Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Пять ящиков золота
Глава 10

Хождение по жаре в пиджаке изрядно измотало меня, и на этот раз я оделся так: легкие брюки, тенниска и курточка-ветровка. Ветровку я бы не одевал, но надо было под чем-то спрятать наплечную кобуру с «тридцать восьмым». Потом вспомнил о ресторанчике на Вайкини, который клялся накормить меня до отвала за доллар двадцать пять центов, и отправился проверять, как здесь держат обещание. Обещание держали хорошо. С тяжелым желудком и легким сердцем я словил такси и поехал в порт. Кто сказал, что для разбоя лучше всего подходит темная грозовая ночь? Яркое солнце и безоблачное небо — условия, отнюдь не мешающие операции.

Женщине положено опаздывать. Вирджиния на пирсе появилась в пять минут третьего. На ней были темные очки, черная шелковая блузка и брючки в облипку с пижонской бахромой внизу — вид вполне пиратский, если бы не огромных размеров неподъемная плетеная сумка, доверху набитая каким-то женским барахлом. Хоть убей меня — но эта роковая красавица наверняка выросла где-нибудь в тихом сонном городке в глубинке под назидания мамы: «Собираешься в дорогу на день — запасайся на неделю!»

— Привет, — кивнула она мне. — Готов?

— Разумеется, — ответил я. — Где яхта?

— Сейчас найдем. Эрика не видел?

— Пока нет. Сам недавно приехал.

— Он уже должен быть там. Надеюсь, с матросами договорился без проблем.

— Хочется верить. Идем?

— Идем. Неси! — Она указала мне на сумку.

Яхту мы искали минут десять.

Глядя на эту посудину, я понял, почему Эмерсон Рид предпочел сдать полиции лучшего друга. Элегантная красавица, покачивавшаяся на волнах, выглядела рядом с проржавленными, закопчеными работягами-суденышками, словно голливудская звезда, неведомо как перенесенная с церемонии вручения «Оскара» в толпу прачек и посудомоек. Солнце сияло в золотых буквах названия — «Гибискус». Я прикинул, сколько такое чудо может стоить: четверть миллиона, не меньше.

Вирджиния тронула мою руку:

— На палубе не видно Эрика.

— На палубе вообще никого не видно. Надо подниматься на борт.

— А что, если матросы все-таки отказались? — в голосе ее был испуг. — Может, подождем Као?

— Чем это Као в данной ситуации лучше меня? — я усмехнулся. — Наличие магазина на Форт-стрит сейчас не критерий. Пошли!

Мы поднялись на борт. Я расстегнул ветровку, чтобы в случае необходимости мгновенно выхватить револьвер. Огляделись вокруг. Было тихо. Вдруг распахнулась дверь рулевой рубки, оттуда выскочил Ларсон. Увидев нас, успокаивающе поднял руку:

— Порядок. Ребята с нами!

— У-ф-ф, — Вирджиния перевела дух.

— Осталось дождаться Чоя, — сказал я. — Может, выпьем, пока есть время?

— Бар в салоне, — буркнул Ларсон, не глядя на меня.

— Когда на горизонте замаячит золото, кликните меня полюбоваться, кэп, — засмеялся я. — Богатый Бойд... Вот потеха!

Ларсон, ничего не ответив, повернулся и пошел к рулевой рубке. Мы прошли в салон. Вирджиния стала по-хозяйски осматривать бар. Я уселся на кожаный диван, покачался на нем.

— Классная посудина!

— Яхта — что надо, — согласилась Вирджиния, взбалтывая коктейль. — Ты еще всего не видел, Дэнни! Отличный камбуз, отдельная шикарная каюта для хозяина, каюты для шкипера, для гостей. Кубрик на носу для команды, на корме машинное отделение. Так что к яхте — никаких вопросов. Вот к ее владельцу!

— Владелец... — я взял поданный ею бокал. — Выпьем за пинок под задницу, которым мы его отсюда вышибем!

— Согласна! — она приподняла свой бокал.

Мы выпили. Вирджиния из шейкера наполнила бокалы второй раз. Пока что занятие пиратством мне нравилось: красивая женщина, уютный салон, коктейль...

Вошедший в салон Као Чой, увидев столь идиллическую картину, как и следовало ожидать, вежливо улыбнулся.

— Пока все идет по плану, но, к сожалению, Дэнни, я вынужден вас оторвать.

— К вашим услугам! — я встал.

— Вот-вот должен появиться Рид, — сказал он. — Как только он окажется на борту, приведите его сюда.

— Ясно, — сказал я весело. — Как думаете, с ним никого не будет?

— Думаю, нет, — ответил Као. — Но, наверняка, у него при себе револьвер. Так что лучше обыщите его сразу и заберите пушку — а то со страху может начать стрелять.

Я стал у двери салона. Трап и причал отсюда просматривались хорошо. Через пару минут я увидел бегущего по пирсу Рида — Чою надо было носить чалму и за три доллара предсказывать будущее на ярмарках.

Как только Рид соскочил с трапа на палубу, я вышел из салона ему навстречу с «тридцать восьмым» в руке. Рид замер на месте с открытым ртом. Растрепавшиеся на бегу и потому вставшие торчком волосы и странное квохтанье, которое он издавал, глядя то на меня, то на ствол револьвера, делали его вид довольно комичным.

— Рад тебя видеть, Эмерсон! — приветливо сказал я. — Заходи. Мы давно ждем.

Дуло револьвера смотрело Риду прямо в грудь. Он молча приподнял руки. Я повернул его лицом к стене и быстро обхлопал карманы. Чой опять оказался прав — у Рида был при себе автоматический «кольт».

— Дорогая, скажи Ларсону, что можно отчаливать, — бросил Као Вирджинии.

Она выбежала на палубу, а я стволом револьвера в поясницу втолкнул Рида в салон.

— Здравствуйте, мистер Рид, — Као улыбнулся. — Очень рад, что мы будем путешествовать вместе!

— Слушайте, вы! — Рид, наконец, обрел дар речи. — Какого дьявола вы оказались на моей яхте? Немедленно...

— Только кричать не надо, — мягко сказал Чой. — Яхта уже не ваша, вы сегодня на ней только гость.

— Бандит! — крикнул Рид. — Вы все бандиты!

— Ну зачем ты так, Эмерсон, — ласково сказал я.

— А ты вообще заткнись! — заорал он. — Ты...

Я примерно догадывался, что думает обо мне старина Эмерсон, и не стал слушать дальше — просто рубанул ребром ладони по шее, а потом швырнул на кожаный диван.

Палуба у нас под ногами начала мелко вибрировать — запускались двигатели. Я кинул ридовский «кольт» Чою, он поймал пистолет на лету и сунул в карман.

— Откройте тайну, Као, — попросил я китайца, — как вам удалось убедить нашего друга прийти сюда точно в нужное нам время?

— Все очень просто, — Чой улыбнулся. — Обычному человеку всегда сложно отличить по телефону одного китайца от другого. Я позвонил мистеру Риду из автомата и сказал, что это лейтенант Ли, что мы сейчас захватили нескольких человек, пытавшихся угнать его яхту, и что я прошу мистера Рида немедленно прибыть сюда для опознания.

— Остроумно! — сказал я. — Но рискованно. А если бы он перепроверил в полиции?

— Ну, Дэнни, — пожал плечами Као, — надо же немножко чувствовать людей! Трудно представить, что наш друг, с его бурным темпераментом, начал бы звонить в полицию, осторожно интересоваться, не было ли с его яхтой каких-то происшествий...

— Все равно рискованно, — покачал я головой. — Мало ли какая случайность.

— Все на этом свете рискованно, — философски сказал Као. — Рид здесь — и это главное. А мы уже в пути.

Я взглянул в иллюминатор — причал уходил все дальше. Двигатели ускоряли обороты, чувствовалось, как под ногами дрожит пол.

— Не думайте, что все это сойдет вам с рук, — выкрикнул с дивана Рид. — Я уж позабочусь, чтоб вы все — все! — до конца жизни гнили в тюрьме.

— Неясно прошлое у нас и будущее кроется в тумане, — Као, похоже, процитировал какие-то — китайские? — стихи. — Ближе к делу, мистер Рид. Не пора ли подумать о нашем общем настоящем?

— Что вы хотите? — нервно спросил Рид.

— Яхта в данный момент идет на Ниихау, — сказал Чой, присаживаясь напротив Рида. — Нам бы очень понравилось, если бы вы показали место, где зарыто золото Рошеля.

— Как же, как же... — хмыкнул Рид. — Вы что, решили, что я свихнулся?

— Наоборот, — ответил Као. — Мы думаем, что вы очень умный и здравомыслящий человек. И, значит, понимаете, что вы сейчас в плену, и в этом качестве я вас могу держать столько, сколько захочу. Не стану обещать вам долю, если вы примете наше предложение. Но гарантирую, что в этом случае никто не причинит вам зла и вы вернетесь в Гонолулу в полном здравии. Кстати, и яхта тогда останется вашей.

— Вот спасибо! — процедил Рид.

— Вы, конечно, можете не согласиться, — продолжал Као, не реагируя на его реплику. — Но тогда нужно понимать, что мы зашли слишком далеко, чтобы отступать. Мы будем вынуждены добиваться своего самыми разными путями. В том числе и крайне неприятными для вас.

— Не надо меня пугать! — взвизгнул Рид.

— Да разве я пугаю? — вздохнул Чой. — Я просто обрисовываю ситуацию. Предположим, вы молчите. Нам торопиться некуда. Мы сбавляем ход и идем до Ниихау очень медленно, столь медленно, сколько понадобится. И, когда нормальные способы уговоров будут перепробованы, мне, мистер Рид, придется обратиться к методам очень нехорошим, — Као приподнялся и громко зашептал Риду на ухо. — Неужели хочется остаться слепым? Или кастратом? Или калекой без рук и без ног?

В салон вбежала Вирджиния. Глаза ее блестели.

— Все! Из гавани вышли. Мы в открытом океане! — крикнула она. Потом покосилась на Рида. — Здравствуй, ласковый мой! Как тебе v нас?

— Сука! — дернулся Рид. — Я с тебя шкуру по кусочкам сдирать буду, только момент выжду!

— Поздно, мой маленький, — засмеялась Вирджиния. — Если с кого здесь и будут шкуру сдирать, так это с тебя!

— Позови Ларсона, — сказал ей Чой. — С муженьком отведешь душу после того, как золото окажется на борту.

— Сейчас позову, — Вирджиния обвела нас веселым взглядом. — Просто у меня от сердца отлегло, когда мы, наконец, выскочили в океан, — она вышла.

— Может, связать гостя? — спросил я Чоя.

— Оружия у него нет, — поморщился Као. — А за борт он не прыгнет. Так что не надо.

— Как хочешь, — я пожал плечами. Револьвер можно было уже не держать в руке, я сунул его в кобуру.

Вошел Ларсон. Здоровый это был все-таки парень — мне сразу показалось, что свободного места в салоне стало меньше.

— Звал, Као? — спросил он.

— Все нормально?

— Порядок, — усмехнулся Ларсон. — К восьми вечера подойдем к Ниихау.

— С экипажем все улажено?

— Вопросов нет. Разве что этот, — Эрик подбородком указал на Рида. — Не выпускайте его на палубу, а то у ребят настроение его акулам выбросить.

— Судно проверили?

— Да ну, Чой, за кого ты меня держишь? Я же не мальчишка! Конечно проверил! Запас топлива миль на сто пятьдесят, продовольствия на неделю, даже больше. Машины исправны...

— Вы меня не так поняли, Эрик. Я спрашиваю, обыскали ли вы судно? — в голосе Као было нечто такое, что сразу заставило меня насторожиться. Меня — но не Ларсона.

— Зачем, Као? — Эрик пожал плечами. — Ребят здесь всего трое, когда я пришел, они все были в кубрике...

— Что? — спросил Као пугающе тихо. — Вы до сих пор не обыскали судно?

— Да кому здесь быть? — до Эрика, наконец, что-то дошло, и он начал заливаться краской. — Ладно, Као, сейчас... Если кто посторонний...

Дверь в салон распахнулась сразу, рывком. Здоровенная фигура заняла весь дверной проем. Щеголеватый костюм, черные блестящие волосы, расчесанные на прямой пробор (сейчас, впрочем, слегка встрепанные), равнодушные глазки целлулоидного пупсика. И револьвер «Комбат-Магнум 357» в руке.

— Только тихо, — тонкий голос Эдди Мейза звучал тускло и негромко. — Кто шевельнется — покойник!

В такой ситуации действительно лучше было не шевелиться. Тем более, что следом за Мейзом в салон вошел еще один человек, при виде которого в голове у меня мелькнула только одна мысль: лучше было бы тебе, Бойд, не ходить на это дело, а запереться в своем номере в шкафу и сидеть там, сколько получится, обнимая холодный труп Кемо. Это был Пит Рошель, мерзко ухмыльнувшийся при взгляде на меня.

— Да здесь веселая компания! — просипел он.

— Очень-очень медленно, Дэнни, — сказал Мейз. — Достань из кобуры свою пушку и передай ее Питу рукояткой вперед.

Пришлось подчиниться: держа револьвер за ствол, я протянул оружие Рошелю.

— Мой пистолет у Чоя! — визгливо крикнул Рид. — В кармане лежит.

— Забери, Пит, — кивнул Мейз.

Рошель подошел к Као, достал из кармана его пиджака «кольт». Затем повернул китайца к стене, быстро и сноровисто обыскал. В заднем кармане брюк у Чоя оказался еще один пистолет. Рид вскочил и подбежал к Као, развернул его и, склонив голову набок, внимательно посмотрел китайцу в лицо.

— Ну что, — захихикал он, — решил, что я такой кретин, что куплюсь на твой звонок? Ты дурак, Чой! Да я еще вчера вечером знал про все ваши планы! Эдди и Пит с одиннадцати утра на этой яхте, спокойно сидели в хозяйской каюте, пока вы пиратов корчили. Ух, ты, рожа косоглазая... — Рид наотмашь ударил Чоя в лицо. — Нехорошие методы! — передразнил он Као. — Не хотите ли остаться кастратом, мистер Чой? Или слепым? Или калекой без рук и ног?

Он еще раз ударил китайца. На разбитой губе Чоя показалась кровь. Као покосился на пистолет Рошеля, потом на «магнум» Мейза, из нагрудного кармана пиджака достал платок и промокнул губу. На лице его не было никакого выражения. Рид повернулся и подошел к Ларсону, который стоял с поднятыми руками, поочередно обводя всех, кто был в салоне, недоуменным взглядом.

— Что, дебил? С экипажем все улажено? Ребята хотят Рида акулам выбросить? Да Рид ребятам платит, понял, скотина? Ребята с Ридом огонь и воду прошли. Они тебе, попугаю в белой фуражке, может, и поддакивали, только всегда знали: ты сегодня есть, завтра нет, а Рид — это навсегда. Да они, как кони, ржали, когда узнали, что ты их агитировать придешь!

— Мистер Рид, — спросил Мейз своим тусклым голосом, — куда их?

— Ларсона — в машинное, — приказал Рид. — Пусть попрыгает у дизелей под зорким наблюдением. Чоя — на камбуз. Он ведь у нас китаец, да? Из них повара неплохие выходят. Пусть докажет. — Он подошел к Чою и, заглядывая ему в лицо, сказал нараспев: — Место китаезы на ку-у-хне!

— Бойд?

— Бойд мой, — просипел Рошель. — Я этой встречи долго ждал! Пусть ответит: за Бланш, за ребят на Пали-Пасс. Он у меня по всем правилам умирать будет — тяжело и долго.

— Потерпи! — сказал Мейз. — Он еще понадобиться может. Возьмем золото — тогда!

— Что значит «потерпи»! — захрипел Рошель. — Мы же договорились: этого козла — мне на съедение. Он должен получить, что заслужил.

— Эдди прав, — сказал Рид. — Может понадобиться. Никуда не денется, бежать отсюда некуда. Думаешь, я его защищаю, Пит? — он подошел ко мне близко-близко, его хищный нос чуть ли не заползал по моему лицу. — У меня к этому индюку надутому, который в замочные скважины подглядывает, свой счет. Он меня надуть решил. Оскорбил. Ударил! — глаза его сощурились, он вдруг отступил на шаг назад и ногой со всей силы врезал в солнечное сплетение.

Страшная тупая боль! Отсутствие воздуха в легких... Я почувствовал, что оседаю...

— Больно? — донесся до меня откуда-то издалека голос Рида. — Хочется дышать, но не выходит? А ты думал... — Он приподнял меня за волосы. — Может, тебе цветочков купить? — и ударил меня ребром ладони по горлу.

Это был конец...

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть