Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Некромант-самоучка, или Форменное безобразие
Глава 3

Как только девчонка скрылась за кустами сирени, плотоядно скалящийся грифон оказался возле взъерошенного Дао-дво и моментально перешел на фамильярный стиль общения.

– Герберт, поздравляю! Еще ни одна выходка твоих кузенов не приносила такой удачи вашему роду, – произнес он с гордостью. – И пусть Даррей намеренно позволил тебе узнать о невесте, мы благодарим небеса за подобный поворот.

– Намеренно?.. – От нахлынувшего негодования и обиды многоликий обернулся к безмолвному дяде и не смог договорить.

Нубус был отчасти хмур, но, в общем-то, ситуацией доволен. Еще бы, его старший сын опять избежал опасности для жизни. Однако прожигаемый тяжелым взглядом племянника, один из лучших полководцев Треда поспешил вспомнить о делах и уйти.

– Не осуждай. – Эррас Тиши вновь привлек к себе внимание молодого многоликого. Он похлопал Гера по плечу и усмехнулся. – Твой кузен даже представить не может, какую возможность упустил, – и чтобы сомнений не возникло, доверительно поведал: – За победу в королевских играх Смерти ты получишь самый крупный из погостов Нубуса Дао-дво. Только представь, пять деревень на южной стороне долины Дельи в полном твоем распоряжении.

– Мне не нужна земля дяди, – с трудом отмахнулся метаморф, как отмахиваются от вожделенной мечты. – Я заработаю все сам.

– Несомненно, – быстро согласился грифон и добавил: – Выиграешь, и она полноправно станет твоей. Разве это не достойная награда для потомка из обедневшей ветви рода?

– Достойная, если я останусь живым.

– Останешься, если уедешь сейчас.

Многоликий резко обернулся.

– Но у меня еще три дня!

– На самом деле три минуты до того, как близнецы явятся сюда, – напомнил советник о старших кузенах первой ветви Дао-дво. – Уверен, ты не желаешь слушать досужие размышления о том, как Герберт на несколько часов стал Гирби.

– Они знают? – Недоверие сменилось раздражением.

– К сожалению, – подтвердил грифон. – Несомненно, в ближайшем будущем ты придумаешь достойное оправдание своему поступку, найдешь возможность его облагородить, но сейчас встреча с ними вряд ли обрадует тебя.

Неожиданно сзади меж шкафов образовался служебный проход в стене, и объявившийся в нем хмурый Тагаш Уо сообщил:

– Уже бегут.

Эррас Тиши поморщился и потянул метаморфа в тайную глубь дома. Едва они покинули кабинет, проход закрылся, но не обсуждаемый ими вопрос.

– Итак, – древний потер подбородок и прищурился, – ты возвращаешься в академию и забираешь Намину с собой. Твоя задача на ближайшие три года – удержать ее от… сговора, – нашел он приемлемое слово, – с другими… мужчинами и воздержаться самому.

– Удивили! Ей не сговор нужен, ей нужен полноценный контакт. Но я даже представить не могу, какой идиот на это согласится. – Вскинулся Гер. – И поэтому снимите с меня необходимость блюсти ее треклятую честь! Достаточно того, что она едет со мной… и хотелось бы знать, в каком виде едет.

– Она твоя невеста, – словно не слыша, продолжил советник, – твоя и ничья больше. Не спускай с девчонки глаз.

– У меня уже есть де… – Дао-дво прищурился и достоверно солгал: – Невеста, мне чужие ни к чему.

– Значит, девушка все-таки есть… – Грифон обернулся к седовласому воину и выжидательно на него посмотрел. Тот смущения не выказал, продолжил стоять безмолвным столбом. Древний недовольно поджал губы, а затем улыбнулся: – Что ж, пусть она остается…

– Она в любом случае останется, – отрезал Гер, но вновь не был услышан и получил наставление.

– …но от Намины всех отваживай.

На несколько мгновений в тайном коридоре воцарилось тяжелое молчание. Эррас Тиши сверлил взглядом Уо, тот делал вид, что не замечает ничего, а едва сдерживающий рык метаморф младшей ветви рода Дао-дво глухо поинтересовался:

– Тиши, вы должны понимать, что все, кто к ней привяжется, от нее же трупом и отвяжется.

– Возможно, – не стал отрицать советник, позволяя продолжить рассуждения вслух.

– Так почему я должен тратить время на так называемый… догляд?

«Догляд… гляд… гляд…гляд…гляд…» – ответило затихающее эхо на громогласный вопрос, а первый кукловод рода Дао-дво вдруг несказанно удивился:

– А ты еще не понял, что формулу иммунитета к собственным прикосновениям она уже изобрела? – Подождал, пока Герберт осознает сказанное, и тихо произнес: – И поверь, она найдет многоликого, что поможет ей с освобождением от дара. – Рукой в воздухе он изобразил на себе живот.

– Но это же больно! – Метаморф вздрогнул и поежился: – Словно проходишь через ад! Через три круга ада.

Древний хохотнул:

– Кому как, остальным вроде нравится!

– Не смейтесь. Я имел в виду, что на получение иммунитета мало кто согласится. Добровольно перенести три смертельных проклятия не захочет никто.

– Ты заблуждаешься. Намина всего за два года почти открыла ту схему, на чей антипод я в свое время потратил пять лет. – Свое «я» он интонационно выделил, подтверждая сложность изысканий и факт своего причастия к разработке дара Смерти. Гер нахмурился таким откровениям, а Тиши доверительно продолжил: – В ее случае мне сложно предвидеть, когда девчонка удалит из схемы боль.

– Вам? Сложно? – с недоумением повторил Дао-дво. – Вам?

– Мне, – подтвердил советник со вздохом и скосил глаза на безмолвного Уо.

– Вы держите меня за дурака?

– Когда-то пытался, но не сейчас, – отмахнулся грифон и вновь напомнил: – Вам пора.

– Нет, – отрезал метаморф. – Пока не объясните, отчего прорицатель из древних не видит будущего девчонки, я с места не сдвинусь.

– Таррах, что за дети пошли!

– В меру любознательные, – подал голос наставник многоликого, напомнив о себе, и тут же словно бы опять оглох и онемел.

– Наоборот, не в меру. – И, схватив Гера за локоть, советник увел его за собой. В левый проход, вниз по пологой лестнице к лазу в кухонный дымоход и по нему вверх на крышу. И лишь оказавшись снаружи, на ветру, произнес сердито: – Она меняет варианты развития событий. Я ее проследить не могу… с самого рождения, – покосился на все еще хмурого метаморфа, дернул уголком губ: – И на твой незаданный вопрос: «Как так?» отвечу, мы перестали следить за ней, потому что дар за ребенком не закрепился, и Корвиус о ней забыл.

– А затем скончался, – поддакнул пришедший вслед за ними седовласый воин Уо.

– Сам? – спросил Герберт.

– Что? – Грифон обернулся и по взгляду многоликого понял вопрос. Укоризненно покачал головой. – Конечно, сам… Иначе бы подробно рассказал о дефекте моих плетений. Так вот… через девять лет я увидел первую крохотную вспышку ее дара, еще через шесть – вторую, совсем неясную, но нашли мы ее только сейчас.

– Потому что она с упоением убивала зверька?

– Нет, старосту из своего класса, – хмыкнул древний. – Отомстила она знатно. Вспышка была столь яркой, что я временно ослеп, но осознал – дар в девчонке не просто жив, он развит.

– И только через месяц ее нашел, – добавил с ехидцей воин.

Тиши на подколку не ответил. В эти мгновения его чуть светящийся взгляд явно блуждал по саду, выискивая человечку. И что следовало отметить, проделывал он это весьма усердно, хмурясь и потирая подбородок так, словно бы она была бесценна для его многолетних планов.

И подумав об этом, Гер вспомнил, как кузен хвастал невестой, словно больше жить без нее не сможет. А ведь его не могла напугать перспектива королевских игр, он достаточно сильный, к тому же и еще ни одной сотни своих лет не потерял благодаря ему, Герберту. Так что же напугало братца? Неужели имперские игры…

– Как я понимаю, игры Смерти в Треде – это не конечная цель для нее, – произнес Дао-дво. Задумавшийся грифон неопределенно кивнул, и многоликий сделал еще одно небезосновательное предположение: – Хотите показать девушку императору?

– Да, – последовало уверенное, прежде чем советник полководца Нубуса понял, на какой вопрос ответил. В следующий миг он обернулся, перевел злой взгляд с седовласого наставника Уо на его рыжего подопечного, недоуменно поднял брови и неожиданно сказал: – А ты умнее, чем я думал.

– Могу признаться в том же. – Герберт со вздохом опустился на крышу и обнял колени.

Этот день не задался, и с него возьмут пример три последующих года. Таррах!

* * *

Неизвестно почему, но стоило отойти от дома, как меня потянуло к кустам шиповника близ ограды. И подойдя к нежным ароматным цветам, источающим запах меда, я несказанно удивилась, встретив там Кворга.

– Октован?! Что вы здесь делаете?

– Тихо! – пришикнул ведьмак, стремительно поднимаясь с четверенек. – Я ждал тебя.

– На земле?

– Нет, вначале в норе прятался, потом… – но заинтриговав меня, он тут же оборвал свои объяснения и сухо сказал: – На разговоры времени нет. Держи.

В мою руку перекочевала маленькая дамская сумочка, весом превосходящая пудовый бочонок соли.

– Что это? – удивленно вопросила, чуть не уронив тяжелый подарок.

– Твои вещи, в том числе и колбы. Не разбей.

– То есть здесь все-все-все и даже книги? – Я посмотрела на него вопросительно.

– И даже Гирби, – заверил Кворг и потер висок, бросив взгляд в глубь сада. – Опять сканирует, мерзавец. Вот старый… – Он явно хотел сказать другое слово, но выбрал, – пенек! – И в его шевелюре появилась еще пара белых прядей.

– Вы это о чем?

– Не важно. – Ведьмак, теперь уже седеющий окончательно, отмахнулся и зашептал: – К родителям они тебя просто так не отпустят, со мной повидаться – тем более, а значит, опять будешь на удаленке практиковать.

– А я буду? – спросила недоверчиво. Уж после всего произошедшего вновь приниматься за эксперименты мне боязно, а еще противно. Я нанесла значительный урон рыжему Дао-дво, пусть и неосознанно, но все же нанесла.

– Конечно да! Кто останавливается на полпути? – возмутился мой наставник и, взяв под локоток, отвел в сторону от кустов, заверил: – Только не ты, и не тогда, когда в твое распоряжение попадет целая библиотека по некромантии. – И чтобы окончательно меня вдохновить, порадовал: – А еще там проводят военный спецкурс для черных магов и смертников имперских игр.

Сказал и, сдавленно охнув, потер уши. Затем согнулся, притопнул ногой, и вслед за волосами стали белеть его брови.

– Старый ко… – Взгляд на меня и тихое: «хм» завершило ругательство. Многоликий медленно разогнулся и, гневно глядя куда-то в сторону богатого дома, прохрипел: – Слушай, Намина, и запоминай. Эксперименты ты не бросаешь, поиски не оставляешь, а главное, изучаешь все, что возможно. Тебе от дара нужно либо избавиться, либо закупорить до тех пор, пока не пожелаешь от него избавиться. Дар пусть и смертельный, но является неплохой защитой. Поэтому второе предпочтительнее.

– Но почему? Вы же сами неоднократно говорили, что игры Смерти не для меня.

– Так и есть, но я не хочу, чтобы кто-то из кадетов обидел тебя в следующие три года.

– Погодите. – Я нахмурилась, чувствуя подвох. – То есть вы не будете против, если я найду, как усмирить свой дар, и продолжу образование?

– Конечно! – воскликнул метаморф, чьи ресницы также побелели. – Военная академия столицы Треда славится своим образованием и его заоблачной ценой. Так почему бы за чужой счет не получить лучшее из возможного? Я уверен, ты успеешь до завершения срока, а потом просто утрешь кое-кому наглый крючковатый нос.

Несомненно, имелся в виду Тиши. И глядя на новоявленного альбиноса, усмехнулась.

– Хотите, чтобы род Дао-дво разорился, а грифон просчитался на мой счет?

– Очень хочу. Разорить не разорю, но хотя бы получу моральную компенсацию. – Он указал на свои абсолютно белые локоны, брови, ресницы и пробивающуюся белоснежную щетину. Подмигнул. – Имею право.

– Имеете, – согласилась с улыбкой и, сняв перчатку с руки, прикоснулась к локонам ощутимо вздрогнувшего Кворга. – Тамани Анти а-то Теи, – произнесла я. – И простая формула восстановления вернула моему наставнику прежнюю черноту, закрасив даже те три седые пряди, что были у него с самого нашего знакомства.

– Вот так лучше!

– Лучше? – Он схватился за сердце и покачнулся. – Я думал, что хуже седины быть ничего не может. А тут ты чуть не познакомила меня со смертью!

– Но не познакомила же. – Возмущенная, я так и застыла, держа в руках перчатку.

– Но и не предупредила! – парировал он и исчез. Без предупреждения, совершенно неожиданно, ведь ранее он так от меня не уходил.

– Наставник? – тихо позвала я. – Октован?

– Да, ждежь я, – прожужжал подлетевший ко мне шмель. Маленький, полосатый, хорошенький, а голос деловой.

– Жнажит так, для опытов тебе нужжен метаморж, в крайнем жлужае жжж оборожень. В жамом крайнем! – повторил он, акцентируя мое внимание. – На Гера не ражжитывай, пожле вжего перенеженного он не жоглажижя ни на жто.

– А кто согласится, будучи в светлой памяти и крепком здравии? – тихо вздохнула я. – Многоликий сказал, что он все-все на собственной шкуре прочувствовал…

– Вот! – протянул довольный шмель. – Вот ж этого и нажни.

– В смысле с Герберта Дао-дво?

– В жмыжле ж боли! Вже, я полетел. Береги жебя… – прожужжал он и исчез в кроне высоких деревьев.

И я осталась в одиночестве посреди незнакомого сада, правда, в тишине и покое пробыла совсем недолго. На полянку перед кустами цветущего шиповника неожиданно выскочили две здоровые рыси, мощные, хищные, с бронзовым отливом шкур. Принюхиваясь, они обошли по кругу место, где только что стоял ведьмак, и, не найдя никаких его следов, раздраженно обернулись друг к другу.

– Упустили!

Метаморфы! И непонятно, это охрана или жильцы? В любом случае я не горела желанием попадаться им на глаза, мне хватило агрессивного рыжего. Предусмотрительно отступила за дерево и, опустив тяжелую сумочку на траву, затаилась. А действо на фоне колючих кустов набирало обороты.

– Как не упустить, ты же полчаса перевоплощался, – ехидно бросила ему вторая, вернее второй, голос крупного представителя кошачьих также был мужским и не менее сердитым.

– Зато я в силах отличить запах ведьмака от мышки-полевки! – ответил первый.

– Но это не помешало тебе блуждать по саду вместе со мной, – парировал второй.

– Конечно. Я присматривал за тобой. У тебя же страдает не только нюх, но и слух… Вдруг кто подкрадется, зашибет.

– Так ты и зашибал!

– В целях профилактики…

– Даррей, ты забываешься! – вспылил рысь.

Даррей… тот самый Дао-дво?

– Всего лишь забавляюсь, мой слепо-глухо-тупой брат, – произнес первый скороговоркой.

– Чего?

– Вот, что и требовалось доказать, ты непроходимо глуп! – фыркнул остряк, довольный своим экспромтом издевок.

– Что?

– То есть глух… – исправился так называемый Даррей, скрывая за рыком очередной издевательский смешок.

Присмотревшись к окрасу рысей, я поняла, что столкнулась отнюдь не с охранниками дома, а с самими кузенами рыжего, близнецами. Узнать их в ипостасях было не сложно. В то время, пока Эррас Тиши готовил обвинительную речь для меня, я успела рассмотреть не только стены холла и парадной лестницы, но и коридор с портретами древа рода. В основном картины отображали метаморфов в обороте с удивительным бронзовым отливом шкур, чешуй, перьев, а также кожи, жуткое зрелище – лысый кот, но и такой там был. Правда, больше всего мне понравился ягненок, выбивающийся из зеленовато-желтой гаммы своей блестящей серостью. Доверчивый карий взгляд, стальное кружево рун и крохотные, едва наметившиеся рожки. Портрет первой ипостаси, или, как ее еще называют, истинной, у этого сына рода был меньше остальных, но такой милый, что я простояла возле него целых пять минут. И всего на секунду задержалась близ изображения двух ехидных камышовых котов с бронзовым отливом, которые когтями портили обивку приютившего их дивана.

Но, видимо, мое непочтение к кошакам судьба посчитала недостойным, предоставив возможность вторично лицезреть метаморфов знатного рода, и на этот раз вживую. Встрече я была не рада, вот-вот могла состояться нередкая между близнецами драка, и я поспешила скрыться от них еще и за стеной ближайших кустов. К несчастью, ступив в сторону, задела сумку с собственным «скарбом», и она отозвалась жалобным звоном – звуком разбитых надежд на побег.

Рыси синхронно обернулись и напрочь позабыли о важном споре, кто из них помойный кот и слепой доходяга.

– Макфарр, ты посмотри, какая пташка заблудилась в нашем саду, – произнес первый и самый ехидный из братьев, коему меня прочили в фиктивные жены. Он оценивающе прошелся взглядом по моей фигуре и прищелкнул языком. – И в каком платье…

Я удивленно вскинула брови. Платье мое было самым простым – красное в белый горох, перчатки, как без них, белые чулочки и темно-коричневые туфельки на низком каблучке. Ничего примечательного, но он почему-то задержался взглядом на моей груди, плоской – надо заметить.

– Даррей, – хмыкнул второй и сделал шаг ко мне, – ты, прежде чем глазеть на ее ребра, лучше на личико погляди. Узнаешь?

– А как же, – осклабился многоликий, – это же смертоносная девица из Сумеречных по имени…

– Намина! – громкий окрик заставил меня вздрогнуть, а рысей синхронно повернуть голову на приближающийся звук. – Вот ты где! – воодушевленно произнес оказавшийся возле меня рыжий Дао-дво. – А я уже обыскался.

Его рука по-хозяйски огладила мое бедро и собственническим жестом схватила за талию, напугав и без того встревоженную меня.

– Заставила беспокоиться. – Теплые губы коснулись щеки, а затем наглый нос уткнулся в волосы: – Скучала?

А я смотрю на вытянувшиеся лица его кузенов и понимаю, что мое выглядит сейчас точь-в-точь таким же, и я выбиваюсь из навязанной мне роли. И в то же время понимаю, что если хочу от близнецов сбежать, то мне стоит метаморфу подыграть. Сглотнув, накрыла его пальцы своей рукой, прошептала:

– Чуть-чуть.

– А я очень, – выдохнул он в мою макушку. – Пойдем. Нам пора.

И его тон так отличался от жесткого захвата, способного меня не только сдвинуть с места, но и оторвать от земли, что я мстительно вспомнила о своем скарбе и произнесла тонким голоском:

– В таком случае тебе стоит взять мои вещи.

И пока многоликие с недоумением смотрели на рыжего, он взирал на предмет, коего у меня быть в принципе не должно. Раз домой не пустили, то откуда взялась сумочка? А я стремительно вывернулась из объятий Дао-дво и поспешила уйти, вернее – сбежать. Но ни того, ни другого мне не позволили.

– Куда? – Крепкие руки обвили стан.

– К дому, – прошептала чуть слышно.

– Туда не нужно. Нас карета ждет.

К транспорту с четверкой красных птицеподобных коней он доставил меня как нашкодившего ребенка и не дал рассмотреть редчайших крылатых скакунов. Со спины схватил под грудью, к себе прижал и понес, стремительно перемещаясь между кустами. Создалось ощущение, будто бы не я одна хотела скрыться с той поляны и не одной мне неприятна встреча с близнецами старшей ветви рода Дао-дво.

Сзади послышался шорох и недовольный рык, а меня уже затолкнули внутрь кареты и приказали: «Пристегнись». Села, пристегнулась, молча взираю на то, как мой новоявленный жених, захлопнув дверь и задвинув мою сумку на полку, начинает переодеваться. И не стесняется он ни меня, ни хмурого мужчины с явным военным прошлым за спиной, который сидит здесь же и смотрит осуждающе. Седовласый воин в строгом черном костюме был крупным для человека и в то же время теплым. Люди с подобным открытым взглядом куда больше располагают к себе, чем метаморфы с горячечным румянцем на щеках, горящими глазами и десятком быстро зарастающих шрамов на груди и животе.

Вот, сразу видно – жизнью своей не дорожит и ранее вряд ли дорожил, но это ему совсем не мешает орать на меня из-за пары-тройки проклятий.

Перехватив мой недовольный взгляд, третий пассажир хотел отвлечь меня от метаморфа, но добился лишь того, что привлек внимание Дао-дво к себе.

– Леди, не хотите ли вы…?

– Тагаш, ей до леди далеко! – отозвался рыжий бесстыдник, продолжая раздеваться.

– Так же, как и тебе до лорда, – ответила я наглой морде и, встретив гневный карий взгляд, развела руками. – Так уж повелось, что в одних портках лорды на людях не появляются.

– Я знатного рода, – прорычал он сквозь зубы, хотел сказать что-то еще, но промолчал.

– Ты из такой же бедной семьи, – парировала я. На что он ехидно ухмыльнулся и стянул с себя штаны – спасибо, что не с труселями.

– Вряд ли из такой же… Моя сестренка в качестве приданого получит не только барана.

Обидно так стало! А всему виной то, что, обсуждая с мамой возможное замужество, я в шутку упомянула видение из сна, а они всерьез записали в договор нашего серого Гошку с кручеными рогами и отвратительным характером…

– Уж лучше баран в приданом, чем в женихах, – ответила и отвернулась, стараясь сосредоточиться на виде сада и двух рысей, что остались в нем, а не на отражении рыжего в стекле.

– Что ты сказала?

– Ничего нового.

Метаморф, судя по звукам, застегнул черную рубашку и завернул манжеты, чтобы скрепить их запонками. Наверняка, с эмблемой военной академии – самого дорогого заведения в Треде, в котором учиться могут лишь знатные господа… и этот. Карета резко тронулась с места и воспарила над землей, многоликий наконец-то сел, чтобы натянуть брюки, носки, туфли – спрятать, наконец, крайне волосатые ноги.

И мои грустные размышления о том, что я слишком поспешно наградила Дао-дво иммунитетом, развеял голос сидящего напротив мужчины.

– Забыл представиться, я Тагаш Уо… – произнес он, снимая всю ответственность с рыжего.

Хотел еще что-то добавить, но был остановлен решительным:

– Уважаемый человек и мой наставник.

– Не совсем. – На это метаморф фыркнул раздраженно, Уо же тему развивать не стал, учтиво спросил: – Простите, так как мне обращаться к вам?

– Зовите Наминой.

– Очень красивое имя, – улыбнулся воин, – а фамилия?

– Сумеречная. – Будь возможность, я бы, как и положено, протянула ему для пожатия руку, но, будучи крепко пристегнутой к креслу, смогла лишь приветливо улыбнуться.

– Прекрасно. – Свое замечание он сопроводил медленным кивком головы и задал неожиданный вопрос: – А на какой факультет вы хотите пойти и какую выберете специализацию?

С немым изумлением я подалась вперед, полностью проигнорировав рык метаморфа: «Она учиться не будет!» И подумав несколько мгновений, спросила:

– А что там есть?

Мне молча вручили три брошюры для абитуриентов академии.

– Тагаш! – воскликнул Дао-дво.

– После поговорим, – хладнокровно ответил ему Уо, даже не дрогнув от громогласного окрика.

– Ты не понимаешь!

– Понимаю. И вот что скажу, в прошлый раз не послушались вы, теперь не послушаюсь я.

И произнесено это было таким непреклонным голосом, что раздраженный рыжий не сразу нашел слова. Медленно выдохнул, вдохнул и заговорил отстраненным сдержанным тоном:

– Тагаш, ты, может, забыл, но за свой проступок я уже заплатил сполна. И не намерен расплачиваться еще и на играх. – И с тоской перечислил: – Академических, королевских и треклятых имперских.

Треснул кулаком по деревянной обшивке дверцы, прорычал:

– Зная дядю Нубуса и его грифона, я более чем уверен, что девчонку за мной закрепили не просто так. Смертьнесущую в академии заметят быстро, ее обязательно к соревнованиям привлекут, а вместе с ней и меня.

– И что вы предлагаете? – спросил наставник.

– Единственно верный вариант: продержать ее все три года взаперти.

– Эй, я не пленница чтобы меня запирать! – возмутилась я громко, но услышана не была.

Дао-дво со взглядом, полным тяжких дум, продолжил:

– Проклятье! Дядя… – От его повторного удара деревянная панель треснула и заскрипела, а многоликий и не заметил, продолжая сдавленно рычать. – Сдается мне, Даррею заблаговременно подсказали, как сбагрить смертоносную невесту и возложить все заботы о ней на меня. Справлюсь – хорошо, а если пропаду – не жаль.

И столько муки было в голосе, что я не удержалась от сарказма.

– Ой, прямо-таки паршивая овца, что все стадо портит! – В карете наступило напряженное предгрозовое молчание, но я продолжила: – Собственными руками не убить нечестивца, приходится искать чужие. Невесту там… игры… заговоры всякие. – Я повернулась к шумно выдохнувшему рыжему и, оставив без внимания попытку Уо меня остановить, заявила: – Да тебя, сумасброда, просчитать невозможно.

– Что?

– То! Ты ж искатель приключений на место, где хвост!

Седовласый воин криво улыбнулся, подтверждая мое мнение, а медленно звереющий многоликий сквозь сжатые зубы опять протяжно вдохнул. Разозлился.

– И чтоб ты знал, получив от меня отказ, Эррас Тиши не ведал, что наверху приходит в себя «веский довод» в пользу моего согласия. – Укоризненно покачав головой, ухмыльнулась злобно сопящему Дао-дво: – Так что, продолжай надеяться, что ты – фигура вся из себя видная, и дай остальным нормально жить.

Перевела взгляд на его наставника и с почтением обратилась:

– Запишите меня на факультет Темных сил, кафедра Некромантии.

– А спецкурс какой?

– Для имперских смертников… – Окончание я не договорила, а дохрипела, оказавшись в лапах многоликого. Озверевший, он был на грани жизни и смерти, причем моей. Не остановись карета, не постучи в дверцу служитель академии, вполне возможно я бы распрощалась с жизнью по собственной глупости. Но он явился вовремя, и меня брезгливо отбросили на кресло, а после, скривившись, отвернулись к окну.

– Какое счастье, что вы не будете жить вместе, – заметил Уо, который, в попытке отодрать метаморфа от меня, в кровь разбил кулаки о каменную спину подопечного.

Я лишь моргнула и, потирая шею, покосилась в окно, нет, говорить при этом буйном я более не буду. А формулу восстановления для Тагаша чуть позже произнесу.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии