Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Огненный Патруль
Действие 1

– Сегодня здесь собралась вся Академия, точно тебе говорю, – шепнул мне Невил Викерс.

Я окинул Главный Зал равнодушным взглядом. Действительно, народу набралось очень много. Все помещение было забито буквально до отказа: на уходящих под самый потолок трибунах сидели Ремесленники, а вокруг площадки для поединков топталось такое количество учеников со всех курсов, что так просто протолкнуться к ней было уже просто невозможно.

– Ну и что? – буркнул я в ответ и пожал плечами. – Эка новость. Вспомни, что здесь творилось на прошлых соревнованиях.

Да, прошлые соревнования по магическим поединкам были для нас первыми. Мы представляли Огненный Факультет в командных поединках между представителями первых курсов четырех стихийных факультетов: воды, огня, воздуха и земли. Мы тогда победили своих первых противников – Воздушный Факультет, или, проще говоря, «воздушников», а «водники» разбили в пух и прах «земляков». Вот только сразу после этого на Академию Ремесла было совершено подлое нападение, и финальный поединок с нашими главными соперниками так и не состоялся. И вот сейчас, спустя пару недель после тех событий, пришло время определить, кто же из нас станет победителем.

– Да, но на прошлых соревнованиях мы были всего лишь самыми обычными учениками, принимавшими участие в обычных командных соревнованиях.

Интересно, откуда у Невила эта странная привычка говорить простые вещи таким тоном, будто это какое-то откровение свыше, а он выступает в роли пророка?

– А теперь мы кто? – усмехнулся Чез. – Те же недоделанные ученики на тех же, должен заметить, соревнованиях. А точнее, на их финале. Чего в этом необычного-то?

Мой рыжий друг как всегда смотрит в корень ситуации.

– Вы действительно не понимаете? – удивленно посмотрел на нас Викерс-старший. – Хоть ты Алиса, скажи им…

Алиса отвлеклась от индифферентного созерцания окружающей нас толпы и замотала головой.

– Знаешь, Невил, я тоже не понимаю, о чем ты говоришь. Так что, ты уж объясни нам, в чем собственно дело. Что не так?

Я в который раз залюбовался вампиршей: ее длинные черные волосы, удивительно белая кожа и ярко-красные глаза просто сводили меня с ума.

– Ладно, – вздохнул Невил. – Объясняю по порядку. Когда мы выходили на соревнования в прошлый раз, мы были простыми учениками. Понимаете? Простыми. От нас никто ничего не требовал, никто ничего не ждал… ну, кроме, разумеется, Шинесимуса. Тот-то от нас ожидал только победы, но он наш преподаватель – ему положено. Тогда мало кто в зале мог назвать нас по именам, не говоря уже о более близком знакомстве. В общем, при проигрыше мы бы особенно не опозорились… поскольку никому до нас и дела-то не было.

Кажется, я начал понимать, к чему клонит Невил, и ход его мыслей мне совсем не понравился.

– А теперь? – тупо спросил Наив, глядя на старшего брата незамутненными лишним мыслями глазами.

До этого момента наш огненный мальчик не принимал участия в беседе, потому что аппетитно хрустел огромным, наверное, почти с мою голову, яблоком.

– А теперь мы известные личности. Зак – так тот вообще спаситель всей Академии! Нынче в нашей башне трудно найти хоть одного человека, который не знал бы его имени, да и мы все не были обделены вниманием в последнее время…

О нет, опять он о спасении Академии заговорил. Как же меня уже все достали! Между прочим, основную часть работы выполнил не я, а мои друзья.

– Ага, – прервала Невила Алиса, которая не была обделена вниманием со дня Принятия: она стала первым в истории вампиром, поступившим в Академию Ремесла. – Я так понимаю, ты намекаешь на то, что если мы проиграем этот поединок, то опозоримся на всю Академию. Тебя это волнует?

– Именно, – согласился Невил. – Чем выше забрался, тем больнее падать. Это сейчас все восхищаются тем, что какой-то ученик первогодка спас всех Ремесленников, а стоит нам проиграть и ход мыслей людей может резко измениться. Если ты достиг определенного отношения к себе, то нужно его поддерживать, а иначе…

– Мне кажется, ты слишком драматизируешь, – не согласился я. – Кому какая разница, выиграем мы или нет? Это исключительно наше дело.

– Посмотрим, что ты скажешь, если мы проиграем, – буркнул Невил.

– Вот! – вскричал Чез. – Вот именно если проиграем!

Проиграем… Меня передернуло от одного этого слова. Да как мы можем проиграть этим придуркам с Водного Факультета?!

Наив внимательно следил за входом в зал и поэтому первым заметил появление наших противников:

– Смотрите, «водники» идут.

Правильно, стоило только подумать о «водниках» и они тут как тут.

Мы одновременно повернулись в указанную нам сторону и как раз застали вход в зал представителей Факультета Воды: Ленс, Энджел, Нивел, Стори и личный враг Чеза – Алик. Однажды они повздорили по какому-то совершенно глупому поводу, а точнее Чез в очередной раз наговорил глупостей, и теперь Алик горел желанием преподать моему разговорчивому другу пару уроков хороших манер. И в чем-то, должен признать, я его даже понимаю. Что же касается троицы Энджела, Нивела и Ленса, то с ними у нас были давние счеты. Посильный вклад в нагнетание обстановки опять-таки внес вездесущий Чез, в один вечер отбив у Ленса девушку. Ну… и я добавил масла в огонь парой острых фраз.

Вот и выходит, что буквально вся команда Факультета Воды, кроме разве что тихого и незаметного Стори, с которым наши интересы до сих пор не пересекались, жаждет разделаться с нами самым изощренным способом.

Чез помахал им рукой и лучезарно улыбнулся. Команда «водников» дружно ответила ему довольно-таки характерным жестом.

– Они меня любят, – умилился мой неугомонный друг.

– Могу предположить, на кого они нападут первым, – усмехнулся Невил. – Интересно, что ты Чез будешь делать без Универсального Щита Зака? Они же тебя просто размажут по всему полю.

– Да ладно тебе, – легкомысленно отмахнулся Чез. – Я шустрый.

– Нас ты, допустим, в этом убедил. Теперь иди и скажи это им, – подколола его Алиса.

Да уж. Обычная быстрота тут не поможет. После того, как Кельнмиир снял психоблок и мои способности порядочно усилились, все отработанные до мельчайших деталей заклинания ушли в историю. Я просто не мог сплетать столь же тонкие потоки как раньше и иногда, начиная создавать, скажем, Универсальный Щит, получал Воздушную Волну. Не получалось у меня управлять энергией, в несколько раз превосходящей мой старый уровень. Все шло куда-то не туда. Дядя клятвенно заверял меня, что со временем я научусь правильно использовать полученные способности и вновь смогу сплетать сложные заклинания, но сейчас у меня в девяти из десяти раз ничего не получалось или получалось дракон знает что. Мало того, это самое «дракон знает что» запросто могло оказаться заклинанием вовсе не той сферы, на которую я рассчитывал. Таким дурацким образом отныне проявляется моя «великая» способность к сплетению одинаково сильных заклинаний всех четырех стихий.

– Ладно вам, – прервал я дружескую перебранку. – Мы уже давно отработали стратегию и знаем наперечет все наши слабые места. Ведь так?

– Так точно, – отрапортовал Чез. – Наше слабое место – ты.

– Ты настоящий друг, – в который раз признал я.

– Тихо, – шикнула Алиса. – Шинс идет.

Мы поспешно замолкли, и изобразили на лицах искреннюю задумчивость и готовность к поединку. Если задумчивость нам далась с трудом, то готовность получилась очень даже достоверной… у всех, кроме меня.

– А вот и мои лучшие ученики, – провозгласил Шинс, положилв свою сухонькую, но на удивление тяжелую, руку на мое плечо. – Готовы к соревнованиям?

– Как никогда! – бодро ответил Чез нашему учителю по практической магии, и декану Огненного Факультета.

– Так я и думал, – важно кивнул Шинесимус. – Я на вас надеюсь, ребята. Вы уж не подведите меня.

С ума сойти, вот уже целую неделю мы наблюдаем картину «добрый Шинс», и каждый раз у меня возникает странное ощущение неправильности… как будто спятил один из законов природы, честное слово. Самое обидное, что с остальными учениками он общается как обычно – наказывает, третирует, зверствует, и только с нами чуть ли не за ручку здоровается. На нас уже весь факультет волком смотрит, а он все продолжает в том же духе. У меня даже возникла мысль, что это он специально над нами издевается, в учебных целях, так сказать. Есть такая штука, психотренинг называется – это когда тебя разными способами пытаются вывести из равновесия. Это очень и очень неприятно, скажу я вам… Совсем недавно подобному испытанию подвергли весь наш курс для того, чтобы вычислить шпиона, проникшего в самое элитное учебное заведение Империи. В результате его вычислил я и то лишь после того, как этот гад устроил нападение на Академию. Зато, должен заметить, учебные показатели нашего курса действительно сильно возросли – мы изучили то, что раньше изучалось несколько лет, всего за пару месяцев. Так что и от издевательств есть определенный толк… Кстати, если задуматься, вся моя жизнь – это один сплошной психотренинг.

– Все вопросы к Заку, – тут же умыл руки Невил.

Нахал. Вот от него я такого предательства никак не ожидал.

– Думаю, Закери нас не подведет, – улыбнулся Шинс. – Предлагаю вам проследовать на площадку. Уже давно пора начинать.

– Конечно… – протянул я и огляделся по сторонам. – А где Кельнмиир? Что-то я его сегодня не видел.

Высший вампир сильно помог мне и, если быть честным, именно он, а не я, спас всю Академию.

– Вампиры сегодня утром покинули Академию, – отмахнулся Шинс. – И тебе сейчас вовсе не об этом надо думать.

– Но…

– Все, – прервал меня учитель. – Бегом на поле и чтоб выложились по полной!

Я был настолько удивлен неожиданным исчезновением Кельнмиира, что даже не сразу заметил, как мы прошли сквозь толпу и перешагнули через границу площадки для поединков.

– Дамы и господа! – прогрохотал отдающий металлом голос «автомага» – искусственного магического разума. – Приветствую вас на финале соревнований по дисциплине командного поединка между учениками первого курса. В финале встретятся команды Огненного и Водного Факультетов. Команду Огненного Факультета представляют…

Пока «автомаг» перечислял наши имена, мы проводили окончательную подготовку, в основном морального плана.

– Наив, постарайся не задеть меня, как это было на прошлой тренировке, – тихо попросил Чез. – Не хочу попасть в травмпункт с ни за что ни про что поджаренной задницей.

– Сам виноват, – вступился за брата Невил. – Вечно под ногами путаешься.

– Я?! Под ногами?!

– Как дети малые, честное слово, – хихикнула Алиса и подмигнула мне.

Я слегка смутился. И как мне это воспринимать? Как дружеский жест или она все-таки одумалась…

– Зак, да хватит уже… – начала вампирша, но продолжить ей не дал «автомаг».

– Прошу учеников выйти на позицию.

Мы моментально прекратили все разговоры и поторопились к своей линии. Опоздание равносильно проигрышу – оно нам надо?

– Приготовиться, – коротко велел «автомаг» и мы послушно накинули на головы капюшоны, которые, как и наши ливреи, являлись хорошей защитой от любой магии. Ну, в разумных пределах, конечно…

Из толпы послышались нестройные крики наших болельщиков:

– Жги!

С легкой руки, а точнее – языка, Чеза, призыв «жги» стал своеобразным девизом нашего факультета.

Тем временем толпа скооперировалась и стала скандировать:

– Жги! Жги! Жги!

А через несколько секунд Энергетический Поединочный Купол (ЭПК) полностью отгородил нас и наших противников от звуков внешнего мира. Благодаря этому куполу, зрители были защищены от любых проявлений магии, а мы могли полностью сосредоточиться на поединке – изнутри ЭПК был совершенно непрозрачен и звуконепроницаем.

Наступила короткая пауза: два факультета, две противоборствующие стихии стояли друг напротив друга и привыкали к оглушающей тишине закрытого купола. Этой паузы хватило лишь на обмен короткими, но от этого еще более злыми взглядами…

Первым почему-то не выдержал Наив. Несмотря на то, что его элирским языком просили не лезть вперед, огненный мальчик взял и пальнул своим коронным Огненным Шаром. Да каким! Если бы мы с Чезом вовремя не посторонились, то бой для нас мог бы закончиться, так толком и не начавшись.

– Болван, – коротко бросила Алиса в сторону Наива и едва успела увернуться от полетевшей в ее сторону Ледяной Стрелы.

Интересно мне было бы узнать, как Ремесленники собираются нас защищать от этих летающих глыб льда, почему-то именуемых «стрелами»? Одно дело защитить от энергии Огненного Шара и совсем другое – перехватить в воздухе летящее жало. Так же ведь и глаз выколоть недолго!

Размышлять-то я размышлял, а тело тем временем действовало. Я быстро воздвиг перед нами универсальную защитную стену собственного изготовления, и… едва успел рухнуть на пол, пропуская над собой несколько Ледяных Стрел.

Дракон меня задери! Опять не получилось…

– Зак! «Прыгун»! – крикнул на ходу Невил и выпустил в одного из противников Огненную Птицу.

Коротко говоря, вариант «прыгун» основывается на моем новом умении левитировать. С тех пор, как у меня значительно возрос уровень энергии, я неожиданно научился… летать. Да, да. Низенько, низенько, но ведь летаю! На самом деле, я вряд ли смог бы взлететь под самый купол только за счет левитации, но мы придумали другой способ – я просто должен был подкинуть себя одним левитационным импульсом. Чез моментально окрестил этот вариант «пинком под зад», но, понятное дело, мне это название не понравилось. «Прыгун», оно как-то приятнее звучит.

Как и во время прошлого поединка, я плохо видел, что происходило вокруг. Тело автоматически уворачивалось от Ледяных Стрел, а сам я то кидал в ответ фаэрболы, то запускал Огненных Птиц.

Ладно, вернемся к варианту «прыгун». Осталось выбрать цель. Ах, как жаль, что капюшоны скрывают лица противников, а ливреи делают фигуры людей практически одинаковыми. Хотя нет… низкорослого Энджела, нового парня моей бывшей девушки, я все же узнал! Он-то и станет моей целью.

Главная составляющая моего нападения – это неожиданность. Никто от меня не ждет того, что я сейчас сделаю… во всяком случае мы на это рассчитывали, когда продумывали тактику поединка.

Я резко взмыл в воздух под самый купол и, со всей силы оттолкнувшись от него ногами, как снаряд полетел прямо на Энджела. Все это действие заняло лишь пару секунд и никто просто не успел на него среагировать, тем более Энджел, который в этот самый момент явно намеревался устроить дуэль с Невилом.

Вариант сработал великолепно. Никакой магии. Я просто всем своим весом врезался в худосочного Энджела. От удара такой силы даже у меня потемнело в глазах. Что в этот момент ощущал мой противник известно ему одному, но, думаю, приятных ощущений было мало.

Некоторое время после такой атаки я представлял собой идеальную мишень, поэтому по варианту «прыгун» меня тут же прикрыл Чез. Он поставил передо мной Огненный Щит, а сам кружил неподалеку для страховки.

Медленно поднявшись с обмякшего Энджела, и в голове опять промелькнула мысль о том, каким образом, интересно, Следящая Сторона сможет защитить «водника», например, от опасности свернуть шею. Но поразмышлять на эту благодатную тему мне не дали дружки Энджела, решившие отомстить за товарища. Преимущество теперь было на нашей стороне и «водникам» срочно нужно убрать из боя кого-нибудь из нас.

Почему-то для этой цели они выбрали именно меня.

В мою сторону одновременно с четырех сторон полетели быстрые Ледяные Стрелы размером с мою руку. Около десятка!

Пяток стрел застряли в огненной защите Чеза, от двух я увернулся, а остальные отбила голыми руками неожиданно подоспевшая Алиса.

– Не зевай, – улыбнулась она мне, показав изящные остренькие клыки, и отправилась на помощь Наиву.

А дела нашего огненного мальчика были ох как плохи. Его тучное телосложение не позволяло уворачиваться от Ледяных Стрел с такой же легкостью, как это делали мы. Поэтому он умудрился словить сразу несколько из них – одну в ногу и две в плечо.

Противники тут же накинулись на поваленного противника, словно шакалы, в надежде добить его, но на защиту брата встал Невил. Он оградил Наива щитом, а сам показал чудеса ловкости, переводя все внимание соперников на себя. Туда-то и поспешила Алиса.

Чез, насколько я понял, устроил дуэль один на один с Аликом и никто им мешать не собирался – это исключительно их личное дело.

Я, не долго думая, выпустил на волю пяток Огненных Птиц и отправил их на встречу с одним из «водников», атакующих Невила.

Но опоздал. Как опоздала и Алиса.

Невил слишком подставился, защищая брата, поэтому просто не смог увернуться от огромного ледяного снежка размером с мою голову.

Его просто унесло на несколько метров и ударило об пол. Невил парень крепкий и одного снежка, чтобы вывести его из боя, было явно недостаточно, поэтому он довольно проворно вскочил на ноги и даже увернулся от полетевшей ему вдогонку Ледяной Стрелы. Но удар снежка все же вывел его из равновесия, и от второй Ледяной Стрелы он увернуться не успел. Получив острой сосулькой в плечо, он рухнул на пол, и больше попыток подняться уже не делал.

Я наблюдал краем глаза за тем, что происходило с Невилом, но сделать ничего не успел. Он был слишком далеко, да и произошло все слишком быстро…

Зато все-таки достигли цели три мои Огненные Птицы, уложив еще одного «водника». Видимо, он слишком обрадовался тому, что вывел из строя Викерса-старшего, и поэтому спохватился слишком поздно – птички уже преодолели половину разделявшего нас расстояния, когда он обратил на них внимание. Он даже не успел закрыться щитом – все три Огненные Птицы достигли цели, и ударили по нему с трех сторон. Итого счет два – один в нашу пользу…

Я собрался было помочь Алисе расправиться с оставшимися тремя противниками, но тут заметил краем глаза движение. Резко обернувшись, я как раз успел застать момент, когда Алик, немного отвлекшись от дуэли с Чезом, швырнул в мою сторону целый рой мелких Ледяных Стрел размером примерно с палец.

Пришлось мне на скорую руку создавать Универсальную Стену. Я быстро воспроизвел плетение, но в последний момент я… нет, не понял, а скорее почувствовал, что заклинание опять не сработает, но было уже поздно…

Вместо Универсальной Стены у меня опять получилось что-то другое – огромная Воздушная Волна, которая буквально смела не только ледяные стрелки, но и попавшего под раздачу Чеза.

– Ой ё… – только и успел сказать я прежде чем получил ощутимый тычок в спину и полетел на пол.

* * *

Тихий голос с какой-то подвывающей интонацией напевал:

– Наша служба и опасна и трудна… и на первый взгляд как будто не видна…

Я понимал, что по какой-то причине потерял сознание и теперь вижу очередной странный сон. И еще я понимал, что этот сон, как и все подобные сны, что-то значит. Вот только что именно…

* * *

Я открыл глаза и некоторое время неподвижно лежал, пытаясь понять, что же со мной все-таки случилось. А когда вспомнил, то резко дернулся, попытавшись подняться на ноги…

– О, задергался, – прохрипел где-то рядом смутно знакомый голос.

До меня медленно начало доходить, что лежу я на чем-то мягком, видимо, на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Мои попытки перевернуться на спину не давали никакого результата, как будто я был привязан.

– Хватит дергаться, – посоветовал хриплый голос.

– Чез? – на всякий случай уточнил я.

Он хрипло расхохотался.

– А то кто же еще будет тут с тобой сидеть.

– Что у тебя с голосом?

– Да так, мелочи. Просто в шею одна Ледяная Стрела попала. Друид говорит, я теперь так дня три буду хрипеть.

Я, наконец, решился задать волнующий меня вопрос:

– Мы выиграли?

– Ты сам-то как думаешь? – ответил вопросом на вопрос Чез.

– Не пугай меня, – напряженно сказал я. – Так выиграли или…

– Или, – вздохнул Чез. – Разделали нас в пух и прах.

– Но как?! – взревел я и неожиданно ощутил острую боль в спине.

– Даже не знаю, как тебе объяснить…

Он замолчал на некоторое время, и я уже собрался было повторить вопрос, когда он все же ответил:

– Лучше тебе этого не знать.

– Нет уж, лучше пусть он узнает, – послышался злой голос Алисы.

Интересно, она все время здесь была и молчала или только что вошла?

– О чем узнаю? – чуть ли не выкрикнул я.

– Давай Чез, расскажи ему о том, как получил свою сосульку в глотку.

Хмм… я ничего не понимаю, но раздражение Алисы, как мне кажется, обусловлено не только нашим проигрышем.

– Ладно, – вздохнул Чез. – Видишь ли, Зак, ты в очередной раз вместо того, чтобы создать свою любимую Универсальную Стену создал Воздушную Волну, которая смела все Ледяные Стрелы, которые летели в тебя.

– Я это помню, – непонимающе сказал я. – А при чем тут Чез?

– Ты смел все Ледяные Стрелы на своего лучшего друга, нашпиговав его как подушечку для иголок! – зло выкрикнула Алиса.

Дракон меня задери! Это что же получается, что я теперь стал опаснее Наива, который мог случайно задеть кого-нибудь из нас? Я пошел дальше огненного мальчика и превратился в настоящего вредителя?! Какой ужас.

– Прости меня, Чез, я не хотел…

– Да понятно, что не хотел, – легкомысленно прохрипел мой друг. – Обидно только, что мы все-таки проиграли…

Минутку… я могу понять недовольство Чеза, но почему Алиса-то так бесится?! Она, конечно, не любит проигрывать, но не настолько же!

Неожиданно я понял, что больше не могу говорить с друзьями, тупо пялясь в подушку.

– Мм… а почему я не могу повернуться?

– Потому что ты привязан, – охотно пояснил мне мой рыжий друг.

– А почему я привязан? – медленно спросил я, стараясь сохранять спокойствие.

Он вновь хрипло рассмеялся.

– Видишь ли, в тот момент, когда я был нашпигован, как подушечка для булавок, ты получил огромную ледяную сосульку в спину. Поэтому, как только тебя сюда принесли, друиды намертво закрепили твое тело, чтобы ты не двигался.

– Ага, – понятливо сказал я. – Ну, раз надо, значит надо.

– Точно, – согласился он. – Вот если бы и я был такой же умный, то сейчас не хрипел бы. Мне друиды строго настрого запретили говорить в течение двух часов, пока рана будет заживляться, а я, дурак, все равно заговорил с одной симпатичной девушкой с Воздушного Факультета. Так что теперь буду хрипеть…

– Как все вышло-то криво, – тоскливо протянул я. – А все из-за моей глупости…

– Да ладно, глупость-то тут при чем? Это не глупость, это случайность. И еще случайность, что Энджел, зараза, очнулся так не вовремя и проткнул тебя Ледяной Стрелой. Ты бы себя видел… брр… ужас.

Боюсь себе даже представить.

– Но сейчас-то я уже ничего не чувствую, – заметил я, сверившись с ощущениями.

– А это потому, что уже прошло довольно много времени и тебя давно вылечили. Так… погоди, сейчас я попробую отвязать ремни, – прохрипел Чез.

– Но ты же говорил, что меня нельзя сейчас отвязывать, – поспешно сказал я.

– Э нет, я такого не говорил, – не согласился мой рыжий друг. – Друид сказал, что как только ты очнешься, тебя уже можно будет отвязывать. А привязывали тебя, чтобы ты во сне не дернулся случайно.

– Точно? – недоверчиво спросил я. – Ладно, тогда действительно отвязывай…

Где-то за моей спиной послышалось шебуршание и спустя несколько секунд я ощутил, что свободен.

Медленно повернувшись на спину, я увидел улыбающуюся физиономию Чеза.

– А Алиса где? – удивленно спросил я, поняв, что кроме нас двоих в комнате больше никого нет.

– Убежала куда-то, – пожал плечами Чез. – Видишь ли, она на тебя очень сильно разозлилась.

– Но за что?! – воскликнул я. – Что я ей-то сделал?!

– О! – Чез громко расхохотался. – Ничего особо болезненного… только если немного обидное… или даже стыдное…

– Стыдное? – опешил я.

– Понимаешь… мне-то одна из сосулек досталась в горло, а ей… как бы это сказать… чуть пониже спины.

– Ага, – хихикнул я. – И поэтому она обиделась на меня? Подумаешь, на глазах у всей Академии получить сосульку в… мда. Теперь ей это никогда не забудут, будут напоминать постоянно, шутить…

Я поморщился.

– Вот именно, – кивнул Чез. – У Алисы и так не очень хорошие отношения с окружающими, а уж теперь…

Да, вампиршу недолюбливают практически все ученики Академии, да и сами Ремесленники относятся к ней несколько предвзято. Ведь она вампир, пусть и из Дневного Клана, а вампиры существа опасные и совершенно непредсказуемые.

– Может, обойдется? – тоскливо спросил я. – Все об этом забудут, и тогда Алиса не будет на меня дуться.

– Ты действительно в это веришь? – удивился Чез.

– Вообще-то нет, – признался я. – Уж и помечтать нельзя. Так это что получается, мы из-за меня продули поединок?

– До тебя это только что дошло? – изумился Чез. – Причем если бы не ты, то мы бы выиграли с разгромным счетом. Я уже загнал этого Алика в угол, а Алиса как раз расправлялась с одним из противников, когда ты ее так обидно… ранил.

Я не уверен, что Чез действительно смог прижать Алика, ведь этот «водник» был самым сильным первокурсником, но это ничего не меняет. Мы проиграли из-за меня. Что ж, счет один-один. Сначала я смог выиграть предыдущий командный поединок, а теперь вот благополучно завалил этот. Нет бы наоборот… лучше уж было проиграть Факультету Воздуха, чем этим хмырям. Они и так постоянно задавались, а уж теперь точно окончательно обнаглеют.

– Так. А после того, как я ранил вас, Энджел подло ударил меня в спину. Вот ведь маленький гаденыш…

Кажется, я нашел, кого обвинить в нашем проигрыше помимо себя любимого.

– Ага, если на время забыть о том, что в прошлый раз мы выиграли как раз благодаря тому, что ты так же неожиданно очнулся и ударил нашим противникам в спину, – ехидно заметил мой рыжий друг.

– Все равно обидно, – зло сказал я. – Надо было его добить…

– Надо было, – согласился Чез.

– А где братья Викерс?

– Они уже давно отдыхают у себя, как, кстати, и Алиса. Это ты тут лечишься уже почти шесть часов. Кстати, ты бы видел себя сейчас в зеркало – краше в гроб кладут. Излечение выжало из тебя все соки – осталась только кожа да кости.

Я с удивлением посмотрел на свои руки… Мама родная! Это ж палки, а не руки…

– А ты что хотел? – сказал Чез, проследив за моим взглядом. – Тебя ж насквозь пробило. Из груди на добрых двадцать сантиметров сосулька торчала. Таких страшных травм ни у кого из нас еще никогда не было, должно быть, это очень серьезный удар по здоровью.

Скорее по самолюбию…

– Вот тебе и Следящая Сторона, – буркнул я. – Как же это Ремесленники следят за боем, что допускают такие травмы?

– Ну, ты же жив… – философски заметил Чез.

* * *

Мы неторопливо вышли из травмпункта и двинулись к телепортам. Каждое резкое движение все еще отдавалось болью в спине, поэтому я старался двигаться как можно аккуратнее и Чез меня не торопил.

– Давай мыслить логично, – предложил он мне. – Цветы ты ей подарить не можешь, потому что мы находимся в башне…

– Почему это не могу? – удивился я. – Сейчас сбегаем на кафедру Факультета Земли и попросим кого-нибудь вырастить для меня букетик…

– Ты надеешься отделаться одним букетиком? – скептически спросил мой друг. – Мне кажется она на тебя очень зла… Даже несмотря на то, что когда тебя несли в травмпункт, она не отходила от тебя ни на шаг. Ох, и страшен же ты был с ледышкой в спине…

– Ты повторяешься, – вяло ответил я.

Меня довольно быстро отпустили из травмпункта, потому как я провалялся без сознания вполне достаточно, чтобы затянулась даже такая огромная рана, какую подарил мне Энджел. Когда Чез во всех подробностях описал мне, как я выглядел насаженным на огромную Ледяную Стрелу, я просто ужаснулся… А мы-то наивные полагали, что Огненный Факультет самый травматичный. Ха! Как бы не так – все Факультеты настолько опасны, что невольно диву даешься, как до сих пор еще никто не погиб на одном из поединков.

Коридор вывел нас к телепортам, и при виде круглой площадки меня в который раз пробрала дрожь.

– Слушай, давай по лестнице, а? – попросил я Чеза.

Дело в том, что после того, как я узнал об опасности быть разорванным на мелкие кусочки из-за малейшей неполадки телепорта, я старался ими не пользоваться. А точнее – у меня просто коленки начинали трястись, едва я смотрел на площадки для телепортации. Хорошо еще, что Ремесленники сразу после нападения на Академию сделали огромную круговую лестницу вокруг всей башни. Уж и не знаю, каким образом они умудрились воздвигнуть ее за одну ночь, но однажды я вышел из комнаты и обнаружил новую дверь в конце коридора – она и вела на свежепостроенную лестницу. Окруженная силовым коконом, который должен был служить дополнительной страховкой, помимо обычных перил, лестница теперь казалась мне гораздо более безопасной, чем телепорты.

– О чем разговор, – согласился Чез. – Только ты и сейчас-то ноги еле волочишь – давай для начала махнем в столовую подкрепиться…

– Сначала на кафедру земли, – твердо сказал я. – Может, одним букетиком я и не отделаюсь, но с чего-то же нужно начать.

– Начни с ужина, – предложил Чез.

– Все, давай без разговоров, – раздраженно рявкнул я. – Идем на кафедру.

– Слушаюсь, мой господин, – чересчур хрипло, явно издеваясь, проговорил Чез. – А то ведь не угодишь вам и получишь Ледяную Стрелу в шею… или того хуже…

– В язык, – закончил я за него. – Все, пошли. Хватит болтать.

Для верности я подтолкнул его к лестнице, но не тут-то было.

– Э нет, – уперся Чез. – Если ты так хочешь ходить по лестницам, то, конечно, ходи, но меня не тащи. Я уж лучше телепортом.

Я на миг задумался.

– Ладно, дракон с тобой. Фобии фобиями, но тащиться по лестнице все тридцать этажей не очень-то и приятно.

– Так бы и сразу, – обрадовался Чез и поспешил к телепорту.

Пришлось и мне последовать за ним.

– Раз, и все, – усмехнулся мой друг. – Вот и кафедра земли.

Кафедра располагалась прямо напротив площадки с телепортами, вот только рядом с ней почему-то не было привычного столпотворения, да и все коридоры этажа были подозрительно пусты.

– А где все? – озадаченно спросил я. – Только не говори мне, что на Академию опять напали.

Чез пожал плечами и приблизился к стене с расписанием.

– Нет, посмотри – тут же элирским языком написано, что все курсы Земляного Факультета собираются на совещание в каких-то там аудиториях. Ну что, пойдем, зайдем к ним на совещание и в наглую попросим, чтобы они быстренько скооперировались и создали тебе пару десятков букетиков?

– Очень смешно. У меня есть идея получше, давай заскочим ко мне в комнату и попробуем что-нибудь вырастить сами.

Чез явно собирался опять сказать какую-нибудь глупость, это было написано на его ехидной физиономии, но неожиданно передумал.

– Я устал с тобой спорить. Как хочешь.

– Ты не заболел? – не удержался я от укола.

– Заболел, – охотно согласился Чез. – Устал я от всего, – он провел рукой по каменной стене, – этого. Прошло всего три месяца, а я уже скучаю по открытому пространству, небу, лесам, полям, нашему родному городу, в конце концов. Угнетают меня эти стены… И потом, это у тебя здесь есть девушка, а я познакомился с такой красавицей и даже на свидание ее пригласить не успел. Разве ж так можно?

Надо же, у меня тоже возникали подобные мысли, но Чеза явно зацепило намного сильнее меня. Впрочем, с полями и лесами он явно погорячился: ни я, ни он, из столицы ни разу не выезжали.

– Я тебя понимаю, – признал я. – Все мы устали. Поэтому и Алиса стала такой вспыльчивой, а Наиву вон, по ночам только шашлык и снится – по утрам подушку от слюней выжимает.

– Короче, пошли цветы сажать, – вздохнул Чез.

– Если получится, конечно, – добавил я.

Вообще-то нам запрещено заниматься магией вне специальных классов и за этим ретиво следят заклинания-датчики, расставленные во всех комнатах и коридорах, но по счастливой случайности я смог отключить такой датчик в моей комнате. Так что наша компания могла в любое время дня и ночи практиковаться в создании заклинаний. Жаль только, что на соревнованиях нам это никак не помогло…

Еще по пути мы с Чезом обсудили некоторые нюансы предстоящего эксперимента:

– Я только теоретик, – тут же заявил Чез. – Магия земли – это не для меня. Деревья всякие цветочки… мелочевка.

На самом деле, у Чеза к магии земли способностей нет ну вообще никаких, а признаться – гордость не позволяет.

– Это в стенах Академии мелочевка, – не согласился я. – А вне стен? Землетрясения, каменные големы, ядовитые растения. И вообще, я слышал, что на более поздних курсах они начинают работать с насекомыми. Представь себе тучу ядовитых ос… Ладно, мы сейчас не об этом говорим. Все, что мне нужно – это пара-тройка цветочков.

– Ты думаешь, у тебя получится вырастить что-либо без единой крошки земли?

– А почему нет? – удивился я. – У меня же как-то получилось вырастить длиннющий сорняк.

– Так сорняк на то и сорняк, чтобы расти везде, где только можно. Нормальные, уважающие себя цветки на камнях не растут.

– Тоже мне, друид нашелся, – обиделся я. – Думаешь, у меня ничего не получится?

– Посмотрим, – усмехнулся Чез и я понял, что он абсолютно уверен в том, что я не смогу вырастить ничего путного.

Все этажи были пусты – мы не встретили ни одного ученика. Это выглядело, мягко говоря, подозрительно, но мои мысли были слишком заняты предстоящим опытом, чтобы я серьезно обратил на это внимание.

Влетев в свою комнату, я торопливо зажег свет и сгреб со стола на пол все учебники. Не знаю зачем. Наверное, мне просто нужно было куда-то деть накопившееся раздражение. Хорошо хоть топтать эти учебники не начал – сдержался.

– Освободим место, – кое-как оправдался я.

– Ну, давай, твори, – разрешил мне Чез и рухнул на кровать. – А я посмотрю.

– Смотри, если хочешь, – разрешил я.

– Ты решил прямо на столе свое чудо вырастить?

– А чего мелочиться-то? – согласился я, хотя до этих его слов собирался растить цветок на какой-нибудь ненужной тетради.

Так, а теперь сосредоточимся. Плетение сорняка было достаточно простым, но в прошлый раз с непривычки (и из-за напряжения, ведь за нами все-таки гнался каменный тролль!) я его плел добрых пять минут. На один цветочек придется потратить побольше времени… А ведь мне не один нужен, а хотя бы штук пятнадцать.

Подняв с пола только что сброшенный со стола учебник с простейшими заклинаниями четырех стихий, я быстро отыскал нужный мне параграф. «Взращивание простейших биологических культур»… так, думаю, читать весь параграф не имеет смысла, поэтому сразу приступим к заклинанию.

Я потратил целых полчаса на то, чтобы сплести энергетические потоки в нужный узор и еще минут десять «вживлял» росток заклинания в стол.

– Готово, – наконец сообщил я Чезу. – Теперь будем ждать.

– Погоди, ты сколько ростков-то посадил? – встрепенулся мой друг.

– Один. Если с ним будет все в порядке, то посажу остальные.

– Ты мне это дело брось! – неожиданно вскричал Чез. – До самой ночи тут собрался сидеть?! Ты бы себя видел: впалые щеки, глаза горят маниакальным блеском… лечиться тебе надо! И начать лечение с ужина, на который мы еще даже вроде бы не опоздали.

– Ладно, я тогда сразу посажу еще десяток ростков, – торопливо сказал я. – Они должны взойти минут через пятнадцать, тогда и пойдем на ужин.

– Смотри у меня, – пригрозил Чез. – Через полчаса я тебя беру за шкирку и тащу в столовую. И попробуй только мне посопротивляться: не посмотрю, что ты у нас инвалид и отлуплю так, что мало не покажется.

Оставшиеся ростки я создал гораздо быстрее, все-таки плетение уже было мне знакомо.

– Все, ждем пятнадцать минут, – наконец сказал я и вздохнул с облегчением.

Как же, оказывается, тяжело создавать заклинания сразу после тяжелой травмы…

Мои размышления прервал условный стук в дверь.

В связи с тем, что мы частенько ставили магические опыты в моей комнате, потребовались и некоторые меры безопасности. Поэтому нами и был разработан условный стук. Причем для верности – разный на каждый день недели.

– О, кто-то из наших пожаловал, – обрадовался Чез. – Вот сейчас и узнаем, почему в Академии так безлюдно.

Чез бодро вскочил с кровати и открыл дверь.

– Вы где шляетесь?! – тут же поприветствовала нас Алиса, с легкостью отодвигая моего немаленького друга с дороги. – Только что прошло собрание нашего курса!

– Не успели, – отмахнулся Чез. – И чего интересного говорят?

– Много чего интересного… эй, а что это вы тут делаете? – Вампирша подошла к столу. – Это что за грядки?

Кстати о грядках, мои заклинания уже дали зеленые ростки. Ай да я! Если выгонят из Академии – пойду в садоводы.

– А это сюрприз, – как можно лучезарнее улыбнулся я, но улыбка прошла вхолостую, потому что Алиса упорно старалась не смотреть в мою сторону.

– Для кого? – не поворачиваясь ко мне, спросила вампирша.

– А ты как думаешь? – тут же влез Чез. – Для тебя, конечно же, лупо… тфу, ясноглазая ты наша. Видишь, Зак выращивает цветочки, чтобы принести их тебе в жертву и замолить свои грехи…

– Цветочки? – поразилась Алиса. – Это же кактусы!

Мы с Чезом удивленно посмотрели на стол. Действительно, на его поверхности выросло одиннадцать небольших, размером примерно с мизинец, кактусиков. А я так обрадовался, что у меня хоть что-то получилось… и не обратил внимания на странную форму этих… цветочков.

– Нуу… кактус же тоже цветет, – тут же нашелся я.

– Тоже мне, друид выискался. – Алиса наконец-то соизволила посмотреть в мою сторону. – Что ж ты еще хотел вырастить на этом столе кроме кактусов? Учебники надо читать – при выращивании сложных растений почва имеет очень важное значение. А стол из чего?

– Обычный стеклянный стол. – Чез почесал затылок. – А! Стекло ж из спрессованного песка делают… как же ты, Зак, сразу об этом не догадался?

Тоже мне, умник. Все мы умные после того, как нам все на пальцах объяснят.

– А что, – не унимался Чез, – теперь вы можете поменяться столами в знак большой и чистой любви. Очень интимный процесс, между прочим, и даже вазу для цветов искать не надо.

Посмотрев на мою кислую физиономию, Алиса все же смилостивилась.

– Кстати, кактусы – очень полезные растения, говорят, они очищают магический фон. Так что теперь твоя комната будет вычищена от магических эманаций.

Радость-то какая. Что мне эти магические эманации?! Я цветы хотел…

– И вообще, вы сбили меня с самого важного! – опомнилась Алиса.

– Ага, с ужина, – подхватил Чез.

– Что-то ты как Наив заговорил, – заметил я и заискивающе посмотрел на Алису. – Так что там с самым важным?

Вампирша на несколько секунд замолчала, то ли держа паузу для пущего эффекта, то ли просто собираясь с мыслями.

– Нас отправляют на практику.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть