винчи

Leonardo da Vinci

На пике века. Исповедь одержимой искусством
Пегги Гуггенхайм (1898–1979) — главная покровительница художников ХХ века и страстный коллекционер — собрала лучшую коллекцию искусства первой половины прошлого столетия, в которую вошли произведения Пабло Пикассо, Джексона Поллока, Константина Бранкузи, Жоана Миро, Александра Кольдера, Виллема де Кунинга, Марка Ротко, Альберто Джакометти и Марселя Дюшана.
В 1938 году она открыла свою первую галерею современного искусства в Лондоне, а впоследствии — культовую галерею Искусство этого века в Нью-Йорке. После короткого брака со своим третьим мужем, художником Максом Эрнстом, Гуггенхайм вернулась в Европу, обосновавшись в Венеции, где прожила всю оставшуюся жизнь, открыв там один из самых посещаемых сегодня музеев современного искусства в Италии. «На пике века» — невероятно откровенная и насыщенная история жизни одной из самых влиятельных женщин в мире искусства.

На пике века. Исповедь одержимой искусством

Confessions of an Art Addict

Нерон, или Актёр на троне
Предлагаемая книга относится к жанру художественной биографии. Автор - доктор филологических наук, профессор классической филологии, много лет занимающийся римской историографией. Биография императора Нерона сознательно написана как художественное произведение, однако с безупречным документальным обоснованием. Такой подход позволил высказать ряд гипотез, связанных с тайной личности Нерона. Поэтому книга будет интересна как исследователям Античности, так и неподготовленному читателю. Отдельная глава посвящена анализу мифологических представлений о личности императора, которые на долгие века укоренились в историографии. В тексте помещено большое количество иллюстраций, по большей части - репродукции произведений римского искусства.

Нерон, или Актёр на троне

От Джотто до Тициана — Титаны Возрождения
Эпоха Возрождения - наиболее прогрессивный и революционный период в истории человечества. Художники Ренессанса - Сандро Ботичелли и Леонардо да Винчи, Рафаэль и Тициан, Иероним Босх и Питер Брейгель Старший - никогда не были просто художниками. Они были философами, они были заряжены главными и основными проблемами времени. Вернувшись к идеалам Античности, они создали цельную, обладающую внутренним единством концепцию мира, наполнили традиционные религиозные сюжеты земным содержанием.

В этом иллюстрированном издании приводятся лекции Паолы Дмитриевны Волковой, автора знаменитого цикла «Мост через бездну», посвященные истинным титанам эпохи Возрождения, — переработанные и дополненные для удобства читателя.

От Джотто до Тициана — Титаны Возрождения

Сборник
Открой глаза
Лауреат Букеровской премии Джулиан Барнс — один из самых ярких и оригинальных прозаиков современной Британии, автор таких международных бестселлеров, как «Шум времени», «Предчувствие конца», «Артур и Джордж», «История мира в 10½ главах», «Попугай Флобера» и многих других. Своим первым опытом в жанре эссе об искусстве Джулиан Барнс называет главу нашумевшего романа-антиутопии «История мира в 10½ главах» (1989), посвященную картине Теодора Жерико «Гибель плота Медузы». Именно поэтому, уже как самостоятельное произведение, в сборнике «Открой глаза» она оказывается первой из семнадцати увлекательных коротких историй о художниках и их работах, приглашающих читателя проследить путь изобразительного искусства от начала XIX века до современности. В этих эссе есть все, что традиционно присуще прозе Барнса: великолепное чувство стиля, виртуозное равновесие едкой иронии и утонченного лиризма, сарказма на грани цинизма и веселого озорства. Но еще, это собрание тонких, остроумных и, порой, неожиданных наблюдений, дарящих не только литературное удовольствие, но и богатую пищу для ума.

Открой глаза

Keeping an Eye Open: Essays on Art

Союз радости и печали
На протяжении многих лет Белла Ахмадулина писала литературные портреты людей, которые, как она говорила, "повлияли на ход и склад моей жизни". А среди них А. Ахматова, Б. Пастернак, П. Антокольский, Б. Окуджава, В. Набоков, Вен. Ерофеев, С. Довлатов, В. Высоцкий, А. Тышлер, М. Плисецкая… На страницах же этой книги не только современники поэта, но и его предшественники – А. Пушкин, М. Лермонтов, Ф. Тютчев, М. Цветаева. И о каждом, с кем была знакома или лишь мечтала иметь знакомство, Б. Ахмадулина рассказывает с восхищением и любовью, бесконечно радуясь тому, что природа одарила их уникальным талантом.
"Я из тех, кто считает дар другого человека даром всем нам и мне", – пишет она, щедро делясь с читателями воспоминаниями и размышлениями о чудесных встречах, незабываемых поездках, той уникальной культурной атмосфере, в которой она жила и которая сегодня перешла в вечность.

Союз радости и печали

Тюдоры: История Англии. От Генриха VIII до Елизаветы I
История Англии — это непрерывное движение и череда постоянных изменений. Но всю историю Англии начиная с первобытности пронизывает преемственность, так что главное в ней — не изменения, а постоянство. До сих пор в Англии чувствуется неразрывная связь с прошлым, с традициями и обычаями. До сих пор эта страна, которая всегда была единым целым, сопротивляется изменениям в любом аспекте жизни. Питер Акройд показывает истоки вековой неизменности Англии, ее консерватизма и приверженности прошлому.
В этой книге освещается период правления в Англии династии Тюдоров. Это история о разрыве с Римом, предпринятом Генрихом VIII, и неустанном стремлении короля к обретению идеальной жены и идеального наследника. История о том, как за кратким правлением короля-подростка Эдуарда VI последовало насильственное возрождение католицизма, трагическими проявлениями которого стали казни и расправы, учиненные Марией I, прозванной Марией Кровавой, а также о грандиозном правлении Елизаветы I, в конце концов принесшем стабильность, хоть и отмеченном междоусобицами, заговорами против королевы и масштабной Англо-испанской войной. Но прежде всего это история английской Реформации — которая существенным образом отличалась от Реформации в Европе — и становления Англиканской церкви, ведь в начале XVI века Англия все еще оставалась в значительной степени феодальной страной и часто обращалась к Риму. В конце XVI века это уже была страна, где справедливое управление было обязанностью государства, а не церкви, и где люди стали самостоятельно искать ответы на занимавшие их умы вопросы, перестав надеяться на тех, кто стоял во главе страны…
Историко-литературный труд блистательного британского автора, снабженный 43 цветными иллюстрациями, представит интерес для широкого круга читателей.

Тюдоры: История Англии. От Генриха VIII до Елизаветы I

Tudors: The History of England Volume II

Ухо Ван Гога. Главная тайна Винсента
Ухо Ван Гога" - поразительный синтез детективного расследования, научной работы и литературного мастерства от автора, проживающего на родине Ван Гога – в маленьком городке Арль. Бернадетт Мерфи станет вашим проводником в безумный и хаотичный мир Винсента, где вы сможете разоблачить главную тайну великого художника, уже более века преследующую его имя. Чтобы добраться до истины в деле "Ухо Ван Гога", Мерфи пришлось объехать полмира и самым непостижимым образом найти ответы там, где ее предшественники сдавались и уезжали ни с чем. Под обложкой этой книги только реальные факты и подлинная, нетронутая жизнь художника в первозданном величии.
Самое известное и шокирующее событие из жизни Ван Гога по сей день остается неразрешимой загадкой. Уже более века историки и биографы бьются за возможность разоблачения истинных обстоятельств декабрьского происшествия в городе Арль, но вместо реальных фактов они, скорее, собирают легенды.

Зачем художнику понадобилось калечить себя в самом расцвете сил? Кем была та самая Рэйчел, получившая от Ван Гога жуткий, кровавый подарок? Что было в его руках - нож или бритва? Он отрезал себе мочку или целое ухо?

В «Ухе Ван Гога» Бернадетт Мерфи впервые раскрывает правдивые факты о таинственном инциденте, пренебрегая сотнями мифов, сложившихся вокруг истории художника.

Мерфи подошла к расследованию с пристрастием детектива. Она объехала половину земного шара, чтобы добраться до самых редких бумаг из засекреченных архивов и всемирно известных музеев. Бернадетт интригующе переплела нить своего расследования с громкими событиями из арльской жизни художника.

Под обложкой этой книги - вход в старый голландский городок, где вы сможете узнать тех самых полицейских, проституток, преступников и художников, с которыми общался Ван Гог. В центре старинного города вы повстречаете самого художника, воочию увидите и поймете какие же обстоятельства привели его к безумию, дикости и окончательному краху. Вы также познакомитесь с Рэйчел и узнаете все ее секреты, понаблюдаете за братом Ван Гога Тео и присмотритесь к еще одному гению - Полю Гогену.

Бернадетт Мерфи предлагает вам отправиться в путешествие в самое сердце Винсента Ван Гога, где она будет для вас лучшим проводником и расскажет из чего, а главное, как рождалось вдохновение, исступление и отчаяние величайшего гения эпохи.

Ухо Ван Гога. Главная тайна Винсента

Van Gogh's Ear: The True Story

Феномен полиглотов
Что может быть общего между итальянским кардиналом, кузнецом из Коннектикута, немецким дипломатом, венгерским переводчиком и шотландским церковным органистом? Все они – полиглоты, люди, в совершенстве владеющие несколькими языками. Майкл Эрард углубляется в жизни и умы этих необычных людей, в их прошлое и настоящее, чтобы установить верхний предел человеческой способности к обучению иностранных языков.

Полиглоты – люди, которые, по одному из определений, владеют шестью и более языками, восхищают не просто потому, что они делают что-то из ряда вон выходящее. Скорее всего, их достижения служат в качестве точки отсчета для всех нас. Вместе с тем, их методы изучения языков столь же особенные, как и они сами и не годятся для подражания.

Частично научный детектив, частично литературный травелог, частично валентинка всем тем, кто надеялся выучить хотя бы еще один язык, как свой родной, эта книга позволит широкому кругу читателей смотреть на изучение языков совершенно по-новому.
©MrsGonzo для LibreBook

Феномен полиглотов

Babel No More: The Search for the World's Most Extraordinary Language Learners

Юлий Цезарь: человек и писатель
В книге известного филолога и историка В.С.Дурова с привлечением всех существующих античных источников исследуется жизнь Гая Юлия Цезаря в разных аспектах его многогранной деятельности. Преимущественное внимание уделено человеческому облику этого выдающегося римского полководца, политического деятеля и писателя. На широком историческом фоне проанализированы сочинения Цезаря, предпринята попытка расширить представление о его утраченных произведениях. В приложении даются переводы отрывков из "Записок" Цезаря. Книга богато иллюстрирована, снабжена указателем имен, географических названий, а также предметным указателем.

Юлий Цезарь: человек и писатель

Оцените Пендрагон. Король Артур: рождение легенды


Добавить похожее на Пендрагон. Король Артур: рождение легенды