Похожее на Теория каваии по пользовательским оценкам

Добавить похожее на Теория каваии

Похожее по жанрам

культурология научно-популярный
Это был воистину русский парадокс. В стране "Домостроя", где многочисленные народные пословицы довольно искренне описывали положение женщины: "Курица не птица, баба не человек", "Кому воду носить? Бабе! Кому битой бить? Бабе! За что? За то, что баба", – весь XVIII век русским государством самодержавно правили пять женщин-императриц и одна Правительница. Все наши коронованные дамы были необычайно воинственны и сумели оставить в наследство XIX веку и мужчинам-императорам – необъятную страну, с необъятными проблемами, которые в конце концов привели страну к катастрофе…

Бабье царство. Русский парадокс

Юрий Михайлович Лотман — переведены на все основные европейские языки. Его творческое наследие чрезвычайно обширно и насчитывает около восьмисот научных и научно-популярных статей и книг. Ему суждено было стать во главе целой научной школы, которая развивала новые методы анализа художественного текста, чуждые официальному советскому литературоведению. Поиски универсального научного метода были результатом его многолетних исследований, посвященных русской литературе, истории и культуре. Работы по семиотике, к которым относится и монография "Внутри мыслящих миров", принесли ученому мировую известность. Культура, понимаемая как открытая знаковая система, — ключевое положение его научной теории, основанной на богатейшем историко-культурном материале и позволяющей объединить различные области гуманитарного знания.

Внутри мыслящих миров

Книга рассматривает долг в историческом и культурном срезе - через религию, мифологию, культуру и быт.

История долгов наших. Долги и тёмная сторона богатства

Payback: Debt and the Shadow Side of Wealth

Кто-то спросит, дескать, зачем нам очередное переложение греческих мифов и сказаний? Во-первых, старые истории живут в пересказах, то есть не каменеют и не превращаются в догму. Во-вторых, греческая мифология богата на материал, который вплоть до второй половины ХХ века даже у воспевателей античности — художников, скульпторов, поэтов — порой вызывал девичью стыдливость. Сейчас наконец пришло время по-взрослому, с интересом и здорoво воспринимать мифы древних греков — без купюр и отведенных в сторону глаз. И кому, как не Стивену Фраю, сделать это? В-третьих, Фрай вовсе не пытается толковать пересказываемые им истории. И не потому, что у него нет мнения о них, — он просто честно пересказывает, а копаться в смыслах предоставляет антропологам и философам. В-четвертых, да, все эти сюжеты можно найти в сотнях книг, посвященных Древней Греции. Но Фрай заново составляет из них букет, его книга — это своего рода икебана. На цветы, ветки, палки и вазы можно глядеть в цветочном магазине по отдельности, но человечество по-прежнему составляет и покупает букеты. Читать эту книгу, помимо очевидной развлекательной и отдыхательной ценности, стоит и ради того, чтобы стряхнуть пыль с детских воспоминаний о Куне и его «Легендах и мифах Древней Греции», привести в порядок фамильные древа богов и героев, наверняка давно перепутавшиеся у вас в голове, а также вспомнить мифогенную географию Греции: где что находилось, кто куда бегал и где прятался. Книга Фрая — это прекрасный способ попасть в Древнюю Грецию, а заодно и как следует повеселиться: стиль Фрая — неизменная гарантия настоящего читательского приключения.

Миф

Mythos: A Retelling of the Myths of Ancient Greece

В книге Тура Хейердала "Путешествие на "Кон-Тики"" рассказывается о том, как шестеро отважных людей совершили одну из самых оригинальных экспедиций нашего времени - на плоту из Южной Америки в Полинезию через Тихий океан.

Среди участников экспедиции на "Кон-Тики" был товарищ детских игр Хейердала, Эрик Хессельберг - единственный настоящий моряк в команде - исполнял обязанности штурмана: производил астрономические наблюдения, определял местонахождение плота и отмечал на карте его курс.

Для чего предпринято такое путешествие? Как, когда, откуда заселялись острова восточной части Тихого океана? На эти вопросы читатель найдет ответ в удивительной книге отважного путешественника, ученого с мировым именем.

Путешествие на "Кон-Тики"

The Kon-Tiki Expedition: By Raft Across the South Seas

Online
Настоящая книга представляет собой взгляд на историю рок-музыки от ее истоков до наших дней. Автор книги — известный саксофонист и композитор Алексей Козлов — предлагает читателю в доступной форме профессиональный взгляд на различные направления в современной музыке, имеющие прямое или косвенное отношение к рок-культуре. Все, что происходило с популярной музыкой за последние полвека, рассматривается здесь в неразрывной связи с социальными процессами и молодежными движениями, подвергаясь как бы социокультурному анализу. В нашей стране это первое серьезное издание такого типа, рассчитанное как на специалистов, так и на читателей более широкого круга.
(с) издательская

Рок - истоки и развитие

Череп в массовом сознании прочно ассоциируются с чем-то жутким, рождая в душах первобытный страх смерти. Сегодня его символическое значение в основном сводится к употреблению в качестве элемента декоративного украшения или маргинального эпатажа. Между тем глубокое метафизическое содержание символа «мертвой головы» для многих по-прежнему остается загадкой.

В этой работе делается попытка разобраться в сакральном значении черепа на примере его использования в мировых религиях и воинских формированиях.

Книга рекомендована широкому кругу читателей, интересующихся вопросами истории, культурологи и религиоведения.

Символ «мертвая голова»

Р. Бенедикт - американский культурантрополог, виднейший представитель этнопсихологического направления в американской антропологии. В годы войны занялась изучением японской национальной психологии. На основе собранных материалов написала знаменитую книгу "Хризантема и меч" (1946). В ней с культурно-релятивистских позиций японская культура рассматривается как иерархическая по своей сути, что предполагает точное знание каждым членом общества своего места в нем и своей роли. Автор типологизирует японскую культуру стыда, противопоставляя ее западной, прежде всего американской, культуре вины с этическим акцентом на божественных заповедях. Эта работа стала классической в культурной антропологии и зарубежном японоведении.

Хризантема и меч

The Chrysanthemum and the Sword: Patterns of Japanese Culture

Оцените Теория каваии


Добавить похожее на Теория каваии