ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Мужчина из научной фантастики
Глава 4

Спустя пять минут после окончания собеседования я завершила заполнение документов и, подойдя к ближайшему терминалу, перебросила файл, проверив, все ли правильно отправлено. Теперь дело за ними.

Чтобы дождаться подтверждения о зачислении, мне пришлось подождать, пока не завершится второе собеседование и поступающие не закончат с оформлением. Звонить Женьке, советоваться о своем выборе, я не стала, потому что боялась, что она меня переубедит, а теперь уже нет смысла – все решено. В итоге я получила все, что хотела и даже сверх того, пусть за это мне и придется заплатить цену намного выше запланированной. На душе царил покой.

И именно поэтому я могла уделить внимание людям, которые в эту трехлетку вместе со мной попытали счастье. Из той половины, которая осталась после теоретического экзамена, я думала, поступят все, раз нас просили прийти на собеседование. Ан нет. Некоторые выбегали из аудиторий в волнении или в слезах еще при первом собеседовании, некоторые – при втором. Но теперь можно было точно определить, кто поступил, а кто нет, так как те, кому не повезло, должны были покинуть Академию.

Людей было просто огромное количество, ведь экзамены шли в несколько потоков. Я рано подала документы, поэтому и была в первой группе при сдаче теории и прохождении испытаний, но это не значит, что моя группа была единственной. Чтобы отобрать такое огромное количество претендентов, Звездная Академия работала три дня круглосуточно и в чудовищном темпе.

Когда время уже приближалось к двенадцати, ко мне подошла Разак.

– Ну что? Надеюсь, вы сделали правильный выбор?

Улыбнувшись ей, я ответила:

– Спасибо, я тоже на это надеюсь.

Но продолжить диалог дальше нам не дали, так как в вестибюле появился человек в чине капитана, который призвал всех к вниманию.

– Рад сообщить, что первый тур собеседования закончен. Мы обработали все документы и произвели зачисление. Поздравляю новых студентов Звездной Академии с поступлением. Теперь вы можете подойти к терминалу вашего направления и получить студенческую карточку, которая будет основным пропуском и документом. Остальное вам сообщат и выдадут на официальной церемонии зачисления, которая произойдет послезавтра в шесть часов. После этого планируется банкет с последующей переброской вас к учебным корпусам, где на следующий день и начнется обучение. Поэтому к моменту отправки все ваши вещи должны быть собраны и находиться при вас. До свидания.

Улыбнувшись грымзе еще раз, я пошла к военному медицинскому терминалу, чтобы получить студенческую карточку. И, прежде чем покинуть здание Академии, полюбовалась каменным выражением лица Разак. Жизнь удалась!

На этот раз домой я ехала в такси, а у Евгении меня ждал не скандал, а сгорающая от любопытства хозяйка квартиры.

Стоило мне открыть дверь и пройти внутрь, как на меня тут же накинулись:

– Доставать шампанское или нет?

– Доставай!

После этого ответа побратима закричала и бросилась на меня – обниматься. Но мое усталое тело, не выдержав такого напора, отклонилось назад, и мы упали на пол.

– Женя, ты кабан!

– Неправда. Все ракши стройные!

– Не льсти себе, – ответила я, поднявшись на ноги и проверив целостность своих ребер.

– Так, пошли в гостиную, будем пить!

– Пожалуй, только я будильник заранее поставлю: мне завтра вещи идти собирать.

– Это да. Трудно тебе придется. Но все по порядку, пошли.

Сначала были тосты, тосты и еще раз тосты. И только когда мы опустошили две бутылки, посыпались вопросы. Я честно рассказала о том, как сдавала теорию, физподготовку и какое впечатление на меня произвела Академия.

– Да, трудно тебе пришлось. Они там большие живодеры. Но ты молодец. А она действительно такая прекрасная?

– Не то слово. Каждая ее частичка, каждый кусочек неподражаемы.

– Смотри не влюбись. А то отколупаешь там чего-нибудь – и тебя выгонят.

– Постараюсь.

– Ну, а сегодня?

– Начало я тебе уже рассказала. А потом я пошла на второе собеседование.

– Зачем?

– Что значит зачем? Тебе больше не наливать?

– Вот еще!

Язык подруги заплетался.

– Хорошо. Ты прошла второе собеседование и поступила на свое гражданское отделение, хоть и немного обрезанное. Так?

– Нет.

– Как это нет? Тогда что это мы здесь празднуем?

– То, что я поступила в Звездную Академию на военное отделение с направлением в прямую медицину.

В это мгновение Женя подавилась вином и, обдав меня им, закашлялась. Я же отерла лицо и постучала ей по спине – изо всей силы так постучала.

– Ты в своем уме?!

– Конечно.

– У меня старший брат на этом отделении. Ты там не выживешь!

Хмель подруги как ветром сдуло.

– Ты знаешь, как приободрить человека.

– Фиса, я тебе серьезно говорю. Ты не представляешь, на что согласилась. Ты же теперь военная!

– Ага!

– На это отделение поступают люди, у которых узкоспециализированная профессия, недостаточная квалификация для того, чтобы комфортно устроиться на планете, или люди, любящие опасную жизнь!

– Сейчас же не идет война. Да и с кем воевать?

– Пираты?

– Бывает…

– Разные инфекции и другие опасности, которые подстерегают любого гуманоида на малоизученных или только открытых планетах!

– Я хоть и не вирусолог, но могу тебе сказать, что и на Землю вполне может попасть тот же ниранский лишай. Пока получат очередную вакцину, процентов десять населения вымрет. А мне введут ее одной из первых.

– Ты сумасшедшая.

– Нет. Я – реалистка.

– Надеюсь, пригласишь меня на банкет?

– Конечно, на неофициальный. Церемония зачисления только для студентов.

– Ну как же я могла забыть? Простым смертным вход в Великую альма-матер закрыт.

– Именно. Поэтому мне интересно, как ты узнала про банкет?

– Ну, во-первых, он проводится каждые три года при зачислении. Во-вторых, такое мероприятие было и у брата, но меня с собой не взяли, сказав, что мне нет хода в святая святых. Ну а, в-третьих, Данар со своей группой в этот набор следит за порядком на церемонии и празднике.

– А нас пропустят?

– Каждый новоиспеченный студент Академии имеет право пригласить на праздник двух гостей.

– Тогда нет проблем. Заодно поможешь вещи перенести.

На это подруга вопросительно приподняла брови.

– Нас сразу после мероприятия перебросят к учебным корпусам.

– Странно…


Утром, когда прозвенел будильник, голова у меня раскалывалась. С чего бы? Вроде вчера выпили совсем немного.

А за завтраком ко всем прочим ощущениям добавилась уверенность, что день сегодня будет непростым. Надо ли говорить, что в таком настроении идти за вещами совсем не хотелось. А надо.

К своему старому месту жительства я подходила с мыслью: «Есть ли кто внутри?» И как только, считав мой отпечаток пальца, дверь открылась, поняла, что есть. На кухне слышался разговор на повышенных тонах. Но удивил меня не тот факт, что папа приехал, а то, что он кричит. Я такое вообще только три раза в жизни слышала.

Войдя в квартиру, я сразу направилась в свою комнату и начала складывать личные вещи, книги, одежду, которая вряд ли мне пригодится. Это на гражданском отделении студенты одеваются, как хотят, а у меня теперь будет форма синего цвета. Жаль, оттенок мне не подходит.

Когда уже практически все было собрано и упаковано, ко мне зашел отец – один из немногих людей, чье мнение для меня действительно важно. Он самый замечательный! Когда он со мной говорит, его зеленые глаза всегда наполнены добротой и мудростью. Папа, кстати, как и моя мать, чистокровный землянин среднего роста, худощавый, с открытым лицом и рыжими, чуть волнистыми волосами, слегка тронутыми сединой. К медицинским возможностям нашего времени отец прибегает редко, считая, что наука – это необходимость, а не повседневность.

– Привет, котенок. Уезжаешь?

Я поднялась и обняла отца. Всю жизнь он был для меня самым надежным и понимающим человеком.

Оторвавшись от родителя, я начала закрывать коробки.

– Значит, уезжаешь. Может, поговорим?

– Конечно. Ты, наверное, хочешь знать: поступила ли я в Звездную Академию?

– Естественно. Ты же знаешь, сам мечтал там учиться, только на военном отделении, но не хватило физической подготовки.

– А у меня хватило. Вот студенческая карточка. – И, достав из кармана документ, я протянула его папе.

Он, рассмотрев его, вскинул глаза и с тревогой спросил:

– Ты уверена в своем выборе?

– Нет. Но ты ведь знаешь, как говорит дедушка, что все, что ни делается…

– …все к лучшему.

– Поэтому выбор сделан, и теперь нужно идти дальше, а не метаться в сомнениях.

– Умная девочка.

– А то! Ты придешь на банкет?

– А надо ли? Тебя же потом сразу увезут. Лучше простимся здесь.

После этих слов на меня накатило облегчение. Конечно, я любила отца и была бы рада видеть его на столь важном мероприятии, но тогда я бы не смогла отвлечься от наших конфликтов с мамой.

– Ты сильно на нее обижаешься? – Родитель, как всегда, знал, о чем я думаю.

– Да. Ее поступок… Слов не нахожу. Не будь она моей матерью, я бы такого не простила. Да и сейчас обида не сразу пройдет.

– А она еще не знает, что ты поступила!

– Пусть скажет спасибо себе: это ее действия спровоцировали такое решение.

– Нет. Они послужили толчком, но ты все равно бы не отказалась от своего любимого космоса.

– Может, ты и прав…

Закончив с комнатой, я села и огляделась, чтобы убедиться, что ничего напоминающего о себе не оставила.

– Она на кухне?

– Да. Пьет чай с ромашкой.

– Сам скажешь?

– Конечно. И побуду пока тут. Ей будет трудно это принять.

– Не сомневаюсь.

Потом я стала обходить комнаты, одну за другой, стирая следы своего проживания в них. В самую последнюю очередь зашла на кухню и взяла свои любимые кружку и чайную ложку.

– Я так понимаю, ты съезжаешь? – ровным голосом спросила мама, не глядя в мою сторону.

– Да. Так будет лучше.

– Кому?

– Думаю, в первую очередь тебе. Ты ведь теперь будешь очень занята, контролируя свой рейд по медицинским учреждениям Земли.

Тут она посмотрела на меня, и мы на несколько мгновений встретились взглядами. А потом я развернулась, взяла вещи и, попрощавшись с отцом, ушла.


Но самое трудное оказалось впереди. После того как я пришла от родителей и мы с Женькой перетерли все произошедшее, мне пришлось разбирать вещи, в коих было очень много хлама, который был не нужен, но не доходили руки выбросить.

Были вещи – их я оставила как память о детстве, юношестве или о значительных событиях в своей жизни. Любимые книги, которые приобрела в бумажном варианте, тоже отложены в сторону.

Потом настала очередь одежды. Прекрасно понимая, куда я лечу учиться, мною были отобраны только самые практичные вещи и нижнее белье. И то для увольнительных. В остальное время придется носить форму.

Книги, дорогие моему сердцу личные вещи, а также всякие статуэточки и другие сувениры были сложены в коробку до лучших времен. Они останутся у Женьки, пока я не окажусь на новом месте жительства и не определюсь с правилами и окружением – а то мало ли что.

А вот одежда, вещи личной гигиены и все, что я считала для себя необходимым, тут же полетело в сумку, и не в одну. Оказывается, у меня очень много вещей, без которых нельзя прожить.

Еще очень много времени было потрачено на закачивание самой разнообразной информации на коммуникатор. От практически всей известной мне литературы по медицине до другой литературы и программ, которые хоть как-то могут мне пригодиться. Уже вечером, поняв, что я слила чуть ли не половину космической сети, мною было принято решение добавить еще и художественные книги. Не то чтобы я рассчитывала, что у меня будет время их читать, но на всякий случай. Еду ведь не на три дня в гости, а на десять лет, и неизвестно, как у них там с правилами и сетью.

Но моя неосведомленность продлилась недолго, по крайней мере в отношении правил.

Когда мы с побратимой пили на кухне чай перед сном, мне пришло сообщение, содержащее в себе четыре файла. В них были правила Звездной Академии, которым подчинялись все студенты без исключения, ее карта, права и обязанности военного и Военный устав. Открыв последний, я поняла, как попала!


Главный зал был еще больше вестибюля, и здесь находились около девяти тысяч человек. Было людно, шумно и душно. Осмотревшись вокруг, я пришла к выводу, что приходить надо было раньше, так как все уголки и места около стен были заняты.

Походив по залу еще минут пять, я услышала шепоток и движение.

Церемония начинается.

И точно – пробившись ближе к возвышению, на котором стояли кресла и кафедра, я увидела выходящих гуманоидов в черной форме. Странно, но от гражданских было всего два человека.

Много читая о Звездном флоте, я знала, что он в основном относится к силовым и исследовательским структурам. Нет, конечно, у Союза были и другие корабли, которые не относились к основной армаде, но их было немного. Крупными грузовыми перевозками занимались корпорации, а если что-то особенное требовало доставки, то тогда этим занимался флот. Но основной его задачей являлось исследование новых миров и отслеживание порядка в космосе.

Тут вперед выступил глава Академии и начал речь:

– Я приветствую наших новых студентов. Перед тем как вам сообщат нужную информацию, вы должны дать обязательство о неразглашении сведений, которые прямо или косвенно касаются Звездной Академии.

На моем коммуникаторе появилось сообщение. Приложив к нему палец, я поставила подтверждение на требуемом документе и отправила обратно.

Где-то минут через пять Надаро продолжил:

– Вот и прекрасно. Как вы знаете, только тридцать процентов нашей Академии занимает гражданское отделение, и теперь оно может быть свободно и отправляться на банкет. Ему всю дополнительную информацию предоставят завтра главы факультетов.

После этих слов около двух тысяч человек покинули зал, и дышать стало несколько легче.

– Теперь с военными. Это отделение делится на базовое и практическое. Физическая подготовка везде примерно одинаковая и отличается малым. Базовое отделение – это инженерные, бытовые и медицинские специальности, кроме, конечно, практикующих врачей и вирусологов. Они будут заниматься на практическом отделении, со специальностями быстрого реагирования и безопасности. По группам распределение будет позже. Сегодня у вас банкет, потом перелет к военному корпусу, заселение и адаптация. Завтра с утра вводная лекция и распределение нагрузок. После чего начнется обучение в полную силу. Теперь подписывайте документ о военном статусе и тоже можете быть свободными.

Подойдя к медицинским терминалам, около которых находились человек пятьсот, я отстояла пять минут в очереди, заверила и получила все необходимые документы, на которых было написано, что я теперь студент военного отделения практического направления и отношусь к специальностям быстрого реагирования!

Тут мне стало трудно дышать. Потерев глаза, а потом пластик, я прочитала еще раз, но ничего не изменилось. И в шоковом состоянии я попетляла из зала на праздник.

Около здания, где должна была происходить пирушка, меня уже ждала Женька.

– Привет, Фиса! Ну как, все удачно?

– Очень.

Схватив за руку, я потащила ее в здание.

– Подожди меня здесь, сейчас зайду в дамскую комнату и приду.

Мне кивнули, и я побежала освежиться: сейчас это было необходимо, чтобы вывести себя из состояния шока.

Но омовение мне мало помогло, поэтому, приведя себя в относительный порядок, я отправилась к побратиме, пока она куда-нибудь не влезла. Но я опоздала: около первого поста стояли четыре огромных амбала, а с пятым пререкалась моя подруга. Он же был ее братом, и над ним потешались его сослуживцы, один из которых очень заинтересованно косился на нарушительницу спокойствия.

– Евгения, я тебе говорил, что не собираюсь проводить тебя на праздник!

А тут он заметил еще и меня.

– Фиса, и ты тут?

Вот теперь на лицах сокурсников появился уже откровенный интерес. Ракши предпочитали тесно общаться только с себе подобными или надежными людьми. У Данара я относилась к среднему кругу, так как являлась побратимой его сестры, а значит, была для ракш особенной.

– Привет, Данар. Сегодня Женя не к тебе, она со мной, – и показала ему свое удостоверение.

При взгляде на него у брата Женьки глаза на лоб полезли. Но, вовремя вспомнив про толпившихся сзади ребят, прислушивающихся к разговору, он сказал:

– Потом расскажешь.

И приняв официальный вид, продолжил:

– Добро пожаловать на мероприятие, Феоктиста Мельник, – и приложил кулак к сердцу.

– Спасибо, сэр! – ответила я и повторила его жест.

После того как мы прошли, подруга стала притихшей, видимо, только теперь окончательно поняв, как я попала. А ведь у меня еще было чем ее порадовать.

Потом я посмотрела на указатели, и мы подошли к залу нужной мне специальности быстрого реагирования.

– Феоктиста, а ты уверена, что нам сюда? – придержала меня Женя.

– Уверена, – ответила я и, подойдя к амбалам еще большего размера, чем брат Женьки, показала документы.

Они сначала недоуменно посмотрели на меня, потом, прочитав специальность, усмехнулись и разрешили пройти.

Добредя до ближайшего сидячего места, я оглядела зал и оценила масштаб бедствия. А он был огромен.

Из примерно трех тысяч человек, которые находились здесь, женского пола было триста – четыреста. Остальной контингент составляли крупные и очень крупные мужчины.

– Кайф! Они просто фантастические и нереальные! – пропела рядом со мной побратима.

– Что?

– Ты посмотри, какие красавцы тебя будут окружать ближайшие десять лет. Буквально сплошной тестостерон. А когда они разденутся… Умм…

– Меня интересует только одно: заберут ли они меня с места тренировки, когда я там умру?

– Что за пессимистические настроения?

– Ты что, не понимаешь, какие у меня теперь будут нагрузки? Сама ведь предупреждала.

– Ради такого стоит страдать.

– Думаешь, у них есть что-то такое, что я не видела за пять лет медицинской практики?

– Костоправ! Ничего ты не понимаешь.

– Я понимаю одно: так, как я жила эти полгода, я теперь буду жить ближайшие десять лет!

– Но эти полгода же все было нормально.

– Тогда это был рывок для достижения цели!

– Теперь это будет длинный рывок, – произнесла подруга, окончательно впав в экстаз.

Махнув рукой, я перестала пытаться что-либо донести до нее. Больной здорового не уразумеет. Она видит только тестостерон, а мне с ним теперь столько времени существовать и как-то налаживать отношения.

В общем, проблем было выше крыши!

Внезапно Женя меня толкнула.

– Не знала, что здесь будут присутствовать и высшие чины.

Вынырнув из своих раздумий, я посмотрела по сторонам. Помимо множества мужчин, которые приглядывались к окружающим и сослуживцам, по углам и балконам незаметно расположились адмиралы, шаутбенахты и командоры.

Эти наблюдали, уже профессионально присматриваясь к набору этой трехлетки.

– Ты кого-нибудь здесь знаешь?

– Лично? Нет, конечно. Но вон в углу стоит Оров Надаро, он…

– Я знаю, проходила у него собеседование.

– Повезло.

– Не то слово.

– А вон на балконе Железный герцог, он заведует патрулированием и правопорядком в этом секторе. Главных в двух других я не знаю. А рядом с ним – глава разведки.

– Где?

– На балконе.

На ближайшем к нам балконе разговаривали два брюнета, ракш и авито – оба очень высокого роста и массивного телосложения, даже по меркам их рас. Ракш повернулся к банкетному залу и посмотрел вниз, давая возможность оценить свое загорелое лицо с правильными чертами, волевой подбородок, нос с легкой горбинкой, темные умные глаза. Его густые волосы короткими прядями ниспадали на лоб. Недурен собой, но это скорее следствие уверенности в себе, окружающей его ауры властности и самодостаточности, чем какой-то особой внешней красоты.

Авито, по сравнению с собеседником, был ниже ростом. Стрижка под ежик, прямой нос, четко очерченные скулы и губы придавали ему некоторую хищность и мужественность, а немного смуглая кожа и легкая насмешка, таившаяся в глубине выразительных черных глаз, – шарм. В его внешности не было ничего особенного, но что-то неизменно заставляло окружающих задерживать на нем взгляд.

– Который из них герцог?

– Ракш.

– Странное прозвище.

От этого ракша просто мурашки по коже. Страшный человек.

– Он заведует самой опасной отраслью и довольно жесткий дядечка: быстро добился своего положения, железной рукой управляет и так же железно избавляется от противников или конкурентов.

– Все ракши хорошо продвигаются по карьерной лестнице.

– Он один из самых молодых адмиралов и не просто так занимает свой пост. А вот авито, находящийся рядом с ним, наоборот, мягко стелет, но на самом деле ничуть не уступает своему собеседнику. Плюс ко всему все адмиралы, занимающие высокие руководящие посты этого сектора, еще и читают лекции в Академии. Эти мужчины не просто фантастические – они уже из области научной фантастики. Боевой опыт, герои – просто мечта.

Ага, недостижимая. Да… Служба обещает быть все интереснее и интереснее.

– А вон глава…


Наран Ремарк

Я стоял на балконе и смотрел на весь этот цирк. Сейчас они радовались, что поступили в престижное заведение, но уже завтра многие пожалеют о своем выборе. А через три года около тридцати процентов будут отчислены.

– Развлекаешься?

Повернувшись, я увидел Рассела.

– Что здесь может развлечь?

– Ты опять очень строг. Этот набор вполне достойный.

– Достоинство будет видно только во время обучения.

– Но ведь ты понимаешь, что их всех будем курировать мы. Твои уже ушли на дипломную практику?

– Да. Проблем быть не должно, если ты мне их не подбросишь.

– Ну, это от многого зависит.

Посмотрев на улыбающегося побратима, я высказался:

– Ты меня раздражаешь.

– Тебя в последнее время все раздражает. Может, пора пойти и сбросить пар с женщиной?

– Только не начинай опять!

– Ну, расслабься. В этой трехлетке у нас есть пятьдесят врачей-практиков, ориентированных на ракш, и, безусловно, все они попадут в твои группы. По крайней мере если ты не опоздаешь на утренний отбор.

– Все мужчины?

– Нет, около пятнадцати женщин.

Я поморщился.

– И сколько из них окончат Академию?

– Я думаю, все.

– Ну-ну.

– Как всегда, недоверчив к противоположному полу. Если бы ты сегодня потрудился прилететь пораньше, то сейчас бы уже все знал.

– А что, есть что-то интересное?

– Надаро уволил Элеонору Разак.

– Да ты что? Эта ведьма больше не с нами? И что произошло?

– Ты же знаешь, у него давно были подозрения, что она продвигает своих ставленников. А тут в комиссию подсадили проверяющего. Плюс некоторые поступающие кое-что рассказали. Конечно, он воспользовался ситуацией, прибрал к рукам студентов и отдал ее под суд.

– Чего ей не хватало? Ведь занимала такое высокое положение.

– Славы ей не хватало, Наран, славы.

Посмотрев еще раз вниз, я увидел, как две девушки смотрят на меня. Поймав мой взгляд, одна из них отвернулась и передернула плечами, а вот от взгляда второй не по себе мне стало. Прям оголодавший койот, хоть и ракша. Слава богу, не наша. А вот первая, странная, отвернулась, да еще так пренебрежительно. Что ж, посмотрим, что ты за штучка.

Повернувшись, я заметил, что друг на меня пристально смотрит.

– Понравилась?

– Мне начинает казаться, что с женщиной нужно расслабиться тебе.

Пора отсюда уходить.

– Я пошел, у меня еще есть дела. И так пробыл здесь достаточно.

– Сбегаешь на свидание? Может, с этой самой девушкой, которая исчезнет следом за тобой?

Взглянув на друга, я задал риторический вопрос:

– Нет, ну какой дурак, а?

И, уходя, чувствовал спиной взгляд улыбающегося побратима.


Феоктиста Мельник

После того как я встретилась с этим вынимающим душу взглядом, настроение испортилось совсем. Да и пора было отправляться: первый шаттл уйдет через двадцать минут.

– Жень, я полетела: мне еще надо сегодня получить жилье и разобрать вещи.

– Может, побудешь еще?

– Нет. Настроение ни к черту, и не по себе мне как-то. Тебя выпустят отсюда и без меня.

– Ты переживаешь из-за учебы? Ну, ты же женщина, не думаю, что будет так плохо.

– И она еще из семьи военного. На службе нет полового разделения. Это тебе не какой-нибудь двадцатый век.

– Тогда удачи!

Я обняла Женю и прижала к себе.

– Я буду скучать.

– Я тоже. Как только дадут увольнительную – сразу ко мне!

– Есть, мэм!

И, еще раз обняв побратиму, пошла прочь, непроизвольно бросив взгляд на балкон. Железного герцога уже не было, зато его собеседник смотрел на меня задумчиво и чуть улыбался.

Отмахнувшись от этих странных адмиралов, я направилась к шаттлу. Вот и начинается новый этап моей жизни. Каким он будет, покажет только время. Но я постараюсь сделать все для исполнения своей мечты!

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
0 07/01/20 Ardens Lumen
Боже, чем больше читаю тем больше меня бесит эта книга. Глупость на глупости, хотя изночально задумка неплохая.