Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Ремейк первой любви
Глава 4, в которой Лена вспоминает свою первую детскую любовь и снова решительно о ней забывает

Для Лены неделя до следующих выходных тянулась мучительно долго. Аня звонила, звала выбраться на конюшню во вторник, сказала, что Катя задумала провести с ними обучающее занятие, ибо нет предела совершенству. Но у Лены прийти не получилось: все-таки это был десятый класс с массой дополнительных предметов, которые никак нельзя было прогуливать.

Аня же во вторник вечером на занятие сходила, а потом отчаянно названивала Лене с домашнего и с мобильного одновременно.

– Ну вообще, ну здорово! – эмоционально кричала она в трубку. – Мы так дивно отъездили! И Гордейки не было. А был Женька. Пахома тоже не было. Но Женька все о нем рассказал. А Пахом-то – наш, городской. Я думала, он тоже из Лучевого. А он в Черемушках живет. Это он из такой дали на конюшню ездить собрался! Учится там же в школе. И он старше Женьки на год, то есть наш ровесник.

Лена слушала с интересом. И как обычно, удивлялась тому, как это Аня умудрилась сразу собрать всю информацию о человеке.

– Ах, – продолжала Аня, – Женька так разозлился, так разозлился, что я о Пахоме стала расспрашивать! Он ревнует – это точно. А я даже не знаю, кто мне теперь из них больше нравится? Хотя я Пахома особенно-то и не разглядела. Надо будет изучить его. Я же решила, что он из деревни... А он наш. Ты меня слушаешь?

– Да-да, я слушаю, – откликнулась Лена, и Аня снова застрекотала:

– Так вот, непонятно, кто из них интереснее. И прикинь, Яна стала на Пахома посматривать! Я ей говорю: «Кишкурно, тебе мальчиками рано интересоваться!» А она так смутилась и удрала, представляешь? Что в мире делается! С ума сойти!

– Конечно, если Яна на Пахома посмотрела – что еще остается делать? Только сойти с ума, – пошутила Лена.

– Ай, не смейся, – отмахнулась Аня. – Лучше скажи, а он тебе нравится? Слушай, надо с ними что-нибудь замутить. Женька, я не сомневаюсь, от меня без ума. А ты охмури Пахома. И будем парами гулять! Слушай, это же как-то неправильно: у всех девочек в нашем возрасте уже есть мальчики, а мы – как две дуры одинокие.

– Не у всех есть мальчики. У нас в классе только у одной девочки есть мальчик. У двух...

– Остальные скрывают!

– Ты бы стала скрывать своего парня? Что-то я сомневаюсь. Напротив, ты бы везде транспаранты развесила: «Внимание! У меня есть парень!»

– Ай, что ты сочиняешь, – снова отмахнулась Аня. – Я тебе дело говорю. Подумай насчет Пахома. – И отключилась.

И Лена задумалась. Но не насчет Пахома, а – вообще. О том, что у нее до сих пор нет своего парня. И она еще ни с кем не целовалась. Когда все вокруг уже давно дружат с мальчиками. Ну или хотя бы просто общаются. А постоянные мальчики были только у двух девочек из ее класса. У одной – из параллельного, и за их романом наблюдала вся школа, у второй – студент, встречающий ее время от времени после школы.

Две звезды их класса – мудрая Настя Соколова и Юля Климкова с красивой фигурой – постоянных парней не имели, но за ними постоянно кто-то заходил, кто-то им звонил, а по выходным они пропадали на дискотеке в их школе или в других школах района с кучей поклонников, о которых потом упоенно рассказывали по понедельникам.

У остальных тоже время от времени появлялись какие-то мальчики. Кроме, пожалуй, Ани Шмаковой, которая была буддисткой: вставала каждый день в 6 утра и медитировала. С ней Лена чувствовала себя спокойно: не нужно было что-то врать по поводу выходных. Шмакова с уважением относилась к ее увлечению лошадьми и не считала, что если у девчонки нет парня, то она – неудачница.

Тем не менее неудачницей Лена себя и чувствовала. Ей так хотелось влюбиться! Срочно! Сию секунду! Она ведь прекрасно знала, что это такое. Ведь одна – самая настоящая! – любовь у нее уже случилась. Но она была детская...

Произошло это, когда Лене было одиннадцать лет. Летом родители почему-то решили, что она обязательно должна побывать в лагере, ведь в своем детстве они проводили в пионерских лагерях каждое лето. Лена плохо представляла, что это такое, но и оглянуться не успела, как ее вместе с другими незнакомыми детьми впихнули в автобус. Потом приехали куда-то в лес, где одиноко стояли два трехэтажных дома – лагерные корпуса, детей выгрузили и заставили разбиться на группы по возрасту и построиться в шеренги по росту. Лена попала в третий отряд, к воспитательнице Нюре.

Потом их развели по комнатам – палатам. А ее соседкой оказалась не кто иная, как Аня Медведева, которая и стала ее верной подругой.

– Ты в первый раз, что ли? – удивилась тогда Аня.

– В первый, – сказала правду Лена.

– Ну и ладно. Главное – не бойся. Видела, какие мальчики в нашем отряде?

Лена была настолько напугана всеобщей суетой, незнакомым местом и новыми людьми, что вообще ничего вокруг не разглядела.

– Да ты что! – снова удивилась Аня. – В лагере самое главное – мальчики! Ты когда-нибудь была на дискотеке?

– Нет. А ты была? – на сей раз пришлось удивляться Лене.

– Конечно, здесь, в лагере, в прошлом году. Сегодня тоже дискотека будет, после ужина.

Так и начались три волшебные для Лены недели в подростковом лагере «Радуга». Мальчиков в их отряде было даже чуть больше, чем девочек, и неугомонная Медведева постоянно их обсуждала. Точнее, собеседник ей и вовсе не был нужен: она просто излагала свои сентенции Лене и еще двум девчонкам – Оле и Юле, которые жили с ними в палате.

– Самый лучший мальчик в нашем отряде и вообще в лагере – Саша Рамус, – вещала Аня, – потому что он умеет играть на гитаре. Он красивый и так здорово играет! Он и в прошлом году был: в него влюбились девочки из трех отрядов! С ним в одной палате живет Максим Благодырь. Они дружат. Я вам его на дискотеке показывала. Темненький такой, а глаза серые. Он тоже ничего. Круто одевается! В него тоже все девчонки влюбляются. Я даже не знаю, кто из них мне больше нравится... И еще, мне кажется, есть очень симпатичный мальчик не из нашего отряда, а из четвертого, где ребята на год старше. Ну, в полосатом свитере, как зебра. Кажется, его Лешей зовут.

Мальчика в полосатом свитере, которого после Анькиного спича иначе как Зеброй и не называли, Лена тоже заприметила. Он был очень веселый, юморной, здорово танцевал на дискотеке. Но каждый отряд танцевал своим кругом, и девчонкам из третьего отряда приходилось только издалека любоваться Лешей-Зеброй. Зато Саша Рамус, о котором Аня сказала, что он самый лучший во всем лагере, танцевал в их круге, так как был в их отряде. И тут, наоборот, девочки из других отрядов им жутко завидовали. Лене было совершенно непонятно – что они в нем нашли?

Непонятно было ровно до того момента, как однажды жарким днем в тихий час Медведева не подбила всю компанию – Лену, Олю и Юлю – сбежать из корпуса и отправиться загорать на пляж. Предприятие было рискованным: за это можно было и вылететь из лагеря. Но спать совсем не хотелось – солнце так пекло! Девчонки, благо жили на первом этаже, сбежали в окно. А на пляже решили спрятаться за далеко вдающийся в берег пирс.

И оказалось, что не им одним в голову пришла столь замечательная мысль. За пирсом в тени прятались... Саша Рамус, Максим Благодырь, еще два мальчика и Леша-Зебра. Даже у бойкой Ани дух перехватило. Мальчишки, казалось, тоже растерялись. Выручила всех Юля. Она неожиданно пронзительно взвизгнула: «Воспитательница!» – и бросилась чуть ли не на коленки к мальчишкам, сидевшим почти под пирсом.

От испуга Аня, Лена и Оля последовали ее примеру.

– Да нет там никого! – спокойно сказал один из незнакомых мальчиков, которому с его положения было прекрасно видно и пляж, и дорожку в лагерь.

А потом все дружно посмеялись над паникершей Юлей, и это разрядило обстановку. Потихоньку все разговорились, обсудили, кто в какой школе в городе учится, кто какую музыку слушает. Оказалось, что у Саши Рамуса с собой гитара.

– Да что вы, зачем вам купаться? – сказал Максим. – Здесь нас точно не увидят, а в воде издалека засекут. А купаться самим нельзя. Говорят, лет пять тому назад здесь мальчик утонул – один в тихий час пошел купаться. Ему ногу свело, и все. Лучше пусть нам Саша споет. Мы его уже полчаса уговариваем. Может, у вас получится?

Лена покраснела, а Аня, уже оправившись от неожиданной встречи, попросила:

– Саша, пожалуйста! – Все-таки они еще по прошлому году знакомы были.

И Саша запел. Он действительно хорошо играл на гитаре. По крайней мере, Лена сразу решила, что он отлично играет. А пел он совершенно неизвестные ей песни. Он спел их много, но Лене тогда запомнилась только одна. Там были такие слова:

Я ломал стекло, как шоколад, в руке,

Я резал эти пальцы за то, что они

Не могут прикоснуться к тебе.

Я смотрел в эти лица и не мог им простить,

Того, что у них нет тебя, и они могут жить.

И припев – « Я хочу быть с тобой » [1]Песня группы «Наутилус Помпилиус» «Я хочу быть с тобой». (Прим. ред.) .

А еще она смотрела на этого самого красивого и самого талантливого в лагере мальчика, смотрела, как он закрывает глаза, когда поет, слушала его голос...

И вдруг поняла, что влюбилась.

До этого Лена никогда не влюблялась. Она только читала о любви. Присматривалась в классе к мальчикам. Наблюдала, как некоторые девчонки перекидываются с ними записками. Все девчонки хотели дружить с мальчишками, а те увлекались только футболом и компьютерными играми. Лена с ребятами дружить не хотела, ничем не увлекалась, читала дома книжки и мечтала научиться ездить верхом, чтобы быстро скакать по лесу. Ей казалось, что это так красиво! А тут вдруг поняла, что влюбилась...

Удивительно, что она сразу узнала это чувство. Потом, уже задним числом, она думала о той детской любви к Саше Рамусу... Она узнала, какая группа исполняла песню, которая так потрясла ее на пляже, выучила слова. И иногда ей казалось: может, это всего лишь песня так подействовала на нее? Ведь Саша действительно хорошо играл на гитаре, у него был красивый голос, и исполнил он ее очень проникновенно, словно это у него лично отобрали какого-то близкого человека, будто в его жизни случилась трагедия.

А может, просто Анины внушения подействовали – не зря же она расхваливала Сашу нон-стопом каждый день? Или просто для Лены пришло время испытать это чувство? Позже, через несколько лет, она спрашивала у подруг и просто знакомых девчонок об их первой любви, и большинство называли именно этот возраст – 10– 13 лет. Но все равно Лене было странно: как это так, когда любовь приходит первый раз, все ее узнают безошибочно, наверняка, точно?

Оставшееся время до конца смены Лена ходила сама не своя. Она постоянно думала о Саше, ей хотелось его видеть, слушать, как он поет. Ей было радостно просыпаться утром и идти на зарядку, потому что там она могла украдкой смотреть на Сашу. Ей было весело идти в столовую, потому что там она могла тайком или более пристально – если удавалось сесть за один столик – видеть его. А уж на дискотеку она и вовсе летела как на крыльях, потому что имелась надежда, что он пригласит ее танцевать медленный танец.

Так кончилась их смена. И Лена вернулась домой к маме и папе, так никому и не открыв свой секрет. Даже Ане Медведевой. Потому что Лене казалось, что Аня и сама была влюблена в Сашу. А потом Аня призналась, что была больше влюблена все-таки в Максима Благодыря... Но Лене признаваться в чем-то было уже поздно. Ведь они выросли...

А недавно Лена нашла в «вконтакте» Сашу Рамуса. У него уже была своя музыкальная группа! И они даже выступали. Ах, как Лене захотелось сходить на его концерт! Но в ее понимании Саша по-прежнему оставался самым красивым и самым талантливым мальчиком. А кем была она? Никем. Она не выделялась ни красотой, как Аня Медведева, ни оценками, как одноклассница– буддистка Аня Шмакова, ни грандиозными планами на будущее – получить образование за границей и выйти замуж за олигарха, как Настя Соколова. Разве что увлечением лошадьми.

Но это скорее было минусом, чем плюсом. Ведь от нее частенько пахло, мягко говоря, не «Шанелью». Ногти у нее постоянно обломаны... Походка после длительных тренировок – весь класс смеется. Да и разговаривать с ней, как считалось в их классе, было не о чем: «Ай, эта Самохина только о лошадях своих говорить может». Только Шмакова ее и понимала. Если бы не она – сидела бы Лена за своей последней партой одна, пригорюнившись.

Так что на концерт своей первой детской любви она не пошла. И вообще, решила поскорее забыть нахлынувшие было воспоминания. Она ведь теперь стала взрослой! У нее другие переживания. Ей нравятся другие мальчики. Женька, например. Или Пахом. Или оба сразу.

– Мне и лошадей хватает, – сказала самой себе Лена, потому что подумать, как советовала подруга, о Пахоме и о перспективах их отношений «пара на пару» у нее так и не получилось.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть