Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Путь к Семи Соснам
Глава 8

Дьюсарк выбирает новую тропу

Гуртовка, организованная Бобом Ронсоном и Хопалонгом, проводилась для того, чтобы уточнить численность голов скота, проверить его физическое состояние и заклеймить молодняк. Поскольку пастбища огорожены не были, на гуртовку приглашались ковбои с соседних ранчо. Они наблюдали за клеймением и отбирали своих коров.

Всю предыдущую неделю с дальних границ ранчо к месту сбора сгоняли скот. Хотя ковбоев на «Наклонном Р» было мало, предстоящая работа не казалась им трудной: они собирались пересчитывать скот и клеймить молодняк разделив животных на небольшие группы.

Через час после рассвета стало жарко. Коровы поднимали копытами облака пыли. В них терялась тонкая струйка дыма фургона-кухни. В суматохе рабочего утра Дьюсарк не сумел незаметно уехать и теперь суетился у костра, где накаливались тавра.

Текс Миллиган отделил от стада корову беломордой породы с теленком и раскрутил лассо. Петля просвистела словно пуля, и теленок рухнул в пыль. Лошадь Миллигана тут же встала как вкопанная, уперевшись в землю всеми четырьмя копытами. Текс закрепил лассо вокруг луки седла и потащил малыша к костру.

С таврами работали Дьюсарк и Хартли. Дьюсарк схватил теленка за уши, развернул ему голову и сел на нее. Джон снял петлю лассо и уложил теленка так, чтобы одна задняя нога была подогнута, а вторая — вытянута. Теперь животное было совсем беспомощным. Уивер — владелец соседнего небольшого ранчо — подбежал к нему с тавром «Наклонного Р» и приложил его к крупу теленка, запахло паленой шерстью. Уивер посмотрел на Боба Ронсона.

— Записывай первого, «Наклонное Р»! — закричал он.

Острием ножа он нацарапал на ухе теленка знак «Наклонного Р» и отпустил его.

Хопалонг руководил всеми работами. Френчи Рютерс, Малыш Ньютон и Коротышка Монтана занимались скотом, дело продвигалось быстро.

У фургона-кухни стоял и с угрюмой досадой наблюдал за происходящим Джон Гор. Впервые он не знал, что делать. Кон не испытывал никаких сомнений, он уже подготовился к схватке. Однако к работе братья приступили охотно. Кона переполняла энергия, и он не мог стоять в стороне от дела, для него это было все равно, что убежать от противника во время драки. Уинди, Хэнк Баучер и несколько владельцев соседних маленьких ранчо тоже помогали. В стаде нашлись коровы с клеймами «3 Джи», «Соединенное Джей Эй» и «Тире Эль Ю».

Густая пыль покрыла лица ковбоев грязной маской, со сбегающими ручейками пота.

— "Тире Эль Ю", один бычок! — орал Уивер.

— А ну, давайте, чертовы лентяи! — кричал Хартли. — Подгоняйте побыстрее коров! Мы устали ждать!

Дело спорилось. Хопалонг поспевал везде. Под вытянутой шеей белого жеребца проскочил теленок и метнулся обратно в стадо, выискивая просвет в плотной массе тел. Хопалонг развернул Топпера на пятачке и снова отбил теленка от стада. Белоголовый попытался опять нырнуть под шею жеребца, но Хопалонг опередил его и погнал к костру, а корова-мать, выпучив от страха глаза, бежала позади. Мелькнуло лассо, теленок упал, и Топпер поволок его за собой.

Становилось все жарче, облако пыли увеличивалось, Френчи с Малышом Ньютоном пригнали новое стадо молодняка. Боб Ронсон задумчиво наблюдал за происходящим и точил карандаш, прежде чем перевернуть страницу тетради, в которой он подсчитывал поголовье.

Звон сигнального металлического треугольника остановил Хопалонга, который готовил лассо для годовалого бычка. Segundo натянул поводья, выбил пыль из шляпы и громко закричал:

— Хватит, ребята! Пора обедать!

Малыш Ньютон поставил свою лошадку на дыбы, развернув ее, и помчался к кухне наперегонки с Тексом Миллиганом. Они шли голова к голове, а позади несся Френчи. Раскрасневшийся Дьюсарк выпрямился у костра, где последний час накаливал тавра и улыбнулся Хопалонгу.

— С этим стадом заканчиваем, — сказал он. — Но подожди, когда пригонят бычков от Шугарлоуф.

— Драчуны?

— Пожиратели кактусов! Все до единого! Дикие, как олени. Они ползают по зарослям колючек на коленях! Точно говорю! Месяц назад видел бычка — у него на ногах стерта вся шерсть, а нос так утыкан колючками от кактусов, будто он дрался с дикобразом.

— Старые поумнее, — заметил Хопалонг. — Они поедают опунцию и умудряются при этом не исколоться. Я видел таких в Техасе, в излучине Рио-Гранде. Иногда они месяцами не пьют воды. Живут на одной опунции. Это растение на тридцать процентов состоит из воды.

— Да, таких можно поймать только лассо, — сказал Джон Гор, прихлебывая кофе из кружки. — Их в стадо не собрать. Приходится лезть в кусты и волочь на веревке каждого в отдельности. От такой работы можно сдохнуть.

— Тебе когда-нибудь приходилось ловить коров ночью? — спросил Френчи. — Вот уж работа, так работа! Мне в Техасе приходилось. Самые дикие, у которых на рогах уже мох растет, ночью иногда выходили напиться. Мы подкрадывались, потом орали и кидались прямо на них! В темноте почти ничего не видно, и любое черное пятно могло оказаться коровой. Один раз я слышал о мексиканце, который набросил лассо на медведя. Факт!

— Не сомневаюсь, — отозвался Дьюсарк. — В Калифорнии местные ковбой — вакерос — охотились за медведями с лассо только ради развлечения. А иногда стравливали их со взрослыми быками — лонгхорнами.

— Ну! — прервал его Уинди Гор. — У быка нет ни единого шанса выстоять против гризли.

— Ты зря так говоришь, — возразил Малыш Ньютон. — Однажды я видел большого лонгхорна, растерзанного и окровавленного, без одного глаза. Бык едва держался на ногах, но стоял. Я немного порыскал вокруг и когда уже собирался уезжать, наткнулся на тушу большого старого гризли. Через неделю или около того я опять был в тех краях, и этот лонгхорн уже настолько окреп, что чуть не полез со мной в драку. По-моему, он искал следующего гризли.

Уинди Гор уставился на Ньютона.

— Так я тебе и поверил! — презрительно усмехнулся он. — Это все сказки, которые обожают рассказывать мальчишки в присутствии взрослых.

Внезапно наступило молчание. Хопалонг смотрел на Джона. Старший Гор напряженно выпрямился. Как по мановению волшебной палочки, люди расступились, оставив Малыша Ньютона и Уинди Гора лицом к лицу. Гор был уверен в себе и с высокомерным презрением глядел на Малыша.

Худенький Ньютон в старой, измятой шляпе с узкими полями, оставался совершенно спокойным. У него было гладкое мальчишеское лицо и совсем не мальчишеские глаза — жизнь на Дальнем Западе заставляла взрослеть очень рано. Хопалонг, понял, что Уинди обречен.

— По-моему, — медленно произнес Малыш, — я такой же взрослый, как и ты, Уинди. И если хочешь назвать меня вруном, называй... но тогда сразу же хватайся за револьвер.

Уинди задохнулся от злости.

— Я проучу тебя! — его рука упала на кобуру.

Малыш левой выхватил револьвер и выстрелил ему в рот.

Уинди Гор отступил на полшага и упал лицом вниз у костра, его затылок и шею заливала кровь из выходного отверстия пули.

На мгновение воцарилась тишина. Затем в центр выскочил Кон Гор с искаженным от бешенства лицом.

— Ах ты, скунс вонючий! Ты убил моего брата!

Ньютон не опустил револьвер. Его голос звучал холодно:

— Он сам нарывался! Уинди всегда много болтал, и ты это знаешь. Он никогда бы не затеял ссоры, если бы не был уверен в преимуществе. Я не хочу убивать, ничего не имею против вас, только не лезьте на наши пастбища. Уинди стал задираться, и ему не повезло. Разве ты стал бы орать так, если бы убили меня? Вряд ли!

— Паренек прав, — тихо сказал Ронсон. — Уинди решил сыграть и проиграл.

— В следующий раз я не проиграю, — с яростью закричал Кон.

— Может быть. — Ньютон побледнел, однако голос его звучал спокойно. — Но лично мне не нужны ни ссоры, ни поединки.

Он неторопливо опустил револьвер в кобуру, повернулся к Горам спиной, налил кофе в свою кружку и только тогда посмотрел на Кона и его брата Джона. На мертвеца он так и не взглянул.

Хопалонг подошел к костру.

— У вас много работы. Если будем драться, никогда не закончим. Все видели, что произошло. Уинди был твоим братом, поэтому ты и завелся. Лучше забудем это.

— Мы ничего не забудем! — с бешенством крикнул Гор.

— Тогда запомни, Малыш работает на «Наклонном Р», — это заговорил Боб Ронсон, и в его голосе внезапно зазвучал вызов. — Крепко запомни, Кон Гор! Вы сами заварили эту кашу, но человек, который при мне расправился бы с ковбоем с «Наклонного Р», еще не родился. Хочешь драться, начинай сейчас!

Хопалонг вдруг почувствовал радостное волнение и заметил, что остальные очень удивились. Многие считали, что Боб Ронсон струсит, когда дело дойдет до прямого столкновения, и Хопалонг был уверен, что именно этого ждали братья Гор. И вот Ронсон открыто заявил о своей позиции. Больше всего удивился Джон Гор. Он хмуро смотрел на молодого хозяина ранчо.

— Я знаю, — добавил Ронсон более спокойным тоном, — многие думают, что я не вступаю в междоусобицу по причине недостаточной смелости. Но это не так. Я не желал проливать кровь и устраивать побоища. Наняв на работу Кэссиди, мы получили настоящего бойца, готового драться, но способного во время прекратить драку и установить мир. Здесь и сейчас я всем объявляю, что если начнется война за пастбища, «Наклонное Р» будет драться до последнего доллара, а если нужно, то и до последней капли крови. — Он помолчал. — Давайте продолжим работу.

Суровое лицо Рютерса выражало одобрение. Он поставил кружку на землю и подошел к Ньютону.

— Сегодня мы будем ездить в паре, Малыш, — отчетливо произнес Френчи.

— Никаких поездок для вас обоих, — прервал его Кэссиди. — Ты займись железками, Малыш. Ты, Френчи, будешь работать у костра. Смените Дьюсарка и Хартли.

Джон Гор во время ссоры не сказал ни слова, промолчал и сейчас, только раз взглянув на тело брата. Он с холодным отчужденным интересом смотрел поверх пламени костра на Хопалонга. Малыша Ньютона он не замечал, словно уже определил его место во всей этой истории. Затем Джон громко сказал:

— Мы закончим гуртовку, ребята, и чтобы никаких глупостей! Поняли?! Никаких!

Несколько ковбоев направились к своим лошадям, а другие принялись отлавливать свежих коней в табуне. Почти все молчали, но когда Кэссиди прыгнул в седло, к нему подошел Боб Ронсон.

— Как по-твоему, Хопалонг, Джон оставит нас в покое? Или он что-то задумал?

— По-моему, надо готовиться к войне, — быстро сказал Кэссиди. — Он, скорее всего, сделает, как обещал, — закончит гуртовку, но после надо ждать неприятностей. Я рад, что у нас есть такие ребята.

Примерно через час Хопалонг повстречался с Дьюсарком. Ковбой гнал с полдюжины коров к месту сбора.

— Не доверяю я этим Горам, — неожиданно начал Дэн. — Они до сих пор живут кровной местью и не успокоятся, пока не убьют Малыша, да некоторых из нас тоже.

Хопалонг с любопытством взглянул на него.

— Ты сказал «нас», Дэн. Выходит, ты остаешься с нами?

Дьюсарк густо покраснел.

— С чего ты взял, что я собрался уезжать?

— Догадался. Вчера вечером ты выглядел довольно смущенным. Решил остаться? Это хорошо.

Дьюсарк остановил лошадь. Его маленькие глазки секунду смотрели на Хопалонга, а потом он признался:

— Я помогал скотокрадам.

— Знаю. Однако немало хороших людей, случалось, уводили чужих коров. Главное — как человек поступает в решающий момент. Вот так, Дэн. Скоро начнется война за пастбища, и если я правильно понимаю, «Наклонному Р» предстоит сражаться в одиночестве.

— Это верно. Так можно мне остаться?

Кэссиди вдруг улыбнулся.

— Ну, конечно! Только если ты будешь объедаться, нам придется забивать по телке каждый день!

Дьюсарк рассмеялся.

— Я всегда любил поесть. — Он откусил кусок жевательного табака. — Слушай, Хопалонг, Джо Хартли ни при чем. Он знал, что я навожу скотокрадов, но сам этим не занимался. Мне хотелось, чтобы ты знал.

— Спасибо. — Хопалонг развернул коня к ближайшему оврагу. — Увидимся за ужином.

Дэн Дьюсарк, медленно пережевывая табак, смотрел вслед Кэссиди. Большой рукой с толстыми пальцами он сдвинул шляпу на затылок и оглянулся.

— Знаешь, лошадка, — тихо сказал он, — это хороший человек. Кажется, мы с тобой застрянем здесь еще на несколько месяцев.

Лошадь понимающе махнула хвостом, и Дэн Дьюсарк двинулся за коровами. Он уже давно ни к кому не испытывал привязанности. Человек не должен жить так, — подумал он. — Человек должен верить. Хопалонг правильно сказал, что хорошие люди, случается, воруют, но не становятся скотокрадами.

Вспомнив холодный, изучающий взгляд Джона Гора и поразмышляв минуту, он пришел к выводу, что мужчина может погибнуть в драке не только за себя, но и за другого. Несмотря на годы, прожитые жалко и убого, у Дэна Дьюсарка сохранилась природная человеческая мудрость. Он заключил, что больше всего следует опасаться Джона Гора. Уинди был просто болтуном, Кон — бойцом, ударной силой. Руководил ими Джон — расчетливый, хладнокровный и совершенно безжалостный. К тому же, Горы происходили из рода, где клановые узы, законы кровной мести были превыше всего.

Дьюсарк подумал о Ньютоне и нахмурился.

— Вот уж удивил! — произнес он вслух. — Я на месте Уинди сделал бы ту же ошибку. У Малыша есть характер, и револьвером он владеет совсем неплохо. Лучше меня. Похоже, Уинди уже знал, что умрет, когда схватился за оружие. В этом мальчишке что-то есть — в тот момент он выглядел настоящим мужчиной.

Больше работе ничего не мешало. Казалось, даже Кон забыл о поединке, будто получил какой-то тайный знак от Джона. Люди трудились долго и тяжко. Над кострами висела пыль. Пахло потом и паленой шерстью. День за днем росли колонки цифр в черной тетрадке Боба Ронсона, а сам он становился все серьезнее и озабоченнее.

Наконец Джон Гор появился в городе. Он отправился туда после долгих раздумий и не сообщил о своих планах никому, даже Кону. Он подъехал сразу к салуну «Невада», вошел и, оглядевшись, не обнаружил нужного ему человека. У стойки бара стоял Рохайд и внимательно наблюдал за Гором. Гор поймал его взгляд, помедлил, затем подошел к Рохайду.

— Ты видел Джекса или Лимена? — резко спросил Гор.

Рохайд заколебался, лихорадочно соображая. Затем кивнул.

— Да. Они только что пошли к Кейти.

Джон Гор вышел из салуна, пересек улицу, каждый его шаг поднимал легкие облачка пыли. Рохайд повернулся и быстро зашагал к комнате в глубине салуна, тихо постучал и вошел.

— Босс, — возбужденно доложил он, — здесь Джон Гор, он ищет Джекса и Лимена. Кажется, началось.

Пони Харпер сразу встал, глаза его горели холодным торжеством.

— Может быть, — согласился он. — Так значит, Джекс? Кларри Джекс против Кэссиди! На это стоит поглядеть.

— Это еще не все, — засмеялся Рохайд. — Они же будут здорово заняты друг другом, а на обоих ранчо полно хорошего скота.

— Ладно. — Харпер откусил кончик сигары. — Поезжай к Дэну, никому не показывайся на глаза. Передай, я хочу его видеть.

Джон Гор вошел в ресторан Кейти. Кларри Джекс и Дад Лимен пили кофе. Больше никого не было. Джекс кивком приветствовал Джона, но когда тот приблизился к столику, спокойное безразличие Джекса испарилось.

— Ты боишься Кэссиди? — требовательно спросил Джон.

На кухне Кейти с запачканными мукой руками застыла над тестом для пирога.

Кларри моргнул, затем рассмеялся.

— Кэссиди? С какой стати мне его бояться?

— Если не боишься, у меня есть для тебя работа. Малыш Ньютон убил моего брата.

— Слыхал, — кивнул Кларри. — Не думал; что Малыш на такое способен. Уинди, — добавил он, — всегда слишком много трепался.

Джон Гор поджал губы. Сам он считал точно так же, но не любил, когда об этом говорили другие.

— Даю две сотни, — холодно предложил Гор. — И премия за Ньютона, Кэссиди или Ронсона.

Джекс отхлебнул кофе, взгляд его стал настороженным.

— Как насчет Дада? Он толковый парень.

— Я о нем думал. Сотня. Премия его тоже касается.

Кларри кивнул.

— Хорошо. Завтра выезжаем.

Кейти тихо возилась на кухне, внимательно вслушиваясь в разговор. Значит, это правда. На пастбищах скоро начнется война, кровавая война. Девушка подробно обдумала ситуацию. Людей на «Наклонном Р» мало. Ей не нужно было растолковывать, на чьей стороне выступят скотокрады из Корн-Пэтч. Пони Харпер использует все свое влияние и попытается склонить чашу весов в пользу Горов. Старый Бык умер, и волки сбились в стаю, чтобы расправиться со стадом.

Подумав о Кэссиди, Кейти решила: волки вряд ли одержат победу, и обрадовалась, что Коротышка Монтана присоединился к команде «Наклонного Р». Коротышка скоро должен прийти, и она ему расскажет о сделке между Гором и Джексом. Внезапно она вспомнила еще одного человека. Хорошего человека. Относительно него у Кейти были свои планы.

Грядущая пастбищная война стала единственной темой разговоров в каждой хижине и каждом салоне — словно какой-то таинственный ветер разнес новости по округе. Местные жители знали о войне в графстве Линкольн, о междоусобице Грэхэмов и Тьюксбери, о других кровавых столкновениях, отличающихся насилием и жестокостью, которые вошли в историю Дальнего Запада.

Люди, одержимые жаждой наживы, собирались в стаю, осознав наконец что Кэссиди вновь может превратить «Наклонное Р» в оплот законности и порядка, каким оно было при жизни Старого Быка Ронсона. Покер Харрис вынашивал собственные планы и часами обдумывал их, сидя у окна в салуне. Он не верил, что Кэссиди удастся повернуть события вспять.

Кларри Джекс разгуливал по городу с привычной улыбкой на лице и всегда холодным взглядом. У него были свои причины принять предложение Гора и собственные идеи, как извлечь из приближающейся войны максимальную выгоду.

Джон Гор приехал в Корн-Пэтч к Покеру Харрису, и они долго и тихо о чем-то беседовали. Уезжал Гор в сопровождении до зубов вооруженных Дреннана, Хэнкинса и Троя. Если Джон Гор брался за дело, то всегда выполнял его основательно. Он принял решение и собирался действовать быстро.

На четвертый день после убийства Уинди Гора, в Семь Сосен приехал Бен Локк и сразу отправился к Кейти. Он даже не вспомнил о том, что сегодня уже плотно пообедал у пастухов-овцеводов. Как только Бен появлялся в городе, ноги сами несли его к Кейти.

В ресторане никого не было, и не успел он усесться, как перед ним появилась чашка кофе.

— Кейти, ты прелесть. Счастлив будет тот мужчина, который получит тебя в жены.

Кейти радостно улыбнулась, но улыбка быстро сошла с ее лица.

— Бен, у нас скоро война. Малыш Ньютон в поединке убил Уинди Гора. Каждый принимает сторону Горов или «Наклонного Р».

Бен Локк помолчал, обдумывая услышанное. Хопалонг Кэссиди пытался спасти его брата; если раньше у него были сомнения на этот счет, то сейчас они исчезли. Док Марш не станет лгать.

— Хопалонг хороший парень, — осторожно сказал он.

— Да, — подтвердила Кейти. — И Ронсон тоже, и Коротышка.

— Тебе нравится Коротышка, так ведь?

Их глаза на секунду встретились.

— Да. Он просто золото.

Бен Локк впервые почувствовал ревность. Монтана очень часто ошивался здесь, напиваясь, каждый раз приходил к Кейти, и она всегда о нем заботилась. Ходили всякие слухи, но Бен старался не обращать на них внимания, хотя иногда становилось обидно. Он допивал вторую чашку кофе, когда вошел Кларри Джекс.

Они посмотрели друг на друга и отвели глаза. Каждый почувствовал неприятный холодок.

— Вы ведь Локк? — спросил Джекс.

Бен кивнул.

— Я слыхал, вы разыскиваете убийцу брата. Удачи вам!

— Спасибо. Я найду его.

— На это понадобится уйма времени.

Локк пожал плечами.

— Похоже, я протяну еще лет тридцать-сорок. Этого больше, чем достаточно.

Джекс наконец понял, что из себя представляет Локк. Этот парень не хвастался, он добьется цели, чего бы это ему не стоило. Кларри Джекс почувствовал легкое беспокойство.

— Вы говорили с Кэссиди? — спросил он. — Знаете, вам следовало бы поговорить. Он последний видел вашего брата живым, и тот мог рассказать ему что-то, о чем Кэссиди умалчивает.

— Да, мог.

— Он не сообщил вам ничего нового?

Локк, сам не зная почему, вдруг насторожился. А что, если сам Джекс замешан в этом преступлении? Он убийца... и, несомненно, большинство своих дел предпочитал держать в тайне.

— Почти ничего. — Локк взял с тарелки пончик. — Похоже, у него в ближайшее время будет много работы.

Джекс скривился.

— Это точно. Вам стоит ещё раз поговорить с Кэссиди... пока он жив.

— Хопалонг еще поживет. Он даже может выиграть драку, — добавил Бен. — Если пошлет за своими старыми приятелями с «Тире 20».

Кларри Джекс был ошарашен. Такая мысль ему и в голову не приходила. Когда Джон Гор предложил присоединиться к его команде, Джекс был очень доволен. Он считал, что «Наклонное Р» обязательно проиграет. Но война обескровит обе стороны, и на сей счет у него были собственные планы. Раньше Кларри слышал много историй о легендарной команде ранчо «Тире 20». Крап рассказывал, что эти ковбои учинили в районе Скэйк-Баттс когда там ранили Джонни Нельсона.

— Все эти сказки о «Тире 20» — чепуха, — сказал Джекс, поднимаясь из-за стола. — Эта война — дело только местное, и если хотите узнать мое мнение, она закончится прежде, чем Кэссиди дождется помощи.

— Может быть, однако Хопалонг знает, что делает. Он везде поспевает. Я слышал, он застрелил бандита по имени Фрейзер в каком-то убежище в горах. Фрейзер — участвовал в том ограблении, когда был убит мой брат.

Кларри Джекс замер. То, что Хопалонг убил Фрейзера, он знал. Но откуда стало известно, что Фрейзер грабил дилижанс?

Он вышел из заведения, пересек улицу и поднялся в свою комнату. Сняв со стены великолепный винчестер, он негромко произнес:

— Кажется, пора начинать собственную игру... Неизвестно, что еще может обнаружить Кэссиди.

Кларри Джекс вышел, тихо притворив за собой дверь.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть