Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Смертельный блюз
Глава 5

Звуки трубы проникали в мое жилище беспрепятственно. Еще один блюз...

Я лежал одетый на кровати и думал, что будет, когда Муллинс, которого разместили в соседнем домике, окончательно придет в себя, очнется, узнает о происшедшем... А ведь он все время был рядом с Элен и, значит, — с убийцей.

Ко мне постучали.

Пришла Эйприл.

— Ну, как настроение, мистер Бойд?

Она тряхнула льняной челкой. Белый лиф, полоска голой кожи, пупок, синие шорты и длинные ноги... Хороша, чертовка!

— Доброе утро, Эйприл! Вы отлично выглядите.

— Какой примитивный комплимент.

— Хорошо, я скажу иначе: хотел бы я видеть вас по утрам, когда еще нежитесь в постели.

— Грубо... И неинтересно.

— Тогда так: если бы я женился, то хотел бы, чтобы по утрам моя жена выглядела так, как вы сейчас... Я опытный мужчина и знаю, что вечерняя красотка утром может и испугать своим ничем не прикрытым естественным видом...

— А вы полагаете, что найдется девушка, согласная выйти за вас замуж?

— Почему бы и нет!

— О, тогда несчастную нужно срочно вести к психиатру! Пусть проверят содержимое ее головы.

— Головы? Вы говорите о строении черепа? Нет, девушку достаточно сводить к френологу. Я сам неплохой френолог и могу, например, по вашим косточкам — теменной и лобной — определить, добра ли вы, умна ли, добродетельна... дайте пощупать вашу прелестную головку...

— Чего захотел!

Эйприл внимательно посмотрела на меня.

— А ведь и я могу кое-что рассказать о вас — по линии носа, овалу лица, морщинам лба... Несомненно, вы любите женщин как некий сосуд наслаждений, но и презираете их. Это идет оттого, что в детстве вас бросила мать...

— Которая? Мой отец — известный многоженец, — я закурил сигарету. — Матерей у меня было, кажется, четыре или пять...

Эйприл надоели наши игры. Она отошла к окну, прислушалась к трубе Муллинса... Сзади девочка выглядела очень аппетитно. Мне было жаль ее: вряд ли ей удалось сегодня ночью уснуть.

Эйприл повернулась:

— Хардинг сказал, что мы не сможем покинуть Бахиа-Мар до тех пор, пока не найдут убийцу. Как же вы доставите Глорию на студию? — Ее голос был весьма озабоченным.

Я ответил:

— Гугенхеймер приказал мне самому найти убийцу. Или сесть за решетку в качестве такового — лишь бы Глория ко вторнику была на съемках. Как вы думаете, Эйприл, он выплатит гонорар, если я привезу Глорию в среду или в четверг?

— Я думаю, что нет. Гугги — твердый орешек, — она помолчала и, решившись, сказала. — Мне тоже необходимо, чтобы Глория ко вторнику была на месте.

— Вам? — я искренне удивился. — Если не секрет, есть какая-то особая причина желать возвращения блудной дочери в Голливуд?

— Секрет небольшой, — Эйприл сунула руки в кармашки шортов, отчего ткань натянулась, и я вперился в нижнюю часть ее одежды. — Я привыкла к более-менее нормальной жизни. Если Глория не выполнит условия контракта или нарушит их, она в одно мгновение может стать нищей. Вилла, «континенталь» — это ведь взято в кредит. Глория владеет только двумя меховыми манто. А их не съешь на завтрак, обед и ужин.

— Значит, Глория ван Равен еще больше нашего стремится в объятия Гугги! — воскликнул я.

— Теперь вы понимаете, что здесь произошло. Глория рассчитывала на Эдди Вулриха, а он оказался банкротом. Таким же нищим, как она сама.

— Нет, Эйприл. На сегодняшний момент он потенциально имеет деньги. Это страховка Фицрой. Сразу после свадьбы Вулрих застраховал жизнь Элен на четыреста тысяч!

Эйприл открыла рот.

— Но ведь... Тогда и дураку ясно, что это он застрелил Элен!

— Дорогой мой Шерлок Холмс, — я подошел и погладил Эйприл по руке, которую она забыла отдернуть, — дураку, может быть, и ясно, но не лейтенанту Хардингу. Он включил в число подозреваемых не только Вулриха, но и Глорию, Барона, Бейли... Ну, и Муллинса, естественно. Всех, кроме нас с вами.

Она хмыкнула.

— Лейтенанту некуда торопиться. Кроме того, его аналитические способности вызывают у меня сомнение, — Эйприл хмыкнула еще раз. — Мистер Бойд...

— Что?..

— Гугги, как всегда, прав: искать убийцу должны вы сами, не надеясь на Хардинга. И я вам помогу.

Она сказала это так серьезно, что я едва не расхохотался.

— Вы, Эйприл?!

— Да, я. Я не меньше вас заинтересована в этом деле. Я не хочу терять работу секретаря при Глории. Это денежно и не требует особых хлопот. Считайте, что нас связал практический интерес, а именно: деньги.

— Благодарю за предложение. Что я должен сейчас сделать? Заплакать от радости? Признаюсь, никогда еще у меня не было столь хорошенького помощника.

— Вы, наверное, полагаете, что я умею только строить глазки?

— А строить версии не пробовали?

— Я думала, что это работа для детектива, а помощник должен только подбрасывать идейки, фактики...

— Ну и какую идейку вы хотите мне подбросить?

— Убийца где-то рядом.

— Шутите? А я думал, что он сидит на Южном полюсе.

Эйприл надулась. На ее бледное личико набежала тень.

— Знаете что, — сказал я и надел пиджак, — прогуляемся-ка по набережной. На свежем воздухе думается совсем иначе, чем в душной комнате. Идея сама выскочит на нас из-за поворота.

Эйприл посмотрела на меня настороженно, но послушалась.

* * *

Только теперь я смог по-настоящему рассмотреть гавань. Радовали глаз катера, яхты и прочие суденышки; многие из них были стилизованы под старинные. Я увидел «китайские джонки», «немецкие подводные лодки времен второй мировой» и даже «испанскую галеру». Конечно, все это работало на туристов. На суденышках размещались бары и ресторанчики, мини-дансинги. Любая прихоть богатого человека исполнялась мгновенно. Он мог выйти в море едва ли не на судне эпохи завоевания Колумбом Америки! Были бы деньги, а уж гребцы, одетые по моде той эпохи, всегда найдутся. Бахиа-Мар — золотое место, понял я. Хорошо бы прилететь сюда еще раз, но без отягчающих обстоятельств. Единственное, что должно отяжелять мой карман, — это тугой кошелек.

Эйприл любовалась суденышками так же, как и я. Но она, оказывается, много знала о минувших эпохах и неплохо разбиралась в морском деле. Это меня удивило.

Слушая ее реплики, я не выдержал и воскликнул:

— Откуда вы нахватались таких познаний? Из комиксов? У вас была бабушка-пиратка?

— Надо читать не комиксы, а серьезные книги, — наставительно произнесла секретарша. — Например, энциклопедии. Я делаю это регулярно.

— Вы читаете энциклопедии? У вас после этого не болит голова? Не выпадают волосы? Не чешется спина?

— Представьте, нет, мистер Неуч.

— Представил, мисс Выскочка.

— До знакомства с вами мне казалось, что детективы должны быть эрудированными людьми.

— Завтра же куплю себе энциклопедию.

— Ваши мозги заржавели, вам не поможет ни одна книга. Разве что...

— Что?

— Пузырек с машинным маслом.

Понятно, что дальше мы шли молча и старались не приближаться друг к другу. Мы оба были идиотами: вместо того, чтобы обмозговывать, как найти убийцу, препирались по пустякам.

Эйприл первая сделала шаг к примирению.

— Ну и как мы будем разрабатывать версию? — спросила она вполне миролюбиво. — У вас есть соображения?

— Я все время думаю: почему Вулрих женился на Элен Фицрой? Почему Фицрой вышла замуж за Вулриха?

— Вторая часть ваших раздумий абсолютно ясна. Элен вышла замуж, скорее всего, из корыстных соображений. Считалось, это Эдди Вулрих богат. К тому же он был владельцем того заведения, где она пела.

— А зачем Эдди понадобилось связывать себя брачными узами?

Эйприл фыркнула:

— Мужчины часто совершают нелогичные поступки, хотя считается, что это — привилегия женщин.

— Элен Фицрой... — в задумчивости произнес я. — С ней можно было проводить время и даже затащить в постель... Но жениться... Нет, я бы не женился!

Эйприл бросила на меня благосклонный взгляд, но не сказала о мертвой ничего дурного. Мы еще помолчали.

Наконец, в голову ко мне забрела неплохая мыслишка:

— Эйприл! Вот что надо сделать... Допросить Моската Муллинса!

Мой помощник наморщил лобик и вытянул губы трубочкой.

— Лейтенант Хардинг уже сделал это.

— Он сделал это ночью. Тогда Муллинс еще был под действием наркотиков. Сейчас Хардинг спит, а Муллинс играет на трубе. Его сознание прояснилось!

Я с торжеством посмотрел на Эйприл.

— Ну что же, здравая мысль, — согласилась девушка.

— Муллинс должен что-то знать. Он единственный, если не считать вас, кто не покидал яхту. Элен все время была у него на глазах. Быть может, подсознание, о котором мы с вами сегодня говорили, зафиксировало нечто такое, что поможет в расследовании преступления.

— О'кей. Готова признать наличие у вас кое-каких способностей.

— Значит, идем к Муллинсу?

— Но только после ресторана. Я ужасно проголодалась. Прогулка пошла на пользу моему аппетиту.

Поздний завтрак мы проглотили, даже не заметив, что там упало в желудок. Все наши мысли были только об убийстве.

Как ни странно, Муллинс не играл: в его домике было тихо. Солнце жарило вовсю, а я барабанил в дверь домика и звал Муллинса по имени. Старался я напрасно — никто мне не открыл.

«А не высадить ли дверь плечом? Вдруг Муллинсу стало плохо и он отдает богу душу в этом сарае?» — так подумал я и уже хотел повернуться, чтобы посоветоваться с Эйприл, как кто-то навалился на меня и прижал к двери, словно бегемот.

— Эй, полегче! — крикнул я.

Давление ослабло, я глянул через плечо. Меня подпирало чье-то брюхо. Волосатая грудь просвечивала сквозь сорочку. Где-то высоко была голова, смакующая жвачку.

— Привет, приятель! — прогромыхало это чудовище двухметрового роста.

Оказывается, со мной знакомились! Мне захотелось оказаться за две мили от этого знакомства.

— Я узнал вас, — человек-гора улыбался детской улыбкой и готов был заключить меня в свои железные объятия. — Мистер Дэнни Бойд! Угадал?

— Угадали, — немного нервно ответил я. — А вот кто вы такой?

Здоровяк выплюнул жвачку и протянул лапищу, которая вызвала во мне ужас:

— Детектив Свейн, — сказал он таким густым басом, что я едва не закрыл уши, надеясь, что они мне еще понадобятся в этой жизни.

Зато я вспомнил, откуда этот человек свалился на меня.

— Вы из страховой компании, да? Лейтенант Хардинг говорил о вас.

— Еще один детектив! — обрадовалась Эйприл. — Да с таким телосложением вы можете творить чудеса. Например, выколачивать очередной взнос из нерадивого клиента или...

— Или выбивать показания, — подхватил я.

Свейн посмотрел на Эйприл, как крупный рогатый скот смотрит на мошку. Впрочем, увидев смазливую мордашку и стройные ноги, детектив смягчился.

— Зачем женщине ум, а, Бойд? — он опять животом толкнул меня — это был его любимый жест. — Женщине нужен шарм.

Если бы он дружески толкнул меня еще раз, пришлось бы вызвать карету «скорой помощи». Поэтому я предусмотрительно отошел подальше.

— Дэнни, при вас оскорбляют женщину, а вы молчите! — Эйприл в сердцах ткнула Свейна коленкой по ноге, на что он не обратил внимания — видимо, не почувствовал.

— Я уже знаю, что у вас тут произошло. Пришили дамочку! — Свейн выразительно посмотрел на Эйприл.

Я не знаю, что он делал в страховой компании: возможно, Свейн устрашал кого надо одним своим видом и громовым голосом. Признаться, я надеялся увидеть на его месте другого человека.

Мы поговорили о Хардинге и о том, как идет расследование. Свейн бросил в рот горсть новых жвачек и принялся так усердно пережевывать их, что я смотрел ему в рот, не отрываясь: боялся пропустить момент, когда он вывихнет челюсть и замрет с нелепо разинутым ртом. К сожалению, до этого не дошло.

— Я так скажу, мистер Бойд, — Свейн с шумом втянул в себя весь воздух побережья, — это дело надо расследовать! Местный полицейский — дохляк. Мы вдвоем поймаем убийцу.

Свейн тоже набивался в помощники. Я чуть было не проговорился, что один такой ... одна такая ... одно такое у меня уже есть.

— Если эта сволочь, что выстрелила в девушку, попадется на моем пути, я его уделаю! — Свейн поиграл мускулами. — Я его жгутом завяжу! Повешу на собственных кишках! Отрежу...

Фантазия Свейна разыгралась.

— Стоп! Вначале убийцу надо вычислить, поймать и отдать в руки правосудия, — сказал я. — А уж потом вы сделаете с ним все, что будет в ваших силах.

Он заревел:

— В моих силах?! От одной мысли, что подонок разгуливает на свободе, у меня шевелятся мозги!

Произнеся эту фразу, он одним рывком оторвал меня от земли — я испугался, что воротник и лацканы пиджака, за которые Свейн держал меня, сейчас оторвутся. Он зашептал мне прямо в ухо:

— Я догадался, кто убийца... Это кто-то из вас... из тех, кто болтался на яхте...

В конце каждой фразы он ставил многоточие, а я мечтал, чтобы он поставил точку. Уф! Свейн отпустил мой пиджак, и я грохнулся на землю.

Обретя почву под ногами, я ткнул Свейна пальцем в грудь.

— Вы абсолютно правы. Это один из нас.

Свейн залился радостным детским смехом:

— Каково?! — воскликнул он. — Меня не проведешь! Осталось только...

— Что?

— Схватить убийцу, — резонно заметил агент страховой компании. Он покачал головой, поражаясь моему скудоумию.

Глядя на меня сверху вниз, Свейн уже чувствовал себя победителем: еще немного — и он покажет мне язык.

— Итак, — сказал этот гибрид Кинг-Конга и Большой Медведицы, — мы устроим всем допрос, разложим по косточкам. И найдем того, кто убил крошку.

— А если преступник не расколется?

Свейну эта мысль показалась глубоко чуждой и вообще неприятной: он поморщился. Затем хлопнул руками и потер ладонями так, что они заскрипели:

— Вы, Бойд, и я — это такой динамит, который расколет любую скалу и даже горный массив.

— Надеюсь...

— На себя надо надеяться, на себя! Прочь комплексы! Прочь сомнения!..

Свейн вышел на тропу войны. Я с опаской глянул на Эйприл, но она была безучастна.

— Вы уже посмотрели у Хардинга список подозреваемых? — спросил я великана.

— Да, первым делом. И всех переписал, — Свейн большой лапой похлопал себя по карману, где, вероятно, лежала записная книжка.

— Ну, и кто показался вам кандидатом номер один в убийцы? — меня разобрало любопытство.

— Луи Барон! — выплюнул агент. — Я знаю немного про этого живчика. У него свое казино в Лас-Вегасе. Майк Свейн там не бывал, но он догадывается, какие делишки обтяпываются в таких местах.

Свейн подбоченился.

Самое интересное, что за его спиной на дорожке, идущей вдоль бунгало, появилась знакомая троица: Луи Барон с Тушей по правую руку и Лапчатым — по левую.

У меня от предвкушения спектакля зачесалось в носу.

— Майк, обернитесь! К нам идет сам Барон со свитой.

Свейн не счел нужным оглядываться. Он подмигнул мне и сказал свистящим шепотом:

— Вот и удача! Барон сам лезет в капкан!

— Может, я познакомлю вас? — немного нервно спросил я агента, видя через его плечо, что Барон направляется к своему домику.

— Моя визитная карточка всегда при мне, — Свейн исподтишка показал кулак-гирю. — Сейчас я предъявлю ее.

Он достаточно шустро повернулся на девяносто градусов и пошел решительным шагом к своему «кандидату номер один».

— Вы — Луи Барон?!

Свейн спросил это с разбега, перековывая на ходу вопросительный знак в восклицательный. Я поставил ему балл за догадливость: из троих стоявших он выделил шефа с абсолютной точностью.

— Да, — буркнул Барон. — Ну и?..

— Божьи мельницы мелют медленно, но верно. Настала ваша очередь, и я позабочусь об этом!

У Барона дрогнула челюсть. Он посмотрел в мою сторону. Я подошел.

— Где вы откопали этого идиота, Бойд? — хмыкнул владелец казино. — В зоологическом музее?

— Это мистер Свейн, познакомьтесь, Луи. Мистер Майк Свейн, — повторил я. — Хардинг предупреждал, что страховая компания пришлет своего агента разобраться в ситуации со смертью Элен Фицрой. Вот она и прислала...

Пока я говорил, Свейн стоял неподвижно, но шея его налилась и жилы на лбу вздулись.

— Мистер Свейн, — продолжил я свою речь гида и переводчика, — считает, что убийцу найти легко: надо всем подозреваемым пустить кровь, и тот, у кого она окажется черной, и есть сукин сын, который шлепнул жену Вулриха.

Луи Барон закипал, хотя старался держать себя в руках.

— Так вот, — закончил я, — мистер Свейн хочет начать с вас, Барон.

— Хочу.

Ноздри Свейна раздулись, и кулак, описав дугу, чуть не вогнал Барона в землю по пояс. Но на самом деле этого не произошло, благодаря ловкости замухрышки Лапчатого, которого я недооценил.

Когда Свейн еще только замахнулся, Лапчатый высоко подпрыгнул и ботинком заехал Свейну прямо по колену.

Свейн крякнул, но крикнуть не успел. Туша саданул его снизу в челюсть, зубы Свейна лязгнули, как двери вагончика метро, голова запрокинулась, обнажив шею. И это было для агента страховой компании только началом.

Туша глубоко вдохнул воздух, словно нюхал его, и со всей силой ударил противника в шею, в адамово яблоко. Великан покачнулся. Он еще держался на ногах, но глаза вылезли из орбит. Любой другой на его месте уже отдал бы концы.

Лапчатый, сделав свое дело, отошел в сторонку, чтобы не путаться под ногами у Туши. Туша обрабатывал Свейна один: по шее, по ушам, под дых...

Свейн падал медленно. Он грохнулся, как мамонт, подняв тучу пыли, и земля дрогнула от удара этакого тела...

Туша в раздумье застыл над поверженным колоссом. Свейн, как ни странно, дышал.

— Дебил еще живой, — недовольно сообщил Туша Барону.

— Открой ему череп, посмотри, есть там мозги или нет, — посоветовал своим бабьим голоском Лапчатый. — Чего он полез на шефа!

— Думал, что мы — недоноски...

Барон молчал, но по его виду было ясно: доволен.

Наконец он прервал диалог подручных:

— Уймитесь... Отработали свой хлеб, хвалю! Теперь оттащите эту кучу дерьма куда-нибудь в кусты и не мешайте моему разговору с Бойдом.

Туша и Лапчатый бросились выполнять поручение с усердием.

Эйприл исчезла еще во время разборок со Свейном. Так что у меня с Луи Бароном состоялся тет-а-тет.

— Ну, есть новости? — спросил Барон.

Он не глядел мне в лицо, а зыркал сухими злыми глазами по сторонам.

— Увы. Хардинг ничего не раскопал. Мы сидим здесь, как тараканы в банке, несмотря на все красоты Бахиа-Мар, — вздохнул я.

— У меня в Лас-Вегасе дела горят, а я тут отдыхаю, — мой собеседник грязно выругался.

Он метнул в меня тяжелый взгляд — я даже мурашками покрылся.

— Бойд, вы же детектив! Найдите убийцу, пока я сам тут кого-нибудь не пришил.

— Чтобы найти убийцу, нужна хоть какая-то информация, — изрек я.

— Добудьте ее, черт возьми! — Барон был взвинчен до предела. — Профессионалы хреновы! Что вы, что Хардинг... Супермены! Ну и повезло мне, вляпался, как говорится!..

Я понял, что следующее ругательство будет отправлено по моему адресу.

— А как вы, Луи, полагаете, — начал я осторожно, — кто мог убить Фицрой?

— Конечно, муж! — безапелляционно заявил знаток человеческих пороков. — За такие деньги себя самого пристрелить можно! Ясно, что Вулрих женился, чтобы получить потом страховку.

— Но если это так, то он сильно рисковал. Когда правда выползет наружу, страховку Вулрих не увидит, как свою задницу, — уточнил я в задумчивости. — Хотя задницу он может увидеть в зеркале...

— Э, Бойд, — Барон обреченно махнул рукой, — вы ничем не лучше этого кретина из страховой компании. Убийца — Вулрих. Но вам этого не доказать. Кишка тонка.

Он сплюнул.

— А где эта девчонка, что тут стояла? — встрепенулся вдруг Барон.

— Эйприл Мауэр?

— Где она? Если я вынужден торчать здесь до второго пришествия, то хочу это делать вместе с ней. Кошечка с коготками, но мне такие нравятся.

Коротышка с бычьей шеей собирался приударить за Эйприл! Я воспринял это известие почему-то близко к сердцу и занервничал.

— Понятия не имею, куда ушла Мауэр.

— Ладно, не обижайтесь на мои слова, — по-своему истолковал мою холодность Барон. — Я ее найду сам. Кошечка... — он ухмыльнулся. — А вы заведите себе собачку. Она будет вас охранять.

Он ушел, насвистывая легкий мотивчик.

А я передумал ломиться к Муллинсу.

«Сейчас напьюсь, как скотина, — мысль о виски показалась мне спасительной. — Напьюсь, и будь что будет».

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть