Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Путь к Семи Соснам
Глава 4

Коротышка нарывается на неприятности

Хопалонг спрыгнул с лошади, ослабил подпругу и осмотрел улицу. Салун «Невада» сиял огнями. Время ужина у Кейти прошло, и в салунах кипела жизнь. Прохладный ветер с гор прогнал с улицы бездельников, и Кэссиди заметил лишь одинокую фигуру, прислонившуюся к опоре навеса у закрытой седельной мастерской. Человек был в шахтерских ботинках и потрепанной шляпе.

Хопалонг отряхнул пыль с одежды и вспомнил обвинения Ленни Ронсон. С того утра, как он приехал на ранчо, девушка изменилась. Не потому ли, что Хопалонг стал правой рукой ее брата? Или Кларри Джекс настроил Ленни против него при встрече в каньоне Махуба?

Последнее предположение казалось более вероятным. Ведь девушка знала все городские сплетни и откровенно выложила их.

Хопалонг горько поморщился. Неужели действительно ходят такие слухи? Надо бы разузнать у Кейти.

Говорят, его ищет Бен Локк. Неужели Локк и вправду грозился убить его? Или это выдумки Ленни? А может, Джекс предупреждает его через Ленни? Бен Локк был родом из мест, где до сих пор действуют законы кровной мести. Возможно, он вначале будет стрелять, а потом задавать вопросы! Хопалонг перешел улицу и, толкнув дверь, вошел в ресторан Кейти.

Посетителей не было. Девушка, увидев его, улыбнулась ему.

— Кейти, Бен Локк в городе? — быстро спросил Кэссиди.

Лицо девушки тут же стало серьезным.

— Да, мистер Кэссиди, и он хочет увидеться с вами.

— Как выглядит этот хомбре?

Кейти Риган ответила не сразу.

— Он такой... Ему около тридцати, красивый, но красота какая-то грубая, и он почти не улыбается. Джесс боготворил брата и много рассказывал о нем. Прежде они жили в Миссури. Их отец и дядя погибли в клановой междоусобице, но Бен отомстил всем врагам. Братья вместе приехали на Запад. Бен много работает и, по-моему, очень честный. И любил Джесса.

Хопалонг задумчиво покачал головой.

— Дайте мне еще кофе, — попросил он, затем добавил: — и пирог.

Вдруг отворилась дверь, и вошли Пони Харпер и Кларри Джекс. Оба улыбнулись и кивнули.

— Здорово, Хопалонг, — поприветствовал Харпер. — Весь город знает, что ты здесь! Похоже, это самая интересная новость за последние несколько месяцев.

— Интереснее, чем ограбления? — сухо спросил Кэссиди.

Харпер пожал плечами.

— К ограблениям уже привыкли. — Он с любопытством посмотрел на Хопалонга. — Между прочим, в городе сегодня были выборы, и теперь я — мэр. Поговаривают о том, что надо бы назначить шерифа. Мне сдается, ты самая подходящая кандидатура. Что скажешь?

— У меня уже есть работа. — Хопалонг, улыбаясь, покачал головой. — Все равно спасибо.

— Но на этой будут платить в два раза больше! — воскликнул Харпер. — Мы предлагаем сто пятьдесят в месяц плюс шериф с мировым судьей делят штрафы. — Он подмигнул. — Получится приличная сумма, особенно для такого крутого городка, как наш.

— У меня есть работа, — повторил Хопалонг. — К тому же я ковбой, а не страж порядка.

— Жаль. — Казалось, Харпера задел отказ. — Мы могли бы с тобой поладить.

Хопалонг попробовал кофе и улыбнулся Кейти.

— Мэм, — сказал он, — я искренне надеюсь, что какой-нибудь ковбой не уведет вас под венец, пока я здесь! Это самый вкусный кофе, который мне довелось попробовать с тех пор, как я уехал из Техаса.

Снова открылась дверь, и в комнату вошел еще один посетитель — небольшого роста, широкогрудный, с голубыми глазами, крепким подбородком и сломанным носом. Несмотря на спиртное, которое он принял судя по всему в изрядном количестве, взгляд его оставался ясным. У него были крепкие руки, на бедрах — две кобуры с револьверами.

— Коротышка, — голос Кейти звучал строго, — ты опять напился!

Мужчина широко и нахально усмехнулся.

— Нет... пока! Я хожу так же как обычно, и разговариваю нормально. Но только чую что-то странное, что-то о-о-чень смешное! — Коротышка Монтана уставился на Харпера и Джекса. — Точно! Я чую подлого хорька! — он с показным изумлением оглянулся. — А где другой подлый хорек?

Лицо Пони Харпера окаменело, губы сжались. В глазах Кларри Джекса заплясали злые огоньки. Кэссиди догадался, почему Джекс колеблется. Монтану в городе любили, и его убийство могло привести к самым неожиданным последствиям. Харперу и вовсе не хотелось связываться с Коротышкой. Сцена была любопытная и поучительная. Хопалонг с интересом наблюдал, попивая кофе. Монтана не боялся эту парочку. Он не раздумывая задирал их, явно нарываясь на драку. А этого его противники как раз и не хотели.

Коротышка положил большие руки на стол.

— Я спросил, где другой подлый хорек?

— Коротышка! — резко сказала Кейти. — Пей кофе, пока он не остыл.

Пьяный Монтана секунду помедлил, не отрывая взгляда от не понравившейся ему парочки, затем плюхнулся в кресло.

— Женщины! Женщины! — бормотал он, качая головой. — Не могут оставить человека в покое! Дошло до того, что нельзя затеять честную, приличную драку! Обязательно вмешается женщина. Нельзя даже поговорить с парой подлых хорьков!

Мягко хлопнула дверь — Харпер и Джекс тихо вышли. Хопалонг услышал, как эти двое переговариваются снаружи, ему показалось, что в голосах звучала досада. Он усмехнулся и в то же время пожалел, что не слышал их разговора. Это обсуждение могло оказаться интересным. Вряд ли Харпер хотел назначить его городским шерифом. На самом деле Харперу или кому-то еще понадобилось убрать его с «Наклонного Р». Но кому? И зачем?

Кэссиди принялся за пирог и, подняв глаза, увидел, что Монтана смотрит на него. Хопалонг покончил с пирогом, вновь наполнил чашку, приветливо и дружелюбно взглянул на Коротышку.

Тот пристально смотрел на Кэссиди.

Хопалонг спокойно сказал:

— Ронсон нанял меня segundo. Чтобы улаживать неприятности.

— Ему и нужен такой, — сухо отозвался Коротышка, и весь его хмель удивительным образом улетучился.

— Точно, — согласился Кэссиди. — Похоже, братья Горы захватили у Ронсонов много земли.

— Братья Горы, — вставил Коротышка, — для этого достаточно сильны.

— Сегодня я встретил одного из них, — продолжал Хопалонг, — Уинди. Поговорили. Как зовут лысого ковбоя, который у него работает?

— Хэнк Баучер.

— Он искал приключений и нашел их, — как бы между прочим сообщил Кэссиди. — Я посоветовал ему сменить климат на более благоприятный.

Коротышка Монтана недоверчиво посмотрел на Хопалонга.

— Баучер — тертый калач, насквозь просоленный мужик.

— Теперь он стал пресным, — заметил Хопалонг. — А Уинди заимел на меня зуб. Я клоню к тому, что мне будут нужны люди. Несколько человек, умеющих драться. Говорят, ты любишь хорошую потасовку и, по-моему, подойдешь для этой работы. Ну так как?

Монтана некоторое время в нерешительности молчал, потом медленно покачал головой.

— Я как-то поцапался со стариком Ронсоном, который раньше верховодил в наших краях, и поклялся, что никогда не буду работать на его ранчо.

— Всегда можно передумать, — сказал Хопалонг. — Молодой Боб Ронсон понимает, что он не боец, однако тоже не против драки. Мне он нравится. А дракой буду заправлять я, и ты бы мне пригодился.

Монтана молча пил кофе. Наконец он спросил:

— Джо Хартли все еще работает? И Дэн Дьюсарк?

— Да.

— Тогда на меня не рассчитывай.

— Они тебе не нравятся?

Коротышка поднялся.

— Про Хартли я ничего не знаю. Но иногда удивляюсь, почему Дьюсарк по субботам не приезжает в город, как все нормальные люди. И спрашиваю себя, а куда же он тогда ездит?

Хопалонг с любопытством изучал Монтану. Этот человек ему нужен, в переделке он будет стоить десятерых. В этом Хопалонг убедился сам.

— Ну и куда?

— Да просто ездит. Далеко. А теперь ты спросишь, зачем? Вот когда узнаешь куда и зачем, тогда поймешь, почему он со многими не ладит.

Коротышка Монтана вышел и прикрыл за собой дверь. Хопалонг задумался и закурил, а затем сказал:

— Хороший парень. Мне бы хотелось его заполучить.

— Получите, — голос Кейти звучал уверенно. — Предоставьте это мне... и самому Коротышке. Он не сможет остаться в стороне от драки, и я знаю, что именно в эту ему ужасно хочется ввязаться. К тому же, — она оценивающе поглядела на Хопалонга, — вы ему понравились.

— Я? — удивленно оглянулся Хопалонг.

— Вы. Я хорошо знаю Коротышку. Он во что бы то ни стало постарается разузнать, что произошло между вами и Уинди Гором, и если услышанное ему придется по душе, он завтра же явится в «Наклонное Р» наниматься на работу. Когда он придет — а я ставлю яблочный пирог против доллара, что так и будет, — примите все как должное и не задавайте лишних вопросов.

Хопалонг вышел на улицу и внимательно осмотрелся. Человек, стоявший у седельной мастерской, теперь стоял напротив и чуть дальше, привалившись спиной к стене дома.

Хопалонг помедлил, потом повернулся и неторопливо зашагал. Он не оглядывался, однако точно знал, что незнакомец идет за ним. Если бы преследователь хотел выстрелить, он бы сделал это сразу. Видимо парень желает поговорить, или будет стрелять, когда Хопалонг покинет улицу, чтобы незаметно смыться после убийства.

Учитывая это, Хопалонг спрятался в тень и продолжал размышлять. Кому выгодна его смерть? Возможны три варианта: один из людей Гора, один из грабителей, опасавшийся, что Хопалонг может знать лишнее, или один из скотокрадов, которому нужно вывести Кэссиди из игры. Любая из трех догадок могла оказаться правильной, однако Хопалонгу не нужны были догадки. Он хотел знать наверняка.

На углу улицы Хопалонг замедлил шаг и глубоко вдохнул вечерний воздух, чувствуя себя легко и раскованно. На него накатывала знакомая волна бесшабашности, с которой он безуспешно пытался бороться. Он терпеть не мог, когда на него давили, и умом понимал, что в некоторых ситуациях лучше отступить, не рисковать, но ничего не мог с собой поделать. Кэссиди предпочитал сразу брать быка за рога, сейчас самое время.

Обстановка в окрестностях Семи Сосен была очень напряженная, он это знал. Любой пустяк мог вызвать взрыв. Но скорее всего большинство скотокрадов будут выжидать, когда Горы начнут войну с командой «Наклонного Р».

Хопалонг еще раз оглянулся и пошел дальше. Сойдя с дощатого тротуара, он быстро свернул в темный переулок, пробежал несколько шагов, остановился и прислушался. Сзади донесся стук шагов по деревянному тротуару, потом все стихло. Кэссиди представил, как его преследователь топчется на месте, не зная, что предпримет Хопалонг.

В переулке послышались шаги, значит, незнакомец направляется к нему. Хопалонг сообразил, что кто бы это ни был, он не прячется, идет открыто. Когда человек подошел почти вплотную, Кэссиди заговорил:

— Ну ладно, приятель, что-нибудь потерял или, наоборот, ищешь?

— Кэссиди?

— Точно. — Хопалонг неслышно сделал шаг влево, приготовившись в любую секунду выхватить револьверы.

— Необходимо поговорить. Мирно, но нельзя, чтобы нас видели вместе.

— Иди вперед.

Человек двинулся дальше по переулку, и Кэссиди пошел следом, держась поближе к стенам домов. Вскоре они оказались на окраине города. Человек повернулся лицом к Хопалонгу, развел руки, показывая, что не собирается стрелять.

— Хочу поговорить, — повторил он. — Я не свожу счеты ни с кем из команды ранчо «Тире 20».

Хопалонг подумал, что человек либо знает это клеймо по давним делам, либо слышал о нем раньше.

— Я пришел предупредить, — продолжал незнакомец. — Тебе готовят западню, так что будь осторожен.

— С какой стати ты меня предупреждаешь? Кто ты?

— Карп... из Батта.

— Карп? — имя показалось знакомым, но Кэссиди не мог вспомнить этого человека.

— Ты с ковбоями из «Тире 20» очистил окрестности Батта от скотокрадов после того, как Невада со своими людьми подстрелил Джонни Нельсона, помнишь? Ну так я был одним из этих людей.

— Припоминаю. Ты один из тех, кто стал на сторону Текса Эвалта, когда его прижали к стенке, и он пообещал, что вас простят.

— Точно. Больше того, он свое обещание выполнил, а ты замолвил словечко на суде, поэтому на меня не накинули петлю. Выходит, я твой должник. Понимаешь, несколько дней назад я был в Корн-Пэтч и услышал один разговор: тебе вроде бы готовят засаду, чтобы убить. Я могу быть кем угодно, но не подлым убийцей, который стреляет в спину. И не буду стоять и смотреть, как стая койотов убивает порядочного парня, не дав ему шанса защищаться.

— Спасибо, Карп. Ты честно поступил, и я этого не забуду.

Кэссиди хотелось расспросить об ограблении дилижанса и о скотокрадах, однако он понимал, что это бесполезно. Карп предупредил его только потому, что Кэссиди в прошлом спас его от петли, а еще потому, что Карп человек мужественный и никогда не пойдет на хладнокровное убийство. Но предавать друзей, выдавая их планы, он не будет. Когда Карп решит, что пришло время заговорить, тогда и скажет.

— Как они хотят подготовить убийство? Ты знаешь?

— Не полностью. Знаю только, что тебе передадут, мол, один из твоих парней ранен, а сами будут ждать в засаде около каньона Роузбад. Их человек семь-восемь, они собираются нашпиговать тебя свинцом, потому что ты мешаешь скотокрадам.

— Спасибо, Карп. — Хопалонг в нерешительности замолчал. — А как ты?

Карп сухо рассмеялся.

— Я? Я отсюда сматываюсь. Не буду скрывать, я тоже время от времени зарабатывал продажей чужих коров, но когда услыхал о твоем появлении в этих краях, то понял: игра закончилась. На рассвете подамся в Монтану.

Кэссиди хотел выйти на улицу, когда по ней проскакала плотная группа всадников. Он снова растворился в темноте переулка и прижавшись спиной к стене наблюдал за верховыми. Их было пятеро, двое ему знакомы: Хэнк Баучер и Уинди Гор.

На противоположной стороне улицы мелькнула чья-то тень. Хопалонг долго и напряженно всматривался, прежде чем разглядел Монтану. Коротышка последовал за ковбоями Горов в салун «Высокая проба». Хопалонг секунду колебался, потом перешел улицу и направился к задней двери салуна.

«Высокая проба» не только салун. Это и главная гостиница города.

В двухэтажном каркасном доме размещался бар с несколькими игорными столами, а в глубине бара лестница вела на узкий балкон, по всей длине которого располагались зашторенные кабинки. По балкону можно было пройти к маленьким комнатушкам, числом около тридцати, в каждой из которых стояла деревянная кровать.

Вход на первый этаж, и лестница на второй были и со двора дома.

Кэссиди поднялся по черной лестнице и на цыпочках прошел по коридору к балкону. Ему удалось, не привлекая внимания, прокрасться в первую кабину. Там он чуть раздвинул занавески так, чтобы в щелку наблюдать за всем баром, оставаясь при этом незамеченным.

Горы выстроились вдоль стойки бара. Высокий, с узкими скулами — Уинди. Плотный, с мощными плечами и широкой грудью, густыми рыжеватыми усами и маленькими жесткими глазами — Джон. Кон был тоже мощного телосложения, но не такой громоздкий, как брат, — мускулистый, с квадратными плечами, чисто выбритый, со злобным выражением лица. Братья выглядели жесткими и решительными, каждый вооружен двумя револьверами.

Хопалонг больше никого не узнал, кроме Хэнка Баучера с опухшим, разбитым лицом. Коротышка уже был в салуне и медленно шел мимо братьев. Поравнявшись с Баучером, он остановился и с нескрываемым вниманием начал рассматривать его синяки. Баучер, злясь, повернулся и требовательно спросил:

— Чего тебе надо?

— Ничего. — Коротышка засунул большие пальцы за пояс, тон его был нарочито серьезным. — Просто интересуюсь.

— Чем? — насторожился Баучер.

Коротышка невинно улыбнулся.

— Интересуюсь, какое это животное могло наступить человеку на лицо, и так его изуродовать. Если бы тебя протащила лошадь, тогда царапин и ссадин было бы побольше.

— Заткнись! — яростно зарычал Баучер. — Не лезь не в свое дело!

— Вот это ты правильно сказал, — участливо согласился Коротышка, — не мое это дело. С другой стороны, неужто нельзя человеку проявить дружеское внимание? Разве можно обвинить меня в любопытстве? Я, кстати, видел одного парня в Тумстоуне с таким лицом, но того лягнул мул. Да и глаз тебе здорово подбили. Вот сюда вполне мог лягнуть мул, это точно. А уж рот, — ты посмотри, губы все распухли, еле раскрываются — не думаю, чтобы...

— Заткнись! — Баучер двинулся к Монтане. — Заткнись, или я сам заткну тебе пасть!

Коротышка в притворном испуге отшатнулся.

— Эй! В чем дело? Я же не по злобе, Баучер. Просто интересуюсь, что с тобой случилось.

— Ты достаточно поинтересовался, — отозвался Пони Харпер из глубины бара. — Нам здесь не нужны ссоры, Монтана. Я этого не потерплю!

— А, брось ты, Пони, — ухмыляясь, возразил Коротышка. — Я просто пошутил, вот и все! Зашел попрощаться с ребятами из «3 Джи», поскольку они покидают наши края.

Разговоры стихли, все прислушались к Монтане.

— Покидают? — Харпер уставился на Горов. — Вы чего, ребята, уезжаете?

— Нет! — взорвался изумленный и рассерженный Джон Гор. — С чего это ты взял, Коротышка?

— Да я слыхал, что Хопалонг Кэссиди нанялся segundo на «Наклонное Р» и будет улаживать всяческие неприятности. Вот и подумал, что вы смотаетесь отсюда в самое ближайшее время. Я и представить не могу, — серьезно сказал он, — какими нужно быть идиотами, чтобы ввязаться с ним в драку.

— Черт бы тебя побрал! — Джон Гор грохнул стаканом о стойку. — Если мы и уедем из-за какого-то паршивого ганфайтера, о котором слишком много болтают, то ты, Коротышка, узнаешь об этом первым. Мы останемся и, можешь мне поверить, останемся надолго, и наплевать нам на твоего Хопалонга Кэссиди.

Коротышка согласно кивнул, и приказал бармену:

— Поставь-ка им по стакану, Слим. — Всем парням с «3 Джи» — выпивка за мой счет! — Он бросил на стойку золотую монету, подождал, пока бармен наполнит стаканы, а потом поднял свой. — Пью за команду «3 Джи»! За парней, достаточно смелых, чтобы стоять до последнего и умереть не в постели!

Гневное проклятие сорвалось с губ Уинди Гора.

— Думаешь, это смешно, Монтана? — Он свирепо смотрел на Коротышку. — У меня есть желание прямо сейчас разобрать тебя на части и посмотреть, из чего ты сделан!

— И не пытайся, Уинди! — предупредил Монтана, его голос неожиданно прозвучал по-настоящему искренне. — У тебя не хватит пороху. Кроме того, — усмехнулся он, — мистеру Харперу это не понравится. Он сильно расстроится, когда пол запачкают кровью.

Джон Гор был не глуп и достаточно хитер. Он сообразил: сказанная в такой момент фраза надолго запечатлеется в памяти присутствующих, а общественным мнением пренебрегать не следует.

— Мы не ищем неприятностей, — сказал он, тщательно подбирая слова. — Мы действительно пасем скот на пастбищах, брошенных хозяевами «Наклонного Р», и я не вижу в этом ничего плохого. Ведь земля между хребтом Антелоуп-Маунтинс и Голубыми горами пока свободна.

Тор лгал, он знал, что очень немногие проезжали по тем землям после смерти Старого Быка Боба Ронсона. Никто не мог его опровергнуть. Джон давно все спланировал, и хотя появление Кэссиди могло осложнить выполнение задуманного, сорвать планы Горов ему не под силу. Джон хочет получить «Наклонное Р», и он его получит. Властный и отнюдь не глупый, он был готов применить силу, но не бездумно и безрассудно, как это сделали бы Уинди и Кон. Джон быстро добьется своего.

— Владелец ранчо может заявить права на свободные пастбища, — продолжал он, — только если держит там скот.

Хопалонг незаметно вышел из кабинки и спустился вниз. Внимание всех присутствующих занимал спор между Монтаной и Горами. Теперь же все увидели Кэссиди.

— Ты ошибаешься, — спокойно произнес он. — Владельцы «Наклонного Р» не бросали пастбищ. Там пасется и будет пастись наш скот. Более того, вам было приказано отогнать своих коров за Голубые горы. Сейчас я повторяю приказ.

На мгновение воцарилась тишина. Джон Гор кипел от бешенства. Он лучше других Понимал, что Кэссиди обратил его собственное оружие против него же. Теперь любое насильственное действие поставят им в вину. Джон с горечью подошел к стойке. Затем, почувствовав на себе чей-то взгляд, повернулся и встретился глазами с Пони Харпером. Тот еле заметно указал рукой на комнату, служившую конторой гостиницы, и слегка нахмурился.

Они с Харпером были едва знакомы. Ему никогда не нравился этот человек. И сейчас не было никаких причин сходиться с ним ближе. Однако приглашение Харпера его заинтересовало. Через пару секунд Джон встал и направился к конторе. Хопалонг заметил жест Харпера. Что за ним скрывалось, он не знал, но догадывался: ничего хорошего.

К Хопалонгу подошел довольный Коротышка Монтана.

— Кажется, ты все же заполучил нового ковбоя, Кэссиди. — Не против, если я приеду утром?

— Ведь знаешь, что не против! — воскликнул Хопалонг.

— Ты, конечно, сам знаешь, — сказал Монтана, — что говорил на публику, как и Джон? В этой долине не будет мира, пока здесь живут Горы! Их ранчо надо стереть с лица земли, да и другие, владельцев которых я могу назвать поименно!

— По-моему, ты прав. — Хопалонг задумчиво смотрел на Монтану. — Наверное, мне придется кое-куда съездить.

Коротышка нерешительно заговорил:

— Слушай, Хопалонг, ведь ты не требуешь от меня никаких обязательств, я имею в виду Дьюсарка? Не лежит у меня душа к этому хомбре.

— Не требую, — согласился Хопалонг. — Только будь с ним помягче. Не задевай ни его, ни Хартли.

Кэссиди направился к выходу, и Монтана последовал за ним.

— Если утром не появлюсь, скажи Бобу Ронсону, что я тебя нанял, и приступай к работе. Ты знаешь, что надо делать на коровьем ранчо.

— Куда ты собрался? — требовательно спросил Монтана.

Хопалонг заколебался.

— В Корн-Пэтч. Надо поглядеть, что там творится.

Монтана покачал головой.

— Осторожней, Хопалонг. Та банда хуже отравы. И не доверяй Покеру Харрису, не доверяй ни на грош. Для него убить человека — что муху прихлопнуть.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть