Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Сокровище громовой луны
7. Громовая луна

Внешний из спутников Урана был самой странной планетой Солнечной системы. Она была небольшой, эта луна, получившая столь зловещие имя и славу. В диаметре немного меньше тысячи миль. Такая небольшая масса давно уже должна была бы остыть и успокоиться, как у прочих спутников. Но Оберон не остывал с того самого дня, как вместе со своей планетой оторвался от Солнца. Большая часть поверхности отвердела, но под этой корой бушевал неугасимый внутренний огонь, вечно питаемый слишком высокой радиоактивностью ядра. Пламя этого огненного сердца непрестанно вырывалось из трещин и кратеров в коре и взвивалось из расплавленной лавы Пламенного Океана.

Окутанная мрачной, темной дымкой, вулканическая луна становилась все более страшной с каждым часом. Норт уменьшил скорость, растягивая перелет как можно более. Его мысль лихорадочно искала способы перехитрить Бердо и его шайку.

Но придумать он ничего не мог. Авантюрист с кресла второго пилота следил за каждым его движением. А первый же признак бунта, как знал Норт, был бы смертным приговором для Алины Лоурел. Он не смел предпринимать ничего, пока на страшной луне, к которой они летят, ему не представится шанс.

Норт сухо сказал:

– Пора включать антитермики. Они понадобятся нам на Обероне от первой до последней минуты.

Черные глаза Бердо сузились.

– Ладно, Норт, можете позвать кого-нибудь из ваших приятелей и передать ему управление, пока будете включать.

Сменить Норта пришел Дорак. Глаза старого межпланетника сверкнули на Бердо откровенной ненавистью, но он принял управление, не сказав ничего.

Взгляд Норта тревожно обратился к Алине, когда он вернулся в главную каюту. Девушка была бледна, но держалась спокойно. Сидней тихонько говорил с нею. Коренастый Леннинг упирал ружье в колено, целясь в нее. Другой из помощников Бердо зорко следил с другого конца каюты.

– Я в порядке, Джон, – сказала Алина в ответ на безмолвный вопрос Джона.

– Она не в порядке – она в смертельной опасности, и это ваша вина, – горько сказал Норту Филипп Сидней. – Это вы довели ее.

– Это не так, я настаивала, чтобы лететь, – возразила Алина.

Норт промолчал. Упрек молодого офицера был справедлив.

Он огляделся:

– Где Нова?

– В моей каюте, – ответила Алина. – Я дала ей жакет и брюки – нельзя же ходить в таком платье.

Норт подошел к Уайти.

– Мне нужно вернуться и включить антитермики. Мы скоро достигнем Оберона. Мне нужна твоя помощь.

Леннинг, слушавший и смотревший, бросил приказ решительному молодому человеку в конце каюты:

– Иди с ними, Дарм.

Пробираясь по узкому мостику к циклотронной, Норт тихо зашептал однорукому гиганту:

– Если бы достать атомное ружье и сбить эту скотину Леннинга, прежде чем он выстрелит в Алину...

– Невозможно, Джонни, – ответил шепотом Уайти Джонс. – Дарм и Келлс обыскивали весь корабль.

– Не шептаться, эй! – прорычал Дарм позади них.

В тесной циклотронной, дрожавшей от ровного гула массивных аппаратов, они нашли Коннора и третьего конвоира – негодяя Келлса.

Они принялись подключать большие антитермики к циклотронам. Дарм и Келлс зорко следили за каждым их движением. Но все же Норт уловил мгновение и успел шепнуть Коннору:

– Не затевай ничего, Майк! Наш случай придет, когда мы достигнем Громовой Луны.

Шепот Коннора был хриплым от ярости:

– Пусть никто не трогает Леннинга. Он мой. Я узнал, что это он застрелил Хансена. Я сам его прикончу. Сам!

Они включили антитермики. Тяжелые механизмы начали пульсировать. Вокруг них появился голубоватый ореол – туманный нимб, который окружил летящий «Метеор». Это была нейтрализующая жар энергия.

Норт направился обратно. На узком мостике его встретила Нова Смит, и Норт изумленно взглянул на звездную девушку.

Мягкий серый полетный костюм изменил ее. Она стерла всю косметику, зачесала назад свои светлые волосы.

– Не смотрите так удивленно, моряк, – сказала она несколько капризно. – Не думайте, что мне нравилось носить столько краски на лице. Но «наша сестра» должна и одеваться соответственно.

– Не нужно было предупреждать меня, Нова, – мрачно сказал он. – Вы только попали в неприятность.

– Моряк, попадала в неприятности я всю жизнь, – ответила она, задорно улыбаясь. – И ничуть не боюсь этого дешевого плута Бердо.

– Идите, идите, – проворчал Келлс позади них. Норт пробрался через каюту к кабине управления. Стини тревожно тронул его за рукав, чтобы задержать на минуту.

– Могу я теперь сесть к управлению ненадолго? – жадно спросил он в сотый раз. – Ты знаешь, я раньше был хорошим пилотом.

– Я знаю. Мы когда-нибудь дадим тебе править, – торопливо ответил Норт. – Лучше вернись к себе, Стини, и успокойся.

Дорак встал, чтобы уступить ему кресло пилота.

– Бери, Джонни. Мы скоро сядем, а мои глаза недостаточно хороши для этого.

Громовая Луна заполняла теперь половину неба своим багровым, дымчатым диском. Они увидели ее атмосферу, напоминающую бесконечное число смерчей, пронизанных алыми молниями и языками огня.

Норт напрягся, как струна, вводя «Метеор» в замыкающую путь спираль, в дымную атмосферу. Он крикнул в главную каюту, чтобы все зашнуровались, когда начнется спуск.

Далеко внизу он различил красный отсвет. Это был Пламенный Океан. И направил корабль к нему. Визг и вой рассекаемой атмосферы буквально резал нервы. Он напряг зрение, чтобы рассмотреть что-нибудь в стремительно летящих навстречу клубах дыма.

Бердо, глядя на взятый у Алины пожелтевший листок, хрипло заговорил:

– Базальтовое плато, указанное стариком Лоурелом, должно быть единственным безопасным местом. Постарайтесь опуститься там, Норт, или мы все погибнем.

– Знаю, – отрезал Норт. – У меня нет желания убивать своих друзей.

Мысленно лихорадочно повторял инструкции Торна Лоурела: «Залежь левиума в западном из трех вулканических пиков, поднимающихся из Пламенного Океана. Посадка возможна только на базальтовом плато близ копьеобразного залива на южном берегу... Пользоваться каменным плотом, чтобы достичь пиков... Остерегаться Огневиков...»

Норту почти ничего не было видно сквозь волны дыма – ничего, кроме огненных гейзеров на вулканических рифах. Спускающийся «Метеор» содрогался от страшной вибрации. Раскаты грома, давшие Оберону его имя, заглушали гул циклотронов и отрывистые выстрелы ракет.

Впереди и внизу в дымке пульсировал широкий отсвет. Облака дыма казались здесь менее густыми благодаря атмосферным течениям. Корабль неуверенно направился к этому району. Внизу лежало обширное море зловещей лавы, на волнующейся поверхности которого плясали разноцветные огни.

Они спускались к Пламенному Океану. Норт энергично перевел рычаг, включив килевые и боковые дюзы, чтобы свернуть к югу. Но яростные атмосферные течения над этим морем расплавленного камня швыряли «Метеор», как листок в бурю.

Норт все же повернул корабль и нажал педаль циклотронов. Старый корабль отважно рванулся вперед, пробивая себе путь к югу над расправленным морем. Теперь далеко к западу Норт заметил три острых вулканических пика, черными башнями круто поднимавшихся из красной лавы.

– Вот они, три кратера! – взвизгнул Шарль Бердо. Глаза его алчно запылали.

Никакой корабль не мог бы спуститься на обрывистые скалы этих огромных пиков. Норт знал это. Он повел «Метеор» к далекому южному берегу пламенного моря.

– Ищите копьеобразную бухту, – приказал Бердо.

Материк южнее Пламенного Океана летел навстречу. Это было кошмарное зрелище. Исковерканная пустыня из беспорядочно набросанных скал, адские, ало светящиеся реки жидкой лавы, мчащиеся к лавовому морю из огненных родников... Далеко к югу ряд больших вулканов бросал в небо тучи пепла.

Глаза Норта отчаянно шарили по берегу адского материка, но не замечали копьевидной бухты. Он передвинул рычаг, чтобы повернуть к западу, вдоль берега огненного океана. Но воющие потоки дыма бешено рванули «Метеор» кверху, и удар боковых дюз только еще больше вывел управление из-под контроля.

Хриплый, раскатистый гром в сумрачной дымке словно смеялся над бешеными усилиями Норта выправить курс. Уже на опасно малой высоте ему удалось поставить «Метеор» на ровный киль и повести его к западу.

– Вот залив! – завопил Бердо, указывая. – Но где же, во имя ада, базальтовое плато?

Норт увидел глубокий узкий залив одновременно с авантюристом.

Он безжалостно направил корабль вниз сквозь клубящийся дым. Наконец он увидел длинную, слегка приподнятую площадку черного базальта в миле от огненного моря.

– Вот оно, но оно страшно маленькое, чтобы посадить корабль при таких течениях! – воскликнул Норт.

«Метеор» мчался к адскому берегу. Норт понимал, что может промахнуться, не попасть на эту площадку.

Он лихорадочно переключил всю энергию циклотронов на килевые дюзы. Удар на мгновение помог удержать высоту. Густые облака черного дыма на одну ужасную минуту затмили окно. Раскаты грома смеялись над ними. Потом воющие вихри разорвали впереди слепящий покров.

– Вы перескочили! – тонким голосом закричал Бердо сквозь шум.

Руки Норта рванули рычаг с поразительной быстротой, нога прижала, отпустила и снова прижала педаль.

Трах! Трах-трах! Корабль встал на дыбы от сумасшедшего удара ракет, перевернулся и закружился на боковых дюзах, а затем медленно сошел к базальтовой площадке, спускаясь на пламенных столбах килевых дюз. Сильный толчок, скрип металла – и они сели.

– Клянусь Небом, вы пилот, Норт! – ахнул Бердо.

Потом авантюрист многозначительно показал своим атомным ружьем:

– Теперь возвращайтесь в каюту к остальным.

В главной каюте все смотрели в иллюминаторы с зачарованным ужасом. Но люди Бердо зорко следили за ними. Волнующийся дым скрывал многое. Но севший корабль ежеминутно содрогался от страшных раскатов грома, а внутри становилось все жарче, несмотря на защитный ореол антитермиков.

– Какой ужасный мир! – прошептала Алина Лоурел.

– Конечно, не курорт, – заявила Нова. – Я думала, мы пропали, когда начали падать к этому огненному океану.

– Это была замечательная посадка, Норт! – с горячим восхищением произнес молодой Сидней. – Кто обучал вас пилотскому искусству, знал свое дело хорошо!

Норт ответил измученно:

– Меня учил величайший пилот, когда-либо летавший в космос. Вот он – то, что от него осталось, – и кивнул на Стини, который сидел, глядя на затянутый дымом пейзаж с детским удивлением.

На пороге каюты показался Шарль Бердо. Черные глаза авантюриста холодно скользнули по враждебным лицам. Он заговорил резко.

– Вам всем пора ясно понять положение, – сказал он. – Я хочу иметь этот левиум и буду иметь его. Но я не хочу убивать никого из вас, пока в этом нет необходимости.

– Великодушный Чарли, как его звали на Титании, – хихикнула Нова Смит.

Бердо метнул на белокурую девушку свирепый взгляд, но продолжал спокойно:

– Теперь слушайте. У нас атомные ружья, и вы не можете сделать ничего. Этот мир опасен, и чем скорее мы его покинем, тем лучше для вас. Помогайте нам, и я обещаю отдать вам десятую часть левиума, когда вернемся.

– Какой же «помощи» вы от нас хотите – спросил Норт.

Авантюрист объяснил:

– Нелегко будет добраться до этих кратеров и добыть левиум. Нам нужна помощь. Окажите нам ее, не затевая битвы, и это для всех будет выгодно.

– Мы скорее увидим вас в аду, чем поможем вам и вашей грязной шайке! – вспыхнул Коннор.

Уайти кивнул своей большой белокурой головой:

– Не будь этого ружья, направленного на Алину, мы бы давно вцепились в ваше горло, Бердо.

Норт размышлял. В мозгу у него возник призрак отчаянной идеи. Если только он найдет случай для своей рискованной попытки...

– Что пользы спорить, ребята? – сказал он медленно своим товарищам. – Они победили. У нас нет другого выбора, как сделать то, что нам велят.

Они недоверчиво поглядели на него. Дорак сказал недоуменно:

– Ты думаешь, мы должны сделать то, чего хотят эти убийцы?

– А что еще мы можем сделать? – возразил безнадежно Джон Норт.

Голубые глаза Новы Смит яростно сверкнули:

– Моряк, не говорите глупости! Разве вы не видите, что Бердо уберет вас с дороги, как только вернется благополучно на Титанию с левиумом?

– Я предупреждал, чтобы не болтала лишнего! – вспыхнул авантюрист. – Еще слово...

Джон Норт знал, что девушка говорит правду. Да, Бердо потребует от него помощи, чтобы добыть левиум и вернуться на Титанию, а затем быстро отделается от них.

Но он пожал плечами.

– Нужно сделать то, что он велит, – повторил он. – Ради жизни Алины.

При этом напоминании Коннор, Уайти и Дорак сдались.

– Вот теперь вы поумнели, – холодно одобрил авантюрист и отдал приказ: – Норт, вы с Коннором пойдете со мной и Леннингом на разведку. Прежде всего нужно придумать, как переплыть Пламенный Океан. Дарм, ты с Келлсом останешься на страже здесь.

Сердце у Норта билось от подавляемого возбуждения, когда он доставал четыре инсулитовых костюма. Они были похожи на обычные скафандры, но были сделаны из плотного, сильно изолирующего материала, а шлемы были непрозрачными, с одной только прорезью для глаз. У каждого был кислородный прибор и стандартный радиотелефон.

Сначала оделись Бердо и Леннинг, потом Норт и Коннор. Все они включили индивидуальные антитермики, прикрепленные за плечами, и тотчас же каждого окутал голубой ореол нейтрализующей энергии.

– Не забудьте лунных башмаков, – предупредил Норт, нагибаясь, чтобы надеть тяжелые свинцовые подошвы. – Притяжение здесь слабое.

Бердо и коренастый Леннинг взяли атомные ружья и открыли шлюз. Норт и Коннор вступили в шлюз.

– Вы двое идите впереди, – приказал Бердо. – Поняли?

Норт и ирландец прошли через шлюз и ступили на шершавый черный базальт.

Вокруг них вились крутящиеся облака дыма. Сверху сыпался пепел, шурша по шлемам. И даже сквозь плотную изоляцию костюмов и защитный ореол антитермиков проникал удушающий зной.

Базальт качался и вздрагивал у них под ногами. Каждое колебание сопровождалось оглушительным, раскатистым взрывом, похожим на артиллерийский залп.

Залпы космического грохота, который вспухает, рокочет и опадает, а потом снова разражается! Этот хриплый гул колоссального эха в огненных облаках сокрушал разум. Удушающий жар и ослепляющий дым почти оглушили Норта.

В телефоне скафандра раздался голос Бердо. Авантюрист тоже был потрясен.

– Боже мой, что за планета! – бормотал он.

Он вышел из корабля вместе с Леннингом. Норт повернулся к ним и показал сквозь дым:

– Океан лежит в этой стороне.

– Идите впереди, – приказал авантюрист. – Мы за вами.

Норт не решался выполнить намеченный опасный план так близко от корабля. Его схема была крайне рискованной. Неудача стоила бы жизни не только им самим, но и Алине.

Они с Коннором зашагали вперед в тяжелых свинцовых башмаках, нащупывая дорогу в плотном дыму. Раскатистые удары грома звучали все громче. Очень скоро они потеряли корабль из виду.

Коннор вдруг тревожно вскрикнул и рванул Норта назад. Они достигли западного края базальтового плато и стояли в нескольких ярдах от пылающей реки красной, расплавленной лавы.

Норт понял, что в дыму сбился с пути, и повернул. Ему стало еще жарче. Он заметил в дыму пульсирующий алый отсвет Пламенного Океана.

Они окаменели, глядя на него. Бердо и Леннинг тоже пораженно смотрели, стоя поодаль. Зрелище было потрясающим. Море жидкой красной лавы простиралось перед ними до самого горизонта. Никакой ветер не мог бы взволновать тяжелую массу жидкого камня, но приливное влияние большой планеты вызывало длинные, высокие волны, разбивающиеся о берег огненными брызгами.

Далеко в Пламенном Океане поднимались три крутых вулканических пика. До них было три четыре мили. Сердце забилось быстрее, когда он взглянул на самый западный из пиков, в котором хранилось самое сказочное сокровище во всей Системе.

Тут послышался хриплый голос Бердо:

– Левиум в этом западном пике. Клянусь Небом, нам нужно как-то добраться туда! Норт, можно ли попасть туда на корабле?

– Никогда никакой пилот не сможет спуститься на эти крутые склоны в таких сильных атмосферных течениях!

– Старый Лоурел говорил, что можно переехать на каменном плоту, – пробормотал авантюрист. – Но камень не может плавать на этой жидкой лаве.

Норт наклонился и бросил в шипящие волны кусочек черного базальта. Камешек утонул.

– Базальт плавать не будет, но тут должны быть и более легкие породы, – сказал он. – Нужно поискать.

Они двинулись по дымящимся камням, таким горячим, что свинец их лунных башмаков стал размягчаться. Они бросили кусок еще какой-то породы в пламенное море. Он не тонул!

– Хорошо! – вскричал Бердо. – Мы высечем плот...

– Джонни, смотри! – дико закричал вдруг Коннор. – Направо!

Норт быстро повернулся и окаменел от ужаса. Сквозь дым к ним приближались какие-то неясные, скорченные фигуры.

Это не были люди, и они не носили защитных скафандров. Это были чудовищные порождения этой адской луны, подкрадывающиеся, чтобы напасть.

Существа были четвероногими и походили на больших павианов. Их тела отливали странным металлическим блеском. Действительно, никакая обычная плоть не могла бы просуществовать ни минуты в этом сжигающем жаре.

На мордах зверей виднелись только разинутые пасти с блестящими металлическими зубами и широко расставленные, неподвижные кристаллические глаза. На задних лапах были железные копыта, на передних – огромные металлические когти. Ужаснее всего было то, что при каждом дыхании изо ртов чудовищ вылетало пламя.

Норт знал, что это была форма жизни, бесконечно далекая от эволюции на всех других планетах. Здесь странная жизнь, зародившаяся в металлических солях, развилась до полуразумной формы. Он догадывался, что эти создания питаются минералами, которые добывают из скал. А то, что их тела способны усваивать такую пищу, доказывалось тем фактом, что химические процессы в их тканях были процессы непрерывного горения.

Коннор громко крикнул:

– Это, должно быть, Огневики, о которых предупреждал старый Лоурел!

Норт кинулся к Бердо и Леннингу, стоявшим в нескольких ярдах, окаменев от ужаса.

– За ружья! – крикнул он. – Они хотят напасть! Майкл, назад!

Бердо очнулся. Он и Леннинг прицелились в подкрадывающихся Огневиков из тяжелых атомных ружей и торопливо выстрелили.

Свистящая струя атомного пламени ударила в переднего из Огневиков – и отскочила от него без всякого вреда. Концентрированные выстрелы могли только поцарапать эти металлические тела, сами жизненные процессы которых были огненными.

– Господи, атомные ружья против них бессильны! – крикнул Леннинг хриплым от ужаса голосом.

– Назад к кораблю! – крикнул Норт, остальным. – Они разорвут нас в клочья!

Они повернулись и помчались сквозь дым к «Метеору». Но они не могли бежать быстро в тяжелых свинцовых башмаках, в которых только и можно было ходить нормально при этом слабом притяжении. Огневики погнались за ними неуклюже быстро, перебирая четырьмя лапами.

Норт услышал вопль ужаса Леннинга. Он обернулся и увидел, что Леннинг отстал. Огневики схватили его. Их металлические тела навалились на негодяя и свалили наземь.

Но Коннор тоже отставал. И его нагоняли два чудовища.

– Майк, берегись! – пронзительно крикнул Норт и кинулся к нему.

Но двое Огневиков нагнали Коннора и прыгнули ему на спину. Мощные когти одного из них вцепились в инсулитовый скафандр и разорвали его.

Коннор зашатался.

– Господи! – воскликнул он, задыхаясь от жара.

Норт схватил валявшийся обломок базальта и бросился на выручку. Коннор упал, и два Огневика навалились на него.

Норт бешено заколотил камнем по тварям. Они отпрянули от яростных ударов, которые, очевидно, могли повредить им больше, чем атомные выстрелы.

Он схватил Коннора за пояс и заковылял с ним сквозь дым. Слева он увидел четырех Огневиков, копошившихся над Леннингом, разрывавших его скафандр в клочья. Тело Леннинга уже обгорело и почернело.

Бердо исчезал в дыму. Норт последовал за ним с тяжелой ношей – потерявшим сознание, обмякшим Коннором на плечах. Двое Огневиков погнались было за ним, потом вернулись к остальным, раздиравшим скафандр Леннинга.

В дыму замаячил массивный корпус «Метеора». Раскат грома, удар плотной атмосферы едва не сбил Норта с ног. Но он достиг шлюза, проник в корабль и там свалился на пол.

Бердо уже срывал с себя скафандр, а Келлс и Дарм тревожно кинулись к нему с ружьями наготове.

– Они поймали Леннинга, – говорил Бердо, на бледном лице его выступили капли пота, голос был хриплым. – Разорвали на нем скафандр на кусочки...

Норт тяжело перевел дыхание, сорвал с себя шлем.

– Помогите... Майку! – задыхался он. – Ему порвали костюм... жар проник туда...

Дорак и Филипп Сидней уже снимали с Коннора шлем и скафандр. Ирландец лежал неподвижно с багровым, распухшим лицом. Неровное клокочущее дыхание вырывалось из горла.

К Норту подбежала Нова Смит.

– Моряк, вот аптечка! Ему обожгло спину...

Спина у Коннора вся почернела от ужасного жара, проникшего в разорванный скафандр. Сердце у Норта замерло, когда он увидел это. Ирландец застонал от прикосновения.

Потом глаза Коннора открылись.

– Бесполезно, Джонни... – прошептал он. – Я... готов. Простудился... – Глаза у него полузакрылись. – Мне... лучше бы выпить...

Нова Смит схватила бутылку бренди, приставила ему к губам. Рука Коннора опустилась на плечо звездной девушки. Мелькнула тень прежней улыбки.

– Вот так я всегда хотел умереть, – прошептал он. – Рядом с красивой девушкой и с бутылкой...

Последнее слово прозвучало, как замирающий вздох, губы раскрылись, глаза сомкнулись, голова запрокинулась.

Алина Лоурел разразилась рыданиями.

Нова глядела на Джона Норта. На ресницах ее застыли слезинки:

– Моряк, я понимаю, как вам тяжело...

Но Норт ничего не ответил. Он услышал: что-то скребется о металл корпуса. У Алины вырвался крик ужаса, когда они увидели за иллюминаторами жуткие серые силуэты множества Огневиков, любопытно скребущих «Метеор» когтями.

Келлс хрипло закричал:

– Да это просто черти!

– Это Огневики, о которых говорил старый Лоурел, – крикнул ему Бердо. – Атомные ружья им не вредят, но мы должны от них как-то избавиться.

– Если бы я включил циклотроны и ударил в них боковыми дюзами... – предложил Филипп Сидней.

Авантюрист кивнул:

– Хорошо, Келлс, поди с ним.

Через минуту раздался отрывистый стук ракет. Короткая вспышка пламени из боковых дюз отбросила от корабля Огневиков. Они умчались в дым.

В мертвом молчании Норт, Уайти и Дорак завернули труп Коннора, надев инсулитовые скафандры, они вынесли его, чтобы похоронить. С ним вышли Келлс и Дарм с ружьями наготове.

Они насыпали каменный холм над своим мертвым товарищем. Затем в полном молчании вернулись к «Метеору».

Стини недоумевающе посмотрел на Норта, когда тот снимал свой шлем.

– Разве Майк не вернется? – спросил помешанный пилот.

– Нет, Стини, – мрачно ответил Норт. – Майк не вернется.

Алина плакала.

– Уйдем с этой ужасной планеты, пока мы все не погибли! – рыдала она. – Она убила моего отца, она убивает всех...

– Мы не уйдем, пока не достанем левиум!

Голос Шарля Бердо прозвучал, как сталь, и рука угрожающе легла на атомный пистолет.

– Там, в этом кратере, лежит левиум на миллиарды долларов, – резко произнес Бердо. – Я не уйду, когда близко от меня лежит такая добыча.

Норт сказал тихо, с горечью:

– Коннора не убили бы, если бы вы не приказали ему идти с нами, Бердо.

– Он хотел начать бунт, я не мог оставить его на корабле, – отрезал Бердо. – Будет еще хуже, если вы попробуете не повиноваться мне. Мы отправимся сейчас за этим левиумом! – резко произнес он. – Пойдем все, кроме девочек и помешанного. Я не хочу оставлять здесь никого, кто бы мог захватить корабль и улететь, оставив меня жариться на этой проклятой планете.

– Но если мы все погибнем, то сами девушки не смогут улететь и тоже погибнут, – запротестовал Филипп Сидней.

– Это, – проскрежетал Бердо, – заставит вас быть осторожнее и следить, чтобы ничего не случилось. Надевайте скафандры. Возьмем с собой кирки, ломы и канаты. Мы должны быть достаточно сильны, чтобы отогнать Огневиков, если они снова нападут.

Норт начал медленно надевать инсулитовый скафандр и шлем. Сидней, Уайти Джонс, Дорак последовали его примеру.

– Я хочу идти в вами, моряк, – заявила вдруг Нова Норту. Ее бойкое личико было бледным и тревожным. – Я могу помочь...

Норт покачал головой:

– Вы останетесь здесь, с Алиной и Стини, Нова. Мы вернемся.

Наконец все оделись. Бердо мрачно указал на шлюз. Вместе со своими двумя сообщниками он снова двигался сзади.

Снаружи в грохочущем, вьющемся дыму Норт огляделся. Не было и признаков Огневиков, нападавших на них. Но все они крепче сжали в руках свои кайла, идя далеко впереди группы Бердо.

Базальтовое плато дрожало у них под ногами с каждым громовым ударом, отдававшимся в дыму. Они двигались вправо, приближаясь к берегу, пока не достигли плато из минерала, который был легче лавы.

– Он будет плавать. Глыба достаточно велика, чтобы поднять всех нас, – заявил авантюрист. – Норт, вы с Дораком и Джонсом начинайте высекать плот. Сидней, вы готовьте каменные весла.

Они принялись за работу, подрубая плоский пласт своими кайлами и ломами, а затем медленно сдвигая его к алым, шипящим лавовым волнам. Только малое притяжение спутника позволяло им проделывать такую работу.

– Огневики идут! – раздался вдруг хриплый, полный паники голос Келлса.

Целый десяток огнедышащих тварей неуклюже подбирался к ним с востока.

– Пусть кто-нибудь отгоняет их кайлами! – крикнул Бердо. – Остальные столкните плот!

Норт, Дорак и Уайти встретили кинувшихся Огневиков ударами ломов и кайл. Кайло Норта разбило кристаллический глаз одного из чудовищ, и оно слепо шарило, чтобы схватить его когтями. Уайти почти снес голову другому, яростно взмахнув тяжелым ломом. Огневики на мгновение отступили перед этой свирепой обороной.

– На плот! – крикнул Бердо. – Скорее, пока они не кинулись опять!

Сидней и Келлс спустили тяжелый пласт черного камня на жидкую лаву. Бердо уже стоял там, держа всех под прицелом своего атомного пистолета.

Норт и его два товарища прыгнули вслед за другими на качающийся плот. За ними прыгнул и Дарм.

– Гребите, живо! – крикнул Бердо.

Огневики бежали к берегу. Тяжелый каменный плот медленно двинулся по лавовым волнам. Обманутые твари столпились на берегу, следя за ними кристаллическими, похожими на блюдечки глазами. Бердо, стоя на носу странного судна вместе с Дармом и Келлсом, указал на север через Пламенный Океан.

– Держите к этим трем вулканическим пикам!

Норт почти залюбовался неукротимой решимостью авантюриста. Их положение было опасным, как никогда. Скользящее течение густой лавы подхватило плот и угрожало увлечь его к западу.

Зной, которым веяло от алой сверкающей лавы, был почти нестерпимым. Каждое движение каменных весел сыпало вокруг фонтаны огненных брызг.

Но все же грубый каменный плот продвигался к северу по огненному морю. Три крутых вулканических пика впереди вырастали. Пепел непрерывно сыпался на них, клубы дыма обвивали их зловещей мглой.

– Это... сам ад! – прохрипел Филипп Сидней, работая веслом рядом с Нортом. – Мы никогда не вернемся отсюда!

На поверхности лавы там и сям плясали столбы вьющегося пламени. Один такой тайфун заскользил прямо к ним.

– Греби к западу! – крикнул Норт. – Уйдем с пути этого смерча.

Они поспешно изменили курс. И огненный крутящийся смерч пробежал всего в нескольких десятках ярдов от них.

За длительными скрежещущими раскатами, идущими откуда-то из недр вулканической луны, следовали вздымающиеся волны лавы, раскачивавшие плот.

Норт выгребал каменным веслом снова, и снова, и снова, не глядя вперед. Но когда поднял голову, западный кратер был рядом.

Это не был действующий вулкан, хотя, казалось, извержение закончилось совсем недавно. Его зубчатый черный конический пик круто вздымался из Пламенного Океана. Но все же у края они заметили площадку, к которой и направили плот.

Каменный плот стукнулся о берег. Бердо и его сообщники выскочили первыми, сразу же отбежав на безопасное расстояние в 30 футов, чтобы следить за остальными.

– Берите с собой кайла, ломы и канаты, – быстро приказал Бердо. – Мы вытянем плот на берег.

Уайти, Сидней и Дорак вышли на берег с инструментами. Но Норт, проходя каменный плот, наклонился, словно споткнувшись. Его пальцы незаметно распустили застежки свинцовых башмаков.

Время для выполнения опасного плана настало. Он знал, что это единственный шанс.

Он выпрямился как бы для того, чтобы прыгнуть с плота. Но, сбросив с ног свинцовый груз, пригнулся и прыгнул прямо на Бердо и его людей.

И хотя все трое были в 30 футах от него, Джон Норт пролетел это расстояние, как бомба.

Он услышал удивленный возглас Бердо:

– Дурак...

В то же мгновение в Норта полетел разряд атомного ружья, но Бердо не смог прицелиться, промахнулся. Норт обрушился на авантюриста.

Он свалил Бердо наземь и одновременно ударил ногами Дарма и Келлса.

– Дорак! Сидней! Прыгайте на них скорей! – крикнул он.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть