Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сокровище громовой луны
2. Уранианский клад

Девушка, казалось, ощутила враждебность в жестких чертах Норта, так как в ее манерах появилась какая-то неловкость.

– Меня зовут Алина Лоурел, – сказала она неуверенно.

– А меня Джон Норт, – сухо ответил он. – Что вам, собственно, нужно от нас? Я сейчас ухожу.

Коннор, всегда бесконечно любезный, подошел, чтобы смягчить напряженность.

– Стыдно, Джонни, разве так встречают самое очаровательное видение, когда-либо посещавшее эту пыльную нору? – Ирландец сделал церемонный жест. – Войдите, мисс, и не обращайте внимания на этого парня.

Алина Лоурел нерешительно вошла. Легкая угловатость высокой тонкой фигуры делала ее моложе, чем Норту показалось сначала.

Он увидел огорчение в ее взгляде, когда девушка оглядела пыльный чердак, оборванных пожилых людей, вставших из-за стола. Потом она вгляделась в красное лягушачье лицо Коннора.

– Вы – Майкл Коннор, да? – быстро спросила она. – Я так и думала. Много лет назад я слышала, как отец говорил о вас.

Коннор озадаченно поскреб лысину.

– Ваш отец, мисс?

– Его звали Тори Лоурел, – пояснила она. – Вы помните?

– Ну конечно! – вскричал Коннор. – Он был главным штурманом у Кэрью еще на старой «Грезе Пространства».

– Верно, я тоже помню, – кивнул Уайти Джонс. – Высокий спокойный человек. Погодите, он, кажется, погиб где-то около Урана в 99-м году?

Алина серьезно кивнула.

– Да, я была тогда маленькой.

– Дочь Торна Лоурела! – воскликнул Коннор. – Ну, тогда вы одна из наших! Хансен, подай стул да оботри пыль с него.

Норт увидел, как его товарищи потянулись к девушке. И его враждебность растаяла.

– Извините за мою грубость, – сказал он. – Я думал...

– Вы думали, что я – чужая, – ответила Алина с серьезной улыбкой.

Коннор представил ей остальных. Они кивали, кто неловко, кто робко – девушке, внешность которой так не вязалась с этой потрепанной компанией.

– Ты забыл меня! – раздался пронзительный, оскорбленный протест Питерса.

Коннор широко улыбнулся:

– Старый бродяга в кресле на колесах – вот все, что осталось от Джезона Питерса, старшего по циклотронам у Джонсона.

– У Джонсона? Горхэма Джонсона? – недоверчиво переспросила девушка. – Вы летали с ним?

– Вот именно, молодая леди, – гордо пропищал старик. – Никто больше на Земле не может сказать так. Лишь я остался.

Глаза у Алины сияли.

– Ну, так я знаю почти всех вас по имени. Вы... Вы – история!

Норт пожал плечами.

– Мы древняя история, мисс, для всего мира.

– Теперь я вспоминаю вашего отца, – сказал Уайти Джонс своим низким голосом. – Он умер на Уране от травм, которые получил, когда пытался найти залежи левиума на луне Обероне.

– Да, я тоже помню его, – согласился Коннор. – Он был только одним из плеяды замечательных людей, погибших из-за этого лживого мифа о левиуме на Громовой Луне.

– Это не миф, – возразила Алина спокойно. – Отец нашел левиум.

Они изумленно воззрились на девушку. Норт недоверчиво сказал:

– Но будь так, об этом гремела бы вся Система! Такие залежи левиума, как о них рассказывали, стоят миллиардов! Вы хотите сказать, что ваш отец привез его тайно...

Алина покачала темноволосой головой.

– Нет, отец не привозил левиум с Оберона. Он едва вернулся сам, умирающим. Но он нашел там залежь левиума. Я знаю это.

Она сунула руку в сумочку и достала листок пожелтевшей от времени бумаги и осторожно развернула его.

– Отец написал это перед смертью, – сказала она, – и отдал моей матери. Она хранила записку все долгие годы, пока не умерла недавно.

Норт с трудом читал неразборчивые прыгающие строки:

«Залежь левиума в западном из трех вулканических пиков, поднимающихся из Пламенного Океана. Высадка возможна только на базальтовом плато близ копьевидной бухты на южном берегу. Применять двойную теплоизоляцию. Переезд к пикам на каменном плоту. Остерегаться Огневиков».

– Что это значит – Огневики? – спросил Коннор, почесывая лысину.

– Говорят, что на этой вулканической луне такая форма жизни, – ответил Уайти. – Странные живые существа, которым не страшна ужасающая жара. Наверное, о них писал старик Лоурел.

Норт произнес с сомнением:

– Ваш отец мог бредить. Немногие, вернувшиеся с Громовой Луны, потеряли рассудок после всего, что с ними случилось в этом адском месте.

– Да, – пробормотал Хансен. – Вот почему этот чертов спутник остается почти неисследованным. Во всяком случае, никто сейчас не верит этим сказкам о левиуме.

– Когда мой отец вернулся, в кармане у него было вот это, – серьезно произнесла Алина, доставая из сумочки стеклянный пузырек. В нем был крохотный кусочек минерала, сиявший холодным волшебным голубоватым светом. Сияющая крупинка была не на дне пузырька, а прижималась к пробке.

– Левиум! – ахнул Коннор. – Самый странный, самый редкий минерал во Вселенной! Да одно это крохотное зернышко должно стоить сотни долларов.

Все смотрели с жадным любопытством. Все они слыхали о левиуме, но никогда не видели его. Ведь до сих пор его найдено было всего несколько граммов. Это действительно было самое редкое, самое странное и самое неуловимое вещество во Вселенной.

Левиум был элементом с обращенной полярностью притяжения. Он отталкивал все вещества, а не притягивал их. Уронить левиум было нельзя, он просто улетал вверх.

Предполагают, что этот элемент родился невероятно давно глубоко в недрах Солнца; титанический электрический заряд внешних частей солнечного шара обратил нормальные заряды в субэлектронных частицах его атома, изменив и полярность его притяжения. Судорога Солнца, некогда образовавшая планеты, выбросила левиум в космос.

Большая часть планетного левиума, правда, исчезла. Он не мог удержаться даже мгновение на поверхности любой из планет. Но отдельные зерна захватила кора планет. Ходили слухи о том, что где-то есть и крупные залежи.

– В пузырьке его было больше, – сказала Алина. – Я недавно продала остальное, чтобы найти средства для своей экспедиции.

– Для вашей экспедиции? – переспросил Норт. – Уж не думаете ли вы послать корабль на Громовую Луну, чтобы найти эти залежи?

– Я сама хочу полететь с экспедицией на Оберон, – поправила она. – Вот почему искала всех вас, старых товарищей моего отца. Я хочу, чтобы вы отправились со мной за левиумом.

Предложение было настолько неожиданным, что все ошеломленно молчали. Наконец Коннор издал радостный вопль:

– Слава богу, мы опять можем лететь в космос! Мисс, вы принесли нам самую лучшую новость, какую мы когда-либо слышали!

Все были возбуждены.

– Не говорил ли я вам все время, что мы опять понадобимся когда-нибудь, – восторженно вскричал Хансен.

– Но я не понимаю, зачем вам горстка стариков для такого рискованного предприятия? – недоуменно спросил Уайти.

– Потому, что вы старые пилоты, – серьезно ответила Алина Лоурел. – Я знаю, что вы – лучшие пилоты-межпланетники из всех, какие есть на свете. Вы пионеры, забытые миром. Я знаю, вы согласитесь, так как это еще и шанс помочь всем другим забытым пионерам космоса, всем разбросанным по свету людям, которых космос вернул на Землю больными, искалеченными. Всем, кто беден и не может помочь себе сам.

Она торопливо продолжала:

– Эта залежь левиума – сказочное богатство. Мы найдем ее и разделим поровну. Но я хочу обязательно выделить средства для помощи всем больным, беспомощным, старым межпланетникам. Всем, кто еще жив... Я знаю, этого всегда хотел и мой отец.

Джон Норт ощутил комок в горле. Он знал, как много может значить такая помощь для его прежних соратников, разбросанных по свету инвалидов.

– Какая же вы славная, мисс Лоурел. Как хотелось бы исполнить вашу мечту. Но... боюсь, что такая экспедиция невозможна. Знай вы больше насчет Оберона, вы бы поняли, почему.

– Это верно, – пробормотал Уайти Джонс, остывая от своего возбуждения. – Ужасный вулканический жар и потоки лавы на этой луне убивали всякого, кто пытался ее исследовать. Оттуда не вернулась даже большая экспедиция, посланная для разведки Компанией.

– Но мой отец оставил указания, как бороться с тамошними опасностями, – напомнила Алина. – Он советует сделать посадку только в одном определенном месте: он считает, что можно высадиться на Обероне благополучно.

– Довольно слабая надежда, – задумчиво произнес Норт. – Не думаю, чтобы какое-нибудь место на Обероне оказалось безопасным для посадки. Но он, вероятно, узнал что-нибудь, как вы говорите.

– Конечно! – заявил восторженно Коннор, красное лицо которого сияло от возбуждения. – Черт возьми, это же возможность снова попасть в пространство! Неужели мы откажемся?

Норт пожал плечами.

– Но у нас нет корабля, нет денег на его покупку. Вот почему я сказал, что это невозможно.

– У меня есть корабль! – быстро возразила Алина. – Я продала кусочек левиума и купила старый 12-местный крейсер у Компании. Мы должны передать документы на него сегодня вечером.

И добавила нерешительно:

– Боюсь, что это довольно старая машина. Она делала рейсы на Сатурн, пока не вышла в отставку. Но это было единственное судно, на которое у меня хватило средств и которое могло бы дойти до Урана.

– Если у него держатся вместе хоть две пластины, мы донесем ее на руках до Урана и вернем обратно, – похвастался Коннор. – Мы не из нынешних ученых пилотов, мы ведь летали на самых первых ракетах.

Джон Норт почувствовал, что энтузиазм друзей заражает и его. Сама судьба, само бесконечное Небо давало последний шанс увидеть космос и завоевать богатую добычу, и не только для себя – для изгнанных в отставку, забытых всем миром товарищей.

– Мы с Уайти пойдем с вами осмотреть корабль, – быстро сказал он Алине. – Но как с оборудованием? Как с двойной теплоизоляцией, о которой сказано у вашего отца?

– Мы достанем все на Уране, в Лунном Городе на Титании, – ответил Уайти. – Там богатые склады.

Лицо у Алины вытянулось.

– Но на это понадобятся еще деньги. А их у меня осталось немного.

– Не тревожьтесь, мы позаботимся об этом, когда будем там, – бодро уверил ее Коннор. – Мы достанем все, что нужно даже если придется украсть. Ах, это будет опять похоже на старые времена, будем нестись по старой тропе в небесах, а циклотрон будет петь нам всю дорогу!

– Мы полетим послезавтра, правда, Джонни? – с ясной улыбкой спросил Стини у Норта.

– Конечно, Стини, послезавтра, – мягко ответил Норт.

– Я приготовлю свою сумку, – торопливо сказал Стини, забиваясь дальше в угол. – Я буду готов.

– Бедный полоумный, – пробормотал старый Питерс. – Думает, что мы возьмем его с собой.

Уайти поглядел на старика.

– Ты тоже надеешься полететь?

– А почему нет! Хотел бы я знать, – вспыхнул Питерс, и его выцветшие глаза часто замигали. – Я летал, когда все вы были еще сопливым пацаньем, не забывайте этого! Хотел бы я знать, как это вы оставите меня здесь...

Норт и Уайти спускались по лестнице с Алиной Лоурел.

– Женщина, которая убирает здесь, присмотрит за Питерсом и Стини, пока нас не будет, – сказал Норт. – Но нам придется быть дипломатичными с ними.

– Они... мне, глядя на них, хочется плакать, – тихо проговорила она.

Сумерки спускались над беспорядочной, шумной жизнью Киллистон авеню, когда двое мужчин и девушка добрались к космопорту. Пока они достигли верфи, где Компания держала запасные корабли и оборудование, стемнело.

Верфь была окружена высоким забором, длинными металлическими бараками, цилиндрами и шарами баков для горючего, кислорода и воды, штабелями ракетных дюз, частей к циклотронам и корпусных пластин. Подтянутый часовой у ворот, одетый в серый мундир Компании, узнал Алину и пропустил всех.

Она повела их к дальнему доку, где возвышался торпедообразный силуэт 12-местного крейсера для дальних перелетов. На его корпусе виднелись вмятины от ударов метеоритов. Выступающие дюзы казались изношенными и непрочными. На носу прочитывалось название «Метеор».

Вошли в корабль. Алина с беспокойством следила, как Уайти и Норт проверяли оборудование и осматривали все опытными взглядами. Они начали с потускневших циклотронов и внимательно прислушивались к их пульсирующему жужжанию, проверили управление, крепко нажимая на педали перед креслом пилота. Старый корабль подрагивал в доке, словно старый конь, на которого набрасывали упряжь.

– Ну, откровенно говоря, эта лодочка многое перетерпела, а ее циклотроны N3 и N5 не очень горячи, – сказал Уайти Алине, когда они вышли. – Но все равно она доставит нас на Уран.

Норт кивнул.

– Но мы должны смотреть в оба, чтобы не налететь на что-нибудь в пространстве. Управление не очень-то чуткое.

Алина облегченно вздохнула.

– Я рада, что корабль сможет работать. – Потом она указала на другой конец верфи: – Вон идет Карсон, у которого я его купила.

К ним подошли двое в серой форме служащих Компании. Карсон был коренаст, средних лет. Его спутник – молодой, внешне приятный человек, на воротнике – офицерские звездочки. Норт и Уайти застыли от отвращения при виде мундиров Компании.

– Моим друзьям понравился «Метеор», – быстро сказала Алина. – Мы сможем вскоре взять его отсюда.

Карсон покачал головой:

– Но, мисс Лоурел, боюсь, что мы должны расторгнуть сделку. Кажется, я вообще не могу продать вам «Метеор».

– Но вы ведь уже чек получили! – изумленно возразила Алина.

Карсон подал ей листок бумаги.

– Вынужден его вернуть, мисс Лоурел. Вот этот джентльмен, Филипп Сидней, объяснит вам все.

Молодой офицер Компании выступил вперед.

– Есть приказ Главного Управления, мисс Лоурел, – сказал он. – Генеральный Директор сказал, что мы не можем продать вам ни одного корабля. Но мы с радостью дадим вам новый корабль и команду для вашей экспедиции, если вы обещаете разделить с Компанией весь минеральный левиум, который найдете.

Норт быстро спросил у девушки:

– Говорили ли вы Компании, куда вы летите и зачем вам нужен корабль?

Она ошеломленно покачала головой:

– Нет, не понимаю...

Филипп Сидней пожал плечами.

– Мы знаем, что вы летите за левиумом, мисс Лоурел. Компания никогда не верила рассказам о больших залежах на Обероне и слухам о том, что ваш отец нашел их. Но несколько недель назад вы продали некой фирме маленький кусочек левиума. Мы узнали об этом сразу же. Не стоило большого труда понять, что ваш отец нашел этот минерал и что вы хотите лететь именно за ним.

– Значит, ваша прекрасная Компания решила немедленно вмешаться? – резко спросил Норт. – Так, что ли?

– А что за соглашение намеревается заключить Компания? – спросил Уайти Джонс.

Филипп Сидней покраснел.

– Это приказ Главного Управления, и я только повинуюсь. Если мисс Лоурел уступит Компании 80 процентов всех найденных ею драгоценных минералов, то мы дадим ей корабль и команду.

– 80 процентов?! – воскликнула Алина. – Но это оскорбительно! Я не сделаю этого.

– Тогда, боюсь, вы совсем не получите корабля. Продавать может только Компания, вы знаете.

Уайти Джонс с потемневшим от ярости лицом, сжимая кулак, выступил вперед.

– Ну, грязная вы крыса...

– Спокойно, Уайти, – прервал Норт. – Этот парень только выполняет приказ, Ссориться с ним бесполезно. Кулаком, даже твоим, Компанию не смиришь!

Он повернулся к Алине:

– Попробуйте обдумать это предложение. Грабеж, конечно, но вы все же сможете разбогатеть, а иначе не получите ничего.

Норт был внешне спокоен, но он чувствовал, как все у него внутри похолодело. Он вдруг понял, какой дикой, неосуществимой была надежда вернуться в космос, помочь старым товарищам.

– Это верно, мисс Лоурел, – серьезно произнес Филипп Сидней. – 20 процентов гораздо лучше, чем ничего. Вы должны все обдумать.

– Я никогда не соглашусь на такое, – вызывающе возразила Алина. – Друзья моего отца – мои партнеры, и я не откажусь от них. – И она сердито отвернулась.

Все трое ветеранов подавленно молчали. Мысленно они уже вернулись в старую гостиницу. И вот они снова бредут по Киллистон авеню. Мягко горят голубые светильники. В увеселительных заведениях уже собрались завсегдатаи и разного рода жулье, только и ждавшие возможности поживиться за счет команд, вернувшихся из долгих странствий.

Норт прервал тяжелое молчание.

– Спасибо, что вы вспомнили о нас, – сказал он девушке. – Но теперь мы не нужны. Сидней дал вам хороший совет.

Глаза Алины вспыхнули.

– Он отвратителен! Расторгать сделку после покупки корабля!..

– О, он только исполняет приказ, и это, кажется, не нравится ему самому, – сказал Норт. – Он прав: 20 процентов лучше, чем ничего.

– Конечно, не надо вам терять свой шанс ради помощи всем нам, – проворчал Уайти. Его массивное лицо помрачнело, когда он прибавил: – Но сказать это остальным будет трудновато.

Они вернулись в свою пыльную каморку. Коннор вскочил с жадным любопытством.

– Ты видел корабль, Джонни? – возбужденно спросил ирландец. – Может ли он дойти до Урана?

– Как с горючим? – интересовался Хансен. – Когда отлет?

Сердце у Норта сжалось, когда он рассказал о случившемся и увидел, каким подавленным стало выражение их морщинистых лиц.

– Не волнуйтесь, мисс, – отважно сказал Коннор Алине. – Так приятно, что вы хотели помочь нам. Но мы можем позаботиться о себе и сами.

– Слушайте меня внимательно, – многозначительно произнесла девушка. – Во-первых, меня зовут Алина, а не мисс. Во-вторых, я не приму никакого предложения, вроде того, какое мне делает Компания.

– Но вы не можете жертвовать собственными интересами ради помощи нам, – возразил Норт. – Это было бы глупо...

– Не глупее, чем вступать в договор с Компанией, – заявила она. – Разве вам неизвестна их разбойничья хватка? Неужели вы так наивны и верите, что, когда я расскажу им все, когда они прочтут записи отца, когда они добудут левиум, они поделятся хоть граммом со мной?

– Клянусь Небом, она права! – вскричал Коннор. – Эти пираты, что сидят в Компании, не задумается даже на миг. Обманут!

Смятение охватило Норта. Он знал, что это правда. Бессовестность и безжалостность Компании стали пословицей. Ее главное правление было заинтересовано только в том, чтобы выжимать прибыли из любой сделки.

– Это верно, иметь с ними дело нелегко, – медленно произнес он, хмурясь. – Но что вы можете сделать, раз не хотите сдаваться?

– Да, не хочу сдаваться, – твердо объяснила она. – Мы полетим на Оберон за левиумом, как условились. И полетим в моем корабле. Они продали мне «Метеор», и он мой, и я полечу на нем.

Уайти потряс своей крупной головой.

– Они никогда не дадут вам ни этот, ни любой другой корабль. Они затянут дело на долгие годы, если вы подадите на них в суд.

– Мы не пойдем в суд, – возразила Алина. – Мы просто возьмем свой корабль, оставим им чек и полетим.

– Но они обвинят нас в пиратстве, – запротестовал Норт. – Они...

Он запнулся. Он оглянулся на остальных и увидел в каждом лице ту же внезапную, возбужденную решимость, которую ощутил сам.

– Они обвинят нас в пиратстве, – пробормотал он. – Но нас уже не будет... если мы успеем уйти...

Лицо Уайти пылало.

– Черт, а почему бы и нет? Что для нас их новые каверзные законы? Корабль по праву принадлежит Алине. И плевать на их законы! Если сумеем взять его, чтобы найти этот левиум, так давайте возьмем его!

– Вот теперь ты говоришь дело! – каркнул Коннор. – Мы ворвемся, захватим корабль и улетим раньше, чем они сообразят, что случилось. Вперед, за дело!

– Не так быстро, дикая ты мартышка, – проворчал Ян Дорак. Его широкое лицо повернулось к Норту. – Как насчет горючего и оборудования, Джонни?

Норт торопливо заговорил:

– Нужно вылететь нынче ночью. Придется снять часовых и заправить горючим раньше, чем поднимется тревога. Все антитермическое оборудование придется добывать на Уране, на луне Титании, если, конечно, мы доберемся туда. – И добавил предостерегающе: – Но Компания поднимет бурю во всей Системе, чтобы остановить нас. У них есть станции почти повсюду.

– Ха, посмотрел бы я, как эти мальчишки, которых она называет межпланетниками, смогут остановить нас, – проворчал Хансен. Его синие глаза холодно сверкнули.

Событие вдохнуло жизнь в этих потерявших себя людей. Все они были искателями приключений. И теперь после долгого прозябания на Земле они снова услыхали трубный зов Приключения.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть