Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги S.W.A.L.K.E.R. Звезды над Зоной
1. Кровать

Бывшую супругу Серёга величал исключительно «акулой капитализма», и это было самое ласковое прозвище. Иногда он добавлял – «белая». Иногда – «тигровая».

Разводила ячейку общества судья Петрова, старушенция с личиком мартышки-алкоголички, страдающей от беспробудного похмелья. Видимо, еще в ранней молодости у нее не сложилась личная жизнь, и потому она люто ненавидела всех мужчин независимо от возраста и материального благополучия. Естественно, процесс решился не в пользу Серёги. Жена, рыжая вертихвостка Светка, буквально вывернула «любимому мужу» руки за спину, когда вместе с крепкими парнями-приставами явилась описывать «совместно нажитое» имущество. Грузчики, матерясь перегаром, двигались следом.

В результате Серёга обрёл свободу и мог теперь наслаждаться эхом средь голых стен. Раскладушка, плита и холодильник – вот и весь интерьер. «Хорошо хоть квартиру не отобрала…» – на последние деньги промывая пищевод коньком, размышлял экс-супруг. Он не знал, что жилплощадь сохранил лишь благодаря мужской солидарности нынешнего ухажёра бело-тигровой, к которому та умчалась на новеньком Серёгином «каймане».

Дабы компенсировать невнятный лепет адвоката и выплатить единоразовые алименты, пришлось за бесценок продать фирму. Секретарша Любочка плакала, прощаясь с обожаемым боссом. Допив остывший кофе и на прощание потрепав её за попку, Серёга покинул родной, но уже ощутимо чужой офис.

В тридцать еще не поздно начать все сначала. Он занял чуток кредо, чтобы рвануть в Сибирь и заработать там стартовый капитал. Проще, говорят, подняться на Марсе, но по-домашнему как-то спокойней. К тому же Серёга терпеть не мог запах талька в скафандрах, взятых напрокат, – от секонд-хенда никуда не денешься, ибо новьё стоит как два внедорожника на воздушной подушке. А в российской глубинке, конечно, закон-тайга и мутант-хозяин, зато приспособы на порядок дешевле, и кислород, опять же, почти бесплатно.

Увы, его планы нарушила новая война между куполами.

На сей раз Москва что-то не поделила со Стамбулом.

И Серёгу призвали.

* * *

Три года спустя он вернулся.

Это были три года жестоких боев с применением тактического ядерного оружия. За все это время Серёга ни разу не снял противорадиационную защиту. Стреляя из плазмовинтовки в янычаров-моджахедов, он на ходу гадил в специальный гигиенический контейнер, жрал брикетированную фигню и пил чай на прошедшей очистку воде, которую выделял его же организм. И главное – никаких сигарет, женщин и водки. Апокалипсис – это круто и забавно в сравнении с тем, что видел Серёга и что пережил!

В его иссеченное ранними морщинами лицо навсегда въелся радиационный загар. Однако немного денег скопить удалось – Министерство Обороны Москвы на своих бойцах не экономило. Точно так же оно не экономило своих бойцов, целыми батальонами безвозвратно отправляя их в радиоактивный ад…

Вернувшись на гражданку, герой-ветеран первым делом запасся провиантом впрок – сказались новые привычки: уж слишком часто полевые кухни не могли пробиться на передовую. Короче говоря, летний сезон консервами и хлебом (в вакуумных упаковках) был обеспечен от и до. Затем, надев парадный мундир с килограммом-другим висюлек-медалек, Серёга прогулялся на предмет оплатить коммунальные услуги, ибо восстановление приливов холодно-горячей воды архиважно, товарищи; пока он защищал родной купол, его квартиру отрезали от коммуникаций.

Сунув в карман распечатку о погашении задолженности, он купил в ларьке пачку облегченных и спрятался от палящего зноя погодных установок в скудной тени акаций. Дойдя до фонтана, присел на лавочку и познакомился с девушкой-брюнеткой лет девятнадцати-двадцати. Ее тоненький топик намекал на отсутствие бюстгальтера и твердых моральных устоев. Тра-ля-ля-тополя, а вы бывали в гостях у самого обаятельного героя войны? Нет? Ну, это никуда не годится, это срочно нужно исправить…

Мадам особо не ломалась, тем более бравый кавалер в форме с погонами обещал угостить винишком и пивком. По пути они скушали по чебуреку и слизнули две порции пломбира. Хороший день – в такси электролит нюхать? – уж лучше пешком! И для стройности ягодичной мышцы полезней.

Лишь обнимая юную красотку у входной, обтянутой черным дерматином двери, Серёга осознал, что углублять отношения не на чем: он так и не обзавелся новой мебелью, а раскладушка двоих не выдержит.

Увы, девушке не довелось отведать ни итальянского вермута, ни чешского лагера.

* * *

Утро выдалось хмурое, тревожное. От недосыпа на раскладушке болела спина. Три года подряд Серёга отдавался морфею, где придется – в руинах городов, средь поваленных обугленных деревьев, а то и зарывшись в изрядно присыпанный пеплом снег, но ни разу у него ещё так ломко не хрустел позвоночник!..

За шоколадку звякнув от соседки старому знакомому по бизнесу, договорился о встрече: записал в блокноте адресок и время. Пока все складывалось тип-топ: его помнят и готовы оказать содействие.

Но на душе отчего-то спокойней не стало. Что-то не так. Что?

Соскребая бритвой щетину, он понял: жутко не хватает комфорта – будто и не возвращался с фронта в мирный купол. Значит, надо обустроить квартирку. Кроватью достойной хотя бы обзавестись. Какой же он бизнесмен, если без кровати?! Престиж и все такое. Да и с девушками будет проще, опять же…

А где у нас кровати продают?

И что это за пятиэтажный куб из бетона, стали и стекла, что безобразно вклинился в рельеф пейзажа за время Серёгиного отсутствия?

А не пройтись ли на разведку?

И он таки прошелся.

Куб оказался маркетом, смыслом и содержанием конкретно отвечающим за приставку «супер», ибо назвать универсамом – как можно?! – данное строение даже у самого отъявленного скептика язык не повернулся бы. Пленочные камеры слежения не привлекали к себе внимания, органично вписавшись в интерьер. Стеллажи – из белого пластика. Ступеньки – из отполированного мрамора. Эскалатор бесшумно поднимал всех желающих на второй этаж. Тут и там улыбались клиентам девушки, свежие, как пузырьки углекислого газа в минералке. Эти «пузырьки» предлагали всем и каждому бесконечное количество товаров: вилки и вилы, д/у к шнуркам и пуговицам, мармелад со вкусом креветок и надутые аммиаком шары, скафандры с удобствами и без, силосную колбасу и низкоурожайные удобрения… Тем же, кто устал от шопинга, предлагалось посетить комнату отдыха, оборудованную диванчиками и стеклянными столиками, сплошь заваленными глянцевыми журналами. Даже тележки для покупок тут были особые, дизайнерские – с пятью колесами.

Осмотр первого этажа занял примерно полтора часа. Серёга долго приценивался к токийским 3D-системам и сверхплоским мобильникам. Решил пока не спешить – лежбище прежде всего. Случайно забрел в мясной отдел, заваленный тоннами клонятины, задержался в кондитерской, помог хнычущей малявке найти перепуганную мамашу. На втором этаже попрыгал в силиконовом кресле «каймана» и сказал улыбчивой красотке-консультанту, что подумает. Красотка сразу же поскучнела лицом: мол, что тут думать, авто высшего класса, покупать надо. Ходят тут всякие, философы, ёлы… Мебель обнаружилась на четвертом, слева от эскалатора, за отделом с хрустальными люстрами и китайскими торшерами в розовый горошек.

Тут было тихо и пахло специфически. Рядами стояли тумбочки, за ним – стулья, потом возвышались шкафы и предлагали посмотреться зеркала. Искусственный дуб, синтезированная карельская береза и натуральная ДСП. На любой – разборчивый и не очень – вкус.

Выбирать не пришлось: резные боковины из псевдоореха и мягкая площадка три на четыре метра мгновенно одержали победу над прочими вариантами. Прищурившись от удовольствия, Серёга опустился на обтянутый алым шёлком матрас.

– Нравится?

Продолжая наслаждаться, Серёга кивнул:

– Очень.

– Ручная работа. Дорогая вещь.

– Плевать. Деньги не проблема.

– Значит, оформляем?

– Ага. Значит. – Серёга наконец взглянул на менеджера по продажам. Невысокий щупленький. Костюм строгий, серенький, без новомодных вольностей. Родимое пятно на виске, едва заметное. Такой за процент скидки удавится.

У пирамиды табуретов безобразно громко раскашлялся лысый тип в пальто. Такая жара – и в пальто.

Серёга подмигнул менеджеру:

– Ещё как оформляем.

– Одну минуточку. Сейчас принесу бланки. Доставка наша или вы… – продавец услужливо затянул паузу.

Когда дальше тянуть стало уже неприлично, Серёга сподобился:

– Ваша.

– Замечательно. А жену сразу заберёте? Или кортеж к определенному часу? К романтическому ужину? У нас есть свечи, шампанское, ананасы и прочее – наборы для торжеств, стандарт для брачной ночи. А путевки? Рекомендую тур по Золотому кольцу Солнечной системы. Медовый месяц все-таки, можно и раскошелиться… Кортеж? Лимузин либо лошадки. А то и дирижабль, не проблема. Полет у самого купола, с остановками у обзорных окон – это вдохновляет: смотришь наружу, на экологический коллапс, а у нас тут, внутри, все замечательно и…

– Чего? – перебил менеджера Серёга.

– Ясно: без кортежа. Жена будет готова через пятнадцать минут после оформления покупки.

– Какая жена? – Менеджер наговорил много всего, и Серёга, откровенно говоря, не очень-то вникал в его щебетание. – Я в разводе, слава богу. Я кровать покупаю, а не жену. – Он поморщился: ни с того ни с сего заныл зуб. – Бред какой-то.

Но щуплый менеджер с пятном на виске все не унимался:

– Вы, э-э, возможно, не в курсе… Жена идет в нагрузку к кровати.

– То есть? – не поверил Серёга.

– Указ Кабинета Министров Москвы о трудоустройстве молодых специалисток. Вы что, не в курсе? Вероятно, долго были в отъезде? Уже полгода трудоустройство посредством замужества – обычная практика и никого не удивляет.

Тип в пальто опять закашлялся и расстегнул верхнюю пуговицу.

Серёга уставился на него. Все это сон. Глупый сон, который немного не дотягивает до кошмара. Надо же: жена в нагрузку… Сейчас лысый распахнет пальто, а затем промарширует на руках к отделу джакузи и сделает сальто у кассового аппарата. Потому что сон. Если бы не сон – лысый к отделу хрусталя потопал бы. А раз сон…

– Что, простите? Трудоустройство? Специалисток, простите, какого конкретно профиля? – Серёга едва сдерживал смех: это какой-то розыгрыш, его снимают скрытой камерой для одной из этих идиотских передач, где постоянно ржут за кадром. Ничего, только ему покажут умника-оператора, на одну видеокамеру станет меньше и как минимум на две разбитые морды – менеджера и папарацци – больше.

– Самого разнообразного профиля. – Щуплый продолжал играть свою незавидную роль. – Ваша будущая жена, то есть девушка, прикрепленная к продаже именно этой двуспальной кровати, окончила политехнический университет, кафедру турбиностроения. Между прочим, с отличием.

– Что вы говорите? С красным дипломом – и в койку?!

– Вы очень точно описали создавшуюся ситуацию, – без тени улыбки кивнул менеджер.

И вот тут Серёга рассвирепел так, как может выйти из себя ветеран, переживший два термоядерных взрыва и ветрянку:

– Да что вы мне голову морочите?! Я! Всего лишь! Хочу купить! Эту дорогую! Кровать! Я спать хочу! На этой дорогой кровати! У меня уже глаза слипаются, так мне хочется прилечь на эту – эту! – кровать!

– Я вас прекрасно понимаю, но… – менеджер развел худосочными лапками, блеснул позолотой браслет дорогого хронометра. – Но…

– Что – но?!

– Повторюсь: полугодичной давности Указ Кабинета Министров, согласованный с Президентом и Международным Комитетом по правам человека. К товарам, розничная цена которых превышает сумму, эквивалентную двадцати минимальным заработным платам… В двух словах: содержательным мужчинам в случае дорогих покупок приходится брать на себя некоторые обязательства, определенные брачным соглашением. Кстати, это дело добровольное…

– Так я могу отказаться?

– Вы – нет. А вот девушек никто не принуждает. Но от желающих трудоустроиться в качестве жены за последний квартал отбоя нет.

– Да быть такого не может! – Серёга ошарашенно замолчал: или у кого-то крыша протекает, или это уже не смешно. Мимо походкой топ-модели со сломанной лодыжкой прохромала белобрысая самочка: аппетитные икры и взгляд очень даже в контексте двуспальной кровати.

Менеджер, похоже, заметил Серёгин интерес к противоположному полу:

– Ваша будущая жена – платиновая блондинка. Хотите, портфолио покажу? Анфас, профиль, неглиже?

– Хочу.

Неглиже впечатлило. Впрочем, и анфас пышным антуражем мало уступал выпуклому профилю. Серёга вздохнул, вспоминая несостоявшийся коктейль из лагера и вермута. Потом представил алюминиевые распорки раскладушки, чтоб её…

– Жену, говорите? В нагрузку?

– Да-да, в нагрузку, временно.

– А?..

– Обязательства? Сущие пустяки! Ваши – кормить и поить, ее – исполнять супружеский долг, как то: готовить и убирать, стирать и…

– А? Ну-у… – перебил Серёга, чуть зарумянившись.

– Ее согласие на совместную постель в контракте оговорено отдельным пунктом.

Серёга внимательно изучил надпись на заламинированной табличке, пристегнутой к карману пиджака собеседника: «Менеджер п/п Скобликов Валерий Петрович».

– Уговорили, Валерий Петрович, покупаю. – Серёга обернулся. Сейчас ведь выскочит оператор (как мы вас разыграли, а?!), и все закончится классической потасовкой с телесными повреждениями. Хеппи-энд, зрители неуклюже покидают зал, алые лужи крови, выбитые резцы. И смех за кадром. – С женой покупаю.

– Вы не подумайте, на данный товар жена положена всего на месяц.

– На целый месяц?!

– Да, всего на каких-то тридцать суток. Пройдемте. – Микронным шажком менеджер наметил направление движения.

Это «пройдемте» Серёге дико не понравилось. До сего момента была надежда, что оператор – это лысый тип в пальто. Такая жара – и в пальто. Наверняка тип скрывает в подкладке цифровую камеру.

Увы, все оказалось не так просто.

* * *

Кабинет регистрации актов гражданского состояния – на латунной табличке двери так и было написано: «Кабинет регистрации…» – оказался довольно просторным помещением.

Значительную часть кабинета занимал стол без стульев. Отсутствие окон настораживало.

Согнувшись, менеджер окунулся в завалы папок, накопителей и дыроколов. От нечего делать Серёга уставился на схему эвакуации при пожаре и закурил. Невидимый оператор продолжал скрытничать.

Валерий Петрович – так, кажется, звали менеджера – вдруг проследовал к двери. Повинуясь его ловким пальцам, замок щелкнул титановым засовом, заискрилось силовое поле.

Серёга едва не поперхнулся дымом. Почему-то вспомнились истории о голоде семьдесят второго в Подмосковье, еще до того, как вокруг купола всё окончательно не выжгли напалмом. Столько лет прошло, а никак не забыть те самые жутковатые – не на ночь – байки о затерянных деревнях, детишках-каннибалах, закидывающих камнями фуры дальнобойщиков, об ожерельях из тридцати двух зубов мудрости, якобы приносящих удачу и достаток в дом, и о куртках из кожи светловолосых девственниц…

Серёга оглянулся в поисках пепельницы с вакуумным пламегасителем – и окурок пристроить, и вообще… В итоге обугленный фильтр он затушил о столешницу.

И вздрогнул – так неожиданно зазвучала торжественная музыка. Мендельсон вроде?..

Все завертелось с бешеной скоростью.

Летнее платьице юной секс-бомбы подчеркивало округлость молочных желез. Дородная дама лет пятидесяти – менеджер назвал ее Раисой Ивановной – наговаривала речитатив о выборе и верности. Здесь распишитесь, да. Замечательно, да. Жених, поцелуйте невесту, да, теперь вы муж и жена.

Клац-клац-клац! – допотопный кассовый аппарат спел свою арию. Спасибо за покупку, возьмите сдачу. Клац. Будьте здоровы, живите богато.

– Чек, пожалуйста, не выбрасывайте, – напутствовал Серёгу менеджер Валерий Петрович. – Он дает право на расторжение брака по истечении тридцати суток…

Очнувшись у выхода из супермаркета, Серёга обнаружил на пальце колечко из золотистой фольги.

Оператор так и не показался.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий