Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Огненная земля Eldslandet
Часть II

1

– Черт, – Иван Томич замахнулся, чтобы ударить по экрану компьютера, но сдержал себя и залепил кулаком по стене. Всего одно нажатие на мышку, и он проиграл японцу сорок три тысячи крон. Закрыв сайт онлайн-покера, Иван откинулся на спинку дивана и помассировал костяшки пальцев. Трехкомнатная квартира на Сандхамнсгатан была настолько пустой, что когда Иван разговаривал, смотрел телевизор или слушал музыку, в квартире раздавалось эхо. Это настолько пугало его, что две недели назад, под кайфом, ему показалось, что он тонет.

Из ящика стола Иван достал прозрачный пластиковый пакет, высыпал дорожку кокаина и втянул ее в себя. Он надеялся успокоиться, как только найдет новую квартиру. Поэтому и уговорил Николаса помочь с контрактом «по-черному». Но переехав, он стал еще раздражительнее и чувствовал себя как в заключении. И хотя в кладовке лежала сумка с тремя миллионами крон, деньги его не радовали. Николас даже заставил его продолжить работу швейцаром, еще одним «черным-понаехавшим», который встречал одиноких алкашей у входа в бар «О’Лирис» в Хюддинге.

Если бы не надо было скрывать свои доходы, он мог бы не связываться с унылыми румынками в квартирных борделях. Его денег хватило бы на девиц подороже, на дорогих проституток, которые брали двадцать тысяч за час, но, по непонятной ему самому причине, он стеснялся. Боялся, что они будут смеяться над ним, считая лузером. Что будут думать румынки, его не волновало – с ними он все делал по-быстрому, не снимая штанов. К тому же они часто бывали так накачаны наркотиками, что вряд ли понимали, что с ними делают.

Нет, какой смысл в сумке с деньгами, если их нельзя тратить? Иван мечтал о том времени, когда можно будет показать всему миру и тем, кто всю жизнь смеялся и издевался над ним, чего он стоит. Что он человек, с которым нужно считаться и который заслуживает уважения. Николас не мог этого понять. Ему все давалось легче. Девушки, друзья, спорт, школа. Это благодаря ему к Ивану относились терпимо. Он был для Ивана входным билетом. Ребенком Иван был на голову ниже всех, да еще и толстым, и очень боязливым. Когда старшие мальчишки поймали его и начали колотить, Николас встал на его защиту. В результате досталось обоим. Но с того дня Иван как привязанный везде следовал за Николасом. В школе его прозвали «ручной собачкой Николаса». Но ему было наплевать. Николас был другом, который готов защищать его от кого угодно, даже с риском для своей жизни. Так продолжалось до отъезда Николаса в интернат. Там он завел новых друзей и забыл про старого. Жизнь Ивана состояла из смены мест заключения и коротких выходов на свободу. Он и не надеялся когда-либо снова встретиться с Николасом. Когда он освободился в последний раз, то был по уши в долгах. Был должен и банку, и частным кредиторам больше чем полмиллиона крон. Именно тогда Николас нашел его и рассказал, что покончил с военной службой. Иван понимал, что так просто не увольняют из спецподразделений, что что-то случилось, но Николас отказался от объяснений. Они начали встречаться снова, хотя и не так часто, как прежде. Выпивали по кружке пива. Играли в футбол в парке Васа. Съездили в Соллентуну посмотреть на свою старую школу.

Однажды Николас рассказал, что собирается уехать вместе с Марией и что ему нужны деньги. И тогда же возникла идея ограбить магазин часов. Через два месяца он совершил ограбление. Иван был шофером и ждал его в машине. Как и предполагал Николас, заявления в полицию не поступило. Николас вынес из часового магазина «Богенъельмс» список всех клиентов. Двести самых богатых людей Швеции, с фамилиями, адресами и прочими данными.

Иван встал с дивана. Ему захотелось выйти из дома. В спальне он нашел рубашку. Посмотрел на себя в зеркало. Снял футболку, застегнул рубашку. Сегодня никто не назвал бы его жирным. Свой скромный рост он компенсировал упорными тренировками и анаболиками. При росте в сто семьдесят один сантиметр он весил девяносто килограммов и был похож на пса бойцовской породы. Мышцы выпирали из-под рубашки. Он расстегнул верхнюю пуговицу и посмотрел на свои руки. Они были маленькими, почти женскими. Он их ненавидел. Стеснялся и испытывал к ним отвращение. Годы потратил на то, чтобы найти способ, как хирургическим путем сделать их больше, но это оказалось невозможным. Ему было суждено жить с женскими руками.

Иван открыл сумку и достал пачку тысячекроновых купюр. Можно было уже выходить. Йозеф Булач, лидер ОПГ «Легион», назначил им встречу в ночном клубе «Амбассадор». Иван не хотел светиться, стоять в очереди и платить за вход, поэтому решил прийти пораньше, не привлекая внимания. Он открыл входную дверь, вышел и услышал, как кто-то поднимается по лестнице. Этажом ниже он лицом к лицу столкнулся с пожилой дамой в шотландской клетчатой юбке и твидовом пиджаке. Седые локоны выбивались из-под красного берета. За ней, издавая угрожающие звуки, катилась, как клубок шерсти, собака размером не больше морской свинки. Иван прижался к стене, чтобы пропустить их. Но дама остановилась и ткнула в него своим крючкообразным пальцем.

– Вот вы где. – Глаза ее сузились. – Вы отвечаете и за двор, а там грязь как в свинарнике уже несколько недель.

Иван тупо уставился на нее. Потом посмотрел на собаку.

– Вы что, не понимаете по-шведски? В контракте с вашим работодателем черным по белому написано, что вы отвечаете за чистоту во дворе. Это безобразие.

Иван сжал кулаки и еле удержался, чтобы не ударить старуху.

– Я тебе не дворник, старая ведьма, – прорычал он. – Если хочется, можешь сама убирать это дерьмо.

2

Вода разлеталась из-под передних копыт лошади. Карлосу Шиллингеру приходилось напрягать мышцы всего тела, чтобы не упасть на песчаный береговой склон. Когда лошадь оказалась в воде, он распрямил спину и развернул животное против неторопливого потока. Он наслаждался возвращением домой, в Чили. Сразу после завтрака он оседлал свою любимую лошадь Рейну и отправился на прогулку, взяв с собой только Бруху. Все тело ломило от безделья после двух дней в Стокгольме, долгого перелета через Атлантику и еще более долгого путешествия в машине на юг, в Колонию Рейн. Наконец-то он дома.

Но Карлос не мог освободиться от мыслей, связанных с поездкой. В голове по-прежнему раздавался шум моторов и голоса суетливых беспокойных людей в Сантьяго. Мысли все время возвращались к стокгольмской встрече с Йозефом Булачом и Микаэлем Столем в комнате отеля в районе Центральной станции. Маркос не ошибся – они произвели впечатление серьезных и осведомленных людей. Особенно ему понравился Йозеф. Он рассказывал о подростках из Афганистана, Марокко, Сирии, которые болтаются на площадях и в парках. Как они прячутся от полиции, употребляют наркотики и становятся легкой добычей. Самое главное, что никто их не будет разыскивать, если они исчезнут. Это никому не надо.

Когда Карлос спросил о «трубопроводе», Йозеф обменялся быстрым взглядом с Микаэлем. Наркотики, в основном кокаин, поступали из Колумбии. Они с самого начала работали с большими партиями, товар доставляли на частных самолетах. Карлос попытался представить себе карту Европы, чтобы понять маршрут поставки. Но представить не получилось, и тогда он задал вопрос.

– Маршрут проходит через маленькие европейские аэропорты, там, где наземный персонал не лезет в наши дела.

На лице Йозефа появилась легкая улыбка.

– Мы перевезем ребят из Стокгольма в один из наших аэропортов на севере. Затем в Берген, в Норвегии, затем в Рейкьявик, в Исландии, а потом в Гренландию.

С каждом новым городом указательный палец Йозефа перемещался по столу, как бы обозначая будущий маршрут. Карлос невольно испытывал к нему симпатию. Было понятно, что Йозеф не болтун, дающий пустые обещания. Наоборот, говорил он по сути, был точным и внушал уважение. Это внушало доверие. Встреча продолжалась чуть больше часа. Прощаясь, они пожали друг другу руки. Маркос задержался, чтобы обсудить детали и оплату, а Карлос вернулся в свой отель.

Вода была уже на уровне колен лошади. При впадении небольшого притока слева образовалась запруда, заросшая тростником и окруженная тополями. Карлос дернул за поводья, и лошадь мгновенно повиновалась. Пока Рейна продвигалась вперед, несколько уток с криками поднялись в воздух и пролетели над ними. Бруха тявкнула и рванула вперед. Когда течение замедлилось, Карлос смог разглядеть каменистое речное дно, услышать стук подков о подводные камни. Он видел, как из-под копыт разбегались речные раки, а большие любопытные рыбы плавали вокруг на почтенном расстоянии. Карлос глубоко вздохнул, и легкие наполнились свежим воздухом. Выдыхая, он чувствовал, как последние остатки грязного, загазованного воздуха Сантьяго покидают его тело.

Карлос соскочил с лошади у кромки воды и закрепил поводья у седла, так чтобы лошадь не запуталась в них. Взял поклажу и поднялся на небольшую поляну, покрытую травой, у берегового склона. Положил седельные сумки в тень под тополем. Расстелил на земле одеяло. Достал пакет с едой и фляжку с водой. Пальцем прошелся по стволу дерева и обнаружил ржавый гвоздь, который сам забил тридцать лет назад. Повесил на него шляпу. Над гвоздем можно было разобрать инициалы – его и Рамоны. Карлос достал письмо, положил сумку под голову и растянулся на сером одеяле.

Это письмо – единственное, что осталось у него от Рамоны. Короткая прощальная записка, второпях написанная примерно в октябре 1984 года. Он жил тогда в Сантьяго, учился на врача в Католическом университете. Цыганская семья Рамоны жила в соседнем с Колонией поселке Санта-Клара. Пока Карлос был в Сантьяго, отец Рамоны отправил ее в Вальдивиа и насильно выдал там замуж. Поначалу Карлос пытался выкинуть ее из головы. Да и его отец не был бы в восторге от женитьбы сына на цыганке. Но прошло четыре года. Карлос так и не смог забыть Рамону, думал о ней постоянно, а когда здоровье отца пошатнулось, решил разыскать ее. Но ее уже не было в живых. Умерла от рака груди. Болезнь протекала стремительно, и все было кончено за несколько месяцев. В то время болезнь считалась почти неизлечимой, если не было возможности оплатить лечение в частной клинике. Осталась только могила на кладбище для бедных в Вальдивиа. И письмо, которое Карлос уже выучил наизусть.

Он прижал его к груди и закрыл глаза. Горы исчезли, вместо них появились красные и голубые точки. Звуки обострились. Гудели насекомые, Бруха лаяла и гонялась за птицами у запруды. Лошадь зашла в воду и утоляла жажду прозрачной водой. После смерти Рамоны Карлос регулярно ездил в бордель соседнего городка Лас-Флорес и утолял там сексуальные потребности с колумбийскими или перуанскими девицами. Перед посещением он звонил хозяину борделя дону Леонардо и требовал, чтобы его девушка ни с кем не трахалась как минимум две недели перед его приходом. Каждый день перед походом в бордель он тщательно мылся, ел только фрукты и пил только воду. Но сам по себе секс не доставлял ему удовольствия, по крайней мере, не того удовольствия, которое он испытывал с Рамоной. Иногда, особенно в последнее время, он развлекал себя мыслью о женитьбе. Не стоило бы большого труда найти себе подходящую молодую девушку в одном из близлежащих поселков. Такую, которая развлекала бы его, понимала его, ухаживала за ним и в любой момент готова была удовлетворить его желания. Да и для семьи девушки было бы большим счастьем выдать дочь замуж за главу немецкого поселения. Это раз и навсегда решило бы все их финансовые проблемы и повысило статус в глазах соседей. Но что-то удерживало его от этого шага. Может, память о Рамоне, а может быть, понимание того, что он предпочитает одиночество.

Карлос пододвинулся к краю. Открыл сумку и достал головку репчатого лука. Очистил его как следует от шелухи, прежде чем укусить. Луковица была приятной на вкус. Сок потек по щекам и подбородку. В Чили традиционно ели лук, как яблоки. Еще мальчишкой Карлос читал роман Яшара Кемаля «Тощий Мемед». Несколько лет спустя он не помнил содержание романа, но хорошо запомнил, как герой ел лук. Карлос и Рамона опробовали этот метод на этом самом месте. Она скорчилась, ей не понравился вкус. А Карлосу понравилось. Рамона рассмеялась и пообещала простить его, хотя луковый вкус держался во рту еще несколько часов. «Теперь я, по крайней мере, знаю, что вряд ли найдется еще одна сумасшедшая, готовая с тобой целоваться», – заявила она, пронзая его своим жгучим взглядом. Карлос собирался показать Консуэло это место, рассказать о ее матери и о том времени, когда они, молодые, любили друг друга. А еще сказать, что не собирается уводить ее от Рауля, что хочет встречаться с ней только время от времени. Вряд ли она станет возражать, сопротивляться или расскажет кому-нибудь. Она ведь знает, кто он и на что способен, когда кто-то встает у него на пути. Даже от одной мысли о Консуэло он возбудился. Он прикажет ей раздеться и искупаться в заводи, как это делала ее мать. Его рука потянулась к восставшему члену, но он сдержался. Надо поберечь силы на вечер. Вместо этого встал, снял всю одежду и вошел в воду, чтобы освежиться.

3

Ночной клуб «Амбассадор» открылся четверть часа назад, и в зале было пустынно. Иван заказал водку с «Редбуллом» у скучающего бармена, встал спиной к стойке бара и притворился, что пишет смс. Сквозь громкую музыку он услышал женские голоса и посмотрел наверх. Две девицы лет двадцати, обе привлекательные и самоуверенные, остановились рядом с ним. Они заказали по коктейлю, и Иван пожалел, что не успел предложить им оплатить заказ. Он поправил воротник рубашки и постарался незаметно придвинуться ближе. Как начать разговор? Пока он перебирал в голове несколько вступительных реплик, та из девиц, что стояла ближе, повернулась, оценила его взглядом и, отвернувшись, продолжила разговор с подругой. Смелости у Ивана поубавилось, но он считал необходимым показать, кто в доме хозяин. Женщины любят альфа-самцов.

– Что делаете сегодня вечером?

Девицы повздыхали, не глядя на Ивана.

– Ничего особенного. Мы ждем друзей.

– Я тоже, – сказал Иван. И хотя они только приступили к своим напиткам, Иван решил рискнуть:

– Хотите еще выпить?

– Спасибо, нам хватит и этого, – ответила одна из них и подняла бокал. Краем глаза она взглянула на Ивана.

Он, смущаясь, спрятал свои руки в карманы. Не хотел, чтобы на них обращали внимание.

– Чем занимаешься? Работаешь?

Девушка покачала головой.

– Нет, учусь.

Иван напрасно ждал встречного вопроса. Вместо этого девицы отошли от стойки. Он посмотрел им вслед, а затем вокруг, чтобы убедиться, что никто не заметил произошедшего. Ивану всегда с трудом давалось знакомство с девушками. Он не мог понять, в чем дело. Не красавец, конечно, но фигура спортивная и выглядит как настоящий мужик. Он знал, что женщинам нужен тот, кто будет о них заботиться, содержать их и защищать. Все это он мог делать. Он видел, как щуплые парни гораздо ниже его разгуливают, взявшись за руки с красивыми девицами. Вероятно, все дело в руках. Как ни старался он их прятать, казалось, что именно они притягивают женские взгляды. И не только женские. Мужчины тоже поглядывали на них презрительно.

Всего с одной женщиной он занимался любовью бесплатно. Ее звали Соня. Отношения продолжались шесть месяцев. Он был уверен, что она встречается еще с кем-то за его спиной. Это было унизительно. Однажды придя домой под кайфом, он прижал ее к стенке, потребовал ответа и сорвался. Бил, пинал, плевал на нее. Ушел и оставил ее без сознания, лежащей на полу в гостиной, в луже крови. Вернувшись на следующий день, он увидел только лужу крови на полу. Соня ушла из дома. Иван умолял ее вернуться, признавал свою вину, обещал, что больше никогда в жизни не поднимет на нее руку. Она отказалась. Через пару месяцев она встретила другого. Худощавый, бесцветный очкарик. Дохляк. По специальности какой-то инженер. Однажды ночью Иван забрался через окно в их квартиру. Парень плакал, закрывшись в сортире. Соня кричала. Иван отхлестал ее по щекам и пнул в живот, чтобы она заткнулась. Выломал дверь в сортир, надел на руку кастет и избил соперника до потери сознания. Его осудили на два года тюрьмы за нанесение тяжелых телесных повреждений и противозаконные действия. На вопрос Николаса, за что его посадили, Иван придумал историю о драке в кабаке. Он знал, что Николас никогда не простил бы его, если бы узнал правду.

Иван тяжело вздохнул и отхлебнул из своего бокала. Николас во многих отношениях был для него загадкой. Иван ожидал, что тот вернется из армии более крутым и жестким. Он не знал, в чем состояла служба друга и за что его отправили в отставку, но догадывался, что Николас был не простым солдатом. Вернувшись, он устроился в ресторан посудомойкой, не гулял по вечерам и избегал конфликтов. Старался не привлекать к себе внимания и сорвался только однажды, пару месяцев назад, во время игры в футбол в парке Васа. Принимая подачу, он нечаянно толкнул противника, и тот упал. Николас тут же подбежал, попросил прощения и протянул руку, чтобы помочь подняться. Но парень, здоровый араб, оттолкнул протянутую руку, встал и замахнулся, чтобы ударить Николаса. То, что случилось затем, сложно описать. Иван никогда не видел ничего подобного. Когда араб собирался ударить, Николас уклонился и сделал шаг навстречу. Кулак араба просвистел мимо, а локоть Николаса нанес ему удар в грудь. В следующее мгновение парень переломился напополам от удара коленом в пах. Не давая ему упасть на искусственную траву, Николас подхватил его, развернул к себе и замахнулся. Сдержал себя в последний момент, остановив удар в нескольких сантиметрах от горла араба. Оглянулся с удивлением, как в трансе, отпустил противника, собрал свои вещи и исчез в направлении площади Уденплан. Целую неделю он не отвечал на звонки. Иван видел много жестоких драк, но никогда ничего подобного той, в парке. Было ясно, что если бы Николас не сдержался, то парень был бы уже трупом.

Иван взглянул на часы. Половина одиннадцатого. Со стаканом в руке он отправился в туалет. Нашел пустую кабину, опустил крышку унитаза, достал телефон и зашел на сайт Mariacasino.com.

4

Изнасиловав девушку, Карлос остался лежать в кровати. Консуэло, натянув на себя белое хлопковое платье, поспешила в ванную комнату. Простыня сохранила ее запах. Такой же, как у Рамоны. Потолок в комнате был такой низкий, что Карлос не мог стоять во весь рост. В доме была всего одна темная маленькая комната, которая служила и кухней, и спальней, и гостиной. Все в одном. И хотя обстановка была обшарпанной, некоторый уют сохранился. В ней не было того гнетущего духа безнадежной бедности и нищеты, которым были пропитаны многие дома в окрестностях. Клопы не ползали по стенам, в постельном белье не было блох. Чистое белье лежало на простой деревянной тумбочке возле кровати. В комнате стоял едва уловимый запах моющего средства. Чистые и блестящие котлы и кастрюли висели на стенах. Если бы у Рауля и Консуэло появились дети, все, вероятно, выглядело бы иначе. Вряд ли тогда у нее хватило бы сил содержать дом в таком порядке. Беременность могла бы испортить фигуру. Чтобы избежать этого, Карлос решил достать для нее противозачаточное средство. Он встал, схватил брюки и рубашку. Быстро оделся. Он не собирался принимать душ, хотел сохранить ее запах на своем теле. На столе стояла прозрачная ваза с полевыми цветами, свежими и красивыми. Вероятно, их сорвали перед самым его приходом.

Карлос отошел от окна, проверив, что его самого с улицы не видно. Выдвинул стул из-под стола. Посмотрел на свою грудь с седой порослью волос и застегнул пару пуговиц. Из ванной раздавался звук льющейся воды. Вскоре она вышла. Карлос улыбнулся. Консуэло выглядела смущенной. Она была так красива, что он не мог оторвать от нее взгляда. Приходилось напрягать зрение, а он не хотел тратить впустую те краткие часы, когда они были вместе.

– Здесь очень темно, – тихо произнес он. – Тебе не кажется, что нужно зажечь свет?

Консуэло подошла к кухонному шкафу. Открыла его и, порывшись в ящике, нашла маленький подсвечник и свечку. Зажгла ее. Отодвинула вазу и поставила подсвечник на стол.

– Хорошо бы выпить чая. Если я выпью кофе так поздно, то потом долго не смогу заснуть.

Консуэло вернулась на кухню, проверила, есть ли вода в кипятильнике, и включила его. Достала из шкафа чашку, насыпала в нее чай и застыла в ожидании, опираясь руками на кухонный стол.

– А ты не хочешь?

Консуэло покачала головой. Волосы спадали на хрупкие плечи. Она была такой худой, что выпирали ключицы. Рукава платья сползли вниз и едва удерживались на руках. Карлосу захотелось снова овладеть ею. Но он заставил себя остаться на месте. Ему хотелось убедить Консуэло, что он относится к ней не как хозяин, трахающий свою служанку, а иначе. Что он любит, уважает ее, а не пользует для удовлетворения своей похоти. Вода в кипятильнике начала закипать.

– Ты можешь уже налить воды, – сказал Карлос.

Она повиновалась. Не глядя ему в глаза, поставила перед ним чашку и села напротив. Из чашки поднимался пар. Он понимал ее желание поскорее избавиться от него, но ценил, что она его не торопит. Вероятно, она догадывалась, что это бесполезно. Начиная с этого дня он может приходить, уходить и оставаться, когда и сколько ему заблагорассудится.

– Если ты будешь ласковой со мной, то и я буду добр к тебе и Раулю, – сказал он и подул на чай. – Я не собираюсь отнимать тебя у Рауля. Я хочу лишь иногда встречаться с тобой. Ты понимаешь?

Консуэло медленно опустила голову. Лицо ее было задумчивым и серьезным.

– Но если ты расскажешь ему или кому-либо еще о нас, то мне придется его уволить. Может, даже убить.

– Нет, патрон. Вам придется убить его.

– Почему? И не называй меня патроном.

– Вы сами знаете, что он захочет убить вас.

Карлос попытался расслышать в ее словах угрозу, но это была не угроза. Он медленно помешивал в чашке чайной ложкой.

– Ты права.

Он выловил из чашки чайный пакетик и, подставив руку, чтобы не капало на пол, отнес его к раковине.

– Рауль, пожалуй, единственный в округе упрямый безумец, кто мог бы попробовать это сделать. За это я уважаю его и не хочу ему зла.

Он осмотрелся, ища, куда бы выбросить пакетик.

– Там, – Консуэло показала, где стоит мусорное ведро.

Он поднял крышку, кинул пакетик в ведро и вернулся за стол.

– Я всегда ваша, знаю, что у меня нет выбора. Но прошу вас тоже быть осторожным, чтобы Рауль ничего не узнал. Это убьет его. Я люблю его.

Карлос поднес чашку к губам. Сделал глоток.

– На окраине поселения есть одно место – озеро, которое я очень хочу показать тебе. Твоя мать и я, мы любили ездить туда верхом, когда были молодыми. Я пошлю своего шофера, и он заберет тебя завтра утром.

Он сделал еще несколько глотков, встал, надел ботинки и вышел из дома.

5

Иван втянул в себя дорожку кокаина, убедился, что проиграл десять тысяч крон, и открыл дверь. Три парня стояли у писсуара. Звук мочи о металл перекликался со звуками музыки из зала. «Амбассадор» начал заполняться посетителями. Он подошел к бару и заказал еще выпивки. Девушки, с которыми он разговаривал, уже исчезли. В ВИП-зоне было по-прежнему пусто. Йозефа Булача и его друзей еще не было. Иван отошел от барной стойки, облокотился на колонну, встал так, чтобы не было видно, что он один и пришел раньше. Через полчаса стакан был пуст. Иван зевнул. В сущности, он мог бы преспокойно плюнуть на все и пойти домой. Завтра важный день. Но ему очень хотелось встретиться с Йозефом. Он вернулся к стойке. Бармен разговаривал с компанией девиц. Он уже не выглядел таким унылым и скучающим, как тогда, когда принимал у Ивана первый заказ. Наконец он обратил внимание на Ивана, подошел, не торопясь, и смешал ему еще одну порцию водки с «Редбуллом». Ивану хотелось рассказать Йозефу Булачу о похищении, об ограблении, о списке, о деньгах. Хотелось доказать, что он больше не лузер. Хотелось стать членом банды или, по крайней мере, добиться их уважения.

Иван кинул на пол соломинку для коктейля, отхлебнул из бокала и увидел входящего в зал Йозефа. Хостесс проводила всю компанию в ВИП-зону. Йозефа сопровождали четыре парня. Все в темных пиджаках и белых рубашках. За ними увивались несколько девиц. Йозеф перекинулся несколькими словами с охранником у входа в ВИП-зону, рассмеялся, поднялся по ступенькам, по дороге захватив меню в черном переплете, сделал заказ. Хостесс улыбнулась и кивнула головой. Иван сам себе поклялся не бежать сразу к Йозефу, а подойти позже, минут через двадцать, как будто он только что пришел. Ему не хотелось суетиться и казаться беспокойным. На столе перед Йозефом и компанией появились бутылки с шампанским, крепкие напитки, газировка, шоты. Иван не сдержался. Плюнул на то, что прошло всего пять минут, что он пообещал себе не спешить, и подошел к охраннику. Тот окинул его быстрым взглядом и покачал головой.

– У меня встреча с Йозефом.

Охранник усмехнулся:

– Тогда попроси его впустить тебя.

Иван безнадежно посмотрел в сторону Йозефа, который увлеченно беседовал о чем-то с одной из девиц. Даже если крикнуть, он не услышит.

– Он меня не слышит. Давай я пройду, заговорю с ним, и ты увидишь, что мы знакомы.

– Ничем не могу помочь.

Иван глубоко вздохнул. Продолжать разговор было бесполезно. Вместо этого он отошел чуть в сторону и попытался жестами привлечь внимание Йозефа. Одна девица из компании прошла мимо, охранник приподнял красный канат, пропуская ее. Иван быстро подошел и схватил ее за руку.

– Попроси Йозефа подойти сюда. Этот идиот не пропускает меня внутрь. Передай привет от Ивана.

– Иван?

Она подошла к Йозефу, показала на Ивана, который поднял руку в знак приветствия. Йозеф кивнул охраннику, и тот поднял канат. Йозеф взял его за плечи, пригласил сесть рядом на диван и приказал одной из девиц приготовить им два коктейля. Иван посмотрел на море людей в зале. Ему стало лучше. Он ненавидел быть снаружи, зная, что внутри происходит что-то важное и интересное, не предназначенное для него. Сейчас он был там, где надо.

– Хорошо, что ты нашел время прийти, – сказал Йозеф.

– Без проблем, – ответил Иван. – Чем могу помочь?

Йозеф слегка усмехнулся:

– Как давно мы знакомы? Лет пятнадцать?

– Что-то вроде того.

Йозеф бросил на него оценивающий взгляд.

– Раньше ты был по уши в долгах, кололся, заводился с пол-оборота. Раньше. Но не теперь. Ты повзрослел. Это радует.

Иван не знал, что ответить. Положение спас один из парней. Он наклонился к Йозефу и что-то прошептал ему в ухо. Йозеф сказал: «О’кей» – и снова повернулся к Ивану.

– Мне нужна помощь в одном деле. Дело само по себе несложное, и любой пацан из пригорода Тенста мог бы с ним справиться. Но его должен сделать тот, кто не будет болтать лишнего. Тот, у кого есть опыт и кто не будет палить почем зря по малейшему поводу.

Иван сжал зубы, чтобы не улыбнуться от удовольствия. Наконец-то Йозеф осознал, что банда нуждается в нем, и он станет членом самой уважаемой ПГ в городе.

– Никаких проблем. Я согласен, – выпалил он.

– Отлично, – Йозеф похлопал его по плечу. – Я хочу, чтобы ты устроил для меня встречу с Николасом Паредесом.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть