Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Путь к Семи Соснам
Глава 10

Поединок

Последние события беспокоили Пони Харпера. К этому времени уже должны были подоспеть новости. Однако редкие всадники, заезжавшие в город, говорили, что не заметили никаких передвижений ни на пастбищах «3 Джи», ни на землях «Наклонного Р».

Это было жутко и необъяснимо. Зная жестокость и стремительность пастбищных войн, Харпер едва справлялся с волнением, вызванным отсутствием известий, В окрестностях должны были происходить многочисленные перестрелки, но только один ковбой сообщил, что слышал стрельбу, но ничего не видел. Разведчик, посланный Харпером на «3 Джи», доложил: кругом кладбищенская тишина, пустые коррали и никаких признаков жизни.

Харпер надеялся, что эта война избавит его от соперников. Его теперь беспокоил не Ронсон, а двое других. С тех самых пор как Такера нашли убитым, без денег и бумаг в карманах, Пони потерял покой. Если у Такера было с собой что-нибудь компрометирующее, это могло находиться в руках его убийцы... а Харпер точно знал, кто он.

Наконец ему донесли: четверо ковбоев вернулись на «Наклонное Р», но без Хопалонга. Куда он отправился? Опять поехал в убежище бандитов? Или на шахту возле Стар-Сити? Что он может откопать там?

Харперу казалось, что его преследует злой рок. Он провел пальцем по воротнику рубашки и с горечью выругался. И надо же, ведь все шло так хорошо! Правда, Джекс ездил вместе с Горами, и в войне за пастбища Кларри могли убить. Такая возможность его радовала, однако была слишком невероятна, поскольку Кларри всегда каким-то непостижимым образом уходил от смерти. Ведь сумел же он ускользнуть, когда уничтожили банду Дакоты Джека. Кларри представляет опасность.

К Харперу подошел Джо Тэрнер и большим пальцем ткнул в сторону Харрингтона, который стоял неподалеку.

— Он вас спрашивает.

Харрингтон улыбнулся. Пони подошел к нему и промокнул лоб платком.

— Жарко, — сказал он.

— Ага, — весело отозвался Харрингтон, — и становится еще жарче. В Корн-Пэтч нашли Покера Харриса и Дэна Дьюсарка. Оба мертвы. Говорят, похоже на поединок.

— Я думал, они работали вместе.

— Может быть. Но теперь нельзя наверняка сказать, чью сторону примет человек.

— Кто-нибудь еще есть в Корн-Пэтч?

— Никого. Поселок бросили.

— Если Джон Гор погиб, — задумчиво произнес Харпер, — войне, скорее всего, конец, — затем подумал: Кэссиди поможет Локку найти убийцу брата. Эти двое добьются своего. Харпер нахмурился, сердито глядя на свое отражение в зеркале за баром: внезапно он почувствовал усталость и страх. Рушатся все его планы...

Еще одна причина для беспокойства — золото. Его перевезли в шахту рядом со Стар-Сити. Харпер по глупости разрешил Рохайду уехать вместе с Джексом, и теперь золото никто не охранял. Рохайд должен был присматривать за Джексом, но упустил его, ганфайтер ночью покинул лагерь. Раньше Харпер был убежден, что может контролировать Кларри Джекса. Теперь он понял, что все время заблуждался. Джекс всегда с уважением выслушивал Пони, а делал по-своему.

Харрис мертв. Король скотокрадов считался неуязвимым, своеобразным символом Корн-Пэтч. Даже Старый Бык Боб Ронсон не мог установить свою власть в этом медвежьем углу. И вот Харрис, который казался таким же вечным, как сами горы, погиб, исчез, как дым. Пони Харпер облизал пересохшие губы.

Ночами он почти не спал, это было заметно по его виду. Нервы натянулись до предела, он раздражался по любому поводу. Харпер подошел к двери, выглянул на улицу и повернул голову в сторону конюшни, где первым делом останавливались приезжие.

— Хоть бы что-нибудь узнать! — сердито буркнул он. — Эта неопределенность действует мне на нервы!

Харрингтон задумчиво посмотрел на него.

— Какова ваша ставка в этой войне? Вы не приняли сторону Горов, а кроме них, события затрагивают интересы скотокрадов. Ну и, наверное, грабители дилижансов, — добавил он осторожно.

— Хотите сказать, я как-то с ними связан?

— Вы? — невинно посмотрел на него Харрингтон. — Да никому и в голову такое не придет. — Он помолчал. — А вот Джекс... Это другое дело. У него всегда водятся деньги, но где он их берет, я так и не понял. — Он закурил сигару. — До встречи, Пони!

Харпер смотрел ему вслед, крепко стиснув зубы. Надо быть осторожнее.

Джо Тэрнер наблюдал за Харпером и в душе ликовал. Если Харпер исчезнет, это будет ему на руку. С тех пор, как в городе появился Кэссиди, Тэрнер был рад, что он маленький, незаметный человек. Так оно надежней. Лучше быть маленьким человеком, но живым.

Джон Гор в конце концов поймал коня, другого, где-то потерявшего седока и вернувшегося к единственному дому, который он знал. Забравшись в седло, Гор помчался к «3 Джи» и обнаружил там пустые коррали и тишину. Не было ни продовольствия, ни оружия с боеприпасами. Вне себя от беспокойства, он взобрался на вершину ближайшего холма и внимательно осмотрел окрестности в бинокль. Вначале он не увидел ничего, а когда присмотрелся — только темную тонкую линию на горизонте, которая, как ему показалось, медленно двигалась.

Даже напрягая зрение, Гор не видел что это, возможно, стадо, бредущее к водопою. На самом деле это были его люди — злые, запыленные, с потрескавшимися от зноя и жажды губами. Полдюжины ожесточенных, мстительных, доведенных до бешенства убийц. Сильнее всех бесился Трой. Злобный по характеру после удара Хопалонга он кидался на всех, как взбесившийся койот.

Джон Гор быстро принял решение. Прежде всего нужна лошадь. На ранчо не осталось ни одной, у ручья Уиллоу-Спрингс их тоже нет. Ближайший табун находился у Мандалей. Он не подозревал, что тех лошадей тоже разогнали.

Он вскочил на загнанного мустанга. Конь, несмотря на усталость, бодро пошел рысью, и тут Джон Гор внезапно подумал о «Наклонном Р».

«Наклонное Р» находилось ближе, чем Мандалей-Спрингс. Ковбоев там наверняка нет, зато должны быть лошади. Он решительно развернул мустанга на запад. Такое малозначительное решение определило его судьбу. Джон Гор ехал навстречу своей смерти.

Если бы Гор отправился к Мандалей-Спрингс, то остался бы жив. Без подменных лошадей он бы не выбрался оттуда. Ожидая, пока конь восстанавливает силы, Джон остался бы в стороне от драки. Он же повернул на ранчо, которое считал почти покинутым, но где, в действительности, находилась вся команда, кроме двоих. Кэссиди направлялся к убежищу бандитов, а Коротышка Монтана шел по его следам, желая оказаться поблизости, когда Хопалонгу понадобится помощь, ведь там, где появлялся Хопалонг, обязательно возникали проблемы.

Под палящими лучами солнца Хопалонг сначала ехал на восток, затем свернул на юг. Вдалеке неясно вырисовывались плоские холмы и вершины горной цепи Тринити. Из-под широких полей шляпы холодные голубые глаза внимательно осматривали раскинувшееся впереди пространство — вначале рядом, затем все дальше, ощупывая каждый кустик, каждый валун, примечая малейший намек на движение. По шее стекал пот. Белая пыль поднималась из-под копыт коня и тонким слоем опускалась на гладкую шкуру коня и одежду всадника.

Вспоминая прошлое посещение убежища бандитов, Хопалонг решил: Дак Бейл так и не догадался, что он попал в каньон по каменной осыпи, и вряд ли бандиты пользовались этим входом. Если дело обстояло именно так, можно еще раз попытаться незаметно проникнуть в убежище. Ковбой вытер пот с лица, пристально вгляделся в знойное марево. Иззубренные хребты, по которым только и можно было угадать вход в каньон, высились прямо перед ним. Хопалонг пытался отыскать заросли можжевельника, на пологом склоне, по которому он спускался в прошлый раз.

Жара стояла изнуряющая. Кэссиди посматривал на небо, это напоминало ему канзасскую жару — предшественницу сильнейших гроз. Над горами небо едва заметно посерело, однако это могло ему показаться. Во всяком случае, дождевик привязан к седлу. Он так и не надевал его со дня приезда.

В первый раз Хопалонг вспомнил о бумагах, которые вытащил из карманов Такера.

В бурном потоке событий, последовавших за смертью Джесса Локка, он забыл о них, совершенно забыл!

Хопалонг уверенно продвигался вперед и наконец заметил один из гранитных осколков, отмечавших сдвиг земной коры во время землетрясения. Направившись туда, он скоро увидел над собой заросли можжевельника и долго поднимался, петляя между огромными валунами. Когда Хопалонг достиг осыпи, он спрыгнул с коня, отвязал от седла дождевик и вынул из вместительных карманов бумажник, несколько писем и немного денег. Первое письмо было адресовано Симу Такеру, город Мобити, штат Техас.

"Прилагаю 100 долларов. По прибытии получите еще 400. Остальные полторы тысячи долларов, будут выплачены по окончании работы. О Кларри Джексе вы, должно быть, слышали. Как, где и когда зависит от вас, но чем раньше, тем лучше. X. "

Это X, могло означать Харпер. Очевидно, он нанял ганфайтера, чтобы убить Кларри Джекса. Если Харпер и Джекс связаны с ограблениями дилижансов, то Харпер либо не захотел делить добычу, либо счел, что Кларри Джекс слишком опасен. Это объясняло убийство Такера.

Ганфайтера вызвали на поединок и убили, продемонстрировав бесполезность всяческих попыток покончить с Джексом. Это также означало: Джекс знал, кто нанял Такера.

Почему же в таком случае он ничего не предпринял против Харпера? Причина могла быть только одна. Джекс использовал Харпера в своих целях. Следующее письмо проясняло ситуацию.

«Ответ на запрос относительно Кларри Джекса. Фамилия и имя властям незнакомы, но описания сходятся с описанием Васко Грэхэма из Болд-Ноб. Если это один и тот же человек, то его разыскивают в связи с убийством 15-летней давности. Кажется, он участвовал в пастбищной войне в штате Техас, а позже был связан со скотокрадами в районе Пэнхендл. Известен как безжалостный убийца, хорошо владеет револьверами. Разыскивается также за ограбление в Колорадо».

К письму прилагался циркуляр" со списком вознаграждений за поимку или убийство Васко Грэхэма и бумага, удостоверяющая назначение Такера помощником шерифа. Сим Такер явно постарался, чтобы предстоящее убийство выглядело законным.

Еще одно письмо было от жены Такера, с которой он давно не жил, и в это письмо Хопалонг вложил деньги, их он отошлет вдове, как только окажется поблизости от почты.

Васко Грэхэм — преступник, застреливший своего напарника и главаря банды Дакоту Джека и завладевший его лошадью, чтобы скрыться. Это было такое же хладнокровное убийство, как и в случае с Джессом Локком. Теперь ясно, откуда Кларри Джекс так хорошо знал местность!

Стреножив Топпера в можжевельнике, Хопалонг подошел к осыпи и огляделся. Людей не увидел, но из хижины поднималась тонкая струйка дыма. Спуск по осыпи был сложен и опасен, из-за шума осыпающихся камней. Если держаться ближе к скале, то может удастся проникнуть в каньон незаметно. В последний раз проверив оружие, Хопалонг подтянул ремень и начал спускаться.

В шести милях позади Коротышка Монтана искал след Хопалонга. Если бы не пустынные смерчи, периодически заметавшие отпечатки копыт, у него не было бы проблем, потому что Кэссиди не пытался скрыть свои следы. Монтана двигался вперед, стараясь угадать цель путешествия Хопалонга.

Коротышка вытер обветренное, загорелое лицо и обругал жару. Он мечтал о дожде, многое отдал бы за полчаса дождя. Коротышка свернул влажными пальцами самокрутку, прикурил, глубоко затянулся и посмотрел на беспорядочное нагромождение скал. Наверху лениво и спокойно выписывал широкие круги стервятник. Птица не спешила, прекрасно зная, что в конце концов обязательно найдет себе пропитание.

Коротышка похлопал лошадь и двинулся дальше, надеясь найти хоть какое-нибудь укрытие от безжалостного солнца. Над Семью Соснами собирались облака. Мечта Монтаны, возможно, исполнится — хлынет дождь.

Каменный дом в каньоне когда-то построили индейцы, он был удобным и прохладным, защищенным от прямых лучей солнца. На столе стояла открытая бутылка, перед ней сидел Кларри Джекс. Его влажные каштановые волосы прилипли ко лбу, он улыбался Ларами.

— Ты говорил с Даком? — спросил Ларами.

— Только не я. Дак хороший парень, но дай ему только начать, и он заговорит тебя до смерти.

— Ты думаешь, что Ред Ривер Риган — это Кэссиди?

— Конечно, но не представляю, как он нашел это место. Я сам всякий раз нахожу этот каньон с трудом.

— Думаешь, он вернется?

— Наверняка. А когда вернется, мы его здесь похороним. Дак наблюдает за входом и пропустит его в каньон. — Джекс оценивающе смерил Ларами взглядом. — Пора раскрыть карты. Харпер нанял Такера, чтобы убить меня, а еще он хотел нанять Джесса Локка.

— Джесс не стал бы убивать за деньги.

— Пони пытался его нанять. Я видел, как они разговаривали, а позже прощупал Локка. Тот так и не дал определенного ответа, однако спросил, ладим ли мы с Харпером.

— И это все?

— Конечно, все. Харпер мечтает заграбастать все золото. До последней унции.

Ларами пожал плечами.

— Я никогда ему не доверял.

— Ну, скоро мы покончим с Кэссиди. Потом разберемся с Харпером. Если бы не эта заварушка, Харпер мог бы навести нас еще на что-нибудь стоящее. Мы отсюда смоемся, получим за золото наличными и заживем красиво.

— Интересно, что случилось с Джоном Гором?

— Не знаю. Его лошадь нашли в Корн-Пэтч мертвой. Харрис и Дьюсарк погибли в поединке. — Джекс пожал плечами. — Не думал, что у Дьюсарка хватит на это пороха.

— Да. — Ларами уселся поудобнее и с тоской посмотрел на пустой стол и бутылку. Неужели это и есть жизнь? Удирать, прятаться, стрелять в людей из засады. — Невольно призадумаешься, — неожиданно произнес он. — Покер Харрис был крепким мужиком. Я бы сказал, он держал в страхе всю округу, и вдруг — бац! И его нет! Если уж его смогли так легко убить, то других и подавно.

Они сидели молча, вдалеке прогремел гром. Оба встрепенулись.

— Дождь! Вот замечательно. Станет хоть немного прохладней.

— Хорошо, что тебе известно это место, — сказал Ларами. — Его можно искать целый год и не найти.

— Его обнаружил Дакота Джек. Удирал от погони и поехал вверх по этому ущелью. Там, где сейчас каменные ворота, проход был значительно уже. Он нырнул сюда, и погоня потеряла след. Дакота нашел ручей и с неделю отсиживался, питаясь кроликами и опунцией. Здесь еще рос дикий маис. На следующий год мы иногда заезжали в этот каньон, но после того, как нашу команду перестреляли, о нем знаю только я. Я натаскал продуктов и скрывался тут, когда работал в одиночку.

— Интересно, откуда взялся этот каньон? Ведь не речка же его проточила, эти зазубренные хребты похожи на сломанные кости.

— Человек в Эль-Пасо сказал мне, что это разлом земной коры, который может тянуться на многие мили.

— А что происходит во время землетрясения?

— Края разлома трутся друг о друга. Я никогда не был здесь во время землетрясения, да и никто, пожалуй, не был, но после него на дне каньона остаются трещины, а однажды рухнула целая скала.

Они некоторое время молча курили, потом Кларри поворошил угли в очаге, подбросил хвороста и поставил на огонь кофе.

— Как поступим с Кэссиди? Говоришь, пропустим его сюда? — спросил Ларами.

— Конечно. Мы встретим его, а Бейл встанет сзади. Хопалонг окажется на открытом месте между двух огней, у него не будет ни единого шанса.

Пока Дак Бейл наблюдал за входом, Хопалонг уже спустился в каньон. День близился к вечеру, на небе все больше и больше громоздились облака. Хопалонг со дна каньона не видел их, к тому же, ему было не до облаков. Он был одержим единственным желанием: оказаться на расстоянии выстрела от человека или людей, убивших Джесса Локка. Какие еще преступления они совершили, его в данный момент не интересовало. Застрелить тяжело раненного, беспомощного человека могли только отъявленные убийцы. Этим они поставили себя вне закона, вне человеческих отношений.

Прижавшись к стене каньона, скрытый скальным выступом, Хопалонг думал, что ему делать дальше. Теперь дымок поднимался и из амфитеатра скал, где стоял перестроенный индейский каменный дом.

Хопалонг стал осторожно продвигаться к дому. Люди, находившиеся внутри, были достойными соперниками. Каждый из них мог оказаться равным Хопалонгу: вдвоем они значительно превосходили его. Рисковать нельзя. Одной ошибки будет достаточно... она окажется смертельной.

Снова пророкотал гром, на сей раз ближе, и Хопалонг помедлил, прикидывая, как лучше поступить. Затем стал пробираться дальше.

В полумиле от него, на вершине в устье каньона, Дак Бейл смотрел в сторону Семи Сосен. Там царила непроглядная темнота, пронзаемая вспышками молний. Грозовой фронт стремительно наступал, и Даку Бейлу это совсем не нравилось: если он останется здесь, то вымокнет до нитки, да еще молния может попасть в него.

Дак повернулся, посмотрел вниз и вздрогнул. Кто-то крался вдоль задней стены ущелья!

Бейл мгновенно сообразил: Кэссиди проник в каньон!

Дак тут же начал спускаться вниз, задержись он на посту на минуту дольше, то увидел бы одинокого всадника, свернувшего в устье каньона. Это был Коротышка Монтана, который потеряв след Кэссиди, пытался отыскать его в беспорядочном лабиринте скал и заметил Бейла.

Бейл спрыгнул со скалы и бегом бросился в хижину к Ларами. Вот теперь Кэссиди у них в руках! Он в ловушке!

Но как он сюда попал? Существовал еще один вход — по каменной осыпи, — но Бейл обследовал ее и решил, что по ней невозможно спуститься незаметно: шум осыпающихся камней послужил бы сигналом. Он поспешно распахнул дверь. Ларами лежал на койке и читал журнал.

— Кэссиди здесь! — выпалил Бейл. — Как сюда попал, я не знаю, но он здесь! Я его видел!

Ларами встал и застегнул оружейный пояс. Во рту у него пересохло, сердце колотилось. Он понимал, что ему предстоит, и, несмотря на перевес в силах, чувствовал себя неуверенно.

Хопалонг добрался до края амфитеатра и сейчас находился рядом с корралем. Пятнистая лошадь, которую он видел перед ограблением, до сих пор стояла в загоне, вместе с ней было еще шесть лошадей и ни одной оседланной. Или Кларри Джекс не собирался возвращаться в Покер-Гэп, или оставил коня за пределами амфитеатра.

Каменный двухэтажный дом имел прямоугольную форму. Верхний этаж так до конца и не перестроили. Задняя стена дома почти соприкасалась со стеной утеса. Коррали находились чуть дальше.

Картину дополняли растущие тут и там сосны и пихты, некоторые подобрались совсем близко к дому. Утес — результат разлома земной коры, был из пористого песчаника. Нижняя часть стены утеса выветрилась, а верхняя нависала над домом, образуя как бы вторую крышу. Осторожно проскользнув мимо корраля, Хопалонг преодолел нагромождение камней и валунов и добрался до утеса.

Хопалонгу показалось, что легче всего проникнуть в дом через частично разрушенный второй этаж, здесь таилась опасность: людей внизу мог насторожить шум его шагов. Но если перекрытие между этажами каменное, вероятно, удастся пробраться незаметно.

Небо над каньоном закрыли облака, и в доме зажгли лампу. Хопалонг был готов двинуться вперед, но заметил, что лошади вдруг насторожились. Животные смотрели в сторону входа в каньон. Хопалонг притаился, положив правую руку на револьвер.

Мелькнула тень, кто-то проскользнул через нагромождение скал из внешнего каньона. Этот человек вел себя очень осторожно. У Хопалонга здесь не было союзников. Может, Бен Локк нашел вход в убежище, но это маловероятно. Значит, это враг, который знает, что Кэссиди в каньоне.

Дак Бейл с револьвером в руке крался вдоль стены утеса, следуя точно за Хопалонгом.

Притаившись у корраля, Хопалонг оценил ситуацию. У него был шанс выстрелами проложить себе дорогу и уйти, но он не привык уклоняться от намеченной цели. В то же время не хотелось самому схватить пулю. Кэссиди много раз участвовал в вооруженных схватках и по опыту хорошо знал, что лучший выход — это идти вперед. Он так и решил: сначала рассчитаться с убийцей Джесса Локка, который находился в доме, потом действовать по обстоятельствам.

Хопалонг одним прыжком достиг угла дома. Зазор между стеной дома и стеной утеса был узким. Помедлив секунду, Кэссиди собрался с силами, подпрыгнул и уцепился за край крыши. Подтянувшись и опираясь на подбородок, он вначале перекинул через парапет руку, затем ногу. Через минуту он вытянувшись лежал на крыше.

Ларами его не заметил. Бейл тоже. Неожиданно Ларами услышал хруст камней под сапогами, быстро повернулся с револьвером наготове. Ларами вовремя узнал в наступающих сумерках Бейла.

— Ну, и куда он делся?

— Будь я проклят, если знаю! Я же видел его здесь, честно! Куда он мог подеваться!?

Хопалонг уже сделал два быстрых шага и проник на второй этаж. Здесь он остановился и прислушался. Снаружи шептались двое.

В комнате не было окон, поэтому Хопалонг ощупью двинулся вдоль стены, пока не наткнулся на кучу мусора — явно остатки обвалившейся крыши. Осторожно обойдя мусор, он услышал негромкие голоса, а затем увидел внизу отблески света. Хопалонг подошел ближе и обнаружил в полу люк, но лестницы на первый этаж не было. Рядом с люком в перекрытии между этажами зияла щель, через нее наверх пробивался свет лампы и доносились голоса.

Голос Кларри Джекса:

— Но не здесь же?

— Дак, похоже, нервничал... ему показалось.

— Ну, Кэссиди знает об убежище и в конце концов появится, будет искать меня.

— Думаешь, Джесс Локк ему что-то перед смертью рассказал? — спросил Ларами.

— Сомневаюсь. С того места, где я спрятался, они были видны, как на ладони. Локк что-то говорил, это точно. Я слышал его голос. После того, как Хопалонг разжег костер, мне стало видно еще лучше, а когда рассвело и Хопалонг уехал, я понял: надо действовать быстро.

— Может быть, Локк никого не узнал?

— Нет. Он хорошо разглядел меня при свете молнии. Не важно, что я был в маске, он меня узнал.

— Тебе повезло, что ты наткнулся на Харпера.

— Это точно. Когда я их увидел, то поскакал мимо холма, так, чтобы потом нагнать сзади. Они следовали за Харрингтоном, и я сказал, что скакал галопом от самого города, поэтому лошадь так и устала. Харпер знал, в чем дело, но Док так ничего и не заподозрил.

Хопалонг спустил ноги в люк, повис во весь рост на руках и спрыгнул.

— Что это? — резко спросил Кларри.

— О чем ты?

— По-моему, я что-то слышал.

Ларами встал.

— Здесь есть вход, кроме двери?

— Кажется, нет. В комнате на втором этаже есть дыра в стене. Если забраться на крышу...

Вдруг мужчины резко развернулись. В темном дверном проеме, ведущем в заднюю комнату, стоял Кэссиди — локти согнуты, сильные руки на рукоятках револьверов, которые оборвали жизнь многих бандитов и ганфайтеров.

Джекс смотрел на грубое, обветренное лицо, в горящие гневом глаза и что-то в нем перевернулось. Случилось то, чему он не мог поверить. Смелость, казалось, оставила его. Вместе со страхом пришла холодная, вызывающая озноб мысль.

У него не было выбора!

Этот человек охотится за ним. Несмотря на все хитроумные уловки, он появился внезапно. Джекс тихо воскликнул и схватился за револьвер.

Мелькнули напряженные пальцы Хопалонга, и их неуловимое движение завершилось кинжальным пламенем выстрелов. Кларри Джекс, выхватывая револьвер, почувствовал удар у виска. Что-то еще толкнуло его в бок, повалив на пол. Он тяжело рухнул, а пуля из его револьвера ушла в потолок.

Револьвер, казалось, сам прыгнул в руку Ларами, его выстрел оставил глубокую отметину на дверном проеме рядом с Хопалонгом. И снова вспыхнули огнем револьверы Кэссиди.

Вдруг пол под ногами закачался, стена треснула, начал обваливаться потолок. Снаружи раздался дикий вопль ужаса, и Хопалонг моментально выскочил из дома, и в свете причудливого зигзага молнии заметил, как качнулись зазубренные вершины стен каньона. Страшный скрежет камня о камень едва не оглушил его. Хопалонг, не разбирая дороги, кинулся к выходу из ущелья. В следующую секунду сквозь грохочущую и рушившуюся тьму прорвался всадник с револьвером в руке, осадив коня прямо перед Хопалонгом. Сверкнула молния, и он узнал Локка.

— Бен! — крикнул он. — Я Кэссиди! Беги отсюда! Началось землетрясение!

Локк заставил коня подойти ближе и завопил:

— Прыгай! Прыгай позади меня!

Из обваливающегося дома выскочил Ларами и, увидев, что Кэссиди вспрыгнул на лошадь сзади Локка, остановился и вскинул револьвер. Длинное дуло шестизарядника Бена плюнуло огнем, два выстрела слились в один. Ларами шагнул назад и боком повалился на камни.

Хопалонг почувствовал, как напряглись мощные мышцы мустанга, и рванул к выходу из ущелья. Перед ними возник силуэт всадника.

— Хопалонг! — это кричал Коротышка Монтана.

— Скачи! — заорал Кэссиди. — Скачи, сукин ты сын!

Ливень хлестал сплошным потоком, но землетрясение не кончилось. Земля задрожала снова, позади в ущелье посыпались камни. Они уже вырвались из каньона, но еще долго их преследовал грохот. Блеснула молния меж далеких вершин, пророкотал гром, и Хопалонг, посмотрев назад, не увидел ничего. Горизонт был пуст!

— Поверни назад, — попросил он. — Мой конь привязан в можжевельнике наверху.

— Ты достал Джекса? — неожиданно спросил Локк.

— Кажется, да. Помешало землетрясение. Я в него попал, он свалился как раз в тот момент, когда начал палить Ларами.

— Этого я достал... точно в десятку.

— Твоего брата убил Джекс.

— Я так и понял. Он или Пони Харпер.

— Харпер как-то замешан в деле... Джекс говорил об этом, когда я прятался наверху в доме.

— Наверно, — предположил Бен Локк, — он наводил банду на дилижансы с золотом, точно не знаю.

Хопалонг нашел Топпера, тот тащил за собой на веревке ветку дикой яблони, к которой был привязан. Кэссиди забрался в седло, и они повернули к ранчо.

— Если бы не ты, — вдруг сказал Локк, — я бы ни за что не нашел это место. Ехал за Джексом, от Покер-Гэп, потом наткнулся на твои следы, потерял их, но держался в том направлении и скоро опять вышел на след Джекса.

На засыпанном обломками полу разрушенного дома застонал окровавленный человек. Затем зашевелился. От рухнувшего потолка его спасло только то, что он успел закатиться под стол. Он сел оглушенный и полуослепший, глядя невидящими глазами на развалины вокруг. Над ухом зияла глубокая, кровавая рана, по лицу струилась кровь.

Молния осветила безжизненное тело Ларами у дверного проема, и раненый зашептал проклятья, когда он вспомнил напружинившегося, одетого во все черное человека с револьверами, изрыгавшими смерть... человека, которого он убьет.

Содрогаясь от рыданий и боли, Джекс попытался доползти до двери, когда к нему через руины ощупью пробрался Дак Бейл.

— Спокойно, — сказал Бейл. — Мы, парни с Болд-Ноб, всегда держимся вместе. Я тебя вытащу отсюда.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть