Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сила The Power
Глава 2

СЕТ

Я поступил как идиот – лучше было провести с Джози несколько часов в постели, а не наблюдать сейчас, как она, вместо того, чтобы призвать стихию воздуха, случайно устроила небольшой пожар. Вот почему мы тренировались на улице, подальше от зданий, возле кладбища, несмотря на холодную погоду. Здесь такое было только в пятидесятые годы. И похоже, в этом месте еще никогда не было так жарко. К счастью, Джози хотя бы не начала взрывать надгробия и статуи. Я сомневался, что Маркус, нынешний декан университета, отнюдь не входящий в мой фан-клуб, это одобрит.

И это было еще одной причиной поднять задницы с кровати и начать тренировку. Навыки рукопашного боя важны, но когда дело дойдет до стычки с Титанами, Джози должна уметь использовать и контролировать свои способности полубога.

Кроме того, во время дневных занятий нам помогал Люк, и Джози, которая в первый – и в последний – раз использовала на нем силы стихий, случайно швырнула его в стену. Черт побери, да он почти пролетел сквозь нее. Веселуха. Но ему было больно.

Проходя мимо меня к соломенному чучелу, которое с чрезмерной радостью помогал сделать Дикон, Джози прищурилась. Чучело, одетое в тенниску и фетровую шляпу, имело довольно щегольской вид. Понятия не имею, зачем на него напялили этот головной убор. Я не спрашивал.

Скрестив руки на груди, я ждал, когда Джози будет готова. Прошло уже часов двадцать. У нее возникали трудности со стихиями, поэтому она суетилась, переминалась с ноги на ногу и вышагивала туда-сюда, но наконец все-таки остановилась.

– Она у тебя в голове, – напомнил я ей. – Вся эта сила в твоей власти, но тебе нужно полностью это понять.

– Я понимаю.

– Нет, не понимаешь.

Взглянув на меня, она сжала кулаки. Ее синие глаза ярко блестели, почти как у ее отца. Когда Джози была расстроена или сердита, они напоминали мне глубокую синеву Эгейского моря, окружавшего Киклады. И такой же оттенок появлялся, когда она заводилась.

– Я знаю, что у меня есть сила. Тоже мне новость.

Я изогнул бровь.

– Да, знаешь, но не веришь в это или в саму себя. Если бы верила, то не стала бы поджигать каждую фигню всякий раз, когда злишься.

Ее щеки вспыхнули гневным румянцем.

– Ничего я не поджигаю!

Я ухмыльнулся.

– Всего раз или два. – Она подняла руки. – Ладно, может быть, четыре. Но сегодня утром я ничего не подожгла. – Ее глаза заблестели. – Впрочем, возможно, это значит, что ты просто отлыниваешь.

– Вот как? Я отлыниваю? – расхохотался я. – Детка, если бы сегодня утром ты была подготовлена чуть лучше, то загорелось бы все это чертово общежитие.

На этот раз у нее покраснело все лицо, а искра в глазах превратилась в пламя – я понял, что мысленно она снова лежит на кровати и принимает мои благодарности за прекрасный подарок в виде ее грудей. Джози моргнула и пробормотала:

– Придурок.

– У меня есть для тебя новое прозвище.

– Ой, жду не дождусь его услышать.

Опустив подбородок, я с улыбкой наблюдал, как она смотрит на меня.

– Когда ты станешь обходить меня благодаря своей невероятной подготовке, я просто начну называть тебя Уокером-рейнджером.

Она подавила смешок.

– Боже мой, это ужасно. Если я еще раз услышу, как ты это произносишь, я могу сделать тебе больно, Сет. Серьезно.

Посмеиваясь, я кивнул на чучело.

– Установи связь с ветром, Джози. Почувствуй, как он проходит через тебя. У тебя получится.

Джози сморщила нос и сосредоточилась на чучеле. Ее руки снова сжались в кулаки. Плечи поднялись, и я ощутил это – небольшую пульсацию силы. Она была между нами. Проявление силы – эфира – напоминало то чувство, когда выходишь на летнее солнце. Стиснув зубы, я глубоко вдохнул и не сводил глаз с самой Джози, пока сгусток силы не рассеялся.

Над головой сверкнула молния. В небе начали скапливаться густые, темные облака. Вздохнув, я поднял подбородок. На переносицу упала капля дождя.

– Начинай, – пробормотала она, поникнув.

Я поджал губы, наблюдая, как расходятся серые тучи, и сухо резюмировал:

– Нам повезло. В этот раз ты нас не намочишь.

– Заткнись.

Мои губы тронула улыбка.

– Попробуй еще раз.

Джози так и сделала. Снова блеснула молния. Она подожгла поставленный мною стул. В какой-то момент чучело начало дымиться, но быстрый дождь, который вызвала Джози, погасил огонь. Фетровой шляпы как не бывало.

В конце концов, где-то к обеду, у Джози получилось. Она призвала стихию воздуха, подняла чучело в небо и удерживала его несколько секунд.

Каждый раз, когда она вступала в связь с эфиром, я ощущал проявление силы и изо всех сил старался его игнорировать. Нахождение среди чистокровных помогло мне выработать определенную стойкость. Случались со мной и более хреновые вещи. Например, эрекция сегодня утром. Отказ от уровня, на который Джози хотела вознести наши отношения, дался мне совсем не просто, хоть я и хотел… ну, чтобы все было правильно. Это может прозвучать странно, но вести себя прилично было непросто. Однако я справлялся.

Но когда мы работали с эфиром, я едва мог… игнорировать соблазн.

Не было стихии мощнее этой, и когда она пронзала воздух, чувство напоминало прикосновение молнии. Она звала, пела в самых глубинах моей сущности – монстр внутри меня нуждался в эфире так же сильно, как демон. Как такая хрень получилась? Знание того, что у меня есть что-то общее с демонами, было одной из вещей, которые держали меня под контролем и не выпускали этого монстра наружу.

Джози была другой.

Как только чучело опустилось на землю, я заставил ее призвать стихию воздуха еще три раза, чтобы убедиться, что это не случайность. С ней нельзя быть уверенным ни в чем.

Джози повернулась ко мне и смахнула с лица короткую прядь светлых волос. Ее губы тронула робкая улыбка; она подскочила ко мне.

– По-моему, я наконец-то продвинулась!

Честно говоря, я пока не мог сказать, что она подчинила свою силу. Мы поймем это, когда ей удастся контролировать дар несколько дней подряд. Джози смотрела на меня, в глазах горела надежда. Я не хотел обламывать ей кайф.

– Да, – сказал я, наклоняясь и целуя ее в лоб. – Ты молодец, Джози.

Поднявшись на носочки, она обвила мою шею руками и, быстро и крепко обняв, снова опустилась на ноги.

Я просто стоял и разглядывал ее. Как дебил. Иногда я не понимал, что с ней делать. Я мог быть чувствительным. Однако боги знали, что у меня есть кое-какие проблемы. Мне было несложно быть… нежным, но я никак не мог привыкнуть к тому, что кто-то нежен со мной. Не в такой форме. Когда эта нежность была настоящей, а не вынужденной по той или иной причине. У Джози проблем с проявлениями нежности не возникало – улыбки и прикосновения, поцелуи и близость. И этим она меня восхищала.

Порой я задумывался, правильно ли делаю, вступая в настоящие отношения с Джози: ведь это не совсем честно. Несколько месяцев назад я бы со смеху умирал от подобной перспективы, но сейчас – вот он я, встречаюсь с дочерью Аполлона. И помимо всего того дерьма, что я натворил в прошлом, и хрени с эфиром, с которой боролся до сих пор, у меня в буквальном смысле не было будущего.

Никакого.

Даже если я выберусь живым из передряги с Титанами, то снова буду выполнять скотские поручения богов и заниматься ликвидациями . Другими словами, выслеживать и уничтожать тех, кто встал на сторону Ареса в борьбе с ядром пантеона. А что потом? Когда бы я ни умер, моя душа принадлежала Аиду. Никаких надежд на завтрашний день, да и в раю меня никто не ждал. Поэтому вступать с Джози в отношения было эгоистично. Все против меня – против нас. К тому же я знал, что в конечном итоге в самое неподходящее время вмешается Аполлон. И все это причинит Джози боль.

Но, как я уже сказал, я был эгоистом. Я не мог уйти от Джози. Я пытался игнорировать то, что чувствовал к ней, пытался уйти от нее в тот день, когда привез ее сюда, в университет, как мне было приказано, и не смог. И не смогу. Я лишь надеялся, что позже она за это не поплатится.

Пока мои мысли витали где-то далеко, Джози улыбнулась мне.

– Я проголодалась.

Я слегка улыбнулся.

– Ну разумеется.

Джози ударила меня по руке.

– Придурок.

Отбросив мрачные мысли, я обнял ее за плечи.

– Что ж, тогда пошли в столовую.

– Может, захватим еды и пойдем в мою комнату?

– Давай.

Учитывая, что столовая стала больше походить на поле битвы между полукровками и чистокровными, чем на место для еды, я был вовсе не против.

Расу полукровок давно поработили те, у кого были чистые родословные. Гребаная кастовая система, напоминающая о древних временах, когда судьбы решались по принципу чистоты крови. До недавнего времени у полукровок не было никакого выбора: Кровный порядок , появившийся с самого начала, лишил их многих прав. В возрасте восьми лет полукровки представали перед советом чистокровных, и тот определял, давать ли им эликсир (сыворотку, созданную богами) и загонять в рабство или отправлять на обучение. Некоторые считали, что обучение на Стража или Караульного лучше, чем рабство, но было общеизвестно, что у представителей этих «профессий» очень короткая жизнь. Большинство не доживали до двадцати пяти лет, находя свой конец во время охоты на демонов – чистокровных и полукровок, пристрастившихся к эфиру, – или охраны чистокровных. Получение должности Стража не означало, что у полукровок появлялась свобода воли. Они лишь выбирали меньшее из двух зол.

Но затем Кровный порядок исчез, как и эликсир. У полукровок появились все права чистокровных, и хотя многие из последних поддержали эти перемены, некоторые отнюдь не обрадовались потере бесплатной рабочей силы. К тому же оставались полукровки, так и не простившие тысячи лет несправедливости. Не могу обвинять их в этом.

Некоторые полукровки решили продолжить обучение, чтобы стать Стражами. Кто-то ушел со своих должностей. Другие остались. И были даже некоторые чистокровные, вроде святого Эйдена Сент-Дельфи, которые воспользовались ситуацией и теперь обучались на Стражей.

Хаос имеет неприятную тенденцию распространяться, когда его меньше всего ожидают. И, хотя в последние дни стояло затишье, я сомневался, что так будет в дальнейшем.

В столовой Джози обошла прилавки с курицей-гриль и салатами и начала штурмовать отдел жареной пищи. Моя девочка. Она схватила коробку с картошкой фри, а я выбрал куриные грудки. Взяв напитки, мы пошли в общежитие, и всю дорогу губы Джози растягивались в такой широкой улыбке, что я забеспокоился, как бы они не треснули. Мы шли по узкому коридору к комнатам, когда я посмотрел на нее и спросил:

– Ты с чего так улыбаешься?

– С ничего, – чирикнула она, семеня впереди меня.

Зажав бутылки под мышкой, я понял, что улыбаюсь, глядя на ее задницу в форме сердца. Черт. Стандартные, выданные Ковенантом тренировочные штаны сидели на ней, как на ожившей мечте.

– Не похоже, что с ничего, – ответил я.

– Иногда мне просто нравится улыбаться без причины.

– Улыбка вызывает преждевременные морщины.

– А синдром стервозного лица нет. Ага. Я знаю. – Остановившись перед дверью в свою комнату, она взглянула на меня. – А может быть, я улыбаюсь потому, что мне просто нравится быть рядом с тобой.

Я уставился на нее. Уголки ее рта опустились.

– Это было лишнее?

Я медленно покачал головой.

– Нет. Ты никогда не говоришь лишнего.

Ее губы снова растянулись в улыбке.

– Хорошо, – сказала она, открывая дверь. – Просто помни это.

Я последовал за ней и остановился в дверях – при виде комнаты брови поползли вверх, а челюсть отвисла.

– Сюрприз! – закричал кто-то. Даже не так: два или три голоса кричали в унисон, и мне показалось, что я слышу, как Джози хихикает и говорит: – с днем рождения!

Я не мог отвести глаз от… надувных шариков. Красные. Белые. Желтые. Некоторые имели форму… пениса ? Я прищурился на красный шарик в добрых десять дюймов длиной, который оканчивался – мда – яйцами. «Пенисные» шары. Мой взгляд скользнул ниже – и вот он, Дикон Сент-Дельфи, младший и определенно не такой святой брат Эйдена, сидит под шариком в форме члена. Светлые пряди торчат в разные стороны, серебристые глаза весело поблескивают.

– Ты потрясен, не так ли? – ухмыляясь, спросил он. – Говорил же тебе, Люк. Шары будут завершающим штрихом.

Люк стоял, прислонившись к стене и скрестив ноги.

– Я не имел никакого отношения к этим шарам.

– Зато я имел. – Дикон ткнул себя в грудь с гордой улыбкой. – Это. Все. Я.

Джози положила коробку с картошкой фри на журнальный столик, стоявший рядом с маленьким двухместным диваном в гостиной. Затем забрала у меня куриные грудки и напитки и поставила рядом с картошкой. И слабо улыбнулась:

– Я тут, э-э, обмолвилась, что у тебя день рождения.

– Неужели? – пробормотал я.

– Торт, – встрял Дикон, подскакивая к столику. – Мы принесли тебе торт.

– К торту я тоже не имел никакого отношения, – объявил Люк и, когда я посмотрел на него, пожал плечами. – Пожалуй, я здесь только для того, чтобы засвидетельствовать твою реакцию.

У меня не было слов.

– Ты понятия не имеешь, что мне пришлось сделать, чтобы заставить Либби испечь этот торт. Кстати, Либби – одна из наших замечательных поваров в столовой, – объяснил Дикон. – И мне кажется, что получилось действительно потрясающе.

В этот момент я посмотрел прямо на торт, и мои глаза расширились:

– Человек-паук?

Джози опустила подбородок, безуспешно пытаясь скрыть улыбку.

– Похоже, ты неравнодушен к Человеку-пауку.

Я открыл рот. Вот это да. Я разглядывал маленький круглый торт и не мог выдавить ни слова. Как по мне, Либби должна заниматься кондитерским бизнесом, потому что это было чертовски точное изображение Человека-паука, вплоть до синего трико и паутины.

– Солос тоже хотел прийти, но все утро провел в разведке, – произнесла Джози. – Зато он передает свои поздравления.

Теперь я снова смотрел на нее, совершенно… сбитый с толку. Поверить не могу, что действительно использую эти слова, но я был в шоке.

– Значит, давайте-ка съедим торт, а уж потом вы, ребята, займетесь более важными вещами. Ну а мне придется пойти на занятия и притворяться, что мне очень интересно, – сказал Дикон, поворачиваясь к торту. Рядом стояли тарелки. У них даже были тарелки.

«Пенисные» воздушные шары. Торт в форме Человека-паука. И пластиковые тарелки со словами «С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ», написанными разными цветами, в тон цветам глазури.

– С днем рождения, чувак. – Люк хлопнул меня по плечу, проходя к Дикону. Встав позади, он обнял его за стройную талию и, наклонив голову, поцеловал в шею. – Я хочу крайний кусок.

Дикон выпрямился и, усмехнувшись, поднял покрытый глазурью мизинец. Глядя Люку в глаза, он облизал глазурь прямо с пальца, заставив того напрячься… вероятно, во многих местах. Позже кое-кому повезет добиться желаемого.

Ощутив нежное прикосновение к руке, я опустил взгляд. Джози смотрела на меня, прикусив нижнюю губу. Это заставило меня думать, что я сделаю то же самое. Кровь резко прилила к низу живота.

– С тобой все в порядке? – тихо спросила Джози. – Я просто хотела… ну, отпраздновать твой день рождения.

Я моргнул, пытаясь сбросить оцепенение. Все так же стоя в дверях, я не сказал больше двух слов. Я просто стоял и смотрел. Как кретин.

– Я… я думаю, это здорово. Спасибо тебе. – Прочистив горло, я взглянул на парней и заговорил громче. На лице Джози появилось облегчение. – Спасибо.

Люк кивнул и шагнул в сторону, держа в руке тарелку с куском торта. Дикон занялся нарезкой остальной части Человека-паука, а я обошел Джози сзади и осторожно потянул за конский хвост. Когда она наклонилась ко мне, я обнял ее за шею и прижался губами к уху.

– Никто никогда… никогда не делал для меня такого.

Джози отпрянула, ища взглядом мои глаза.

– Не делал что? Не праздновал твой день рождения?

Я кивнул.

– Да. Это… это первый раз.

Ее синие глаза стали темнее, она потянулась и поцеловала меня в щеку.

– Это первый раз из многих, Сети. Привыкай.

Закрыв глаза, я прислонился лбом к ее виску. Черт возьми. В тот момент я понял три вещи. Я не заслуживал этого. Я не заслуживал ее. И у меня не хватало духу сказать ей, что этот день рождения, вероятно, будет нашим первым и последним.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть