Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Лукоморье. Курс боевого мага
Глава 2

Утром я был разбужен самым возмутительным образом. Кто-то рявкнул:

– Вставай, Колья Дикий! Я пришел!

Я лениво приоткрыл один глаз. Посреди комнаты торчал тип, как сейчас говорят, кавказской национальности, ростом под два метра, и смотрел на меня, явно рассчитывая на эффект своего рева. Зря он так рассчитывал.

– Ну пришел! Так что мне теперь, ямки копать? – лениво отозвался я.

– Какие ямки? Зачем ямки? – заволновался тип.– Я за тобой пришел.

За мной? Интересно. Это что, киднеппинг?

– А ты кто?

– Я Алим Хусейн ибн Хурды-Торнум! Младший преподаватель.

Ого! Вот это загнул. Стоп! Кажется, кто-то назвал меня диким?

– Так вот. Меня зовут Коля, а не Колья! А что касается дикого, то неизвестно еще, кто из нас дикий.

– Э-э-э! – протянул этот Алим.– Пока не зарегистрирован – дикий! Вставай!

– Куда вставай! Я же только заснул! – Я повернулся к стене с твердым намерением еще подремать пару часиков.

– Ну сам виноват! – услышал я его вздох.

Кровать, которая была столь надежна и мила моему телу, исчезла. Вернее, исчезла не кровать, а мое тело перестало ее ощущать. Я открыл глаза. Кровать вместе со стеной вдруг резко уехала в сторону, и я завис над полом. Края одеяла свисали по бокам.

– Эй! Ты что это делаешь, а? – завопил я, зажмуривая глаза и с обмиранием ожидая неминуемого падения на пол.

– Опустить? А?

Я приоткрыл один глаз и осмотрелся. Нет. Вишу, или висю. Короче, завис. Кажется, надо мной издеваются?

– Положи, где взял! – потребовал я.

– Э! Зачем кричать? Опусти ножки на пол, да!

Свирепея, я последовал указанию этого типа. Опустил ноги на холодный пол. Одеяло соскользнуло на него же. Покачнулся, но равновесие удержал! Алим Хусейн ибн кто-то откровенно скалился, довольный своей шуткой.

– Справился, да? А если я тебя сейчас пульсаром шарахну? – разозлился я. Поставил руки одну над другой. А смогу ли?

– Э! Пульсаром не надо! – Алим сделал какой-то жест. Вокруг него вспухло светло-зеленое прозрачное облачко и растаяло. Интересно.

– Защитный экран? – с деловым видом поинтересовался я.

– Защитный кокон,– поправил меня Алим.– Защитный экран – плоский, а кокон – объемный. Давай, Коля, собирайся. Действительно, нам надо уже идти.

Бурча, что даже на том свете покоя не найти, я всполоснул лицо из тазика, куда налил воды из кувшина, стоявшего в углу на тумбе. Вытерся полотенцем, висящим на спинке кровати. Оделся и, прихватив книгу, вслед за Алимом покинул помещение.

Мы вышли из терема. Силыча за стойкой не было. Там вообще никого не было! Алим с некоторым, на мой взгляд, напряжением щелкнул пальцами, и перед нами развернулся портал. Ну да, самый настоящий портал. Как их описывают писатели. Ярко-синяя рамка. Внутри рамки совершенно другой пейзаж, отличный от того, что нас окружал. Алим подтолкнул меня в спину и шагнул в портал вслед за мной.

Я с любопытством огляделся. Дорожка, на которой мы стояли, была не очень широкая. Она шла через лес. По сторонам, то здесь, то там, были видны домики. У домиков торчали столбики с фонариками. К каждому домику были прикреплены таблички с именем хозяина.

Мы двинулись по этой дорожке. Вопреки моим ожиданиям Алим больше меня за руку не хватал и через порталы не тащил. И то хлеб! Мы неспешно шли по дорожке и общались.

– Мне сказали, что придется здесь жить, а у меня ничего нет,– озабоченно проинформировал я Алима,– только книга да кое-какая мелочь по карманам, и всё. Если мне тут надо будет жить, где я могу получить все необходимое?

– Э. Не волнуйся, да! Студиозы получают форму и вещи бесплатно! Ну конечно, если там погулять или пойти в корчму, то нужны деньги. Стипендии обычно не хватает. Приходится выкручиваться, кто как может.

– Какие студиозы? Мне говорили, что это Школа.

– Школа – это название. А на самом деле это больше похоже на университет.

– У вас здесь все колдуны? – поинтересовался я.

– Да не колдуны! – поморщился Алим.– Маги! Темные и светлые маги. Я считаю, что у нас все, кто владеет Даром,– это маги. Но Даром владеют как раз не все. Нас, магов, не очень много. Еще меньше тех, кто владеет Даром сильным, выше третьего уровня. И две трети из них – темные.

Вот так так.

– Почему?

– Темная тропа дается легче. О конечной плате или не думают, или стараются не думать,– вздохнул Алим.– Думаю, что конечная плата будет очень большой!

– А у меня какая тропа?

– Вот это решать тебе! Ты можешь выбрать темный путь или светлый. Но когда выберешь – всё! Сойти с выбранного пути очень тяжело, практически невозможно.

М-да! Перспективочка та еще!

– А ты светлый?

– Да.

Я с удивлением отметил, что весь кавказский антураж Алима, которым он щеголял в начале встречи, исчез. Речь его была чистой, без акцента. Я спросил его и об этом.

– Я почувствовал, что ты ждешь именно такой речи,– улыбнулся Алим,– пошел тебе навстречу.

– Ты что, мысли читаешь? – испугался я.

– Нет, я чувствую эмоции. Я – эмпат.

Эмпат? Это что еще за зверь? Да, что-то он говорил про уровень Дара.

– А у тебя этот самый уровень Дара какой?

– У меня? Четвертый, усиленный.

– Что такое – усиленный?

– Ну как бы тебе объяснить? – Алим в раздумье пошевелил пальцами.– Иногда сильные маги делятся с кем-то своими силами. Резерв сил, таким образом, становится больше. Я могу использовать заклинания, на которые в обычном состоянии у меня сил не хватило бы.

Из-за очередного изгиба дорожки выплыло здание. Табличка на нем гласила: «Регистрация».

– Нам сюда,– заявил Алим, сворачивая к зданию.

Так вот она какая – регистрация. Сейчас меня тут как зарегистрируют, и привет, Митькой звали. Я поплелся за ним, чувствуя внутри неприятную слабость.

Мы вошли в небольшое фойе с тремя дверями, не считая входной. На них таблички: «Первичная регистрация», «Изменения статуса», «Регистрация нарушений». Ну естественно, Алим направился в «Первичную регистрацию». Куда же еще?

За столом, уставленным различными канцелярскими принадлежностями, восседал сурового вида дядька в строгом деловом костюме с галстуком и в очках. Рядом со столом стоял пюпитр, на котором лежала стопка бумаг, и из старомодной чернильницы торчало перо, по моему мнению выдранное из какой-то экзотической птицы типа павлина. Дядька заинтересованно листал газету, что-то бормоча себе под нос.

– Первичная регистрация,– известил Алим.– Здравствуйте!

Дядька поднял на нас глаза. В глазах мелькнуло узнавание. Значит, они знают друг друга.

– Здравствуйте, тан Алим! – подтвердил мои подозрения дядька.– Начнем?

Алим кивнул и подтолкнул меня вперед. Дядька поднялся из-за стола, открыл массивный сундук и вытащил какую-то каменюку. У каменюки была срезана и отшлифована одна сторона. Дядька направил каменюку на меня и сказал:

– Начинаем первичную регистрацию,– после чего покосился на перо. Я тоже покосился на перо. Перо отнеслось к этому индифферентно, то есть никак. Дядька прокашлялся и уже громче повторил предыдущую фразу, после чего снова посмотрел на перо. Я тоже посмотрел на перо. Перо и к этому отнеслось индифферентно, то есть никак. Дядька положил каменюку на стол, шагнул к пюпитру и вдруг шарахнул по нему кулаком.– Начинаем первичную регистрацию!!! – заорал он на перо. Я подпрыгнул от неожиданности, перо тоже, потом выскочило из чернильницы, уронило на пол пару капель чернил, после чего зависло над верхним листом из стопки. Дядька удовлетворенно вздохнул, взял каменюку и снова направил ее на меня. Я оторопело выдохнул. Порядочки тут, однако! – Бутенко Николай Петрович…

– Да, это я,– несмело сказал я.

– Это не вопрос, а утверждение! – сварливо сказал дядька. Перо заскрипело по бумаге, время от времени мокаясь в чернильницу. Класс! Я такое же хочу!

– Пол – мужской,– вынес вердикт дядька. Проницательный какой!

– А то это не видно! – ядовито заметил я.

– Не мешайте процессу! – последовало сердитое замечание.– Это не писать! – бросил дядька перу. Перо со скрипом зачеркнуло что-то на бумаге. Это что, свободу слова давят? Гады!

– Уровень Дара… – тут дядька начал особенно внимательно в меня всматриваться,– четыре.

Да он же не прав! Что было сказано во время моего пленения?

– Эй! А Викентий Анатольевич сказал, что у меня уровень два! – возмутился я.

– Не может быть два, если кристалл показывает четыре,– заявил дядька.

– Не волнуйся, Коля, – успокоил меня Алим. – У тебя это был спонтанный выброс силы, а при этом уровень может существенно подниматься.

– Зарегистрирован Кущиевской районной регистрацией,– торжественно закончил дядька, повернулся к пюпитру, выдернул верхний лист и бегло начал его прочитывать.– Экземпляр на бланке вчистовую! – приказал он перу. Перо снова зашуршало над новым листом, который вылетел из лотка и лег на пюпитр. Выхватив новый лист, дядька шагнул ко мне. Перо облегченно шмякнулось в чернильницу.– Протяни правую руку над листом,– потребовал он.

– А нужно? – поинтересовался я. Что-то не хотелось мне протягивать руку.

– Нужно! – категорически заявил этот местный бюрократ.

Я вытянул руку. С листа поднялся зеленоватый дымок и… втянулся в мою ладонь.

– Вы зарегистрированы,– торжественно провозгласил дядька.– Про ответственность за нарушения можете ознакомиться в отделе «Регистрации нарушений».

Этот тип утратил к нам интерес, спрятал листок в папочку, чистовой экземпляр отдал мне и снова уселся за стол.

Алим облегченно вздохнул и направился к выходу. Я, чуть помедлив, рассматривая ладонь, последовал за ним. Ладонь моя. Изменений не замечено, новых ощущений тоже.

– А теперь куда? – поинтересовался я, выйдя на дорожку.

– Теперь в Школу,– решительно заявил Алим.

– Тоже пешком?

– А ты имеешь что-то против? – насмешливо приподнял на меня бровь Алим.

– Да не так чтобы очень,– смешался я,– просто на дальние расстояния транспорт какой-нибудь не помешало бы. У вас что, нет такого понятия?

– Есть. Кареты и порталы. Правда, кареты за территорией нашего городка, а порталы – стационарны. Есть еще корабли и воздушные шары. Вроде бы всё. Да, еще, если умеешь левитировать, то можно пролететь какое-то расстояние.

– А, значит, отсюда мы можем только ножками?

– Да.– Алим вздохнул.– Навешивать портал – это искусство сильных магов. Не с моим четвертым уровнем, пусть даже и усиленным. Временный портал – действие первого уровня. Да и сил он отбирает немерено. Тан Горий, наш директор, после создания каждого портала отходил неделю, не меньше. А их же надо еще привязать к источнику энергии, для подпитки.

– А сюда мы же через портал попали? – изумился я.

– Это было одноразовое заклинание из амулета,– почему-то смутился Алим.

– А почему этот Горий сам не подпитается от этого источника?

– Напрямую? Да это невозможно! Попытавшийся сразу сгорит. Кстати, называй его тан Горий. Тан – это уважительное обращение к магу, как лэр – к дворянину.

– Ну ничего себе! У вас что, Средневековье? Дворяне есть? Вся власть у них в руках?

– Сейчас уже нет. Но дворяне есть, и их уважают. Есть король, и его уважают. Но все решения принимает Совет Магира. Его решения выполняют. Устройство власти ты будешь изучать в Школе. Тебе повезло, что ты попал к нам сейчас. В эту декаду мы набираем первый курс. Попал бы к нам в другое время – пришлось бы ждать.

– Декаду?

– Ты должен понимать, что единицы измерения у нас иные.

– А язык тот же?

– Язык разный… Как и у вас. Тан Горий говорит, что у нас вектор времени чуть-чуть смещен. В этой реальности есть много выходцев из вашей. Мы курируем вашу реальность. Если при рождении ребенка выявляется наличие Дара, то мы его изымаем и переправляем сюда. А команды зачистки делают так, что никто ничего не замечает.

– Ага! А как же я?

– Ты – другой случай. Дар не всегда проявляется сразу. Хотя, конечно, можно определить его наличие даже в зародыше. Тебя просто проморгали. И кто-то за это понесет ответственность. Уж Мари не упустит возможности насолить Смотрящим.

– Мари – это Маришка?

– Она самая! Смотри не назови ее так без ее разрешения! Она ведьмочка еще та. Потом долго и больно об этом будешь вспоминать, сидя на листочке кувшинки и ловя языком комаров.

– А почему вы у нас магов забираете?

– В вашей реальности, вернее, в твоей прежней реальности, ты ведь теперь принадлежишь нашей, очень плохо и вредно быть магически одаренным. Сожрут и не поморщатся. Туда запускают только магов со специальными полномочиями.

– Ага! Для того чтобы спереть очередного ребенка! – саркастически заметил я.

– Ну не только.

– Ну да! Амнезию всем остальным устроить!

– Амнезия, если мне не изменяет память…

– Это как раз когда тебе изменяет память!

– Ну тут не изменяют, тут заменяют память! А ты что-то зол!

Я зол? Я был не зол, я был в ярости!

– Не я к вам пришел, а вы за мной пришли и забрали сюда, не спрашивая моего согласия! Не я пришел зарегистрироваться, а меня привели под твоим конвоем и зарегистрировали, как вещь какую-то!

Я уже почти кричал на Алима. Алим выдержал паузу, внимательно и спокойно глядя на меня.

– Давай не будем кричать! – рассудительно попросил он.– Разберемся, и ты сам для себя все решишь.

– Ну давай разбираться,– после некоторого молчания согласился я. Вообще-то я человек не конфликтный, просто тут меня достало то, что не я управляю событиями, а они, события, управляют мной. Этим демаршем я спустил пар и теперь был готов выслушать то, что хотел сказать мне Алим.

– Ты хоть представляешь себе, что будет, если в реальности Земля определят мага? Я не стану тебе рассказывать о спецслужбах и методах, которые они используют. К сожалению, бывали случаи, когда в лапки спецслужб попадали наши. Что с ними делали, ты можешь догадаться сам. Вот и было решено, что на Землю нужно посылать специально подготовленных, сильных, умеющих и могущих действовать в экстремальных условиях магов. Были организованы органы, наблюдающие за реальностью Земля. Их задача – следить, чтобы не было случаев проявления магии, выявлять и эвакуировать людей, владеющих Даром, корректировать память тех, кто был свидетелем магических проявлений…

Алим прервался. Что-то изменилось! Он вдруг напрягся, глядя в направлении нашего движения. Там какое-то существо пересекало дорожку, я не мог понять какое – что-то типа крысы, вставшей на задние лапки и с узелком в передних.

– Стоять! – рявкнул Алим, резко выпрямляя руку в направлении существа. Мне показалось, что из его раскрытой ладони вырвался какой-то сгусток и мгновенно унесся в сторону существа. Существо замерло. Алим стремительно двинулся к нему. Мне ничего иного не оставалось, как припустить следом.

Я подбежал к Алиму, который, нахмурившись, рассматривал непонятное существо, одетое в непонятного происхождения шкурки. Ростом оно было примерно в полметра, с черной мордой, круглыми желтыми глазами с вертикальными, как у кошки, зрачками, маленьким носиком и широкой жабьей пастью. Существо уставилось в даль и, как мне показалось, даже не дышало. В одной лапке оно держало сверточек из лопуха. Я заглянул в сверточек. Там было три маленьких яичка, белых в синюю крапинку.

– Что это? – спросил я у Алима.

– Не что, а кто,– поправил меня Алим.– Если ты раньше не видел кикимору болотную, то можешь познакомиться сейчас.

Алим вытащил из кармана какой-то камень и начал, что-то бормоча себе под нос, тыкать в него пальцем. Потом приложил камень к уху.

– Ух ты!!! Мобила!!! – восхитился я.

Алим сделал мне знак помолчать и заговорил в камень:

– Говорит Алим Хусейн ибн Хурды-Торнум, младший преподаватель Школы. Ребятки, это вы Латное болото контролируете? – Тон Алима был опасно мягким. После некоторой паузы он заговорил уже другим тоном.– Так почему вы периметр не держите? Кикиморы по лесу как у себя дома разгуливают, птичьи гнезда разоряют! Быстро берите ноги в руки и на десятую версту! Или мне эту кикимору в Школу отнести и директору подарить?.. Не хотите?.. Жду!

Алим присел на траву около замершей кикиморы и сказал:

– Подождем этих ротозеев, потом пойдем. Тут уже недалеко.

Я присел рядом с Алимом и подумал: если мне еще предстоит здесь пробыть какое-то время, то нужно как можно больше узнать об этом мире. Сколько раз в прочитанных мною книгах герои, не зная окружающего их мира, попадали впросак. Судя по всему, Алим был не прочь скоротать время в ожидании «этих ротозеев» за беседой.

– Алим, а тут время течет не так, как на Земле?

– Правильно говорить – реальность Земля,– устраиваясь поудобнее, заметил Алим.– У нас сутки чуть-чуть короче, но этого хватает для того, чтобы тут прошел, к примеру, год, а в реальности Земля – месяцев одиннадцать. Но абсолютное время течет одинаково.

– Я видел тут эльфов. А другие разумные расы тут есть?

– Как правило, во многих реальностях, где есть жизнь, есть существа, есть и разнообразие разумных рас. Здесь у нас существуют еще дроу, гномы, гоблины, орки, встречаются даже иногда тролли. В других реальностях есть и еще много разных существ. Всех и не перечислишь.

– Когда меня сюда перетащили, я видел, что у вас есть компьютеры и другая техника, как это сочетается?

– Я сюда попал тоже из реальности Земля, но сразу после рождения,– вздохнул Алим.– Тан Ратий, который меня вытащил, потом взял меня в свою семью, что бывает крайне редко. Там, на Земле, существует стационарный пункт, где есть вся эта техника. Здесь электричества и компьютеров нет. Зачем? Есть магия. Она во многом заменяет все эти земные вещи.

– А скажи мне, там говорили, что пульсар – это второй уровень. Я читал, что пульсар – одно из самых простых заклинаний.

Алим некоторое время смотрел на меня, а потом расхохотался:

– Откуда вашим писателям может быть известно, что легко, а что тяжело? Ты знаешь, сколько энергии надо затратить на производство того или иного магического действия?

– Ну не знаю. Хотя я, к примеру, первое, что сделал, так это пульсар. Заклинания при этом я не знал!

– Вот это и есть загадка! Для производства магического действия нужны три составляющих: энергия, жест и слово. Если хоть чего-то не хватает, действия не будет!

– А ты умеешь делать пульсары?

– Коля, пульсары бывают разные. Есть поисковые, есть боевые и есть для освещения. Поисковые я сделать могу. Для освещения тоже. Но боевые – это выше моего уровня.

– Что меня ждет в Школе?

– Узнаешь. Обычно при поступлении определяют наличие Дара, специализацию и сторону.

– Какую сторону?

– Темный ты или светлый. Это очень важно для обучения.

– У вас войны между ними? – Я вспомнил «Дозоры» Лукьяненко.

– Между кем? – не понял Алим.

– Ну между светлыми и темными.

– Да нет. Каждый занимается своими делами. Конечно, если пересекаются интересы, то могут быть конфликты. Но они решаются на уровне самих магов при помощи магических дуэлей. Ты это все узнаешь потом. А вот и те, кого мы ждем!

Из-за поворота появилась пара контролеров. Их можно было принять за Пата и Паташона настолько они отличались друг от друга. Один – высокий, под стать Алиму, второй – низенький и бородатый, ростом едва ли до моей груди, скорее всего гном. Оба широкоплечие и хмурые. Ну это понятно! Сидели себе, никого не трогали, а тут – бац! Оказывается – прошляпили! И кто заметил? Преподаватель из Школы. Последствия этого для них были весьма туманны.

– Привет! – буркнул высокий.– Где кикимора?

– Привет! – ответил Алим.– У тебя как со зрением? Перед тобой что стоит и вдаль смотрит?

Гном молча подошел к кикиморе, сграбастал ее левой рукой и сунул себе под мышку.

– Слышь, препод, давай об этом никому не говорить, а? – предложил гном.– Потом как-нибудь сядем, поляну накроем.

– Да ладно,– усмехнулся Алим.– Бывает! Сочтем это рабочим моментом.

Сделав нам ручкой, высокий и гном с кикиморой под мышкой исчезли за поворотом. Я, оторопев, наблюдал проявление круговой поруки на уровне младшего магического персонала.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть