Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe

Рецензия на книгу Сердце

Оценка автора: 10/10
Дата написания:

Оцените рецензию

Сердце – это конусообразный полый.., фиброзно-мышечный... Не верьте медицинским справочникам. Сосэки Нацумэ  напомнит,  что сердце – живой,  хрупкий  сосуд, вместилище  души  и парафия, где разум человека не властен. По сути простая  история  превращается  в  драму  между  разумом и чувствами, когда автор окунает кисть в глубину внутренних переживаний главных  героев.

Трудно писать рецензию на книгу,  столь  замечательно  представленную в релизе. Роман Сердце (1914)  на русском языке открывает текст переводчика Николая Конрада, а  послесловием служит  литературный анализ Мередит Маккини  к английскому  изданию.  Авторы статей рассматривают  повествование  с точки зрения  исторических перемен в Японии на закате эпохи Мэйдзи. Статья  Конрада интересна тем, что написана в 1935 году и представляет  роман, как  образчик японской буржуазной литературы – термин для современного  читателя любопытен сам по себе. В  замысловатом   сплетении  слов  угадывается желание  во чтобы то ни стало  увлечь   советского  читателя   в неведомый мир  другой культуры. Профессионалы  прольют свет на поступки и характеры персонажей, я лишь попытаюсь обратить внимание на  весьма необычное произведение.

 Сосэки Нацумэ всю свою жизнь писал для популярной  столичной газеты и главы его  романа регулярно появлялись в очередном  номере  Асахи.  На первый взгляд,  в сюжете   Сердца   нет динамики  или особенных устремлений  героев,  но тем  не менее,  история дружбы двух мужчин  захватывает с первых страниц.  

 События романа происходят в начале 20-го века,  когда контраст между бурно развивающимся Токио и глухой провинцией особенно очевиден. Сосэки Нацумэ  не сообщает  имен двух главных героев, не описывает внешность - он опрокидывает сосуды их сердец и рассматривает содержимое под лупой повседневной реальности.  Ни в коем случае это не означает, что персонажи  оторваны от действительности – вокруг бурлит жизнь со всеми вытекающими последствиями. Будничные разговоры о наследстве, о родителях, философские рассуждения о любви и сама любовь - неспешно ткут полотно текста;  рельефные  второстепенные  персонажи,  коротко, но тщательно  выписанные бытовые сцены  служат  отличными  подмостками  для  предстоящей  кульминации.   

 Если во второй главе вскрывается  печать, а в третьей намеки и штрихи  складываются в мозаику, то первая глава увлекала и раздражала одновременно.  Бывший провинциал, токийский студент, не  обремененный заботами,   встретил  у моря  взрослого мужчину и прикипел  к нему  сердцем.  Слоняясь  по побережью  за незнакомцем,  наблюдал со стороны, подкрадывался совсем близко, настойчиво и упрямо  искал сближения. Откровенно говоря,  ситуация казалась надуманной.  Пожилой господин  долго сохранял внешнее безразличие, но сквозило от его  ауры едва уловимым  волнением.  Подавленная  нужда  в близком общении скрывалась под маской отстраненности сэнсэя.  Человеку, который хотел бы приблизиться к нему, учитель как бы делал предостережение: лучше остановись,  если такое приближение ничего не означает.  Меня смущала настойчивость юноши, на разный лад я пыталась представить  пресловутую  зоркость  сердца, но до сих пор не могу понять, как  могла возникнуть столь внезапная привязанность. 

 Вспомнился рассказ Томаса Манна Смерть в Венеции (1911), завязка  которого повторяет ситуацию.  Правда,  с точностью  до  наоборот.  Герой рассказа  -  искушенный писатель,  чья душа  эстета заточена под  острие карандашного грифеля. У  Сосэки Нацумэ  студент  следовал за сэнсэем,  у Томаса Манна старик Ашенбах   бродил за  юным Тадзио словно тень, приняв  красивую  форму за   божественную  мысль,  единственное  и   чистое   совершенство.  Длилось  преследование  до тех пор, пока  вожделение не взяло верх над интеллектуально-эротическим притяжением.  

 Между героями  Сосэки Нацумэ  читатель  усмотрит  такое притяжение, но  откровенного  эротизма  в романе  не найдется и на грош.  Как собственно и  отчетливых  форм -  уродливых или магнетически  притягивающих. Всего лишь  философия повседневной жизни, где нет  единственной  точки зрения, где не существует зла  и добра, но только непрерывное их превращение.  
 Думаю,  фокус романа  -  разница в возрасте  персонажей.  Учитель принадлежал эпохе, когда  эмоции держались в узде, когда  нарушение морально-этических  норм  влекло  строгое наказание, а  ответственность стоила жизни.   В финале Сосэки Нацумэ  ставит красивую точку, но недосказанность  остается.  На что надеялся сэнсэй, а вместе с ним и его ровесник - автор романа?  Возможно ли предостеречь молодость от  ошибок? Возможно ли  научиться прощать себя? Возможно ли  вскрыть свое сердце?  Не совершая сеппуку. Не знаю. Это Япония.
Рассказ Томаса Манна похож  на холодный  бриллиант, искусно выращенный  воображением  гения,  и  будет храниться  в шкатулке  литературных  драгоценностей.  Сердце   Сосэки Нацумэ  -    камушек с побережья, попавший в обувь.  Он причинит острую боль, но непременно напомнит, что ты живой человек со  всем хорошим и плохим, что  живет в твоем сердце.

Автор: Нэйстье
Аватар Нэйстье
Все рецензии Нэйстье 2
Все рецензии на Сердце
Добавить рецензию

Вернуться к остальным рецензиям