Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Рыцари пречистой девы
Глава 7

– Коцебу не сможет взлететь в воздух недели две, – мрачно подытожил Креол, выбравшись из подвала. – Диск восстановится сам, постепенно…

– А починить? – с сомнением предложила Вон.

– Починить трудно, проще сделать новый. Но это еще дольше. Коцебу – очень сложный артефакт, его за один день не скуешь…

– А вы что думаете, лод Гвэйдеон? – спросила Ванесса.

Серебряный Рыцарь все это время что-то бормотал себе под нос, измеряя расстояния и ставя крестики на большой карте в холле. Он поставил семь крестиков – в Кахале, в Империи Ста Тысяч, в Кнегздеке, на острове Слоккерс, в Мерейерее, в Рамиросе и еще один, пунктиром, на крайнем севере, чуть ли не у самого полюса.

Точного местонахождения Горы Близнеца не знал даже Генерал Ордена.

Пока Креол определял повреждения, Ванесса подробно объяснила паладину, в чем суть их задания, а также дала прочесть выданные Инанной бумаги: богиня не рассчитывала на одну только память Креола и перевела всю имеющуюся у нее информацию в письменный вид. Лод Гвэйдеон, как и любой представитель духовенства, умел читать и писать, причем на нескольких языках, а уж «священный шумерский» и вовсе был в их Каббасиане официальным наречием.

Паладин немедленно начал стратегическое планирование:

– С какой скоростью движется твой летучий дом, святой Креол?

– Это называется коцебу, – поправил его маг. – Как тебе сказать… Вот с какой скоростью движется твоя бурая скотина?

– Это конь, святой Креол, и его зовут Гордый, – слегка обиделся за боевого товарища паладин. – Смотря каким аллюром. Шагом – три перехода[2]Переход – каабарская мера длины, 2903 метра. в час. Рысью – семь. А если галопом, то и все двадцать сделает. Гордый – очень резвый конь. У Ордена самые лучшие кони, а мой Гордый – лучше всех! – не удержался от похвальбы лод Гвэйдеон. – Но, конечно, он не может очень долго скакать галопом – выдохнется… А то и падет.

– Вот так, да? – задумался маг, подсчитывая что-то в уме. – В общем, коцебу может лететь вчетверо быстрее шага твоего коня, или вдвое быстрее рыси, или в полтора раза медленней галопа, или… я запутался. Но ты понял?

– Понял, – кивнул паладин, тоже что-то подсчитывая в уме.

– Но зато коцебу не устает, не просит есть, может лететь круглые сутки и движется по небу. А это значит по прямой, безо всяких дорог и препятствий.

– Это очень хорошо, святой Креол, – воодушевленно поднял глаза к потолку лод Гвэйдеон. – Твой летучий дом движется очень быстро. Может быть, мы все-таки успеем выполнить приказ Пречистой Девы за данные нам четыре месяца…

– Пока что он никуда не движется, – буркнул Хубаксис, продирая глаз. К удивлению Ванессы, лод Гвэйдеон не попытался напасть ни на Хуберта, ни на Хубаксиса, ни даже на Бат-Криллаха. За них поручился «святой Креол», и для него этого оказалось достаточно. – Хозяин, ты не мог сделать коцебу попрочнее?

– Молчать, раб! – тут же вспылил маг. – Когда я его делал, я не рассчитывал на Душу Тьмы! Откуда Трой вообще их набрал?! Да еще так много! Знал бы, что у него остались другие, выпросил бы у Прекраснейшей ее диадему…

– Зачем, хозяин? – удивился Хубаксис. – Она же не может защитить мужчину!

– На нее бы надел, – Креол кивнул в сторону Ванессы, что-то высчитывающей на калькуляторе. – Хоть ее бы обезопасил… неважно! – рявкнул он, заметив ехидный взгляд джинна. – В любом случае я не собираюсь сидеть здесь и ждать, пока коцебу восстановится!

– Мы можем отправиться верхом, – предложил лод Гвэйдеон. – А потом твой летучий дом нас догонит… он ведь сможет двигаться без тебя?

– Не волнуйтесь, сэр, я позабочусь о доме, пока вас не будет, – чопорно пообещал Хуберт.

– Ладно… – неохотно согласился Креол. – Я буду связываться с вами через… да хоть через это зеркало. Сейчас я его зачарую, это недолго…

– Лод Гвэйдеон, а откуда нам начинать, как вы считаете? – спросила Ванесса, пока Креол возился с зеркалом. – Мы успеем за две недели добраться… ну хоть куда-нибудь?

– Давайте взглянем на карту, леди Ванесса, – широким жестом указал на вышеупомянутую паладин. – Думаю, не стоит и говорить, что начинать с Горы Близнеца не имеет смысла: туда мы отправимся в самую последнюю очередь. Попасть в Империю Ста Тысяч или на Слоккерс без вашего коцебу будет нелегко – придется сначала добираться до ближайшего порта, а потом ждать подходящего корабля. Это может затянуться надолго. Кнегздек очень далеко на юге – даже коцебу придется лететь дней шесть, а на лошадях путь займет месяца два, а то и три. Кахала и Рамироса поближе, но все равно слишком далеко.

– Тогда куда же…

– Взгляните на карту, – ткнул пальцем в точку рядом с огромным озером лод Гвэйдеон. – Сейчас мы находимся вот здесь – на севере королевства Личлиорр. Юг королевства заселен очень плотно, там много больших городов, север же – совсем наоборот, тут на много переходов вокруг сплошные леса. До ближайшего поселения скакать целые сутки. Как видите, к востоку у нас великое озеро Рохешим, к северу – Арганы и королевство Хурв. К югу тоже ничего интересного. Зато к западу…

– Мерей… ерей… – Ванесса попыталась прочитать название крохотного пятнышка, на которое указывал паладин, но тут же сдалась, решив не ломать себе язык. – Но это же то священное королевство, правильно?

– Не королевство, леди Ванесса, – поправил ее Серебряный Рыцарь. – Даже не герцогство. Но Мерейерея действительно священное государство, и правит в нем Верховная Жрица, да благословит ее Пречистая Дева. Если не ошибаюсь, у нее находится одна из частей Священного Ключа, который мы разыскиваем.

– Но это же совсем близко! – обрадовалась Вон, прикинув расстояние.

– Да, недалеко, – согласился лод Гвэйдеон. – Нас разделяет меньше трехсот переходов – на вашем коцебу мы были бы там уже завтра к утру. Хотя верхом, конечно, придется затратить почти неделю…

– Поправка, – хмуро сообщил Креол, заканчивая настройку зеркала. – Это ты верхом, а у нас ничего нет. Конечно, я могу сделать какой-нибудь летательный артефакт или вызвать демона…

– Не надо демона, святой Креол, – поспешил возразить лод Гвэйдеон. – Верю, что ты обратишь его к Свету и принудишь творить добро, но люди могут неверно понять…

– Люди! – презрительно фыркнул Креол. – Куда хуже то, что легион Элигора мне отныне недоступен – если я вызову любого демона Лэнга, он немедленно доложит Йог-Сотхотху, где я нахожусь и чем занимаюсь! А другие демоны слишком дорого требуют за свои услуги… Хотя, конечно, слишком часто пугать людей тоже не следует… – неохотно признал он.

– Тут ты прав, – вздохнула Ванесса, вспомнив, какие глаза были у Шепа, когда он увидел коцебу. Хорошо, что этот рыцарь такой флегматик. – Эх, жаль, я так и не купила новую машину, «Тойоту» – то мою взорвали… Сейчас бы прокатились с ветерком, и на приличной скорости…

– Это тоже могут неверно понять, леди Ванесса. – Лод Гвэйдеон не совсем понял, о чем говорит Вон, но сделал логичный вывод, что такой способ передвижения на Каабаре будет выглядеть странно. – Мы вполне можем купить вам лошадей в ближайшем поселении, а до тех пор вы двое поедете на моем Гордом…

– А он увезет троих? – нахмурилась Ванесса, с жалостью глядя на лошадку. Паладин настоял на том, чтобы затащить конягу в дом – к счастью, рысак оказался достаточно воспитанным.

– Я пойду пешком, а вы со святым Креолом поедете верхом, – как о чем-то само собой разумеющемся сказал лод Гвэйдеон.

– Терпеть не могу этих четвероногих, – буркнул Креол, накладывая последние чары на зеркало. – В колеснице еще туда-сюда, но верхом… Нет уж, лучше вы двое езжайте, а я как-нибудь своим ходом…

– Тогда и я пойду пешком, – не пожелала отстать Ванесса. – Я еще в скаутах всегда ходила в походы! Тоже на своих двоих, между прочим!

На самом деле Ванесса приврала: в скаутах она не состояла. Но откуда этим-то двоим об этом знать?

– Леди Ванесса, святой Креол, я так не могу! – взмолился лод Гвэйдеон. – Святой и благородная дама будут идти, а паладин – ехать?! Как я смогу смотреть людям в глаза после такого позора?!

– А кто тебе сказал, что я собираюсь идти? – усмехнулся маг. – Нет уж, я не для того учился летать…

– Но люди увидят, что они поду…

– Плевать! – рявкнул Креол. – Если кому-то не понравится, как я летаю, я превращу его в пепел! А у тебя, ученица, очень простой выбор – ехать на коне или у меня на спине, потому что своим ходом ты за нами не угонишься. Что выбираешь?

Вон так и подмывало сказать, что она поедет у него на спине, но она примерно догадывалась, как маг отреагирует на такой ее выбор.

Хотя черт его знает: катая ее в Лэнге, он вроде не особо возражал.

Когда на Гордого усадили еще и Ванессу, тот окончательно обиделся на хозяина. Гордый суухский рысак не привык возить кого попало.

– Лод Гвэйдеон, а почему у вас всего один конь? – спросила у паладина Вон, довольно неуклюже устраиваясь позади него.

– А зачем мне больше, леди Ванесса? – удивился тот. – Я один, и конь один…

– Ну как же? А сменные? Вы могли бы пересаживаться с одного коня на другого…

Лод Гвэйдеон повернулся назад и посмотрел на Вон взглядом ревностного католика, которому предложили завести вторую жену.

– Серебряные Рыцари не меняют боевых коней без веской причины, – ханжески поджал губы лод Гвэйдеон. – Пока Гордый достаточно крепок, чтобы носить меня на своей спине, я не сменю его на другого. Когда же он состарится и ослабнет, я отправлю его в Каббасиану, где он проведет остаток своих дней в сытости и довольстве.

Гордый недовольно фыркнул. Похоже, ему уже сейчас хотелось отправиться в Каббасиану и жить в сытости и довольстве. Он с уважением посмотрел на Креола – вот ведь хороший человек, лошадей не мучает, сам движется…

А маг тем временем все пытался устроиться поудобнее. Сеанс левитации он начал с того, что лег прямо на воздух в позе пловца на спине. Воздушное пространство держало его, словно твердая земля. Сначала Креол двинулся головой вперед, потом передумал и повернулся на сто восемьдесят градусов. Шляпу и сумку с инструментами он положил на живот, плащ дважды обернул вокруг плеч, а волосам позволил свободно развеваться.

Со стороны он напоминал Супермена, включившего заднюю передачу.

– Кодекс Ордена призывает к бедности и смирению, – философски рассуждал лод Гвэйдеон, продолжая тему о конях. – Серебряному Рыцарю полагается иметь комплект доспехов и оружия, одного боевого коня, да прочих вещей по его нуждам не более, нежели он способен унести на своих плечах. Видите, леди Ванесса, весь мой скарб здесь, в седельных сумках. И большего мне и не надо.

– А жить на что? – нахмурилась Вон, сама захватившая из коцебу целый мешок провизии и полный кошель монет. – Или паладины святым духом питаются?

– Ну отчего же… – не стал спорить с очевидным лод Гвэйдеон. – Только ведь кругом люди живут, все свои, все добрые иштариане… Странствующие дервиши, скажем, живут тем, что бродят по дорогам, да подаяние просят, и ничего, не помирают. А нас, паладинов, народ еще охотнее кормит: мы же все-таки пользу приносим. Сейчас время такое – куда ни плюнь, везде либо упырь, либо бракс отыщется. Я его убью, а люди меня в благодарность покормят, да и монет, бывает, отсыплют. А если никого такого не окажется, так я и руками поработать могу – дрова там наколоть, или крышу починить… Охота опять же, рыбалка… Настоящий паладин все умеет, везде прокормится. Я и жнец, и писец, и кузнец, и в шатрангу игрец… Леди Ванесса, взгляните, пожалуйста, святой Креол от нас не отстал? А то мне за вами не видно…

Вон повернулась и не удержалась от сдавленного смешка. «Святой Креол» привязал себя к конскому крупу каким-то заклинанием и теперь болтался сзади, подобно воздушному шарику на ниточке. К тому же он видимо не выспался на Девяти Небесах, потому что ухитрился мгновенно уснуть.

Так он и летел: руки сложены на груди, прижимая драгоценные инструменты, глаза закрыты, рот наоборот, да еще и слегка похрапывает. Хубаксис удобно устроился у хозяина на животе и с этого насеста с интересом обозревал окрестности. Рядом, оберегая сон мага, бежал Бат-Криллах в собачьем обличье: демону не слишком нравилось яркое каабарское солнце, но он не жаловался.

– Все с ним в порядке, – рапортовала она беспокойно ерзающему в седле паладину. – Спит.

– Ну, храни его Пречистая Дева, – благочестиво наклонил голову лод Гвэйдеон. Известию он ничуть не удивился: его вообще трудновато было чем-нибудь удивить.

Конь с двумя всадниками и «прицепом» вошел в лес. Северный Личлиорр находился в субтропическом поясе, его широты примерно соответствовали Калифорнии, посему и растительность цвела пышная. Хотя этот лес не имел ничего общего ни с европейским лиственным, ни с сибирской тайгой, ни с африканскими джунглями, ни с амазонской сельвой, ни с австралийским бушем.

Здесь преобладали совсем другие деревья, на Земле не слишком-то распространенные. Основные породы назывались хечемалом, ушшером, духой и тионгром. Объединяла их все одна общая черта – высокий и тонкий ствол без единого сучка, увенчанный плоской, но поразительно густой кроной. Со стороны они напоминали огромные грибы с коричневой ножкой и зеленой шляпкой.

Деревья росли не так уж и часто, но из-за густоты крон неба не было видно совсем: все закрывал темно-зеленый потолок. Под копытами Гордого хлюпали опавшие, еще прошлогодние листья, плотно слежавшиеся за зиму. Кое-где сквозь них с большим трудом пробивалась трава: из-за постоянного сумрака мелкая растительность в личлиоррских лесах росла плохо.

Еще конь то и дело наступал на плоды этих деревьев – нечто, похожее на еловую шишку, но всего-навсего с двумя лепестками. Разумеется, тоже прошлогодние и совершенно пустые – семечки из них еще осенью перетаскали местные птицы и грызуны. В самых темных местах лежали кучки грязного снега – здесь он порой сохранялся до середины весны.

– Смотрите внимательно по сторонам, леди Ванесса, – тихо предупредил ее паладин. – В таких лесах любят устраивать гнезда духани…

– А это кто такие?

– Твари Близнеца. Видите вон то дерево? Оно называется «духа». Духани обычно живут в их дуплах, потому их так и назвали. Когда-то они были обычными совами, но теперь… теперь это необычные совы. Они не нападают на нас, паладинов, потому что в таких местах мы всегда надеваем шлемы, но на вас или на святого Креола вполне могут… Если увидите духани, прячьте глаза, их они выклевывают в первую очередь.

– Лод Гвэйдеон, все забываю вас спросить… А кто были те уроды на холме?

– Их называют Служителями Близнеца. Говорят, что это его сны – Близнец спит в своей ледяной тюрьме, а его сны оживают и носятся по Каабару… Служители очень опасны – упыря или некростера, например, даже обычный воин вполне способен убить, я так, бывало, десятка три в одиночку укладывал. А вот с этими, видите, даже против двоих трудно…

– Да, с нечистью у вас здесь богато… – сочувствующе кивнула Ванесса.

– На мой век хватит, – равнодушно зевнул Серебряный Рыцарь. – Даже скучно иногда бывает за всякой мелочью по полям охотиться. Вот собраться бы всем Орденом, да пойти в поход на какую-нибудь нечистую страну… Жаль, в мире таких стран не осталось… Последний раз мы собирались вместе года три назад, когда на Южном материке объявился один могучий колдун, прозвавший себя Лордом Теней. Половину Кнегздека успел запрудить ожившими мертвецами! Вот это была охота, так охота – две недели Кнегздек чистили, да потом еще столько же его замок штурмовали. Снега, льды… Немало нас приняло там героическую гибель, но тем походом мы воистину почтили Пречистую Деву. Славный лод Хедрук ради шутки предложил даже того колдуна не убивать, а оставить на племя – пусть бы дальше некростеров с упырями плодил, а мы бы его дальше воевали.

Ванесса задумалась, не сказать ли этому полководцу о намечающейся войне с Лэнгом? Потом решила повременить – неизвестно, как к этому отнесется Креол. Но, по крайней мере, она успокоилась насчет мнения самих паладинов – если уж они так мечтают о большой войне с какой-нибудь бякой, штурм целого мира демонов вызовет у них натуральный экстаз…

– А нечисти у нас много, тут вы правы, – продолжал рассуждать на любимую тему лод Гвэйдеон. – Есть нежить – упыри, стриги, некростеры, морденты, инкубы, суккубы, согины, барака… Есть твари – гветелквиры, браксы, духани, труорлы, шеренгебы, борамцы, умкову, грампы, василиски… Есть духи места – лешаки, водяники, болотники, вакиньяны, инуа, скоге… Эти, правда, сами по себе не вредные, но бывает, овладеет каким из них Близнец, и начинает он людям пакостить… Оборотни и колдуны – люди, но их души испорчены Близнецом, поэтому их тоже приходится истреблять. Про Служителей Близнеца я уже рассказывал, они вообще наособицу. А самые опасные из всех – Черные Рыцари. Их мало, но крови они нам попортили порядочно: с ними мы на равных бьемся, многие паладины от их мечей погибли…

– А эти откуда взялись? Тоже Близнец?

– Он, конечно… Тут, леди Ванесса, история темная. Лет двести назад собрался большой отряд паладинов, человек этак в триста пятьдесят. Дошел до них слух, что в Шелере браксы очень уж расплодились – уже на тысячи счет идет, люди толпами с насиженных земель бегут. Сначала вообще хотели весь Орден созывать, да не утерпели, поехали неполным составом. И очень хорошо, что остальных не дождались, а то бы и не стало больше Ордена!

– Что, очень много было этих… браксов?

– Да нет, их-то как раз тот отряд легко одолел… Всего-то по дюжине браксов на паладина, почти без потерь управились… Перебили всех, берлоги их пожгли, да и отправились восвояси. И нет бы им кто куда разъехаться – нет, всем отрядом поехали через Черный Лес! Был в те времена в Шелере такой, – пояснил он. – Теперь уж не узнать, что в этом лесу тогда произошло, только ни один паладин из него так и не выехал… Зато вышли триста пятьдесят Черных Рыцарей, а во главе их предводитель – бывший Генерал, лод Растерок… Так в мир явились Черные Рыцари. Дерутся они не хуже, чем раньше, доспехи да оружие прежними остались, только почернели, как головешки… Да еще пешие они теперь – все их кони так в Черном Лесу и остались, а другие от них шарахаются… Шлемов ни один из них с тех пор не снимал: никто не знает, есть ли там еще люди или одни пустые доспехи… Но если и есть, душами их владеет Близнец – ничего, кроме зла, наш мир от Черных Рыцарей не видел. А если одного из них убить, он тут же обращается в черный дым, как Служители. За эти века их, конечно, куда как меньше осталось: двести двадцать восемь погибли от наших мечей. В Каббасиане даже специальная доска есть, на которой им счет ведут…

– А драконы на Каабаре водятся? – полюбопытствовала Ванесса. Вообще-то, она ожидала, что лод Гвэйдеон удивится и спросит, кто это такие, но он совершенно спокойно ответил:

– Водились когда-то. Но они вымерли еще до основания Ордена.

– А вампиры?

– Раньше мы немало с ними сражались, но о них никто не слышал уже лет тридцать. Наверное, тоже вымерли.

– А… а… а великаны?

– А кто это такие? – наконец-то оправдал ее ожидания лод Гвэйдеон.

Насчет духани паладин оказался прав – когда стало смеркаться, эти твари так и поперли откуда-то сверху. Сначала поодиночке, и лод Гвэйдеон вполне успешно отстреливал их из арбалета. У него были при себе болты с керефовыми наконечниками, но их он берег для нежити, а духани успешно гибли и от обычных стальных.

Потом их стало больше. Потом еще больше. А когда солнце окончательно скрылось за горизонтом, воздух уже кишел этими уродливыми созданиями, похожими на серо-бурых филинов. Только у филинов не бывает настолько длинных и острых когтей, вытянутого рогового крючка вместо клюва и жутких глаз, буквально наполненных плещущейся чернотой.

Лод Гвэйдеон уже не успевал перезаряжать арбалет: духани пикировали одна за другой, не давая ни минуты передышки. Тогда он обнажил меч и начал махать им, отбиваясь от стаи пернатых тварей. Его доспехи когтям и клювам духани не поддавались.

Бат-Криллах веселился вовсю – он повернул ошейник застежкой вверх, приняв прежний облик жуткой зубастой макаки, и теперь ловил духани прямо зубами, перекусывая их пополам. Бедные маленькие чудовища явно были в шоке: подсознательно они чувствовали в Бат-Криллахе существо, родственное им по крови, и не ожидали от него такого предательства.

Креол, представляющий собой просто идеальную мишень, почему-то так и не был атакован: от него эти совы буквально шарахались. А вот Ванессе приходилось туго – она натянула шляпу на самые глаза, поплотнее закуталась в одеяло, захваченное из дома (ей совсем не хотелось спать на голой земле), но ее все равно то и дело клевали.

После одного особенно болезненного укола Вон наконец-то вспомнила о пистолете, вытащила его на свет божий и начала стрелять вслепую – открыть лицо и подвергнуть опасности глаза было выше ее сил.

Духани сначала порскнули в разные стороны, испуганные грохотом выстрелов, но быстро сообразили, что эти звуки не причиняют им вреда (Ванесса ни разу не попала), и возобновили атаки. Одна из них заприметила руку Вон, высунутую из-под одеяла, камнем упала на нее и вырвала когтями кусок кожи вместе с мясом. От дикой боли девушка оглушительно завизжала.

Креол, и без того растревоженный пистолетным бабаханьем, от этого вопля окончательно проснулся, заранее готовый выместить злобу на всем, что попадется под руку. Поскольку он парил лицом вверх, то перед глазами у него возникла стая духани. А тут еще самая храбрая птица увидела любимую мишень – человечьи глаза, и не смогла удержаться…

Разумеется, Креол даже в душ не ходил без двух Личных Защит. Но ему все равно не понравилось, что какие-то пернатые с рыболовным крючком вместо клюва пытаются его ослепить. Духани успела сделать ровно одну попытку: в следующее мгновение Креол ударил Цепью Молний, изжарив большую часть стаи. На землю посыпались обугленные трупики…

Сколь бы ни был велик запас духани в этом лесу, они все же начали заканчиваться. А после того, как Креол, немного побормотав себе под нос, вызвал Совиную Смерть – мелкого узкоспециализированного лоа, похожего на зеленую летающую змею, они и вовсе оставили маленькую группу в покое. Маг наложил на руку всхлипывающей Ванессы заклятие Исцеления и тут же снова уснул.

Несмотря на то, что наступила ночь, лод Гвэйдеон отказался останавливаться, сказав, что делать привал, а уж тем более ночевать в лесу вроде этого – верная смерть. Уж лучше совершить последний рывок, выйти из леса и уже там спокойно разбить лагерь. Ванесса, в принципе, не возражала, спать ей пока что не хотелось. Сказывалась разница во времени – Девять Небес они покинули «утром», а на Каабар прибыли в полдень, причем сам переход не занял и одной секунды.

Из леса они вышли уже за полночь. Впереди в лунном свете (у Каабара тоже была своя луна) мерцала водная гладь. Здесь протекал Дордавр – одна из крупнейших каабарских рек.

Точнее, не он сам, а один из его малых притоков, берущих начало в исполинских Арганах.

– На том берегу лежит графство Омнико, – указал лод Гвэйдеон. – За ним будет графство Агида. Потом баронство Ростолед. И только потом – Мерейерея.

– Удачно граница пролегла, – кое-как выдавила из себя Вон, с трудом слезая с коня. Даже не слезая, а сваливаясь, словно кулек с тестом. Филейная часть болела так, словно ее одолжили в качестве мяча для футбольного матча. – Прямо по реке…

– При чем тут удача? У нас часто границы прокладывают по рекам или вдоль горных цепей. А у вас разве не так… откуда бы вы ни были?

Ванесса запоздало вспомнила, что лод Гвэйдеон понятия не имеет, откуда они с Креолом явились – знает только, что их прислала Пречистая Дева. А это можно трактовать весьма широко…

Становясь на ночлег, лод Гвэйдеон первым делом привязал Гордого прямо к копью, воткнутому в землю. К сожалению, ничего получше не нашлось. Конь только презрительно фыркнул – перегрызать привязь он научился еще жеребенком, а уж выдернуть эту дурацкую палку и вовсе было легче легкого…

Избавившись от седоков, Гордый начал ходить кругами, с интересом глядя, как следом за ним дрейфует спящий Креол. Разбудить его никто не удосужился.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть