Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Огненный Легион
Действие 2

В этот раз обошлось без эксцессов, хотя форт Скол и смог меня слегка удивить. Выйдя из телепорта, я оказался не в специально оборудованном помещении, как это бывало обычно, а прямо на улице. Десятки круглых платформ стояли в самом центре огромной мощенной камнем площади, окруженной многоэтажными кирпичными зданиями. В столице не слишком любили постройки, превосходящие по высоте Дворец Императора, хотя прямого запрета на их возведение никогда не существовало. Форт Скол же встретил нас непривычными глазу восьмиэтажными строениями, явно рассчитанными на не слишком комфортное расселение целого взвода, а то и легиона Ремесленников. Кстати, о легионе. Прямо перед нами вышагивали, чеканя шаг, дружные ряды учеников Академии и Ремесленников, одетых в некие подобия ливрей с дополнительными жилетами из гибкого темного металла. На поясе каждого висел либо меч, либо небольшой магический посох.

– Это как так? – озадаченно спросила Алиса. – Ты же передо мной в телепорт вошел. Или ты опять…

– Опять, опять, – торопливо сказал я и жестом показал вампирше, чтобы молчала, поскольку из телепорта уже выходил Вельхеор. – Потом поговорим.

– Ничего себе толпа, – пораженно выдохнул Наив.

– Красота, – восхитился Вельхеор. – Ох, давненько я в войне не участвовал… это наверняка будет занимательно. Запах боевых заклинаний и крови по утрам… мм…

– Смотрите, сколько здесь телепортов! – запоздало заметила Алиса.

Действительно, количество платформ поражало – их здесь было не меньше трех, а то и четырех десятков.

– Интересно, куда они ведут?

– Во все города Империи, разумеется, – пояснил Вельхеор. – Это обеспечивает мобильность армии, ведь отряды Ремесленников могут в считаные минуты перенестись практически в любое место, чтобы дать отпор агрессорам. В свое время я серьезно изучал этот вопрос и могу сказать, что система раннего оповещения и сеть телепортов работают как часы. Помимо основных телепортов есть еще второстепенные, скрытые в подвале одного из зданий.

– Для чего это ты изучал обороноспособность Империи? – подозрительно спросил я.

– Я же любопытный, – уклончиво ответил вампир и тут же перевел тему: – А чего мы тут стоим такие потерянные?

Все марширующие по площади люди с интересом косились в нашу сторону, а один особо любопытный даже сбился с шага и чуть было не растянулся на каменной мостовой. Должно быть, мы действительно выглядели необычно: двое вампиров в скрывающих лицо капюшонах, красивая девушка с красными глазами, парень с черепом на поясе и смотрящийся несколько чужеродно в нашей странной компании Чез.

– Так мы не знаем, куда идти, – ответил я, с интересом оглядываясь по сторонам. – И где наш провожатый? Обещали вроде встретить…

– Да дракон с ним, – отмахнулся Вельхеор. – Сами, что ли, не разберемся? Или у этих марширующих спросим. А еще лучше вон к тому высокому зданию со шпилем пойдем, там наверняка какой-нибудь штаб расположен.

«Так тебя в штаб и пустят с твоей зубастой физиономией», – подумал я, но благоразумно промолчал.

Продолжая с интересом осматриваться по сторонам, мы пересекли площадь, двигаясь по причудливой траектории, чтобы не мешать марширующим воинам. Я сбился со счета, пытаясь хотя бы примерно подсчитать собравшихся здесь учеников Академии и Ремесленников.

– Чего они тут круги наворачивают? – заинтересованно спросил Наив. – Это игра такая?

– Вообще-то это называется «ходить строем», – пояснил Вельхеор. – Считается, что подобные упражнения учат слаженности действий и дисциплине. Но откуда вам, аристократишкам, это знать? Вы-то такими глупостями точно не занимаетесь.

– Чушь какая, – отмахнулся Чез. – Не верится, что это групповое вышагивание поможет им в будущем лучше создавать совместные заклинания.

Тут я был склонен согласиться с другом, но предпочел не вступать в дискуссию, продолжая размышлять о нашем будущем. Неужели скоро мои друзья станут так же вышагивать по площади, а я… буду работать в лаборатории? Или находиться там в качестве объекта для изучения? Надеюсь, меня все же не посадят в клетку, как Тварь в моем сне. А если и посадят, то хоть будет с кем поговорить, – в соседней клетке наверняка окажется Наив.

– Уж во всяком случае, как дойдет до дела, они друг у друга под ногами мешаться не будут, – заметила Алиса. – Да, Зак?

– А? – не сразу среагировал я. – Да, наверное…

– О чем думаешь? – тут же заметила мое состояние вампирша.

– Меня немного пугает эта их лаборатория, – признался я. – Что они там со мной делать будут? И что смогут нарыть, если начнут всерьез исследовать мое бренное тело?

– Будут проводить над тобой опыты, – зловеще протянул Чез. – Отрежут что-нибудь не слишком ценное, голову например…

– Да ну тебя, – не выдержал Наив, приняв шутку и на свой счет. – Хватит придумывать.

– Кстати, тебя ждет то же самое, – ехидно продолжил Чез. – Будешь помогать в изучении тех смертельно опасных артефактов низших вампиров. Ох и не завидую я вам, ребята.

Я даже не обижался на друга. Подобное ехидство всегда было следствием волнения. Полагаю, он считал, что шутки на эту тему разряжают обстановку, хотя на самом деле все обстояло несколько иначе.

– Ничего страшного с вами делать не будут, – неожиданно уверенно сказала Алиса.

Я удивленно посмотрел на вампиршу.

– А ты откуда знаешь?

– В Академии я в обязательном порядке проходила обследование каждые несколько дней. Ничего опасного в этом нет, даже кровь не брали, просто водили всякими артефактами вокруг.

– Зачем они это делали? – подозрительно спросил я.

– Я первый вампир, имеющий способности к Ремеслу и обучающийся в Академии. Как ты думаешь, зачем они это делали?

М-да, глупый вопрос.

– Почему ты нам об этом никогда не рассказывала?

– Да особо не о чем было рассказывать, – пожала плечами вампирша. – Процедуры занимали всего-то минут пятнадцать.

– И что они выяснили? – заинтересованно спросил Чез.

– Ты действительно полагаешь, что со мной поделились подобной информацией?

– Да уж, вряд ли, – признал мой друг.

На подходе к зданию со шпилем нас перехватил высокий усатый мужчина в форме. Красные цвета ливреи Ремесленника частично скрывались за пластинчатой стальной броней, а на правом плече виднелись какие-то знаки, очевидно говорящие о военном звании. В руках он держал небольшую папку с тисненой буквой «Р» в виде дракона – знаком Академии.

– Эй, вы куда собрались?!

– Туда, – невозмутимо кивнул на здание Вельхеор. – А что?

Военный на какое-то время застыл, явно собираясь отчитать его за такую наглость, но интуитивно догадываясь по внешнему виду Вельхеора, что с резкостью лучше не перебарщивать. Субординация субординацией, а злить Высшего вампира захочет далеко не всякий. Хотя если помножить мазохизм на отсутствие инстинкта самосохранения, то все может быть…

– Вход в штаб разрешен только командирскому составу, – наконец процедил он и окинул нас внимательным взглядом. – А вы новенькие из Крайдолла?

– Так точно, – неожиданно покладисто подтвердил Вельхеор.

– Нужно было ждать меня у телепорта, – жестко отчеканил военный. – Я сержант Торн. Следуйте за мной, я провожу вас в казармы и ознакомлю с местным бытом.

Странно, но ни Чез, ни Вельхеор даже не намекнули ему прямым текстом, что надо было просто не опаздывать – график перехода через телепорты рассчитан по минутам. Неужели так прониклись серьезностью положения?

Признаюсь, я наивно рассчитывал на некое подобие экскурсии по форту, но вместо этого мы напрямик проследовали за сержантом к одному из высотных зданий. Странно, но улицы форта были подозрительно пустынны – мы не встретили ни одного праздно слоняющегося человека. Только в самой казарме столкнулись с парой учеников, но те сильно куда-то спешили, задержавшись лишь на секунду, чтобы коротко поклониться сержанту Торну.

– Здесь вы будете жить ближайшие месяцы.

– Месяцы?! – хором ужаснулись Наив и Чез.

Сержант неодобрительно покосился на них, но в очередной раз промолчал.

Мы прошли по коридору и остановились перед одной из многочисленных дверей под номером, кто бы сомневался, пятьсот тринадцать.

– Комнаты у нас рассчитаны на пять человек, – начал пояснения сержант. – Мы стараемся не разлучать пятерки, это хорошо сказывается на совместной работе. И хотя в вашем случае, – в его голосе послышались брезгливые нотки, – ни о какой совместной работе речи не идет, все равно жить придется впятером. И учтите: наши условия не слишком подходят вампирам…

Он распахнул дверь, и мы с интересом заглянули внутрь.

– Интересно, кому такие условия вообще подходят? – недовольно поморщился Чез.

Действительно, на фоне наших комнат в Академии эти «хоромы» смотрелись весьма сомнительно, даром что по площади практически не отличались. Вот только раньше столько места выделялось мне одному, а теперь нам предстояло уместиться здесь аж впятером. Пять скромных кроватей с маленькими тумбочками вдоль стен да немного свободного пространства посередине – вот и вся обстановка. Одинокая дверка в углу, очевидно, вела в туалет и душевую.

– Мы будем жить все вместе?! – переспросила Алиса. – В этой коробке?!

– Ах, извините! – окончательно разозлился военный. – Империя на пороге войны, а мы не обеспечили вас достаточно комфортным жильем! А ну построиться!

Признаюсь, до меня не сразу дошло, чего от нас хочет этот странный мужик. Да и остальные застыли на какое-то время, пытаясь вникнуть в смысл приказа. Затем нам потребовалось еще некоторое время, чтобы потыкаться друг в друга, пытаясь создать некое подобие строя.

– С таким пополнением мы точно войну выиграем, – пробурчал сержант уже спокойнее. – Сейчас посмотрим, кого нам тут прислали.

Он прошелся вдоль нашего нестройного ряда, листая папку с документами, и остановился напротив явно смущенного всем происходящим Наива.

– Наив Викерс? – спросил он и, получив в ответ неуверенный кивок, продолжил: – Недавно обращенный низший вампир. Способности к Ремеслу стремительно падают, по прогнозам специалистов, полностью исчезнут в течение недели. – Он неожиданно остро посмотрел на Наива. – Бесполезен.

Мы удивленно уставились на мужчину, а тот спокойно продолжил:

– Закери Никерс. Видоизмененные способности к Ремеслу, ограниченные подъемом мертвецов… Да ладно?!

– Да, это долгая история… – начал я, судорожно размышляя о том, откуда в его папке появились все эти материалы обо мне и Викерсе-младшем. Вот как он мог узнать все это за столь короткое время?!

– Отставить разговоры, – тут же перебил меня сержант. – Будешь открывать рот, когда я разрешу.

От такой наглости я на какое-то время потерял дар речи. Никто и никогда не позволял себе разговаривать в таком тоне с выходцем Великого Дома. Даже учителя Академии всегда вели себя в рамках приличий, не забывая о хороших манерах.

– Сколько мертвецов можешь поднять за раз?

Сперва я хотел ответить ехидным вопросом: «А сколько надо?» – но затем решил не нарываться на очередную грубость.

– Думаю, до нескольких тысяч, но воины из них аховые, – предупредил я.

– Сколько?! – поперхнулся сержант Торн. – Лучшие специалисты по некромантии могут удерживать максимум трех-четырех мертвяков.

Я запоздало понял, что явно сболтнул лишнего, но невольно порадовался – все-таки им известно обо мне далеко не все.

– Ну, может, я немного преувеличил…

– В лаборатории разберутся, что у тебя за способности и как их лучше использовать, – пообещал сержант. – У меня тут четкие указания: сразу после прибытия отправить тебя в исследовательский центр. – Он вновь посмотрел на Наива. – Кстати, тебя это тоже касается.

Ох, сбываются все мои кошмары: только приехал – и сразу на опыты отправляют.

– А пока продолжим… – Сержант перевел взгляд на Вельхеора. – Вельхеор. Высший вампир. Ну хоть от кого-то польза будет!

– Я бы не стал так обольщаться, – буркнул вампир. – Я временно вне игры, способности к Искусству в плачевном состоянии.

– Досадно, – вздохнул сержант Торн, но в его тоне угадывалось недоверие. – Следующий – Чез Лейдон. Средние способности в стихии огня и посредственные – в воздушной. Ну хоть не инвалид, как остальные.

Чез явно ожидал более лестной характеристики и поэтому выглядел всерьез обиженным, но обошелся без пререканий.

Военный мельком взглянул на вампиршу.

– Алиса. Средние способности в стихии огня и некромантии. – Мужчина помедлил и процедил: – Женщина.

В этот раз он обошелся без комментариев, очевидно считая половую принадлежность более чем достаточной характеристикой, причем явно отрицательной.

– Невил Викерс. Перегорел. Прогнозов на возвращение способностей нет. Как и его самого, насколько я понимаю? – Он вопросительно посмотрел на нас. – Где же Невил Викерс?

– Остался в Крайдолле, – осторожно пояснил я.

– Ну и правильно, – кивнул мужчина, даже не обратив внимания на то, что я заговорил без разрешения. – Мне только непонятно, почему остальные там же не остались. Вы самая бесполезная пятерка из когда-либо поступавших в форт Скол.

Вельхеор почему-то радостно заулыбался, так, словно и не входил в нашу пятерку неудачников.

– Отправить вас на обучение в основные полки я не могу. Там, как и в Академии, практикуется работа пятерками, а вас тут всего… – Он вновь недовольно посмотрел на Алису. – Двое могут нормально работать. Так что придется четверым мужчинам отправиться в скауты.

– Скауты? – переспросил Вельхеор. – Звучит интересно.

– Не то слово, – криво усмехнулся сержант. – Там сейчас как раз некомплект, четверо выбыли из строя.

– Тяжелые ранения?

Невооруженным глазом было видно, что Чеза слегка передернуло.

– Угу, несовместимые с жизнью, – кивнул сержант.

Вот тут уже передернуло и меня.

– А как же друиды? – опешил я. – Они же могут вылечить практически что угодно.

– Только оживлять пепел пока не научились, – расхохотался сержант Торн. – Может, ты со своей некромантией поможешь? Нет? Тогда хватит здесь сопли распускать.

Алиса нерешительно кашлянула, привлекая к себе внимание.

– А как же я?

– Ты? – Сержант смерил вампиршу оценивающим взглядом и вынес вердикт: – На кухню.

– Что?! – задохнулась от возмущения Алиса. – Я тоже в скауты хочу! Это дискриминация по половому признаку!

– В скаутах уже комплект, – терпеливо пояснил сержант. – Вот похоро… то есть госпитализируют кого-нибудь из твоих дружков, тогда и займешь его место.

Мы с Чезом подозрительно переглянулись, отлично поняв смысл оговорки. Похоже, работа скаутов не так уж безопасна, если не сказать больше. Впрочем, нам в этом плане все время везет, так что и удивляться особо нечему.

– Нет, я хочу в скауты! – уперлась вампирша.

От такой наглости вояка на какое-то время потерял дар речи.

– Сержант Торн, – вмешался Вельхеор, вперив взгляд красных глаз в сержанта. – Я хочу, чтобы моя племянница служила вместе со мной, ведь только так я могу быть полностью уверен в ее безопасности. И, как вы наверняка догадались, работать на кухне я не собираюсь.

Явно намеревавшийся отчитать зарвавшуюся девушку сержант лишь вынужденно махнул рукой.

– Ну хорошо. Тебя тоже причислим к отряду скаутов.

Алиса радостно заулыбалась.

– А за пререкания со старшим по званию – три наряда вне очереди. Отрабатывать начнешь с завтрашнего утра на кухне номер три, – зловеще произнес Торн.

Вампирша лишь пожала плечами, не видя ничего страшного в работе на кухне под номером три. А вот меня немного смутил тон сержанта, явно подразумевающий под наказанием что-то действительно серьезное. И еще я подметил, что, каким бы он ни был бравым воякой, наказание за пререкание получила только Алиса, а Вельхеора сия участь почему-то миновала.

– Сейчас я нанесу вам на руки печати, являющиеся опознавательными знаками в форте. Они несмываемы, но придется немного потерпеть боль. Рыжий, иди сюда.

Сержант Торн достал из внутреннего кармана ливреи небольшой артефакт в форме круглого плоского блина, повозился с настройками и приложил его к предплечью Чеза. Парень скривился от боли, но не проронил ни звука, а когда артефакт убрали, на его руке уже красовалась небольшая синяя печать.

– Печать необходимо предъявлять по первому требованию патрулей и при входе в некоторые здания.

Когда пришла моя очередь, я подвергся воздействию артефакта, ощутив легкое покалывание на коже, и получил свою печать. Выглядела она как непонятное, я бы даже сказал, хаотичное скопление линий.

– Закери, Наив, даю вам пятнадцать минут на сборы и жду у выхода из казармы, – скомандовал вояка, поставив печать на руку Наива. – Остальные могут отдыхать и знакомиться с фортом до завтрашнего утра. Я пришлю к вам кого-нибудь, чтобы провести короткую экскурсию, а уже завтра передам в руки командира отряда скаутов.

Сержант ушел, оставив нас обживаться на новом месте.

– И как мы тут сможем разместиться? – возмущенно спросила Алиса.

– Нормально, – заверил ее неунывающий Чез. – Смотри, две самые дальние от окон кровати займут Вельхеор с Наивом, эту оккупирую я, а две кровати у окна мы сдвинем для вас.

– Миленько, – хмыкнул Вельхеор. – А по ночам мы дружно будем делать вид, будто спим и ничего не видим и не слышим.

– Да ну вас, – тут же смутилась вампирша.

– Наив, а правда, что ты видишь ночью так же хорошо, как и днем? – заинтересованно спросил Чез, бросая свои вещи на кровать.

– Почти, – немного смущенно ответил Викерс-младший. – Говорят, эти способности еще будут прогрессировать.

– Ох, повезло тебе, – завистливо вздохнул Чез и подмигнул ему. – Проказник.

– Ну вы тут развлекайтесь, – торопливо сказал я, – а мы с Наивом пока сходим в эту их лабораторию.

– Удачи. Вас там ждут с распростертыми объятиями и заточенными ножами, – напутствовал нас Вельхеор.

– Правда?! – ужаснулся Наив.

– Да он шутит, – поспешила успокоить друга вампирша.

– Ага, зачем Ремесленникам ножи, сам подумай, – вставил веское слово Чез. – Они и с помощью заклинаний что хочешь отрежут.

Да уж, эта парочка явно спелась.

Пришлось мне поспешно хватать Наива, пока его тут совсем не запугали, и отправляться в лабораторию. Сержант Торн повел нас к виднеющимся вдалеке стенам форта. Каменное ограждение из дагора явно было рассчитано на серьезное противодействие любым заклинаниям и физическим атакам. И судя по тому, что сразу за ним должны были начаться Проклятые Земли, подверженные пагубному воздействию многих и многих заклинаний, защищаться было от кого и помимо шатерских захватчиков. У меня накопилось множество вопросов, но, признаюсь, я опасался приставать с ними к Торну, чтобы не схлопотать выговор или наказание за излишнюю разговорчивость. Поэтому приходилось лишь молча вертеть головой по сторонам и пытаться разобраться в происходящем. С марширующими Ремесленниками и учениками все понятно – это для поднятия духа, дисциплины и слаженности действий. Нормальные люди обычно устраивают совместную попойку, а Ремесленники вот маршируют на свежем воздухе. Кстати, если мы будем в отряде этих самых скаутов, то нам необязательно будет маршировать? Ведь мы и в пятерке-то работать не будем. И еще, без такого компактного поселения тоже можно было бы обойтись, ведь командная работа нашей пятерке все равно не светит.

Я покосился на чеканящего шаг сержанта.

Нет, от этого ответов на интересующие меня вопросы без пыток не добиться. Может, в исследовательском центре люди будут подружелюбнее? Ну сначала расскажут, что к чему, а уж потом резать начнут…

Исследовательский центр представлял собой такое же высокое здание, как и казармы, отличаясь от них лишь полным отсутствием окон. Вход в здание охранялся двумя Ремесленниками с посохами наперевес, что говорило о важности и серьезности объекта, ведь до сих пор я не видел в форте ни одной охраняемой двери.

– Этих двоих ждет Мастер Ревел, – сказал охране сержант.

Мастер Ревел?! Я-то думал он в Академии. Вот общения с ним я бы точно предпочел избежать – глава службы безопасности Академии, по слухам, очень опасный тип. У меня в его присутствии частенько пробегали толпы мурашек по спине, хотя со мной Великий Ремесленник до сих пор общался исключительно в дружеском тоне.

– Они подходят под описание, – подтвердил один из охранников. – Я провожу вас к Мастеру Ревелу, следуйте за мной.

Сержант остался снаружи, а мы с Наивом отправились следом за охранником в недра исследовательского центра. Признаюсь, новость о присутствии здесь главы службы безопасности меня даже успокоила – репутация репутацией, а все-таки хоть одно знакомое лицо.

– Надеюсь, нас прямо сегодня резать не будут, – шепнул мне Наив, когда мы шли по темному коридору. – К тому же я не хочу пропустить ужин, очень уж интересно, чем здесь кормят.

– Оптимист, – хмыкнул я. – То есть завтра резать тебя уже можно?

– Нельзя, конечно, – насупился Наив. – Но до завтра еще далеко, а сегодня уже сейчас…

Железная логика, тут даже не поспоришь.

Едва освещенные коридоры наводили на мысли об экономии, а молчаливый охранник вызывал смутные подозрения о не слишком приятной участи для подопытных. А отсутствие и тщательно охраняемые двери говорили о серьезной опасности остаться здесь против своего желания.

Длинный коридор закончился огромным залом, заставленным всевозможными техномагическими артефактами и непонятными стеклянными конструкциями. Среди всего этого завораживающего многообразия странных форм сновали люди в белых халатах и постоянно проводили какие-то замеры, записывали что-то в блокноты и занимались явно важными делами. Одним из людей в белых халатах был отлично знакомый мне лысый Ремесленник. Что удивительно, он оказался не единственным, кого я узнал.

– Привет, ребята!

Мы с Наивом застыли, удивленно глядя на старого знакомого – старшекурсника Ника.

– Привет! А ты тут какими судьбами? – подозрительно спросил я.

– Так я работаю в лаборатории. Недавно защитил диссертацию по конструированию артефактов, и поэтому меня направили сюда, помогать в исследовании артефактов низших вампиров.

«Сколько радости в его голосе, – недовольно подумал я. – Хорошо, когда ты работаешь в лаборатории, а не являешься подопытным».

– О, а вот и наши главные действующие лица, – подошел к нам Мастер Ревел.

Конечно, какие же эксперименты без тех, на ком их проводить? Остается надеяться, что Ремесленники смогут мне помочь разобраться с этим драконовым артефактом и вернуть способности, а то распоследним инвалидом себя чувствую.

– Так. – Мастер Ревел взял Наива за плечи и подтолкнул к Нику. – Ты с этим молодым человеком сейчас отправишься в другой отдел, где занимаются исследованием артефактов для низших вампиров. А ты, – он перевел взгляд на меня, – пойдешь со мной.

Несмотря на добродушный тон Ремесленника, у меня по спине пробежал целый табун старых добрых мурашек. Тем не менее я послушно последовал за главой службы безопасности Академии, ведь деваться-то все равно было некуда.

– Как прошло ваше путешествие? – спросил меня Мастер Ревел, когда мы покинули зал.

– Путешествие? – переспросил я, закосив под дурачка.

– В земли вампиров. Насколько я понял, ты все-таки убил укусившего тебя вампира?

Откуда такая осведомленность?! Единственный, кому мы рассказывали о нашем путешествии, помимо близких друзей, – это Шинс, но он просто не мог успеть передать всю информацию. Значит, проболтался кто-то из наших. Только непонятно, кто и кому.

– Я не убийца, – нехотя ответил я. – Его убил Вельхеор.

Мы прошли по коридору и попали в небольшой кабинет – точную копию того, в котором происходил наш разговор в Академии. На минуту мне даже показалось, что мы каким-то образом перенеслись туда, слишком невероятным было их сходство – тот же стол, те же стеллажи, даже стопки бумаг на столе выглядели очень знакомо.

– А что было потом? – спросил Мастер Ревел, усевшись за стол и любезно кивнув мне на место напротив. – Способности к Ремеслу так и не вернулись?

Хм, если бы я решил не рассказывать ему об артефакте, то такое объяснение вполне бы подошло, но удивительно осведомленный Ремесленник наверняка уже слышал о моих новых способностях к некромантии. Осталось лишь рассказать, откуда они взялись.

– Не совсем. В землях вампиров мне в руки попал один древний артефакт. Череп. – Я поставил на стол причину моих бед. – Он обладает удивительными способностями к поднятию умертвий, вот только и плату требует соответствующую…

Я покладисто рассказал Ремесленнику все, что узнал об артефакте. Источником информации о черепе мы решили признать Вельхеора. Вампиру наверняка все равно, а существование Великой Библиотеки я бы предпочел сохранить в тайне.

– И ты уверен, что самым дорогим в твоей жизни являются именно способности к Ремеслу?

– Если честно, не очень, – признался я. – Но других идей нет. Мы не настолько хорошо разбираемся в древних артефактах.

Мастер Ревел долго вертел в руках красный череп, явно совершая над ним какие-то манипуляции с помощью энергии. К сожалению, «пелену» я с собой не взял, а собрать даже крохи энергии, необходимые для применения Истинного Зрения, не мог. Ощущение было такое, словно мне отрезали какую-то важную часть тела и я до сих пор не смог привыкнуть к ее отсутствию.

– Ладно, артефакт мы исследуем. Это очень интересная вещица, и хранящиеся в ней знания могут быть полезны для Академии, все-таки некромантия остается слаборазвитой наукой.

– Я думал, она по большей части запрещена.

– Конечно. Потому и слаборазвита, – подтвердил Ремесленник. – Исследования в этой области запрещены, но если мы сможем разобраться с генерируемыми артефактом заклинаниями, то от таких знаний никто отказываться не станет. Сегодня заняться практическими исследованиями уже не получится, но к завтрашнему дню мы подготовим лабораторию, материал и подберем специалистов.

Материал – это, по всей видимости, трупы? Ох, что-то я не особенно стремлюсь приступить к практике.

Мастер Ревел наконец отложил в сторону черепок.

– Я смотрю, ты у нас прямо-таки носитель запретных знаний.

Похоже, теперь речь пойдет о магии драконов. Вот бы еще знать, в чем она заключается. То есть понятно, что я должен ее благодарить за все мои сны и путешествия между мирами. Но ничем из перечисленного я сам управлять не могу, да и понятия не имею, как это вообще можно использовать. Кто бы курсы для новичков провел, что ли?

– Так получается, – пожал я плечами, внутренне подобравшись.

– Ты словно притягиваешь неприятности, – продолжил на что-то намекать Ремесленник. – Не правда ли?

Я промолчал, решив не отвечать на провокационный вопрос. В конце концов, если ему что-то от меня нужно, пусть не ходит вокруг да около, а говорит прямым текстом.

– Артефакт я сегодня передам в лабораторию, а с тобой мне бы хотелось поговорить на другую тему. Что ты можешь рассказать мне о магии драконов?

– Только легенды, – осторожно ответил я. – По слухам, Ремесло хоть и было подарком людям от драконов, но отнюдь не является их настоящей магией. Драконы – мистические существа, живущие частично в реальном мире, а частично в мире снов. Именно поэтому истинная магия драконов связана со снами и путешествиями между мирами.

Ремесленник молча кивал в такт моим словам и удивленно посмотрел на меня, когда я замолчал.

– И это все?

– Вроде все.

Не знаю, что еще он ожидал от меня услышать. Подробный рассказ о путешествиях по Коридору Судьбы? Вот еще. Интересно, насколько осведомлен Ремесленник и знает ли он вообще о подобных возможностях?

– В общем и целом ты прав, – поощрительно кивнул Мастер Ревел. – Но это далеко не все возможности, даруемые кровью драконов. Сразу уточню, что драконы – существа не совсем материальные, хоть и проводят в этом состоянии много времени. Поэтому и кровь у них не какая-то там жидкость, а некая энергетическая составляющая. Ей-то дракон и поделился с человеком.

Мне потребовалось некоторое время, чтобы обдумать сказанное Ремесленником.

– То есть… во всех, у кого есть способности к Ремеслу, течет кровь дракона?

К моему несказанному удивлению, Мастер Ревел отрицательно покачал головой.

– Нет. Кровь дракона течет во всех жителях Империи.

– Как так? – не понял я.

– Способности к Ремеслу у каждого человека врожденные и никак не связаны с кровью дракона. Однако человеческое тело не создано для работы с чистой энергией и поэтому быстро разрушается под ее пагубным воздействием. Это и было причиной появления безумных магов – первым от экспериментов с энергией страдал именно мозг. Когда же дракон поделился с забредшим в его пещеру человеком своей кровью, тот смог без последствий и с большей легкостью пользоваться своими способностями и спустя много лет создал концепцию Ремесла.

– Но почему нас не учили этому в Академии? – ошарашенно спросил я.

– Потому что наша политика изначально отвергала всякую связь с безумными магами. Даже из реальной истории возникновения Ремесла сделали сказку для детей. И кстати, теперь ты видишь всю глупость секты «Дети Дракона»? Ведь, по сути, детьми дракона являются все без исключения жители Империи.

– Все жители… – протянул я, прикидывая в уме примерную численность населения. – Но как один мужик так быстро… ну… кровь дракона распространил…

– Работал в поте лица и денно и нощно, – улыбнулся уголком губ лысый Ремесленник. – Шучу, конечно. Я же говорил, что это не простая кровь, она распространялась иначе… при касании, может быть, или по воздуху. Я много времени посвятил изучению этого вопроса, но так и не достиг определенного результата. Зато мы точно знаем, что эта кровь не только дала людям возможность пользоваться энергией для плетения заклинаний, но и наделила другими способностями. В частности, позволила видеть сны.

– Сны?!

– Чтоб ты знал, никто, кроме людей, не видит сны: ни тролли, ни друиды, ни уж тем более вампиры. Думаю, через них каким-то образом проявляется способность связываться с другими мирами. Причем, как и в случае с Ремеслом, люди по-разному взаимодействуют с кровью дракона и получают различные способности. Кто-то просто видит неосознанные сны, кто-то путешествует по другим мирам… а кому-то повезло овладеть магией драконов – научиться проникать в чужие сны и путешествовать между мирами уже наяву.

Я сидел и переваривал полученную информацию, хотя, по большому счету, никакой практической пользы в ней не было. Зато я узнал историю возникновения Ремесла и приблизился к пониманию запретной магии. Странно только, что Ремесленник так откровенно поделился своими знаниями, хотя по идее должен выбивать их из меня.

– Удивительно, – только и смог сказать я.

– Если честно, я планировал вплотную заняться исследованием твоих способностей к Ремеслу и магии драконов. К сожалению, сейчас это невозможно, а значит, нам придется сначала решить твою проблему. А как у тебя обстоят дела с хождением по снам?

– Несколько раз мне снились полезные сны, дававшие подсказки и советы… – Я на какое-то время задумался. – Но с момента возвращения из земель вампиров ничего подобного не происходило.

– То есть с осознанными снами ты не знаком?

– С чем, с чем? – искренне удивился я.

Нет, интуитивно я могу догадаться, о чем именно идет речь, но вот похвастать особыми знаниями или умениями в этой области, увы, не могу. А если бы и мог, то точно не стал бы.

– Понятно, – только и сказал Ремесленник, явно решив на этот раз обойтись без лекций. – Ладно. Со снами мы еще разберемся. Ты пока устраивайся в форте. Кстати, я позаботился о том, чтобы вас с Наивом особенно не напрягали по службе, так что после обеда оба как штык должны быть здесь.

Я с трудом сдержал облегченный вздох.

И это все? Я так боялся посещения этого места, думал, меня тут замучают до полусмерти. А в итоге мне пообещали помочь, да еще и много полезной информации сообщили. Это настраивает на позитивный лад.

– Дай руку.

Ремесленник достал из ящика стола уже знакомый мне артефакт и нанес мне на предплечье татуировку поверх уже существующей.

– Это допуск сюда. Теперь можешь идти, жду тебя завтра.

Распрощавшись с лысым Ремесленником, я пересекся с Наивом, и мы покинули исследовательский центр. Всю обратную дорогу Викерс-младший радостно рассказывал о том, что ему наобещали в лаборатории. По словам местных специалистов, они уже достигли успехов в изучении принципа работы артефактов, и теперь надо лишь разобраться с побочными эффектами. Такая мелочь осталась – спасти от смерти тех, кто будет этими самыми артефактами пользоваться. Надеюсь, эти ученые со своими экспериментами здоровье Наива все-таки сберегут, а то, судя по счастливому блеску в глазах парня, он хоть сейчас готов с головой окунуться в работу, наплевав на свою безопасность. Хотя, честно сказать, я и сам согласен целыми днями торчать в этом их центре, лишь бы мне вернули способности к Ремеслу и избавили от треклятого артефакта.

Уже темнело, когда мы вышли к жилым корпусам. В отличие от дневного безлюдья, сейчас между зданиями чуть ли не на расстоянии видимости друг от друга постоянно передвигались многочисленные патрули. Нас с Наивом несколько раз останавливали и проверяли пропуска с помощью каких-то стеклянных артефактов. Но сильнее всего нас поразили играющие яркими огнями стены форта. Скорее всего, свет являлся лишь внешним проявлением защитных заклинаний, поскольку, на мой взгляд, столь разнообразная подсветка стен совершенно не имела практического смысла. Разве что кто-то решил в честь начала войны праздничный фейерверк устроить.

– Зак, смотри, – тронул меня за плечо Наив.

«И все-таки мне действительно везет, – подумал я, глядя в указанном Викерсом-младшим направлении. – Человек Судьбы там или нет, но вот Человек Неприятностей точно. Иначе как объяснить, что в огромном форте, среди множества казарм именно рядом с нашей мы столкнулись с Энджелом Митисом и компанией?»

Более того, именно в этой казарме они и обитали, хотя об этом мы узнали несколько позже.

– О, кого мы видим! – поприветствовал нас Энджел. – Не знал, что дела Империи так плохи, что мы набираем даже инвалидов.

«Вроде всего несколько дней прошло, а о моей потере способностей не знает только ленивый, – раздраженно подумал я. – Откуда?! Может, у всех моих недоброжелателей есть своя система быстрого оповещения? Или специальный информационный листок в Империи выходит «Все, что вы хотели знать о Заке, но не нашли, у кого спросить?».

– С такими бойцами, как вы, у Империи каждый инвалид на счету, – не остался в долгу я.

Наив за моей спиной согласно засопел, но в перебранку, как обычно, предпочел не влезать. Алик, Стори и Нивел тоже молчали, лишь насмешливо скалясь в мою сторону. В голову почему-то тут же влезло сравнение с гиенами, но я быстро отогнал его прочь, пожалев бедных животных.

– Так, может, проверишь нашу боеспособность? – тут же предложил красавчик Ленс.

Интересно, вели бы они себя так же смело, будь при мне мои способности?

– Проверяли уже, – ехидно напомнил я, – и признали неудовлетворительными. Задница не болит, кстати?

Ленс дернулся вперед, явно намереваясь сделать какую-нибудь глупость, но Энджел его придержал.

– Вам просто повезло. Хочешь попробовать еще раз?

В последнюю нашу встречу в столице мы устроили поединок прямо на улице. После чего Энджел и Ленс попали в больницу, а мы с Чезом – в тюрьму. Но жизнь их, похоже, так ничему и не научила.

– Это вы хотите, – невозмутимо ответил я, прекрасно зная, что ничто не бесит таких людей сильнее, чем полное спокойствие. – А я руки второй раз марать не собираюсь.

Чувствую, дальнейший наш разговор неминуемо привел бы к драке, если бы нас не прервали.

– Эй, вы! Чего прохлаждаемся? Нечем заняться? Так я быстро всем вам занятие найду!

Сержант Торн появился рядом с нами буквально из ниоткуда.

– Мы из исследовательского центра возвращаемся, – быстро отрапортовал я, уже зная, что сержанту лучше отвечать без заминок.

– Вот и идите в свою комнату. Скоро будет ужин и отбой. А вы четверо – за мной, на северной стене как раз нужно обновить защитные заклинания первого уровня.

Пятерка «водников» послушно поплелась за сержантом, одарив нас недобрыми взглядами. Так им и надо, собственно. Странно только, что сержант Торн отпустил нас с Наивом без наказания.

– Придурки они, – уверенно заявил Наив.

– С этим не поспоришь, – хмыкнул я.

Друзья встретили нас громогласным «ура», поскольку только наше отсутствие стояло между ними и ужином. Впрочем, как вскоре выяснилось, скудная трапеза не стоила подобного ожидания: непонятная лапша странного синеватого оттенка, мясные тефтели с горьковатым привкусом и совершенно невкусное варево, отдаленно напоминающее самые отвратные экзерсисы Чеза по созданию као. В общем, удовольствия никакого не получили, но желудки худо-бедно набили. Самое приятное началось по возвращении в казарму, когда выяснилось, что запасливый Чез прихватил с собой резервный запас вкусного као, а Наив – целый мешок любимых булочек. В итоге вечер нашей веселой компании прошел позитивно – празднованием приезда в форт и начала военной карьеры. Благодаря запасливости Наива поздний ужин изобиловал вкуснятиной из нашей любимой палатки с пирожками, а совместные усилия Чеза и Алисы скрыли нас от излишне любопытных взглядов и ушей: все-таки орущая на приличной громкости музыкала, веселый смех и свет во всех окнах едва ли вписывались в распорядок форта. Судя по тому, что в комнате отсутствовали привычные по Академии датчики применения заклинаний, подобная магическая самодеятельность явно не была запрещена.

– Все это, конечно, хорошо, но мне через несколько часов идти на кухню, отрабатывать какие-то наряды, – прервала наше веселье вампирша. – Если честно, я не очень поняла, что это за наряды такие и почему за ними целая очередь?

– Это военный лексикон, – пояснил Вельхеор. – Не знаю лингвистических корней этой фразы, но означает она что-то вроде повинности или наказания.

– Я интуитивно догадалась, – фыркнула Алиса. – Так что давайте завязывать с весельем.

– Хорошо, мамочка, – изобразил покорность Чез и, прежде чем кто-либо успел среагировать, вырубил музыку и свет.

– Эй, не все тут умеют видеть в темноте, – раздраженно напомнил я. – Хотя нас таких теперь меньшинство…

А ведь я даже простейшее осветительное заклинание создать не могу. Раньше хоть некоторые плетения срабатывали, а теперь такое ощущение, что я совершенно беспомощен. Ну не поднимать же мертвяка, чтобы он за факелом сбегал. Да и как его поднять, если артефакт остался в лаборатории? С другой стороны, может, оно и к лучшему, что Чез выключил свет, ведь нам с Алисой еще предстояло укладываться в ложе из любезно сдвинутых в мое отсутствие кроватей.

Я скинул ливрею, положил на тумбочку кукри и осторожно лег на самый краешек кровати. Все дружно принялись готовиться ко сну, в том числе и Алиса. Немного привыкшие к темноте глаза смогли рассмотреть ее силуэт, и я почувствовал, как она опустилась рядом.

– Всем спокойной ночи, – пожелал Наив.

– Спокойной ночи, – эхом повторили остальные.

– А Заку и Алисе неспокойной, – не преминул поддеть Чез.

– Иди ты, – тут же среагировал я.

Алиса ответила нашему ехидному другу метким броском подушки. Несмотря на мощь броска, Чез лишь довольно хихикнул в ответ:

– О, теперь у меня две подушечки!

– Да подавись, – буркнула Алиса, улегшись рядом со мной, но постеснявшись снять ливрею.

Некоторое время мы лежали неподвижно.

– Ну что там, Вельхеор? – зашептал любопытный Чез.

– Лежат, как дети малые, – руки по швам, – с готовностью доложил вампир.

Я запоздало опомнился и передал Алисе свою подушку, а затем мы с ней, не сговариваясь, сделали вид, будто уже спим. Я порывался ее обнять, но, чувствуя на себе любопытные взгляды друзей да и немного опасаясь реакции вампирши, так и не рискнул. Поэтому пришлось засыпать на разных краях кровати…

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий