Похожее на Измышление одиночества по пользовательским оценкам

Добавить похожее на Измышление одиночества

Похожее по жанрам

биографический автобиографический философский
Сборник
Отпрыск знатной семьи, уроженец Северной Африки, Луций Апулей получил образование в Карфагене и Афинах, где основательно увлекся философией Платона и греческой литературой. Закончив обучение, Апулей переселился в Рим и, до вступления в права наследства, занимался адвокатской практикой. Получив значительную сумму и имущество, Апулей пустился в странствия. Когда закончились деньги, он вернулся в Рим и вскоре женился на состоятельной вдове, да так стремительно, что был обвинен в колдовстве и сам выступал в суде в свою защиту.
Обретя семью, занялся писательским трудом. Самыми известными его произведениями стали «Метаморфозы», а миф об Амуре и Психее до сих пор восхищает читателей.
(с) MrsGonzo для LibreBook

«Метаморфозы» и другие сочинения

Online
В марте 1965 года Томсону была заказана статья о мотоциклетных бандах Америки, в частности, о банде «Ангелы Ада». Через месяц статья была опубликована и так понравилась самим байкерам своей объективностью, что Томпсон стал свои в этой закрытой для обывателей среде.

Следующий год, получив заказ на написание книги, Хантер провел среди «Ангелов Ада2 колеся вместе с ними по городам и весям Америки, участвуя в анархическом буйстве их жизни, с безудержной свободой и особым образом жизни.

Журналист настолько вжился в байкерской среде, что уже и сам не мог определить: то ли он их изучает, то ли они поглощают всю его личность без остатка.

Результатом его наблюдений стала эта книга, самая честная из когда-либо написанных о бандах байкеров.
©MrsGonzo для LibreBook

Ангелы Ада

Hell's Angels: The Strange and Terrible Saga of the Outlaw Motorcycle Gangs

Харуки Мураками верен себе. Он делает то, что ему нравится, и так, как он считает это делать нужно. "Вот и эти беседы — это интересное переживание. Наш разговор не был интервью в общепринятом смысле. Не был он и пресловутой беседой двух знаменитостей. Мне хотелось — а вернее, неудержимо захотелось в ходе разговора — беседовать в естественном ритме сердца. …Главное — что по мере того, как в беседе раскрывался маэстро Одзава, в унисон открывался я сам". В итоге оказалось, что это два единомышленника с одинаковым жизненным вектором. Во-первых, они оба испытывают "чистую незамутненную радость от работы". Во-вторых, в них живет мятежный дух и вечная неудовлетворенность достигнутым — та же, что и в молодые годы. В-третьих, их отличает "упорство, жесткость и упрямство" — выполнить задуманное только так, как они это видят, кто бы что им ни говорил. А главное — Харуки Мураками и Сэйдзи Одзава по-настоящему любят музыку. Делятся своими знаниями, открывают новые интереснейшие факты, дают нам глубже заглянуть в этот прекрасный мир звуков, который наполняет сердце радостью. "Хорошая музыка — как любовь, слишком много ее не бывает. …Для многих людей в мире, она — ценнейшее топливо, питающее их желание жить".

Беседы о музыке с Сэйдзи Одзавой

Absolutely on Music: Conversations with Seiji Ozawa

Сборник

В книге «Встречи с людьми, книгами, городами» (1937) собраны очерки о писателях, о встречах с А. Тосканини, Б. Вальтером, анализ творчества И. В. Гете, Б. Шоу, Т. Манна и многих других.

Встречи с людьми, городами, книгами

Online
«Дневник для Стеллы» - один из самых интересных документов, оставленных потомкам великим и едким гением Джонатаном Свифтом. Он состоит из 65-и писем своей подруге Эстер Джонсон, с которой, возможно, Свифт был тайно обвенчан. Он назвал ее Стеллой, а в письмах был предельно откровенен и открыт. Поэтому они дают читателю единственную возможность узнать его подлинного, Свифта, сумевшего при жизни создать о себе легенду.
После смерти Свифта 25 заключительных писем дневника попали в руки священника и врача, наблюдавшего мыслителя в последние годы жизни. Первый издатель подверг их серьезной редактуре. Как и оставшиеся 40 писем, поправленные рукой родственника, Дином Свифтом, в руках которого они оказались. К счастью, большинство подлинников сохранились в Британском музее, и современные издания дневника печатаются без редактур.
(с) MrsGonzo для LibreBook

Дневник для Стеллы

Journal to Stella

Online
Симона де Бовуар — феминистка, жена Жан-Поля Сартра, автор множества книг, вызывавших жаркие споры.
Но и личность самой Симоны не менее интересна. Слухи о ней, ее личной жизни, браке, увлечениях не утихали никогда, да и сейчас продолжают будоражить умы.
У российского читателя появилась уникальная возможность — прочитать воспоминания Симоны де Бовуар, где она рассказывает о жизни с Сартром, о друзьях и недругах, о том, как непросто во все времена быть женщиной, а особенно — женой гения.

Зрелость

La Force de l'âge

Евгений Водолазкин — автор романов «Лавр», «Авиатор», «Соловьёв и Ларионов», «Брисбен», лауреат премий «Большая книга», «Ясная Поляна» и «Книга года». Его книги переведены на многие языки.

В новой книге «Идти бестрепетно» на первый план выходит сам автор. «Маленький личный Рай детства», история семьи, родные Петербург и Киев, Пушкинский Дом и занятия наукой, переход от филолога-медиевиста к писателю, впервые рассказанные подробности создания «Лавра», «Авиатора», «Брисбена»...

В откровенном и доверительном разговоре с читателем остается неизменной фирменная магия текста: в ряд к Арсению-Лавру, авиатору Платонову и виртуозу Глебу Яновскому теперь встает сам Водолазкин.

Случайная новинка
О книге
«Призвание писателя — быть блюдцем на спиритическом сеансе: крутиться в центре стола и составлять из букв тексты.

Писательство — это, по сути, называние. Присвоение слов тому, что волновало, но оставалось безымянным — будь то соленая хрупкость кожи после пляжа или проветривание (морозное марево в форточке) больничной палаты. Первым писателем был Адам, которому Господь дал право наименовать окружавших его животных. Давая животным имена, Адам перевел их из единичного в общее — и сделал достоянием всех.

Дело писателя — ловить музыку сфер и переводить ее в ноты. Быть, если угодно, „лучшим акыном степи“: петь о том, что видит. Что, подчеркну, видят и все там живущие. А поет — только он, потому что он способен превращать степь в текст».

Евгений Водолазкин

Идти бестрепетно. Между литературой и жизнью

Сборник
Фредерик Бегбедер – современный французский писатель, автор бестселлеров «Любовь живет три года» и «99 франков» — актуальных, саркастичных, умных. Такими же получились и беседы, которые Бегбедер в качестве литературного критика вел на протяжении ряда лет со знаменитыми писателями. Среди героев этой книги итальянец Умберто Эко, французы Мишель Уэльбек («Элементарные частицы», «Покорность») и Жан д`Ормессон («Услады Божьей ради»), американцы Чак Паланик («Бойцовский клуб») и Брет Истон Эллис («Американский психопат»), и многие другие замечательные авторы, принадлежащие к разным поколениям и литературным течениям. Читая книгу, легко почувствовать себя собеседником незаурядных, много на своем веку повидавших людей — словно сидишь с ними за одним столом, с бокалом хорошего вина, соглашаешься или подыскиваешь контраргументы. Присоединяйтесь, bon appétit!

Интервью сына века

Conversations d'un enfant du siècle

Пол Каланити - талантливый врач-нейрохирург, и он с таким же успехом мог бы стать талантливым писателем. Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом. Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому. Диагноз – рак легких, четвертая стадия – вмиг перечеркнул всего его планы. Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом? Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни – он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии. 

Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач

«Колосс Маруссийский» написан Генри Миллером под впечатлением от путешествия в 1939 году, и впервые опубликован в 1941 году.
Вечно безденежный Генри Миллер отправился в Грецию по приглашению своего друга, писателя Лоренса Даррела. Текст навеян событиями и впечатлениями от этой удивительной страны и людей, ее населяющих.
Так, Колоссом Маруссийским Миллер называет колоритного Георгоса Кацимбалиса, издателя и переводчика. С таким же восхищением Миллер описывает, с первого взгляда, рядовых греков. Его эмоциональное исследование дикой природы греческого духа свежо и актуально даже в наши дни.
Упоительная природа греческого средиземноморья покорила сердце писателя, проникла в его плоть и кровь. Миллер, как никто другой, передал свое видение этого великолепия в умопомрачительных метафорах.
Недаром же сам писатель считал «Колосса Маруссийского» своей лучшей книгой.
(с) MrsGonzo для LibreBook

Колосс Маруссийский

The Colossus of Maroussi

Online
Сборник
В июне 1867 года Марк Твен отправился в путешествие в Европу и на Святую землю на пароходе зафрактованном квакерами. Программа экскурсий сулила невыносимую тоску. Путешествие предполагала посещение Парижа, Милана, Флоренции, Венеции, Помпей, Константинополя, Севастополя, Балаклавы, Дамаска, Иерусалима, Назарета, Вифлиема и др.

В результате, родилась одна из самых провокационных и комичных книг в мировой литературе. В столкновении американских «новых варваров» с чопорностью Старого Света рождалось множество уморительных наблюдений. Радостно нанизанный на вертел живой сатиры Марка Твена, американский туризм в Европе предстает в удивительно самобытном свете.
(с) MrsGonzo для LibreBook

Простаки за границей, или Путь новых паломников

The Innocents Abroad, or The New Pilgrims' Progress

Online

В 1960 году Карлос Кастанеда был студентом антропологом Калифорнийского университета. Выбранной им областью исследований стали лекарственные растения, используемые индейцами, проживающими в пустынях юго-запада США и Мексики. В одной из своих поездок он оказался на автобусной станции вблизи мексиканской границы. Коллега познакомил Кастанеду со старым индейцем племени Яки, человеком, имеющим обширные знания в области лекарственных растений. Человек, назвавшийся дон Хуан Матус, согласился поделится всем, что он знал.

Так началось десятилетнее обучение по пути брухо (знахарь или шаман), который окончательно угробил идею быть ученным и написать диссертацию. Позже, Кастанеда признал, что то, что начиналось как объективное исследование эволюционировало в автобиографию, в которой автор, под руководством дона Хуана, сам превратился в объект исследования.

Перечитывая свои полевые записи, Кастанеда приходит к пониманию, что Дон Хуан знал: психотропные растения являются лишь средством для проникновения и понимания альтернативной реальности. В этой книге предлагаются новые идеи, исключенные из классических томов Кастанеды
©MrsGonzo для LibreBook

Путешествие в Икстлан

Journey to Ixtlan

Сергей Тимофеевич Аксаков работал над созданием «Семейной хроники» почти полтора десятилетия. При ее создании, писатель столкнулся не только с цензурными трудностями, но и сопротивлением родных и знакомых, многие из которых все еще были живы, и не желали, чтобы факты их личной жизни стали общественным достоянием. Поэтому, многие имена и фамилии Аксаков был вынужден изменить.

«Семейная хроника» составлена из пяти самостоятельных отрывков. Первый из них начинается переездом семьи в Уфимское наместничество. Второй коснется замужества и начала семейной жизни родителей писателя. И только затем последуют собственные воспоминания писателя.

Все отрывки создают удивительно целостную картину русского помещичьего быта конца 18-го века
©MrsGonzo для LibreBook

Семейная хроника

Online
Если вы подумали, что перед вами роман Джойса, то это не так. На сцену выходит актер и писатель Иван Охлобыстин со своей сверхновой книгой, в которой «Uliss» — это… старинные часы с особыми свойствами. Что, если мы сумеем починить их и, прослушав дивную музыку механизма, окажемся в параллельной реальности, где у всех совершенно другие биографии? Если мы, как герои этой захватывающей прозы, сможем вновь встретиться с теми, кого любили когда-то, но не успели им об этом сказать в нашей быстро текущей жизни? Автор дает нам прекрасную возможность подумать об этом. Остроумный и живой роман, насыщенный приключениями героев, так похожих на нас, дополнен записками о детстве, семье и дачных историях, где обаятельная и дерзкая натура автора проявляется со всей отчетливостью.

Улисс

Оцените Измышление одиночества


Добавить похожее на Измышление одиночества