Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Повесть о страннике российском
Странник поневоле

Побывать сегодня на каком-нибудь экзотическом острове, скажем, Сан-Томе или Пуэрто-Рико, не в диковинку. Наверняка найдутся читатели, летавшие в эти края отдохнуть на недельку-другую. Всего каких-нибудь полсуток, и вы уже вдыхаете раскаленный воздух Африки или Центральной Америки.

Да, сегодня, в XXI веке такие поездки носят как правило увеселительный характер и по карману большому количеству желающих.

В XVIII столетии европейцев, дерзнувших оказаться в столь экзотических краях и сумевших вернуться назад, можно было пересчитать по пальцам. Наши соотечественники не только не посещали этих мест, но и слыхом о них не слыхивали.

Вот почему почти забытое слово первопроходец вполне применимо к герою этой книги, открывшему для России неведомые до тех пор уголки света, – Василию Баранщикову. Недаром после возвращения на родину в далеком 1786 году его пожелала принять сама императрица Екатерина Вторая.

Тогда подобные странствия были сложней и опасней, чем сегодня полет на Луну. И подобно тому, как в наши дни не все верят, что людям удалось побывать на Луне, многие сомневаются и в правдивости рассказов Василия Баранщикова. Когда наш «странник поневоле» изложил свою историю на бумаге, и его сочинение вышло в свет, некоторые скептики не поверили, что авторство принадлежит именно ему. Поэтому нам с вами не стоит тратить время на поиск в академическом словаре русских писателей, где наряду с признанными классиками литературы расположены фамилии малоизвестных салонных авторов, не выпустивших за всю жизнь ни одной книги, имя того, чьи «Несчастные приключения…» имели заслуженный успех у современников и за десять с небольшим лет были переизданы четыре раза.

Но в одном нижегородскому мещанину уж точно повезло: он стал литературным героем. И это заслуга замечательного русского сочинителя Роберта Штильмарка. После ошеломительного успеха своего романа «Наследник из Калькутты» (1958), полностью основанного на вымысле, он обратился к историческим фактам и создал не менее захватывающую «Повесть о страннике российском» (1962). Биографическая история Василия Баранщикова в беллетристическом обрамлении блестящего мастера острых сюжетов сделалась ещё более интригующей.

Приключения Баранщикова действительно интересны, вызывают сочувствие к герою, восхищение его преданностью родине, гуманностью, возбуждают у читателя протест против атмосферы несправедливости, в которой жили простые люди XVIII века под разными географическими широтами. Казалось бы, герой повести Штильмарка сугубо положительный.

Но в отечественной литературе существует и другой взгляд на выходящую за рамки обыденности судьбу Баранщикова.

Выразителем иной точки зрения, в частности, стал выдающийся русский писатель Николай Лесков, величайший знаток народной жизни и народной речи. Он утверждал, что записки Баранщикова вполне укладываются в рамки известного жанра «удалецких скасок», то есть небылиц, которые сочиняли «бывалые» люди, чтобы привлечь внимание сильных мира сего и заработать на этом.

Приключения героя начались довольно обыденно. Нижегородский купец второй гильдии Василий Баранщиков отправился на кожевенную ярмарку в Ростов Великий. Заняв денег у друзей и знакомых и закупив на эти деньги кожу, он благополучно продал ее в Ростове. Однако, к несчастью, по дороге домой был ограблен ростовскими мошенниками. Потеря денег стала для него настоящей катастрофой. Желая хоть отчасти возместить свои убытки, он, продал в Ростове двух своих лошадей и отправился попытать счастья в Петербург.

Там он нанялся матросом на корабль, груженый мачтовым лесом и следующий из Кронштадта в Бордо и Гавр-де-Грас. Однако на этом корабле Баранщиков дошел только до Копенгагена, где он опять сделался жертвой злоумышленников.

На «гостеприимной» датской земле с ним случилась трагическое происшествие, увы, не редкое в портовых городах западной Европы: он попал в руки вербовщиков матросов.

Дело в том, что плохие условия жизни на кораблях того далекого времени отпугивали добровольцев, и набор команды осуществлялся принудительно. Подходящих с виду молодых людей подпаивали, заставляли подписывать контракты и насильно доставляли на корабли. Особенно свирепствовали вербовщики английского военно-морского флота, но от них не отставали и представители других стран.

Наш герой попал в руки датских вербовщиков. Василий зашел в трактир, где «от души» поужинал с новыми друзьями, а очнулся уже прикованным к борту в трюме датского корабля.

В течение всего плавания до острова Сан-Томе он прослужил матросом, а затем был переведен в солдаты датских колониальных войск. Штильмарк трогательно описывает, как солдат Мишель Николаев (так переименовали датские командиры Баранщикова) помог двум взбунтовавшимся матросам английского корабля избежать грозившего им рабства. За этот поступок, по версии автора «Повести…», датский губернатор Сан-Томе продал его своему коллеге с испанского острова Пуэрто-Рико. (Правда, по мнению Лескова, все обстояло несколько иначе: солдат из Баранщикова вышел неважный, и датчане сочли более выгодным исключить его из строя и обменять на двух негров.)

Далее следует подробный рассказ о жизни Мишеля Николаева на острове Пуэрто-Рико. Работая в доме испанского губернатора, что называется «кухонным мужиком», Баранщиков сумел заслужить благоволение хозяйки и был отпущен на свободу с испанским паспортом. По словам Василия, он смог достичь этого, расположив к себе хозяйку трогательным рассказом о покинутой, оставшейся без средств к существованию семье.

Нанимаясь на генуэзский корабль матросом, Баранщиков думал, что вскоре благополучно вернется на Родину, но злая судьба приготовила ему еще немало новых испытаний.

Судно, на котором плыл наш герой, без особых приключений пересекшее Атлантический океан, в Средиземном море было атаковано и захвачено турецкими пиратами. Еще раз роковой случай круто изменяет линию жизни «Странника»: Баранщикова насильственно обращают в ислам. Вновь Василию выпал жребий быть «домашним рабом», каким он в сущности был на Пуэрто-Рико.

Грек-судовладелец помог ему осуществить побег. Баранщиков не сумел добиться свидания с русским послом в Константинополе, и некоторое время добывал себе пропитание на разных сдельных работах. Вскоре он стал жертвой шантажа ренегата, бывшего арзамасского сапожника, и был вынужден вновь объявить себя мусульманином. Баранщиков поступил на службу в корпус янычар и женился на турчанке.

Наконец Василию удалось сбежать с янычарской службы. Дальнейшие его похождения в «Несчастных приключениях» освещены более лаконично и скупо. Зато у Штильмарка художественный вымысел придает последней части повести особенный интерес: романтические события в Агиос-Стефанос, приключения в пределах Украины и Молдавии.

И вот наконец Баранщиков на родине. Нижний Новгород встретил его неприветливо. За период многолетнего отсутствия накопились долги по налогам; кроме того, он должен был вернуть своим знакомым и соседям занятые у них деньги, с которыми он пять лет назад уехал на ростовскую ярмарку. Василию грозила каторга…

На дворе стоял XVIII век, век смелых авантюр и отчаянных приключений. Пользуясь этим и отчасти удовлетворяя спрос на литературу об основном противнике России того времени – османской Турции, Баранщиков опубликовал описание своих приключений. Его необычная судьба привлекла к нему внимание общества. В нем приняли участие многие высокопоставленные особы. Необходимость принести церковное покаяние познакомила его с видными представителями духовенства, в частности, с митрополитом Санкт-Петербургским Гавриилом (Петровым), к которому благоволила Екатерина Вторая. Владыка Гавриил и стал одним из главных покровителей Баранщикова. Книга принесла ожидаемую прибыль, которая дала возможность покрыть долги. Линия судьбы предприимчивого и неунывающего нижегородца постепенно выровнялась…

В изложении Штильмарка и без того увлекательное повествование расцвечено приключениями, заимствованными из сокровищниц мировой литературы.

О Василии Баранщикове можно сказать одно – он типичный авантюрист своего века, какими была полна тогдашняя европейская жизнь. Достаточно вспомнить таких персонажей, как Казанова, Калиостро, граф Сен-Жермен, о чьих похождениях мы до сих пор с увлечением читаем.

Познакомившись с яркой, талантливой повестью Роберта Александровича Штильмарка, читатель узнает много нового о прошлом и задумается над серьезными этическими проблемами, актуальными во все времена.

Поэтому мы обращаемся ко всем, кто хочет лучше знать историю и географию, наполнить сухие схемы учебников живым, предметным, содержанием и просто насладиться захватывающими приключениями: «Дорогие друзья! Открывайте эту замечательную книгу и путешествуйте по всему миру вместе с Василием Баранщиковым!»

Кандидат исторических наук

А. Н. Филиппов

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть