Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Самая темная звезда The Darkest Star
6

– Ты кто такая? – прокричал мужчина.

Я открыла рот, чтобы ответить, но он так сильно сдавил мне горло, что я не смогла выдавить ни слова.

– Зачем пришла? – продолжал допытываться он, сжимая пальцы все крепче.

Он приподнял меня выше, и я едва не задохнулась. Страх сдавил мои легкие и сердце костлявыми пальцами, вонзил когти глубже.

Во тьме вспыхнули две крохотные светлые точки: зрачки глаз. Значит, это был не человек. Я царапалась из последних сил. Господи, меня задушат насмерть. И все из-за проклятого телефона…

Дверь распахнулась.

– Отпусти ее. Быстро.

При звуке знакомого голоса рука, державшая меня за горло, исчезла. Я упала на колени, но не успела вымолвить и звука, как кто-то схватил меня за пояс. На секунду я застыла в воздухе, а затем меня рывком поставили на ноги и прижали к могучей груди – к груди Люка. Я судорожно вдохнула, погружаясь в знакомый запах хвои.

Из одной клетки в другую.

Я рванулась было вперед, но рука Люка обвила меня словно стальной обруч. Мне удалось оттолкнуться буквально на дюйм, но ненадолго.

– Не дергайся, – раздался голос Люка прямо над ухом.

Я напряглась всем телом, собираясь сказать ему, чтобы он не командовал, но зажмурилась от ярких вспышек, заливших комнату. Когда вновь открыла глаза и привыкла к свету, заметила взрослого мужчину, лаксена , стоявшего в нескольких метрах от нас.

Позади кто-то прятался: женщина, прижимавшая к груди маленькую девочку, лет двух, с закрученными косичками, испуганно цеплявшуюся за плечи матери. Ее крохотное тельце тряслось, да так, что дрожь передавалась им обеим. Красивое лицо женщины заливал ужас, и смотрела она на нас огромными, полными паники глазами.

– В чем дело? – твердым голосом спросил Люк, не отходя от меня ни на шаг.

– Ты говорил, тут безопасно, – зарычал лаксен, раздувая ноздри. – Ты нам обещал!

Я онемела от удивления.

Неужели этот лаксен оправдывался перед каким-то парнем?

– Вы здесь в безопасности, – отрезал Люк.

– Она вошла в комнату. Но она человек, – мужчина крепко сжал кулаки. – Что я должен был подумать?

– Что это всего лишь глупая девчонка и навредить она может только себе, – резко ответил Люк, на что у меня отвисла челюсть. – И вовсе не обязательно было швырять ее в стену.

Он действительно назвал меня глупой?

Лаксен сжал губы, а потом вдруг сказал:

– Извини, больше не повторится.

Я ошеломленно уставилась на них, а Люк кивнул и ответил:

– Не волнуйся. – Он вдруг крепче обнял меня, и я даже тихонько пискнула. – Она тут больше не появится.

Лаксен послушно отступил в тень, не спуская с нас настороженного взгляда. За его спиной все так же прятались женщина с ребенком, и меня внезапно осенило – осенило бы гораздо раньше, если бы лаксен не пытался меня задушить, – этот мужчина защищал свою семью. Защищал от… меня. Я была настолько ошеломлена этим открытием, что даже не сопротивлялась, когда Люк потащил меня прочь из комнаты. Дверь за нами захлопнулась, но могу поклясться, что никто до нее не дотрагивался.

Когда мы вышли в коридор, я попыталась высвободить руку.

– Ты там назвал меня идиоткой?

– А я ошибся? – Он напряженно смотрел перед собой. – По-моему, нет.

– Да ничего подобного, ты…

Неожиданно Люк развернулся и снова прижал меня к стене. Он возвышался надо мной, держа меня за руки, и очень мягко произнес:

– Когда я сказал, что мы еще увидимся, я не имел в виду сегодня. Вообще-то я не против, просто сейчас немного занят. Что, уже соскучилась?

Соскучилась? Вот еще! Я взглянула в эти невероятные аметистовые глаза, и в горле сразу пересохло. Они будто переливались разными оттенками.

– Я вообще сюда не собиралась…

– Но пришла же.

– Да, пришла, но не просто так, а по делу.

– Да какие у тебя тут могут быть дела?

– Я ищу…

– Меня?

Его брови подскочили вверх, скрывшись под кудрявой каштановой челкой. Он очутился еще ближе, и мне вдруг показалось, что его тело излучает тепло, жар. А может, и не показалось. Он стоял так близко, что стоило шевельнуться, и я задела бы его ногами.

– Почему, разговаривая со мной, ты делаешь вид, словно понятия не имеешь о личном пространстве? – спросила я. – И нет, я пришла не к тебе.

– А почему бы и нет? Приятно же стоять так близко. – Его губ коснулась наглая ухмылка. – И да, почему-то мне кажется, что ты пришла именно ко мне.

От такой наглости я опешила.

– Мне надо было найти…

– Мобильник? И ты собиралась найти его в комнате лаксенов?

Если он еще раз перебьет меня, я заору во все горло.

– Может, все-таки дашь договорить? Если хочешь услышать, зачем я пришла.

Он склонил голову с таким видом, будто уже проторчал тут целый час:

– Я весь внимание.

Я опять попробовала высвободить руку, но безуспешно.

– Кто они? – спросила я. – Те лаксены?

– Так вот почему ты здесь? Чтобы разузнать о них?

Разумеется, нет! Да и вообще происходящее в «Предвестии» никак меня не касалось. Но все же… я прекрасно понимала, что незнакомые лаксены скрывались от правительства. Вчерашняя облава не была случайностью. Те бойцы службы контроля искали нелегалов, а Люк их прятал.

Очевидно, он тоже нелегал, но, видимо, спецназ не сильно усердствовал, ведь Люк, как и остальные, все еще находился здесь.

Люк вдруг взглянул на мои губы, и я прерывисто вздохнула. Он стиснул зубы.

– Как ты вообще сюда попала? Я приказал Клайду тебя выпроводить.

– Грейсон…

Я запнулась.

Неужели Грейсон меня подставил? Он сказал мне подняться, я поднялась и чуть не попала в огромные неприятности. Он ведь знал, что там прячется семья нелегалов?

Люк пристально поглядел на меня.

– Выходит, тебя сюда направил Грейсон?

– Верно, – процедила я сквозь зубы, не открывая от него глаз. – Не мог бы ты подвинуться?

Какое-то время он молчал, но затем ответил:

– Кажется, ты это уже говорила.

– Похоже, ты не уважаешь мое личное пространство.

Он скривил губы.

– Может, и так.

Я не опускала глаз, а Люк вдруг отступил назад, окинул мое лицо взглядом.

– Ты как, цела? Не ушиблась?

Его вопрос меня искренне удивил.

– Нет, он меня не поранил.

– Он тебя душил.

– Да, пытался. Но я ничего… все нормально.

Какое-то время он не шевелился, но развернулся и пошел по коридору. Только тут я поняла: он что-то держал в руке, салфетку. Я оттолкнулась от стены и поспешила за ним.

– Мне нужен…

– Твой мобильник, – перебил он. – Я в курсе.

– Хорошо.

Я едва за ним поспевала. Эти длинные шаги впечатляли… и раздражали.

– Отдашь мне телефон?

– Нет.

– Но почему?

– Он тебе не нужен.

– Нужен… еще как, да и вообще он мой.

Люк продолжал шагать, а я… вышла из себя.

Меня душили, швыряли о стену, я была так зла, что ринулась вперед, схватила Люка за руку и потянула на себя. В глубине души я понимала, что Люк попросту поддался мне: не захотел бы остановиться, пошел бы дальше, волоча меня за собой. Но по какой-то причине меня не пугала его сила, то, что он мог отшвырнуть меня как мошку легким движением руки. Мне было уже все равно.

– Без мобильника я не уйду, – твердо отчеканила я.

Он глянул на мою руку, потом поднял глаза и ухмыльнулся:

– В самом деле?

– Почему ты такой упрямый? Отдай телефон – и больше никогда меня не увидишь!

Он отвел взгляд, а потом осторожно освободил мои пальцы, словно осознавал свою силу и боялся, что они хрустнут как прутики.

– А вдруг я захочу увидеться снова?

Я в растерянности прищурилась.

– Зато я увидеться не захочу.

Дразнящая улыбка погасла.

– Еще и грубишь.

Раздражение переросло в безумную ярость, и я выпалила:

– Если сейчас же не отдашь мне чертов мобильник, я позвоню в полицию.

Я взглянула на кожаный браслет на его руке и посмотрела ему в глаза. Ненавижу вспоминать, что я сказала потом, потому что никогда бы не выполнила угрозу, но тогда я была готова на все, чтобы заполучить телефон и уйти, позабыв о Люке и об этом проклятом месте.

– Не думаю, что скрывающимся лаксенам это понравится.

Люк вытаращил на меня глаза. На его поразительном лице отразилось удивление, он даже приоткрыл рот.

– Вот это да, ты мне угрожаешь?

Я неожиданно осознала, что хожу по краю пропасти, и край начинает осыпаться прямо под моими ногами.

– Я не угрожаю, – мне едва удалось унять дрожь в голосе, – просто предупреждаю.

– Это одно и то же, Эви. – Люк шагнул ко мне, и его зрачки расширились. – Это угроза.

Воздух застопорился у меня в легких, и я непроизвольно отшатнулась в сторону, но Люк приблизился снова, из-за чего я уперлась спиной в стену.

– Еще ни у кого на свете не возникало даже мысли мне угрожать, – прошипел он, и в его зрачках вспыхнул свет. У меня по спине пробежал холодок. – Не нашлось еще такого дурака.

Я затаила дыхание.

– И никто, слышишь, никто еще не вставал у меня на пути.

Он наклонился совсем близко и посмотрел мне прямо в глаза. Прошло несколько секунд, и в мою голову полезли дурацкие, абсолютно ненормальные мысли. Вспомнился наш поцелуй, который и поцелуем-то нельзя было назвать, прикосновение этих его губ. Какие они были нежные и теплые, и…

Стоп, что это со мной? Неужели я ударилась головой и потеряла рассудок?

«Ну конечно же да», – разнеслось многократным эхом у меня в голове.

– Черт побери, – заворчал он и потом повел себя очень странно, страннее, чем я, когда мне захотелось его поцеловать, что было новым уровнем безумия.

Он прижался ко мне лбом и вздохнул полной грудью.

– Персики. Похоже, у меня персиковая зависимость.

Я сжалась и широко распахнула глаза. Что происходит? Почему я здесь стою? В горле у меня пересохло, и я прохрипела:

– Это л-лосьон.

Люк повел плечами и пылко отрезал:

– Тебе нельзя здесь появляться. Ты хоть понимаешь это? Таков был уговор.

Сердце в груди екнуло.

– О чем ты говоришь?

Он провел кончиками пальцев по моей щеке, и по всему телу пронеслись тысячи мурашек, как от удара током. Люк отшатнулся, его взгляд прожег меня насквозь, и я вдруг поняла, что он смотрит на мои губы. Склонив голову, он потянулся к ним и зашептал:

– Уговор был таков, что я тебя не трогаю… – Он помолчал, его зрачки блестели все ярче. – Но только в том случае, если ты держишься в стороне.

– Что? – спросила я, задыхаясь.

Воздух вокруг нас потрескивал и искрился будто наэлектризованный. От этих разрядов замерцали лампы: они то тускнели, то вспыхивали белым светом.

Я ахнула.

А Люк улыбнулся.

Неожиданно в нескольких метрах от нас открылась дверь. Мерцание прекратилось. Резкое напряжение, заполнившее коридор, рассеялось, но сердце колотилось так свирепо, точно я пробежала марафон.

Я отвела глаза от Люка и заметила синеволосого парня, стоявшего в дверях. Не помню, как его звали. По-моему, Кен или Кент.

Он посмотрел сначала на Люка, потом на меня.

– Теперь ясно, куда ты пропал.

Люк отступил назад, но глаз от меня не отвел.

– Что случилось, Кент?

– Ему хуже, – ответил тот.

Выругавшись, Люк сорвался с места, но я даже не шевельнулась: просто не смогла, будто вросла в стену. Что за чертовщина творилась? О каком уговоре говорил Люк?

Я ничего не понимала.

Впрочем, какая разница? Я ведь пришла сюда за мобильником. Заберу его и убегу как можно дальше.

Я оттолкнулась от стены, поспешив за парнями, и удивилась, когда Кент, или как там его, придержал мне дверь. А я ведь ожидала, что он захлопнет ее у меня под носом.

В комнате уже были люди. В углу стоял какой-то незнакомец, которого я не сразу узнала. Кажется, мы виделись с ним вчера. Тот самый, с военной стрижкой, что подсел к Люку. Он обернулся, и я тут же заметила его глаза: необыкновенно сиреневые .

Как у Люка.

– Какого… – начал было парень, но Люк перебил его.

– Перестань.

Незнакомец рывком обернулся.

– Что перестать?

– Ты прекрасно понял, что я хочу сказать.

Люк присел на край узкой кушетки, а я недоуменно поморщилась, когда лаксен с короткими волосами вновь испепелил меня взглядом.

– У меня к тебе много вопросов, Люк.

Кент фыркнул.

– И не только у тебя.

– Арчер, она – не твоя забота.

Арчер? Что за имя?

– Ага, – небрежно бросил Арчер, покачав головой. – Ты правда считаешь это хорошей идеей? Что она здесь… сейчас?

– Нет, – ответил Люк, – не считаю.

Я удивленно раскрыла рот, но Люк отодвинулся в сторону, и я увидела, кто лежал на кровати. Ахнув, я прикрыла лицо руками:

– О боже…

Там был человек. По крайней мере, он был похож на человека. Спутанные каштановые волосы слиплись от пота, грязи и… крови, все лицо распухло от кровоподтеков, глаза заплыли, губы потрескались и набухли. Он едва дышал.

– Ч-что с ним случилось? – запинаясь, спросила я.

Люк перевел на меня взгляд и ответил так, будто был гораздо старше своих лет:

– Хороший вопрос. Но я пока не знаю. – Он сложил салфетку пополам. – Я как раз собирался это выяснить, но меня отвлекли.

Видимо, это он про меня.

Арчер скрестил руки на груди.

– Я нашел его в таком состоянии у мусорных баков в переулке.

По моим плечам пробежала дрожь. Я сразу же поняла, о каких баках речь. Окно, через которое я спасалась бегством вчера вечером, как раз выходило на переулок с этими контейнерами.

– Не знаю, кто это, – продолжал Арчер, глядя на меня, и на его симпатичном лице промелькнуло странное выражение: – И что он там делал.

– Это Чес, – вмешался Кент и уселся на металлический стульчик: – Он тут… подрабатывает.

Люк словно позабыл о моем существовании и склонился над раненым, осторожно промокая его лоб салфеткой. Неожиданно Чес задрожал, и очертания его тела расплылись. Окровавленная кожа побледнела и стала полупрозрачной.

Я перевела дух и опустила по швам руки. Все-таки этот незнакомец был лаксеном, и выглядел он ужасно: тело испещряло множество ран. Я едва успела разглядеть синеватые ниточки вен, тянувшиеся вдоль его рук, как он вновь принял человеческий облик.

Блокатора на его запястье не было.

На самом деле, если бы Чес был человеком, он бы давно умер: после таких повреждений не выживают.

– Когда ты в последний раз его видел? – спросил Люк.

– Вчера вечером, – Кент потер ладонью грудь, – после налета.

Арчер стиснул зубы.

– Думаешь, штурмовики?

Мое сердце ухнуло в пятки. Этот парень был при смерти. За что же его так?

– Нет, – сказал Люк, – штурмовики забрали бы его с собой, а не оставили умирать на улице. Они умеют заметать следы.

– Значит, Чеса одолел кто-то из лаксенов. – Кент посмотрел на Арчера. – Да и раны на это указывают. Уж Чес умеет постоять за себя.

Чувствуя себя лишней, я попятилась к стене, но тут же послышался голос Люка.

– Стой на месте, Эви. – У него глаза на затылке, что ли? – Подожди еще немного.

Я покорно остановилась, сама не знаю, почему. Мне нужен был телефон, но я могла подождать в коридоре или уйти. Вместо этого я спросила:

– Может, отвезем его в больницу?

– В больнице ему не помогут, – бесстрастно ответил Люк.

И почему же? Потому что Чес – нелегал? Скорее всего, да.

Я сложила руки на груди, чем вновь привлекла внимание Арчера.

– Эви, – спросил он, – откуда ты знаешь Люка?

– Я его не знаю, – осторожно ответила я и заметила, как напряглись плечи Люка.

– Интересно, – начал Арчер, – а если…

Неожиданно в его кармане зазвонил телефон, и он с улыбкой ответил:

– Привет, детка. Подожди секундочку, ладно?

Он опустил мобильник и кинулся к двери.

– Это Ди, – сообщил он Люку. – Я передам ей от тебя привет.

Люк никак не отреагировал.

Арчер вышел из комнаты, а раненый болезненно застонал. Его вдруг затрясло.

– Не сопротивляйся, – посоветовал Люк Чесу, придерживая его голову, – иначе не поправишься. Ты в безопасности. Просто расслабься.

Я прикусила губы, когда Люк перевернул салфетку. На ней пылали красные пятна. Люк промокнул лоб парня, как вдруг тот дернулся всем телом, и я вновь увидела яркий свет, исходивший от его кожи. Наверное, стоило отвернуться, но я не могла, все смотрела на лицо Чеса, которое, казалось, покрылось мерцающим белым сиянием.

Через несколько секунд человеческий образ растаял.

Онемев от изумления, я разинула рот, глядя на сверкавшую кожу, сквозь которую просачивалась замысловатая паутинка сосудов. Я впервые видела то, что скрывалось за свечением лаксенов, и это… было прекрасно.

В каком-то смысле мама была права: их кожа напоминала медузу.

Люк обернулся и изучил меня взглядом.

– С кем ты пришла?

Я все смотрела на Чеса. Он перестал стонать и, казалось, успокоился.

А может, потерял сознание.

– С Джеймсом, – рассеянно кивнула я. – Он внизу.

– Твой парень?

– Нет.

– Если бы он был твоим парнем, мне бы пришлось с ним серьезно побеседовать. Да и друг он так себе, раз не увязался за тобой следом.

Я недовольно расправила плечи.

– Спасибо, но я как-нибудь сама разберусь, с кем дружить.

– Так кто же спорит? – Люк смял окровавленную салфетку, не глядя бросил ее в маленькое мусорное ведро и снова повернулся к Чесу.

– Кент, займись «лучшим другом» Эви. Проводи до самого дома, причем так, чтобы он понял: его здесь больше не ждут.

Я почти перестала дышать, подалась вперед и воскликнула:

– Но мы же вместе приехали!

На лице Кента промелькнула довольная улыбка, и он проплыл мимо меня к двери.

– Джеймс, может, и приехал с тобой, – нехотя отрезал Люк, сидя ко мне спиной, – но обратно ты с ним не поедешь. – Он замолчал, казалось, на вечность, но потом все-таки продолжил: – Собственно, ты вообще никуда не поедешь.

Я застыла. Мне послышалось?

– Что? – Этого не может быть. – Ты серьезно?

Люк медленно поднялся и повернулся ко мне лицом.

– Я серьезен как никогда. Избитая фраза, знаю, но сама виновата. Не стоило тебе сегодня приходить. Теперь ты видела слишком много, а я… не хочу, чтобы ты об этом растрепалась, особенно своей маме.

Я остолбенела. С чего вдруг он приплел мою мать? Неужели они знакомы?

На его лице вновь появилась волчья усмешка, превратив почти ангельскую красоту в нечто темное и жестокое.

– К тому же ты угрожала мне и моему… бизнесу, что мне совсем не понравилось, если ты не в курсе, но самое главное, – сверкнув глазами, он шагнул мне навстречу, – ты нарушила уговор. Так что никуда ты не пойдешь.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть