Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Пять ящиков золота
Глава 7

Бар «Хауоли». Тот же столик в углу, тот же гаваец-официант.

— Здравствуйте, мистер Бойд, — вежливо сказал он. — Джин с тоником, как всегда?

— Традиционные одиннадцать порций, — я положил на стол ладонь, между пальцами была зажата сложенная вчетверо десятидолларовая бумажка.

Рука официанта скользнула над ладонью — бумажки между пальцами уже не было. Он чуть заметно улыбнулся.

— Хваткий ты юноша, Кемо, — сказал я. — Я и не подумал, что мои деньги так быстро начнут действовать.

— Хорошие чаевые — хорошая работа. — Кемо снова улыбнулся. — Ваш джин будет через минуту, мистер Бойд. Если не возражаете, я скажу мистеру Мейзу, что вы здесь?

— Конечно, — сказал я. — Когда Улани начнет выступать?

— Через двадцать минут.

— Тогда вот что. У меня сегодня был нервный день. Как думаешь, бифштекс поможет мне успокоиться?

— Без сомнения. — Кемо достал карандаш и блокнот. — Могу рекомендовать бифштекс по-гавайски.

— А чем бифштекс по-гавайски отличается от обычного?

— Здесь, на островах, народ сентиментальный. Прежде чем забить быка, вешают ему на шею леи. От этого мясо становится нежнее.

Он говорил с совершенно серьезным лицом. Я посмотрел на него внимательно. Народ сентиментальный! Между прочим, у Бланш Арлингтон на перерезанной шее болталось леи. Что-то знает об этом? Или просто привычно повторяет фирменную остроту?

— Раз ты такой знаток местных обычаев, — сказал я, — объясни, чем знаменит красный гибискус?

— Красный гибискус — символ Гавайев! — Кемо ответил мне даже с некоторой обидой.

— Понял. Пит Рошель здесь сегодня был?

— Не видел, — он спрятал блокнот в карман. — Джин будет через минуту, бифштекс чуть-чуть позднее. Извините, мистер Бойд, мне надо к соседнему столику! — Кемо отбежал, и это было досадно: у меня оставалось к нему еще несколько вопросов.

Я закурил. Часы показывали пять минут одиннадцатого. Да, Дэнни Бойд, нынешний вечер тяжело тебе дался! Такой стресс десяти лет жизни стоит.

Кто-то остановился рядом. Я поднял голову. Знакомые блекло-голубые глазки целлулоидного пупсика равнодушно глядели на меня. Эдди Мейз сел напротив.

— Опять захотелось взглянуть на Улани? — произнес он своим тонким голосом. — Приятно.

— Можете звать меня Дэнни, — ответил я. — Похоже, между нами много общего.

— Вы так думаете? Я рад, — он улыбнулся, но глаза его по-прежнему оставались бесстрастными. — Что имеете в виду?

— Да так... — я помолчал, делая вид, будто размышляю над ответом. — Во-первых, мы оба балдеем от танцев Улани.

— Да, — он кивнул. — Как все мужчины.

— Кроме того, у нас немало общих друзей, — продолжал я, — а, как известно, твой друг — мой друг. Если он, конечно, взаймы не начинает просить.

— Общие друзья? — переспросил он удивленно. — Ах, да! Миссис Рид и капитан Ларсон!

— Не только, — жестко сказал я. — Пит Рошель. Мы со старым пиратом Питом нежно полюбили друг друга, хотя кто-то и вложил ему в уши, что это я перерезал горло его девушке.

Мейз пригладил ладонью свои черные блестящие волосы.

— Прошу прощения. Что-то не понимаю.

— Чего тут непонятного? Вы согласились: у нас есть общие друзья: Вирджиния Рид, Эрик Ларсон, Као Чой, Пит Рошель.

— Пита Рошеля я не знаю, — знакомая приклеенная вежливая улыбка появилась на его лице. — Что-то вы, Дэнни, путаете.

— Не скромничай, Эдди, — подмигнул я. — Таким знакомством можно гордиться. Пит — славный старикан, и сейчас он где-то рядом. Ну, посуди сам, как же тебе его не знать? Рошель так хотел повидаться с Улани, а ты ведь подсаживаешься за столик к каждому, у кого возникает такое желание.

— А зачем этому Рошелю Улани? — его тонкий голос звучал мягко.

— Ну как же! Они почти что земляки!

— Странно. Рошель, судя по имени, американец, а Улани...

— Ну не дури, Эдди. Сам говорил, что Улани с Ниихау. Пит Рошель тоже бывал там — в свое время. Очень понравилось. Сейчас жаждет побывать снова.

Появился Кемо. На подносе у него были мой джин с тоником и виски с содовой и льдом для Мейза.

— Бифштекс сейчас будет, — сказал он. — Вы предпочитаете прожаренный или с кровью?

— С кровью, — усмехнулся я. — Будет мало крови — мистер Мейз перережет себе глотку.

— Я скажу на кухне, чтобы не пережаривали. — Кемо кивнул. — Три минуты, сэр.

Мейз начал потягивать виски. Голубенькие кукольные глазки рассматривали меня в упор.

— Несмешно шутите, Бойд, — сказал он, помолчав. — У вас с головой что-то.

— Конечно, — ответил я. — Будет здесь что-то с головой. Вчера убили Бланш Арлингтон. Пит Рошель уверен, что это я постарался. Ты меня отправляешь к Вирджинии Рид и Ларсону, а, значит, заодно и к Као Чою. У всех на уме Ниихау, Улани родом оттуда, и ты ее при этом пасешь, как родные папа с мамой. И, наконец, кому же, кроме тебя, наплести Рошелю, что я убил его бабу — или не так?

Мейз слушал внимательно, потом ухмыльнулся.

— У тебя точно с мозгами что-то не то, Дэнни. Ладно, все по порядку. Мисс Арлингтон несколько раз заходила сюда. Очень милая дамочка, мне ее искренне жаль...

Вновь у столика возник Кемо, который принес бифштекс. Мейз прервался и продолжил, только когда он ушел.

— Кемо передал мне имена, которые ты назвал: Вирджиния Рид, Ларсон... Я их знаю, они здесь бывали, знаю и то, что вечерами они обычно болтаются в коктейль-баре в «Принцес Каиулани». Ты сказал, что их ищешь — я сказал, где их найти. Чой? Ну кто же в Гонолулу не знает Чоя! Вот чего не предполагал — что он окажется с ними.

— Остается Ниихау, — уточнил я. — И Рошель.

— Ниихау — это маленький остров на краю архипелага. Родные места Улани. И только, — с расстановкой сказал он. — У тебя своя игра, Дэнни, я ее не знаю и знать не хочу. И Рошеля никакого не знаю. А, значит, и сказать ему ничего не мог. Ясно?

— Допустим, — согласился я. — Допустим, я поверю, что ты такая овечка. Но если все-таки выяснится, что ты врешь, что это из-за тебя Рошель сейчас точит на меня нож... Знаешь, Эдди, я неплохо стреляю.

Официант — не Кемо, другой, коротыш с печальными глазами, — подбежал к столику. Он шепнул что-то на ухо Мейзу и отошел.

— Извини, Дэнни, — сказал Мейз, — дела. Попробуешь бифштекс — скажешь, как он. О деньгах, как обычно, не беспокойся, я угощаю, — он встал.

Бифштекс оказался великолепным. Подошел Кемо.

— Бифштекс — класс! — сказал я. — Моя благодарность повару.

— Рошель тут, — шепнул Кемо в ответ. — Только-только пришел, сидит в кабинете у Мейза. С ним еще один. Жуткий тип, я его знаю.

— Да?

— Мистер Бойд, вам, наверное, лучше уйти, — он виновато посмотрел на меня. — Счет оплачен, так что... Видите ту дверь? — он показал глазами на дверь с не понятной для меня табличкой «Камес».

— Вижу.

— Войдете, там налево еще одна дверь. Прямо по коридорчику — и черный ход. Сейчас Улани начнет танцевать, выключат свет. В темноте и выскочите.

— Ладно, — сказал я. — Спасибо. Если не секрет — с какой стати ты обо мне решил позаботиться? А если Мейз узнает?

— Вы же ему не скажете? Вы ведь хороший человек, вы мне да кинэ... Понравились. А Улани нужен друг. Потом, вы мистера Мейза не любите, и я тоже. Чаевые хорошие даете...

— Кстати! — сказал я и достал еще одну десятидолларовую бумажку. Она исчезла мгновенно.

— Я передам повару, что вам бифштекс понравился, — громко сказал Кемо и улыбнулся.

Через несколько секунд из динамиков ударили барабаны. Очень хотелось еще раз взглянуть на Улани, но... Пользуйся подсказкой, Дэнни Бойд, свет перед выходом девушки гаснет всего на мгновение. Я приготовился резко вскочить со стула.

Кемо все объяснил толково. Дверь с надписью «Камес» оказалась открыта, вторая дверь тоже, по узкому коридорчику я выскочил во дворик, пробежал по нему и вышел на улицу. Мой «додж» оставался перед входом, но я решил не идти к нему: Рошель, конечно же, заметил знакомую машину, и сейчас какой-нибудь громила не спускает с нее глаз. Ладно, пока обойдемся, там видно будет. Два квартала я шел пешком, а потом мне попалось такси.

У себя в «Гавайян Виллидж» я открыл бутылку виски. Когда же придет Улани? Скорее, милая! Дэнни Бойд заслужил тебя за сегодняшний вечер.

В дверь номера постучали. Улани? Рано. А кто? Кто бы ни был — хорошего не жди, друг мой Дэнни...

Руку с револьвером я держал за спиной. Дверь открывал так, чтобы в случае чего тут же отскочить в сторону.

Толстенький китаец в модных очках весело улыбнулся мне с порога.

— Мистер Бойд?

— Да.

— Прошу прощения за поздний визит. Я — Ли. Харольд Ли.

— Очень приятно.

— Лейтенант полиции, — он показал значок. — Вы позволите?

Я посторонился, стараясь как можно незаметнее сунуть револьвер в задний карман брюк.

— Конечно же. Прошу.

— Спасибо.

В номере он огляделся по сторонам.

— Хотите выпить? — предложил я.

— В другой раз, — он заметил на столике мой наполненный стакан. — Но вы на меня внимания не обращайте.

Я со стаканом сел на диванчик, он — на стул напротив. Некоторое время мы молча рассматривали друг друга.

— Я сейчас расследую убийство одной женщины, — начал он. — Бланш Арлингтон. Слыхали?

— Видел в газетах.

— Вы ее знали?

— Нет. Никогда не видел.

— Вы ничего не путаете, мистер Бойд? Бланш Ар-линг-тон.

— Я понял, — кивнул я. — Нет, с этой женщиной мы не были знакомы.

Он посмотрел на меня достаточно растерянно.

— Понимаете, мистер Бойд, а вот оператор на телефонной станции уверяет, что соединяла вас с ней вчера в конце дня.

— Ах, вот оно что! — воскликнул я. — Да, мы созванивались. Мой друг ее неплохо знал, попросил передать привет. Я, как только приехал в Гонолулу, позвонил ей. Немного поболтали... Но не виделись.

— Тогда ясно, — сказал Ли. — Как вам Гавайи? Надеюсь, время проходит весело?

— Не жалуюсь.

— Вам придется дать официальные показания, — он улыбнулся виновато. — Необходимая формальность. Придется потратить часок-другой.

— Ничего, — сказал я.

— Неприятная, конечно, история, но, надеюсь, она вам отдых не испортит. Знаете, всегда завидовал туристам: у них есть время побывать там, куда мы, местные, в жизни не выберемся. Вы уже что-нибудь посмотрели?

— Центр города, — сказал я, — был в пяти или шести барах, не помню, как называются. Еще в «Хауоли» — там великолепная гавайская танцовщица.

— Да? Надо сходить посмотреть, — он поправил очки. — А как зовут вашего друга, который передавал привет мисс Арлингтон?

— Рид, — я отпил виски. — Эмерсон Рид. Если надо — он сейчас тоже в Гонолулу. Остановился в этом же отеле.

— Хорошо, — кивнул он. — А человека по фамилии Рошель вы случайно не знаете? Пит Рошель.

— Нет. А кто это?

— Да так... — он махнул рукой. — Один уголовник. Вы-то сами чем занимаетесь, мистер Бойд?

— Мелочами всякими... Частный детектив.

— Вот как? — усмехнулся он. — И лицензия есть?

— Обязательно! — сказал я. — Показать?

— Верю, — он расплылся в улыбке. — В известном смысле коллеги, а, мистер Бойд? Так, может, я ошибся? Может, вы здесь по делу?

— Не по делу, — твердо сказал я. — Было много работы — сейчас решил отдохнуть. Расслабиться, пошататься по барам, позагорать... Отоспаться! — я выразительно покосился на часы.

Лейтенант Ли понял намек.

— Иду, иду, — сказал он, вставая. — Простите еще раз, что поздно зашел.

— Все в порядке, — ответил я.

Он подал мне руку, подошел к дверям, но на пороге обернулся:

— Вы в наших краях сколько еще пробудете, мистер Бойд?

— Трудно сказать, — я пожал плечами. — Все зависит от того, не появятся ли дома дела. Возможно, неделю, возможно, день...

— Не торопитесь. За два дня, что вы здесь, вкус Гавайев не почувствуешь. Поболтайтесь еще денька три-четыре...

— Тронут вашим гостеприимством, — сказал я. — Как получится.

— А вы уж постарайтесь, — неожиданно холодно сказал лейтенант Ли, и улыбка как-то вмиг покинула его лицо. Глаза смотрели на меня внимательно и чуть презрительно. Я вдруг понял, что этот болтливый толстячок в очках, если нужно, способен мгновенно стать другим — жестким, быстрым, подобранным профи-полицейским. — Мистер Бойд, — спокойно и внятно произнес он, — вы официально предупреждены, что будете нужны следствию еще, как минимум, три дня.

— Ну, когда вопрос ставится так, — я развел руками, — отказывать не имею права.

— Отлично! — передо мной снова стоял прежний миляга-парень. — Всего доброго, мистер Бойд.

— Алоха нуи лоа.

— Ого! — Ли, взявшийся уже за дверную ручку, обернулся. — Осваиваете местные диалекты, мистер Бойд? И даже, похоже, нравы определенной части населения...

— По мере необходимости, — лейтенант уже начинал меня серьезно злить.

— Заметно, заметно... — он хмыкнул. — Вы вот что, мистер Бойд, постарайтесь все-таки без нужды не садиться на пушку. Да-да, в заднем кармане... Во-первых, неудобно — в задницу впивается. А во-вторых, может предохранитель соскочить, и получите по-дурному пулю в ляжку. Потом, если вы на отдыхе, зачем таскать с собой орудие производства? — И, не дожидаясь моего ответа, Ли вышел.

Я постоял у двери, слушая, как отдаляются в гулком коридоре его шаги. Потом налил себе еще виски. Не понравился мне этот лейтенант Харольд Ли. Больно прыток. От умного полицейского тебе, Дэнни Бойд, всегда лучше держаться подальше. Вдруг вынюхает, чего не надо!

Зачем он приходил? Оператор на станции действительно могла запомнить мой звонок — и тогда все просто. А если игра покруче? Тот же Рошель — зачем ему снова мучиться, что-то придумывать, когда гораздо проще науськать на Дэнни Бойда копов? Или так: тот, кто решил убрать тебя руками Рошеля, увидев, что у дяди Пита ничего не получается, стукнул в полицию. А когда такие, как Ли, берут след... Ты хорошо стер отпечатки пальцев в доме Бланш, Дэнни? Хорошо, хорошо... Не надо самого себя пугать. А что надо? А надо бы, конечно, раз такие дела, плюнуть на все и завтрашним рейсом — в Нью-Йорк. Но не выйдет. Лейтенант — сволочь, да не дурак... «Мистер Бойд, вы официально предупреждаетесь, что будете нужны следствию еще, как минимум, три дня». Зараза!..

Я залпом допил стакан. Все! Хватит! Проблем на свете много, а голова у Дэнни Бойда одна. Там видно будет. В конце концов, я на Гавайях, в земном раю. И, если лейтенант так хочет, готов еще несколько дней в этом раю поблаженствовать.

Я включил радио. «Песня островов» уже заканчивалась, следом зазвучал другой шлягер сезона — «Едем на хукилау». Что такое хукилау, я уже знал — вычитал в рекламном проспекте. Это такая большая рыбалка, местный праздник. На снимках немножко сетей и много-много коротких саронгов и длинных женских ног. То есть, видимо, рыба в этом деле не главное, ее потом, сколько надо, в магазине покупают, а ездят на хукилау для того, чтобы хорошенько на природе...

...Сети ставить — это мое здесь занятие!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть