Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Огненный Патруль
Действие 3

Я открыл глаза.

Темнота.

– Спокойно, не дергайся, – предостерег меня тихий мужской голос.

Честно говоря, я и не собирался делать ничего подобного. Нет, я не испугался, не подумайте. Если честно, я еще не настолько проснулся, чтобы как следует испугаться. Да и ощущал я себя как-то странно, будто немного пьяным… все окружающее воспринималось сквозь полудрему.

Тихий, вкрадчивый голос продолжил:

– Никерс, предупреждаю сразу, это не очередное нападение на Академию, – раздался тихий смешок, – а всего лишь скромная традиция – торжественное испытание.

Торжественное? Испытание? Странное словосочетание…

Вот теперь я окончательно проснулся. Кстати, судя по всему, я все еще лежу в своей кровати… только вот ничего не вижу. А, это же повязка на глазах! Странная какая-то повязка, кстати.

Я попытался встать с кровати, но ничего путного у меня не получилось. Судя по всему, я был привязан.

– А для посвящения обязательно завязывать глаза и привязывать меня к кровати? – спросил я, стараясь скрыть дрожь в голосе.

– Без этого никак, – согласился голос. – Впрочем, тебя скоро освободят. Сразу после того, как я объясню правила игры.

– Игры?

– Ну, не игры, испытания. Какая разница?

– Разница в последствиях, – охотно объяснил я.

– Никаких последствий, – заверил меня голос, – по крайней мере, физических. А вот опозориться можно только так. Впрочем, после сегодняшних соревнований, тебя это пугать не должно.

Опять напоминание о соревнованиях. Каждый норовит пнуть бедного, измученного ученика первогодку.

Все мои попытки подняться на ноги были тщетны. Кто-то или что-то, не давало мне пошевелить ни рукой, ни ногой, вцепившись в них мертвой хваткой.

– Что от меня требуется-то хоть? – смиренно спросил я.

В конце концов, чего мне бояться? Сказали же – травм не будет. А если и опозорюсь, так ведь не впервой же, мы люди привычные.

– Сразу видно умного человека. – Мне показалось, или это было сказано с откровенным издевательством? – От тебя не требуется ровным счетом ничего. Просто когда я тебя отпущу, ты должен будешь попытаться выйти отсюда. Вот и все.

– Что значит попытаться?

Тишина.

– Эй, что значит попытаться?!

Я же в своей комнате, лежу на кровати… или нет? Да уж, исчерпывающие инструкции мне дали, ничего не скажешь. Выйди отсюда. Откуда отсюда-то? И куда выйти?

Давление на конечности неожиданно пропало, и я ощутил, что свободен. Вот только повязку с глаз мне почему-то не сняли.

Я тут же потянулся рукой к глазам, чтобы снять повязку, но никакой ткани на моих глазах не обнаружилось! Внимательно ощупав веки, я понял, что, судя по всему, на меня воздействовали каким-то заклинанием – что-то невидимое не позволяло мне открыть веки. Заклинание было явно не моего уровня, собственно, помимо стихийной магии нас больше ничему и не обучали. Я даже предположить не мог, как оно могло действовать.

– Все ясно, – как можно громче и уверенней проговорил я. – Это испытание я должен пройти с закрытыми глазами? Что ж, пусть будет по-вашему.

Я уже начал догадываться, что нахожусь вовсе не в своей комнате. Чтобы окончательно в этом убедиться, я протянул руку к левому краю кровати. В моей комнате кровать прилегала этим краем к стене, но сейчас рука не нащупала ничего подобного.

Стало очень неуютно. Одно дело оказаться в темноте в знакомой комнате и совсем другое – в незнакомом помещении… У меня моментально возникло ощущение, как будто в темноте вокруг меня таится что-то страшное. Хотя, вообще-то, темнота была не вокруг, просто у меня были закрыты глаза… но мне от этого было не легче.

Странно, а кровать-то вроде бы моя. Это что же, меня прямо вместе с кроватью сюда притащили, а я даже не проснулся? Хотя, после столь серьезной травмы можно проспать не один день.

Я медленно свесил ноги с кровати.

И что теперь? Вставать и идти искать выход в нижнем белье? Ну и шуточки у них. Интересно, как на подобное испытание отреагируют девушки? Если это вообще испытание, а не очередная шутка старшекурсников, впрочем, одно другому не мешает.

Не долго думая, я завернулся в одеяло и слез с кровати. Чем быстрее я разделаюсь с этим испытанием, тем лучше. Завтра, между прочим, еще вставать очень рано.

Пол каменный, холодный. Во всех жилых помещениях полы устланы коврами, значит, я в каком-нибудь зале, медитативном или учебном.

Я сделал несколько неуверенных шагов, ощупывая руками пространство перед собой. В своей комнате я бы как раз уперся носом в стену, здесь же ничего подобного явно не планировалось.

– То есть, вы предлагаете мне на ощупь найти выход их этого зала? – предположил я.

Звук собственного голоса почему-то совершенно не придавал уверенности. Возможно, потому, что он дрожал. А если крикнуть погромче, то уверенности добавится?

Сделав порядка двадцати шагов, я, наконец, коснулся рукой стены. Ну, теперь-то осталось совсем немного, нужно идти вдоль нее до тех пор, пока руки не коснутся двери. Окрыленный этой мыслью, я двинулся в обход помещения.

Прошло довольно много времени, прежде чем я заподозрил, что с залом творится что-то странное. Я шел вдоль стены довольно долго, но так и не нашел двери. Более того, я ни разу не натыкался на углы, как будто это помещение было совершено круглым. В принципе, такое вполне возможно, ведь башня-то сама по себе круглая, вот только на каждом этаже залы «нарезаются», подобно кускам пирога, и ни одного абсолютно круглого зала, кроме, разве что, Музея, во всей Академии нет. Где же я тогда оказался?

Неожиданно за моей спиной раздался громкий удар, как будто где-то недалеко упало на пол что-то очень большое. Я подпрыгнул на месте от неожиданности, а в следующий момент рухнул на пол. Просто на всякий случай.

Выходит, я здесь не один?! Возможно, в этом странном помещении бродят и другие ученики? Нет, все-таки нужно что-то делать со зрением, иначе я отсюда никогда не выберусь. С заклинанием, накрепко закрывшим мои глаза, я ничего поделать не могу, потому что до сих пор не умею видеть чужие узоры, да даже если бы я и умел… глаза-то все равно закрыты.

Я медленно поднялся с пола, старательно прислушиваясь к окружающим звукам. Думаю, если за мной действительно кто-то наблюдает, его наверняка развлекут мои блуждания по залу. Я чувствую себя слепой подземной ловкой, хотя ей-то повезло больше чем мне, у нее есть длинные щупы, для обследования окружающего пространства. Стоп. А ведь это мысль! Что если мне сделать себе похожие щупы из энергетических нитей? Касаясь стен, они будут затухать и по изменениям их узора я смогу понять, куда мне идти. Ведь узоры заклинаний, сотканных лично мной, я вижу и с закрытыми глазами своим внутренним зрением.

Для начала я соткал один щуп. Тонкое заклинание на манер плети я увеличил в несколько раз, и проверил на стене, за которую держался. Внутреннее зрение отметило изменение структуры заклинания и в следующий миг Огненная Плеть исчезла.

Мда. А вот нарушения целостности заклинания я как-то не учел, ведь если я все еще в Академии, стена состоит из «дагора» – материала совершенно нечувствительного к магии. Заклинания просто разрушаются, соприкасаясь с этим минералом.

Нужно использовать что-то другое. И, кстати говоря, как же я не подумал о том, что в этом зале может быть кто-нибудь помимо меня?! Если я коснусь своей «плетью» человека, то, как минимум обожгу его. Нет, так нельзя. Магия огня здесь не поможет.

Собственно, она здесь и не нужна. Для моих целей скорее подойдет магия воздуха. Хм. А зачем мне вообще какие-то щупы? Тогда уж нужно делать заклинание, которое позволит получить сразу всю карту помещения. И нет никакой необходимости создавать длиннющие плетения, достаточно сделать маленькие юркие заклинания типа Огненных Змеек, только не огненные и не змейки. И они должны будут не атаковать, а отталкиваться от любых поверхностей и возвращаться ко мне. Поскольку замерять расстояния с помощью заклинаний я не умею, придется ориентироваться на время возвращения заклинаний ко мне. Где-то я такое уже читал… вот только не могу вспомнить, где именно. Кажется, какое-то животное пользуется сходной техникой…

Все, хватит. Пора действовать!

Для начала я создал около тридцати Воздушных Птиц. На большее у меня просто не хватило сил. Если бы у меня сохранились старые возможности, то я бы создал сотню-другую совсем маленьких птичек, а теперь они у меня получились размером с откормленного орла. Если эта стая в стену врежется – вся Академия дрогнет. Ладно, что сделано, то сделано.

Я создал дополнительное заклинание, которое должно было объединить возвратившихся птичек и сделать из полученных от них сведений мало-мальски понятную карту. Поехали что ли?

Птички устремились в разные стороны, двигаясь на уровне моих колен, кроме того, пару заклинаний я отправил вертикально вверх. Вскоре перед моим внутренним взором стали проявляться препятствия.

Ага. Вот это кровать, от которой я ушел, это потолок – какой высокий-то! – стены… И все?! Больше птички просто не уловили. Уфф… что-то я уже устал. И как мне отсюда, спрашивается, выбраться? Кстати говоря, а оно мне нужно вообще-то? Подумаешь, опозорюсь, мне к этому не привыкать. И вообще, у меня завтра трудный день на новом месте, а я тут брожу неизвестно где. Нет, хватит с меня всех этих проверок, экзаменов – я иду спать!

Воспользовавшись полученной от птичек картой, я добрался до кровати, лег и уснул. Назло всем я уснул просто мгновенно.

* * *

Мне снился странный дом. Главная его странность заключалась в том, что внутри он был намного больше, чем казалось снаружи. Во сне я вошел в него, и долго бродил по странным разноцветным комнатам… Ах да, еще перед тем, как войти в этот дом, я успел увидеть его номер. Конечно же, это было мое счастливое число – тринадцать.

* * *

Утро началось с того, что я открыл глаза и узрел подросшие за ночь кактусы. Не до конца проснувшись, я тупо пялился на одиннадцать полутораметровых зеленых бревнышек, и не мог понять, как это чудо вообще здесь оказалось.

– Ага, – наконец вспомнил я. – Ну, вы и вымахали.

Кактусы таинственно промолчали.

Кстати, о таинственности! Что же случилось с этим дурацким испытанием? Я его прошел или нет? Ой… или мне все это приснилось? Бред какой-то. Конечно же, этот дурацкий зал мне приснился… или нет? Мне всегда казалось, что я легко могу отличить явь от сна. В конце концов, когда мне снились другие миры, я знал, что это именно сны. А тут ощущение какое-то двоякое – с одной стороны я точно знал, что сплю, а с другой – чувствовал, что все, что происходит со мной во сне реально. Бред. Кому могло понадобиться тащить меня вместе с кроватью непонятно куда, чтобы подвергать испытаниям. Мало нам каждодневных мучений на занятиях?!

Я еще не решил, вставать мне или еще немного полежать да поразмышлять о жизни, когда раздался громкий стук в дверь.

– Зак, ты собрался?!

Кейтен? Ему-то я зачем понадобился? Ах да, он же обещал зайти за мной… Хотя, настенные часы показывают всего лишь шесть часов утра, что-то он рановато за мной зашел.

– Да, да, сейчас выйду! – торопливо ответил я, и буквально слетел с кровати.

– Давай быстрее, нам еще нужно заскочить в библиотеку.

– Сейчас!

Я меньше чем за минуту одел ливрею, схватил с пола сумку и… остановился в нерешительности. Так… теперь нужно выйти из комнаты таким образом, чтобы Кейтен не заметил кактусов. Как они уже выросли. По-хорошему что-то нужно делать с их ростом, но, боюсь, сейчас я этого сделать не успею.

Я приоткрыл дверь на десяток сантиметров и быстро просочился через эту щелку.

– Доброе утро, – удивленно поприветствовал меня Кейтен. – Ты чего это?

– Дверь плохо открывается, – быстро нашелся я.

– Может, вызвать мастера?

– Нет! – чуть ли не вскричал я.

– Как хочешь. – Кейтен окинул меня подозрительным взглядом. – Ты здоров?

– Да просто не выспался, – отмахнулся я. – А зачем нам в библиотеку?

– Нужно получить кое-какие книги.

– Зачем? – удивился я. – Я думал, что из Академии книги выносить нельзя.

– Было нельзя. – Кейтен щелкнул пальцами. – А теперь можно. Вчера господа Ремесленники… ах да, я же теперь и сам Ремесленник. В общем, мы вчера сделали небольшое пособие с заклинаниями, которые могут пригодиться вам во время практики.

– Ух ты. А что это за заклинания?

Кейтен юркнул в телепорт, а я, толком не проснувшись, шагнул вслед за ним, даже не вспомнив о своей боязни.

– Я откуда знаю? Сейчас и посмотрим.

Под библиотеку в Академии отведен целый этаж. И весь этот этаж был забит книгами, плакатами, буклетами, свитками, и еще дракон знает чем. Здесь же располагался магический печатный станок, на котором отпечатывались новые учебники.

– Вот это наше, – кивнул мне Кейтен на две стопки книг карманного формата.

– На весь наш факультет что ли?

– Конечно. Ты бери пока все это дело, а я распишусь в журнале. Библиотекарь печатал справочники всю ночь, и теперь, небось, отсыпается, но порядок соблюдать все равно надо. Каждая книга на счету и если хоть одна пропадет, то отвечать за это буду я, и тот, кому ее выдали на руки. Мне-то простой выговор сделают, а вот вы будете отвечать за потерю по всей строгости вплоть до исключения из Академии.

Я чуть не уронил все книги на пол.

Кейтен расписался в журнале и бодро скомандовал:

– А теперь бегом на первый этаж. Через пятнадцать минут мы уже должны быть в Приграничье.

Шустро.

Каким чудом я донес две стопки книг и не разу их не уронил, я не знаю. Но могу предположить, что иногда мне помогал левитацией Кейтен. В любом случае, на первый этаж в мы прибыли раньше всех. Куратор провел меня в небольшую комнатку с тремя телепортами, рядом с которыми, сидя на стуле, мирно дремала девушка в синей ливрее лучшего ученика. Между прочим, она была очень даже ничего, миленькая, вот только с некоторых пор блондинки не в моем вкусе…

– О, как удачно, еще никого не привели, – обрадовался Кейтен, и тут его взгляд упал на спящую девушку. С его лица мигом слетела привычная улыбка, и он неожиданно громко рявкнул: – Ага! Спим на посту!

Бедная девушка вскочила, как ошпаренная, повалив стул. В ее глазах был откровенный ужас, а когда до нее дошло, что перед ней стоит Ремесленник, она с испугу чуть не упала на пол вслед за стулом.

Да уж, должно быть сильно этих лучших учеников гоняют. Тот парень у Ромиуса носился, как угорелый, эта девушка смотрит на Кейтена с такой преданностью и мольбой во взгляде, что аж противно становится.

– Давай, ставь книги на стол, – велел мне Кейтен, и погрозил девушке пальцем. – А ты больше не спи на рабочем месте.

Поняв, что наказывать ее Кейтен явно не собирается, девушка торопливо подняла упавший стул, села на него, и вылупилась на телепорты во все глаза. Видимо, в слежке за телепортами и состояла ее основная работа…

– Слушай сюда, – обратился ко мне Кейтен. – Скоро к этой двери подведут ваш курс Огненного Факультета. Входить они будут по одному, ты должен проследить за этим, а отправлять их через телепорт мы будем по пятеркам. Дверной проем оснащен одним интересным заклинанием, которое определяет, есть ли у человека что-нибудь, что нельзя выносить из Академии. В частности, это касается учебников.

– Угу.

Я сделал вид, что все понял.

– Если кого-то эта дверь не пропустит, то пусть он выкладывает все из сумок и карманов. Если не поможет и это, то придется ему, или ей… – Кейтен неожиданно хихикнул, – раздеваться.

– Эге, – среагировал я, и не удержался. – А можно этой штукой как-нибудь управлять?

Девушка бросила в мою сторону полный презрения взгляд, но я сделал вид, что не поймал его.

– Щаз, – погрозил мне пальцем Кейтен. – И смотри у меня. Я знаю, что ты у нас любитель экспериментов…

Продолжить общение на столь занимательную тему нам не дал появившийся в дверном проеме Шинесимус.

– Так, я привел мелюзгу, – сообщил он нам. – Ах, вот ты где Закери, а мы тебя обыскались. Надо же было заранее предупредить, что ты будешь помогать Мастеру Кейтену.

– Я не успел.

Честность – лучшая политика. Главное теперь не напоминать Шинсу о проигранном поединке. Хотя, вряд ли он хоть на секунду забудет об этом прискорбном факте…

– Кстати, Закери, я бы хотел поговорить с тобой о прошедшем поединке. Нет, не сейчас, конечно, но как только появится такая возможность…

Надеюсь, такая возможность у него появится очень не скоро. Если вспомнить, как он хотел, чтобы мы победили… Боюсь, после разговора с ним, мне придется некоторое время восстанавливаться у друидов.

– Так, дамы и господа…

И это он после мелюзги называет учеников господами? Забавное чувство юмора у нашего декана.

– …Заходите по одному в эту дверь и учтите, что выносить из Академии любые книги и предметы, кроме ливрей и вещей, с которыми вы сюда пришли, запрещено.

Первым, конечно же, протиснулся Чез.

– О, Зак, вот ты где, – обрадовался он, и спокойно вошел в комнату.

Ага, значит, мой неугомонный друг ничего запрещенного с собой не прихватил. Странно.

– Ты видел, что творится в твоей…

– Видел, – зашипел я. – Тихо ты!

– А… ну да. – Чез хлопнул себя по лбу. – Моя ошибка.

– Зря ты пролез вперед, – злорадно сообщил я другу. – Все равно всех отправляют только по пятеркам, и вам придется ждать, пока я не закончу.

– Мог бы еще поспать, – хрипло буркнул Чез. – Ладно, пойду, обыщу Наива. Вдруг он решит спереть пару книг, ты же знаешь, как он любит читать.

О да, знаю. За все время обучения Наив не прочитал ни одного учебника – все, что мы должны были читать, ему на пальцах объяснял старший брат. Зато художественные книги наш огненный мальчик глотал только так, по штуке за день, причем в основном это были любовные романы.

Следующим в дверь попытался войти высокомерный Триз. Этого парня я никогда не любил, потому что он вел себя со всеми чересчур высокомерно, а уж если учесть, что на самом деле я был гораздо знатнее его по происхождению… в общем, он меня не любил еще больше чем я его.

Так вот в дверь он войти попытался, но у него ничего не вышло.

– Что за дела?! – высокомерно испросил Триз.

– Соблаговолите опустошить вашу сумочку на предмет запрещенных вещей, – злорадно сказал я.

– Никерс, ну-ка немедленно пропусти меня, иначе я пожалуюсь…

– Кому же ты, интересно, пожалуешься? – заинтересовался я. – Декану? Так вот он стоит рядом с телепортами. Только чтобы пройти к нему, тебе придется все же опустошить сумочку.

– Хамло, – брезгливо процедил сквозь зубы Триз.

Я демонстративно посмотрел сквозь наглеца и громко крикнул:

– Следующий!

– Дракон с тобой, – выругался Триз и бросил сумку возле входа.

Теперь он смог спокойно пройти через дверной проем. Интересно, что же такого он хотел стащить из Академии? Неужели учебник? Скорее всего. Несмотря на то, что Триз порядочная сволочь, в магии он смыслит получше многих и времени на учебу тратит очень много.

Механизм был таков: сначала я пропускал пятерых учеников, затем они шли к Кейтену и получали именные справочники заклинаний. Ремесленник не ленился и каждому из учеников в нескольких словах объяснял, какой частью тела он отвечает за этот справочник и что с ним будет, если этот справочник случайно, или не очень случайно, потеряется. Отдельно он говорил о том, что если справочник и ученик, с которым эта книженция отныне связана очень хитрым заклинанием, окажутся друг от друга на расстоянии более сотни метров, то кому-то из них придется сгореть. Скорее всего это, конечно, будет книга, но кто знает…

Я так и не понял, шутил Кейтен или говорил совершенно серьезно. А вдруг книгу украдут? Сжигать человека только за то, что он не уследил за каким-то справочником заклинаний? Но кто их знает, этих Ремесленников…

После Кейтена с учениками говорил Шинс. Он подробно разъяснял, куда и с кем им нужно идти после прохождения через телепорт. Вообще-то на выходе из телепорта нас должны были встречать уполномоченные лица с соответствующими документами, но мало ли что. А то ведь встретит кто-нибудь, заведет куда-нибудь… ищи потом ценные ливреи и справочники заклинаний неизвестно где. А что, схватят шпионы из Шатерского Халифата бедного ученика, свяжут, и увезут, дабы в спокойной обстановке ознакомиться со справочником ценных заклинаний, не разрывая связи.

Поговорив с Шинсом, ученики по очереди входили в указанный им телепорт. Вскоре я понял, что все три телепорта ведут в разные города приграничья: Крайдолл, Лайминг и в Форт Скол. Форт Скол едва ли можно назвать городом – это скорее огромная крепость на границе с Шатерским Халифатом. Туда отправили две пятерки, и нам оставалось им только посочувствовать – жить рядом с границей Шатера… страшно. Остальным повезло больше, их отправили в Лайминг – самый большой город Приграничья. Я только что понял, как нам всем повезло! Наш курс отправили в нормальные города, а ведь есть еще множество мелких селений, в которые наверняка тоже кого-нибудь отправят. Вот им там будет действительно скучно…

Ознакомленные с действием дверного проема на примере Триза, ученики больше не пытались пронести что-либо запретное, и вскоре перед дверью образовалась небольшая горка учебников и тетрадок. Когда мы отправили всю группу, в комнате осталась только наша пятерка, Шинс, Кейтен и сонно хлопающая глазами, явно недоспавшая, девушка – сторож.

– Что ж, вы последние остались, – констатировал Кейтен. – Думаю, на первых порах я поживу с вами, а там глядишь, вы и без меня со всем разберетесь.

Мои друзья приободрились. Как я с удивлением узнал, остальные ученики Огненного Факультета отправлялись на практику без кураторов, зато нам дядя Ромиус выделил целого Ремесленника, причем хорошо знакомого Ремесленника. Этот факт не мог не вселить в них уверенность. Что касается меня, то я, пообщавшись с Кейтеном достаточно близко, не был уверен в том, что от него можно ждать неоценимой помощи, хотя, безусловно, его обществу я был очень рад.

– Но учтите, что я и сам никогда не был в этом городе, – предупредил нас Кейтен. – В проектах, подобных Патрулю, я также никогда не участвовал… собственно, ни одного подобного проекта у нас никогда и не было.

Успокоил, называется. И почему все эти нововведения пробуют именно на нашем курсе? Вот несправедливость-то.

– Берите свои книги. Сами понимаете, что если вы их потеряете, то сгорят все-таки они, а не вы. Но каждый случай утери учебника будет рассматриваться индивидуально, – с усмешкой сказал Шинс.

Ага, значит, сгорит все-таки учебник, а не ученик. Это успокаивает.

– А что в этих книгах-то, я не очень поняла, если честно, – ненавязчиво спросила Алиса.

«Не очень поняла»… подлиза. Да нам об этом ни слова не сказали!

– В этой книге собраны простые заклинания, которые могут вам пригодится, – повторил уже слышанные мною слова Шинс.

– Но это какие-то странные заклинания, – заметил Невил, листая свой справочник, и даже Кейтен с интересом заглянул ему через плечо.

Все мы словно по команде открыли свои справочники заклинаний, к слову, обладавшие изящной кожаной обложкой с изображением символа Академии Ремесла – свернувшегося в форме буквы «Р» золотого дракона.

Точно. Что-то с этими заклинаниями не то, я не могу понять принципов их действия. То есть в теории я могу создать такой энергетический узор… после небольшой тренировки, но вот как все это действует, мне совершенно непонятно.

– Шинесимус, это же не стихийная магия! – удивленно сказал Кейтен. – Ее только на четвертом курсе начинают преподавать. Они тут ничего не поймут!

– Не поймут и ладно, – пожал плечами Шинс. – Но воспроизвести при желании смогут. Это самые простые заклинания, не забывай.

– Ну, вы даете, – пораженно прошептал Кейтен. – И это меня вы лишили звания Ремесленника за нарушение канонов Ремесла?!

– Времена меняются, – вздохнул Шинс. – Да и вернули тебе твое звание, разве нет?

Кейтен промолчал. Судя по выражению его лица, разговаривать с Шинсом он больше не хотел.

Шинс, не будь дурак, тоже это понял, и повернулся к нам.

– Ладно, вы отправляетесь в Крайдолл, собственно, вам это и так известно. Официально с той частью города, в которой вам придется работать, вас ознакомит офицер местной стражи, а неофициально ваши друзья – Невил и Наив Викерсы.

Те торопливо закивали, улыбаясь до ушей.

Конечно. Они радуются, потому что едут домой. Нет, я, конечно, искренне рад за них, но нас-то с Чезом зачем туда тащить? Про Алису я вообще молчу, боюсь даже представить, как на нее будут реагировать жители города. Судя по рассказам Невила, вампиров там очень не любят, если не сказать больше…

– Все, удачи вам, – напутствовал нас Шинс. – И не забудь Зак, сразу после практики ко мне.

После этих его слов, я влетел в телепорт самым первым.

Вспышка.

Темнота.

Странно, никто не говорил мне, что телепортация на большие расстояния длится намного дольше обычной.

Свет.

– А вот и вы, наконец-то, – послышалось из-за моей спины.

Я сошел с платформы телепорта и повернулся на голос.

Именно так я себе и представлял офицера стражи. Белокурый, белозубый, широкоплечий и голубоглазый. В совокупности с начищенными до зеркального блеска легкими доспехами он прямо-таки светился и в прямом, и в переносном смысле. Непонятно только, что такая начищенная до зеркального блеска кастрюля делает в Приграничье?

– Доброе утро, – нейтрально поздоровался я, пока еще не зная, как себя вести с этим малознакомым человеком.

Хотя, если честно, меня начал слегка раздражать этот его чрезмерный блеск…

– Вау, какие казематы, – известил о своем появлении Чез.

Да, действительно, мы появились в совсем маленькой каморке явно ниже уровня земли, потому как единственное маленькое окошко, с трудом освещающее помещение, находилось под самым потолком. Но, как мне показалось, услуги этого окошка особо и не были востребованы, потому что доблестный офицер стражи мог осветить все помещение и без ее помощи.

– А это что за светильник?! – изумился мой друг, увидев стражника.

– Офицер Девлин к вашим услугам, – представился «светлячок» и неожиданно разулыбался так, что чуть не ослепил нас с Чезом. – И к услугам прекрасной дамы…

Ага, это из телепорта появилась Алиса.

Она медленно повернулась к офицеру, окинула его полным презрения взглядом своих красных глаз и презрительно фыркнула.

В помещении стало гораздо темнее – это померкла улыбка стражника.

– Едва ли мне понадобятся твои услуги, – сообщила Алиса офицеру и демонстративно отвернулась.

Вскоре прибыли и все остальные.

– Итак, молодой человек, – с кряхтением, явно подражая манере Шинса, проговорил Кейтен. – Прежде всего, нам необходимо посмотреть на наше новое пристанище. Правда, если по пути мы заскочим в какой-нибудь ресторанчик, то это будет просто великолепно. А после завтрака и знакомства с местом нашего проживания, мы с удовольствием осмотрим город.

Завтрак! Конечно же, мы забыли позавтракать! Странно, что я не обратил на это внимания… хотя, раньше обо всех принятиях пищи мне напоминал Наив, причем за несколько часов. А тут он что-то притих, не иначе, очень сильно соскучился по дому: так, что даже аппетит пропал… временно, конечно же.

Видимо, приблизительно об этом же подумал и Кейтен:

– Невил и Наив, узнайте у нашего провожатого адрес штаб-квартиры… и сходите-ка домой, порадуйте родителей.

Братья Викерс радостно вскрикнули:

– Ура!

– Но чтобы через пару часов были на месте, успеете еще пообщаться с родными.

Офицер Девлин неторопливо объяснял братьям Викерс, как пройти к месту нашего дальнейшего пребывания:

– Пройдете мимо ряда торговцев солониной…

Основную часть объяснений я прослушал, зато удивленный возглас Невила привлек мое внимание, и сильно озадачил:

– Ты шутишь?! – удивился Невил. – Нас туда поселили?!

– Да, – пожал плечами офицер Девлин.

– Но это же…

Остальную часть разговора братьев Викерс и стражника я, к сожалению, пропустил мимо ушей, потому что рядом со мной возникла Алиса.

– Ну, вот мы и в Приграничье, – тихо сказала она.

– А ты когда-нибудь бывала здесь раньше? – поинтересовался я.

– Каждые выходные ездила сюда с родителями, – неожиданно резко и явно с сарказмом ответила вампирша. – Конечно, я никогда не была в этой дыре! Что я здесь забыла-то?!

Надо же, как она нервничает, оказывается. Собственно, я мог бы и сам догадаться, что Алиса не очень рада здесь оказаться.

Уже начав подниматься по лестнице, Невил обернулся и жестом подозвал Алису.

Мне стало интересно, что же он такого хочет ей сказать, да и стоял я как раз рядом с лестницей, поэтому совершенно случайно подслушал фразу, сказанную Невилом.

– Алис, ты, главное, когда на улицу будешь выходить – обязательно капюшон одень. Я здесь прожил всю свою жизнь и знаю, как люди реагируют на вампиров…

Что ж, довольно логично. Незачем Алисе зря светиться. Вот только, как мне кажется, на человека в капюшоне люди среагируют наверняка немногим лучше, если не хуже…

Следом за братьями Викерс на улицу вышли и мы.

С непривычки у меня защипало глаза от яркого солнца, и заложило уши от непривычного гвалта. Деревня деревней, но базар, на котором мы оказались, не сильно отличался от столичного. Во всяком случае, на первый взгляд.

В отличие от цветастой и позолоченной Литы, здания Крайдолла могли похвастаться лишь различными оттенками серого да коричневого. Тротуары приграничного города не были покрыты светящимися в темноте камнями, собственно, они вообще не были ничем покрыты. Просто утоптанная за многие десятки лет земля. И люди здесь не блистали нарядами всевозможных ярких оттенков, как в столице, зато даже на первый взгляд было видно, что вся их одежда очень теплая и прочная, что немудрено, ведь в Приграничье за погодой не следит кафедра Факультета Воздуха.

– Помойка, – тут же шепнул мне на ухо Чез.

– А навозом, вроде бы, даже и не пахнет, – заметила Алиса. – Зато пахнет чем-то другим…

Кейтен вдохнул полной грудью и рассмеялся.

– Это запах города, ребята. То, чего так не хватает Лите.

– Позволь с этим не согласиться, – сказал Чез, наморщив нос. – Лита прекрасно живет и без этого чудного запаха.

– Запах, запах, – передразнил Чеза офицер Девлин. – Все столичные первым делом жалуются на запах. А что в нем такого?

– Ничего, – пожал я плечами. – Он просто есть и этого более чем достаточно.

– Обвыкнетесь, – ободрил нас офицер Девлин и лучезарно улыбнулся.

Нет, эта его широкая белозубая улыбка меня просто угнетает. Так и хочется ему в зубы дать… уж и не знаю почему. Какой-то он слишком лощеный что ли. Я думал, что давно к этому привык: тетя часто водила меня на всевозможные приемы, но на фоне грязного и серого города светящийся офицер стражи смотрелся просто вызывающе.

– Офицер Девлин, вам никто не говорил, что у вашей, безусловно, очень… лучезарной улыбки есть интересное свойство… – будто прочитав мои мысли, невинным голосом спросил Чез.

– Раздражать людей? – Офицер Девлин вновь улыбнулся, но уже не так широко. – Знаю, знаю. Но это только первое время, а потом вы обвыкнетесь.

Мы с Чезом переглянулись и рассмеялись. В глазах друг у друга мы прочитали, что если в самое ближайшее время обещанный процесс «обвыкания» не закончится, то офицер запросто может недосчитаться пары зубов. В лучшем случае. А в худшем, мы используем пару заклинаний из книги… кстати, о книге!

У меня так и не выдалось ни одной свободной минутки, чтобы посмотреть на справочник более внимательно. Да и сейчас, если честно, я не знал что делать – то ли быстрее открывать книгу, то ли во все глаза смотреть по сторонам.

– Пока мы идем к вашему дому, чтобы не тратить зря время, я хотел бы провести для вас короткую экскурсию. Вы не против? – предложил нам офицер Девлин.

– Конечно же, нет, – ответил за всех Кейтен. – Только если мы не будем кружить по всему городу и по пути зайдем куда-нибудь перекусить.

– Замечательно, – обрадовался офицер Девлин. – Итак, наш город Крайдолл считается старейшим городом Приграничья…

Дайте-ка я догадаюсь, старейшим Крайдолл считают только его жители, а обитатели остальных городов наверняка старейшими считают именно свои. Знаем, летали. У нас в Лите каждый Великий Дом таким же образом считает себя древнейшим. И чуть ли не кровные войны устраивает, если в его древности кто-то посмеет усомниться.

– Мы идем по главной улице города – Базарной. Она пронизывает весь наш город и делит его на две половины: «золотую» и «серебряную».

Ой, не могу, да они хоть в глаза-то видели это золото или серебро? Может, эти шутники еще и свои халупы алмазными дворцами называют?!

– На «золотой» стороне живут торговцы и богатые семьи, а на «серебряной» простые рабочие. Кстати, все посты стражи располагаются на Базарной улице, подчеркивая равенство всех людей перед законом.

Или просто потому, что Базарные торговцы больше платят за охрану, а на «золотой» стороне города наверняка есть и свои ребята с мечами. Про охранные заклинания на домах богатых людей я и вовсе молчу. За умеренную плату господа Ремесленники оборудуют ваше пристанище такими заклинаниями, что от незадачливого вора, решившего залезть к вам в дом, не останется и мокрого места. Хотя, я сильно сомневаюсь, что здесь у многих найдутся деньги на услуги Ремесленника.

– Ваш дом тоже располагается на Базарной улице, так что все будет под рукой.

– А точнее под окном, – прокомментировал Чез. – И вряд ли ради нас торговцы будут вести себя тише.

Тут он прав. Каждый день слышать под окнами какофонию звуков, воплей, разговоров – это же просто ужас! Одна надежда на то, что здание, которое нам предоставили, оснащено всеми необходимыми в обиходе заклинаниями.

– Кстати, если вы вдруг захотите что-нибудь купить, то обязательно скажите, что работаете на стражу. Тогда вас не обдерут, как любого приезжего.

– Кого это обдерут?! – обиделся Чез. – Да я сам кого хочешь обдеру!

– Конечно, конечно, – поспешно согласился офицер Девлин, однако, в его взгляде, брошенном на моего рыжего друга, я уловил явную насмешку. – Но лучше не рисковать.

За все время пути Алиса не сказала ни слова, лишь ее капюшон настороженно поворачивался в разные стороны.

Довольно часто я ловил подозрительные взгляды, явно предназначавшиеся вампирше. Так я и думал. Капюшон едва ли может уберечь Алису от лишнего внимания, скорее даже наоборот.

– Слушай, Девлин, – обратился я к стражнику. – Вот ты, как местный житель, можешь сказать, привлекает ли наша девушка лишнее внимание в капюшоне? Или лучше его все же сбросить?

– А она может его сбросить? – ужаснулся офицер Девлин. – Но я думал, что она…

– Вампир, – недовольно рявкнула Алиса. – И что?

– Но вампиры же не…

– Вампиры не, – согласился Чез. – А наш вампир может и на солнышке загорать. Вот так.

– Так не бывает, – уверено заявил офицер Девлин.

– Ах, не бывает, – обиделась Алиса и быстрым движением скинула капюшон.

Бедный стражник аж зажмурился, видимо, ожидая того, что вампирша сгорит прямо на месте. Не тут-то было. Наших вампиров каким-то солнцем не напугать!

– Жива, – заметил офицер Девлин. – Странно. Но лучше все же в капюшоне. Это хотя бы всем понятно. А вот если вампир ходит средь бела дня без капюшона… боюсь, это может всполошить весь город.

– А если Алиса будет поменьше улыбаться, и смотреть с прищуром? – с интересом спросил Чез, и сам же ответил на свой глупый вопрос. – Нет, не поможет. Эти красные глазищи никуда не спрячешь. Алиска, давай одевай капюшон обратно, а то совсем испугаешь нашего Девлина и он навсегда перестанет улыбаться. А мир без его шикарной улыбки будет просто ужасен…

Алиса хмыкнула и накинула капюшон, а я в который раз подумал: как же она будет работать с населением, если население от нее станет шарахаться?

– Слушай, Девлин, – продолжил я допрос. – А как у вас в городе вообще к вампирам относятся?

Офицер Девлин на некоторое время задумался.

– Сложно так сразу объяснить. Прежде всего, нужно сразу разделить вампиров на низших и потомственных. Низшие – это обычные жители города по каким-то причинам ставшие вампирами. Как вы наверняка знаете, превращаясь в вампиров, люди высвобождают все самые темные душевные качества и становятся просто невыносимыми, поэтому для нас наибольшую проблему представляют именно они. Ведут низшие себя просто ужасно, устраивают потасовки, половина краж дело их рук, и так далее. Тем не менее, они «свои», если вы понимаете, что я имею в виду. И люди к ним относятся как… к своим, несмотря ни на что.

Насколько я помню, сами потомственные вампиры предпочитают себя называть истинными. Их легко узнать по кроваво-красным глазам, таким, как у нашей Алисы. Что касается низших, то цвет их глаз после превращения в вампира остается прежним.

– Забавно, – отметил Кейтен. – А кровью они у вас как питаются?

– Эти ребята питаются кровью со скотобойни, хотя иногда и появляются маньяки, которые непременно хотят попробовать человеческой кровушки. Но с этими обычно мороки не много – их сдают свои же, потому что вампирам, живущим в городе, не нужны лишние проблемы. Низшие живут тесной семьей, можно даже сказать кланом, будто подражая потомственным вампирам. Пока они не пьют крови людей и не создают больших проблем, город их терпит, но стоит кому-то из них действительно серьезно провиниться…

Алиса пренебрежительно фыркнула из под капюшона.

– А потомственные? Как у вас относятся к истинным вампирам? – спросил Чез.

– О, этих ребят у нас выслеживают и убивают. Вернее пытаются выследить и убить. Эти гады периодически появляются в нашем городе и питаются. Просто питаются. Иногда они убивают людей, иногда лишь выпивают немного их крови и отпускают, превращая в низших вампиров. Для потомственных вампиров наш город своеобразная столовая под боком, – со злостью сказал офицер Девлин. – И если люди видят вампира с красными глазами, то они зовут друзей и родственников, берут в руки какое-нибудь оружие, заготовленный заранее осиновый кол и отправляются на охоту.

– Тоже мне охотники, – не удержался я. – Да что весь ваш город может сделать против одного настоящего вампира?

– Не многое, – согласился офицер Девлин. – Но мы же не можем просто стоять и смотреть, как…

– Убили!!!

– Стража!!!

– Э… Девлин, – Чез обеспокоено посмотрел на бегущих нам навстречу людей. – Мне кажется, тебя зовут…

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть