ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Бандит из Чертова Каньона The Bandit of Hell's Bend
Глава 16. НАРУШИТЕЛИ ЗАКОНА

Кривая усмешка исказила и без того не слишком приятный рот мистера Корсона. Мистер Уэйнрайт-старший вскочил на ноги, но это не был запоздалый рыцарский порыв. Лилиан Мэнил вяло поднялась и прикрыла рот тыльной стороной ладони, имитируя зевоту. Мистер Уэйнрайт-младший неловко переминался с ноги на ногу.

— Боюсь, мисс Хендерс, что вы не вполне понимаете ситуацию. Вы… — начал Корсон.

— Это вам никак не удается понять ее, мистер Корсон, — оборвала его Диана. — И, пожалуйста, не забудьте, что у вас всего час на упаковку вещей.

Корсон отбросил свою учтивость.

— Послушайте! — воскликнул он. — Я уже более чем достаточно валяю тут с вами дурака. В скором времени вы покинете эту землю. Вы не имеете на нее права. Вы не владеете ни одной веткой, ни одним камнем, ни одним копытом или хвостом во всю длину и ширину «Заставы Y». Теперь вы быстро уйдете отсюда — в противном случае вы поселитесь в тюрьме. Там вы в избытке столкнетесь с теми угрозами, которые бросили нам, и думаю, кое-что поймете насчет закона.

— Почему это? — спросил голос Техасца Пита от входной двери, и мгновенно три фигуры появились на веранде. — Вы посылали за нами, мисс, и мы здесь, — продолжил Пит.

— Похоже, мы успели как раз вовремя. Вечеринка в самом разгаре, — высказался Короткий Бен.

— Требую первый танец вон с тем хлыщом в забавных панталончиках, — указал на Корсона Айдахо.

— Парни! — повернулась к ним Диана. — Вот эти люди хотят отнять у меня мое ранчо, прииск и весь скот. Я дала мисс Мэнил и мистеру Корсону час на то, чтобы освободить помещение. Айдахо, проследи, чтобы они уехали вовремя, и отвези их — нет, лучше скажи Билли, чтобы он отвез их в город. Мистер Уэйнрайт и его сын имеют в своем распоряжении пять минут, чтобы покинуть ранчо. Три минуты они уже израсходовали. Можешь ли ты помочь им убраться вовремя, Короткий Бен?

— Вот так так! — воскликнул Короткий Бен. — Мой дым — их бренные останки! Освежитесь, джентльмены! — Он впрыгнул в комнату и обошел Уэйнрайтов, чтобы напасть на них сзади, следуя инстинкту ковбоя.

По-видимому, с языка старшего Уэйнрайта чуть не сорвались какие-то аргументы — это было видно по его глазам, — однако он так и не озвучил их. Как говорится, он взял ноги в руки. Его сын следовал за ним, не отставая ни на шаг. Однажды мистер Уэйнрайт-старший уже был выставлен с «Заставы Y», и пережитый опыт отнюдь не пришелся ему по вкусу. На этот раз он передвигался с величайшей поспешностью и целенаправленностью. Он спешил к загону, его сын следовал по пятам. Завершала процессию громоздкая фигура Короткого Бена.

К частичному удовлетворению мистера Уэйнрайта-старшего, Короткий Бен пока что отказывал себе в удовольствии пострелять. Но это могло последовать в любой момент. Испарина выступила на красном лице производителя одеял из Ворчестера. Он уже было вздохнул с облегчением, достигнув загона, но внезапно новая мысль заставила его вздрогнуть от ужаса. У них оставалось не более минуты. За это время невозможно было успеть не то что запрячь лошадей в коляску — вообще ничего. Протискиваясь в стойло, он попытался объяснить эту невозможность Короткому Бену.

— Езжайте верхом, — посоветовал их конвоир.

— Но у нас нет седел! — взмолился младший Уэйнрайт.

— Нет, — согласился Короткий Бен. — У вас нет ничего. Но еще минута — и у вас уже никогда ничего не будет. Я буду стрелять, когда минута закончится, и не собираюсь тратить патроны на стрельбу в воздух. Я ждал этого шанса многие месяцы.

В неукротимом порыве Уэйнрайт-старший схватил под уздцы упирающуюся лошадь и поволок ее прочь из стойла. Вытащив ее из загона, он попытался вскарабкаться ей на спину. Полный провал. Он вновь схватился за веревку и стал усиленно дергать ее, пытаясь сдвинуть лошадь по направлению к воротам. Его более удачливый сын оседлал другого коня, но, проезжая мимо отца, имел несчастье концом своего недоуздка пребольно хлестнуть по крупу отцовскую лошадь. Воздействие этого акта насилия было мгновенным и весьма бурным. Лошадь скакнула вперед, опрокинув несчастного Уэйнрайта-старшего, и рысью устремилась к воротам, а затем — в безбрежные просторы прерий.

— Пять секунд, — объявил Короткий Бен.

Кое-как приняв вертикальное положение, мистер Уэйнрайт устремился за лошадью. Вслед за своим сыном и наследником он миновал ворота «Заставы Y»— с запасом в одну секунду. С отвращением Короткий Бен засунул револьвер обратно в кобуру.

— Живите, — пробурчал он. — Но больше здесь не появляйтесь. Черт возьми, хотел бы я, чтобы она дала им только четыре минуты! — бормотал он себе под нос, возвращаясь в офис,

Внезапно путь ему преградил Колби, с трудом переводя дух.

— Что ты делаешь? — закричал бригадир. — Я видел конец этой сцены из окна кухни. Какого черта ты выгнал их, и что это вообще значит? А?

Короткий Бен весьма нахально оглядел его с головы до ног.

— У меня нет на тебя времени, Колби, — произнес он. — Я выполняю приказы моей хозяйки. Если она скажет мне выгнать какую-нибудь злобную тварь со двора ранчо, я тут же выполню ее приказ. Проникся?

— Ты хочешь сказать, что мисс Хендерс приказала тебе выгнать Уэйнрайтов? — переспросил Колби.

— Не знал, что ты еще и глухой, — ответил Короткий Бен и продолжил прерванный путь к офису. Колби последовал за ним. В комнате он обнаружил Техасца Пита и Айдахо. Диана сидела в отцовском мягком кресле.

— Что все это значит, Ди? — нервно спросил он. — Я требую объяснений. Ты действительно приказала Короткому Бену выгнать Уэйнрайтов?

— Их выгнала я, Хол, — ответила девушка. — Короткий Бен лишь проследил, чтобы они уехали вовремя. Я также приказала уехать мистеру Корсону и мисс Мэнил. Айдахо проследит, чтобы они добрались до города в целости и сохранности.

— Не сошла ли ты с ума? — воскликнул Колби. — Они направят против тебя всю мощь закона.

— Я не сошла с ума, Хол, — ответила Диана. — Возможно, я была немного близорука, но я далеко не сумасшедшая, и теперь мои глаза широко открыты. Достаточно широко, чтобы отличить друзей от врагов.

— Что ты имеешь в виду? — воскликнул он, углядев в этой фразе намек на себя.

— Я имею в виду, Хол, что те люди, которые рассчитывали работать у ньюйоркцев после того, как они намеревались со мной поступить, не будут работать у меня. Пит даст тебе расчет. Он исполняет обязанности бригадира, пока не вернется Бык. — При этих словах ее подбородок гордо вздернулся вверх.

Колби был потрясен. Он молча взял расчет и повернулся уходить. Но в дверях оглянулся и посмотрел на нее.

— Бык никогда не вернется, — заявил он. — Разве что с петлей на шее.

Трое других мужчин посмотрели на Диану, ища в ее чертах какой-нибудь намек на пожелание или ясно выраженную волю. Но она сидела неподвижно, лишь постукивая носком сапожка со шпорой о коврик работы навахо, лежащий у ее ног. Колби вновь развернулся и исчез в сгустившихся сумерках.

Получасом позже Дикий Билл, более известный как Билли, неторопливой рысью ехал по пыльной дороге в город с Морисом Б. Корсоном, Лилиан Мэнил и их багажом. На полпути они нагнали Уэйнрайтов. Старший восседал на лошади, которую уступил ему сын, младший брел за ним, весь покрытый пылью. Корсон велел Билли остановиться и взять их в коляску.

— Ни в жизнь! — ответил Билли. — Я получаю приказы от моей хозяйки, а она ничего не говорила о том, чтобы подвозить этих хлыщей. Н-но!

Еще позже вечером один из столиков в заведении Хэма был занят избранным обществом. Здесь были Уэйнрайты, Морис Б. Корсон, Лилиан Мэнил, Хол Колби и Хэм Смит. Все, кроме Хэма, были не в духе и плохо себя чувствовали. Оно и понятно — Хэм был единственный в этом собрании, кого не выгнали с ранчо.

— Закон на нашей стороне, мистер шериф, — уверял Корсон. — Мы добиваемся лишь вашей официальной поддержки. Мне кажется, первое, что надо сделать, — это обезвредить хулиганов, нанятых ею, и тогда мы быстро приведем ее в чувство. Самый опасный из них — тот парень, Бык, но теперь, когда он практически вне закона, взять его сравнительно легко. Я договорюсь, чтобы следующим дилижансом с прииска отправили особенно большую партию золота, и приму меры, чтобы это не держалось в слишком большом секрете. Эта новость, несомненно, дойдет до него по обычным каналам и послужит приманкой, которая должна соблазнить его еще раз ограбить дилижанс. Вы же могли бы спрятаться неподалеку с отрядом своих людей. Пусть даже вам не удастся взять его живым, обществу будет хорошо и в том случае, если вы возьмете его мертвым. Вы меня понимаете?

— Здесь так действовать нельзя, — перебил его Колби. — На расстоянии пяти миль от ущелья вы нигде не спрячетесь так, чтобы об этом не узнали те двое парней. Забудьте о своем плане и предоставьте все мне. Все, что требуется от вас и вашего отряда, — держаться подальше от ущелья.

— Думаю, Хол прав, — согласился Хэм Смит. — Все вы, господа, знаете, как чертовски хитра эта парочка. Вы только вспомните, сколько времени я уже охочусь за ними! Просто оставьте это Холу, и я уверен, что он возьмет их.

— Прекрасно! — сказал Корсон. — А после этого мы уж как-нибудь схватим остальных трех. Нужно заманить их в город по одному. Впрочем, мне ли объяснять вам, джентльмены, как это делается? Имейте в виду, что я заплачу по тысяче долларов за каждого, если они больше не будут нас беспокоить.

Утомленная дневными волнениями, Диана ушла в свою комнату сразу же после одинокой вечерней трапезы. Напряжение последних часов взвинтило ее нервы до предела, и теперь, когда появилась возможность расслабиться, на нее словно в отместку навалились усталость и подавленность. Она была слишком слаба даже для того, чтобы раздеться. Девушка опустилась в мягкое кресло и долго сидела с откинутой назад головой и прикрытыми глазами.

Ее окно, выходящее на двор ранчо и лошадиный загон, было широко открыто, впуская прохладный воздух летней ночи. Лампа, горевшая на прикроватном столике, отбрасывала золотой отблеск на ее распущенные волосы и безупречный профиль.

Неожиданно возле дома появилась какая-то фигура. Человек осторожно двигался вокруг здания, пока не оказался среди деревьев под самым окном Дианы. Взглянув вверх, мужчина смог различить очертания ее лица над подоконником. Мгновение он смотрел на нее, потом внимательно огляделся, словно хотел увериться, что поблизости никого нет. Через какое-то время, поначалу робко и тихо, в ночной тиши раздалось нежное пение жаворонка. Глаза Дианы мгновенно открылись, она сосредоточенно вслушалась. Через минуту короткая сладкозвучная мелодия повторилась вновь. Девушка вскочила, собрала волосы в узел и побежала вниз по лестнице, через холл, в офис. Когда она подбежала к дверям, сердце ее билось чуть более бурно, чем обычно. Без всякого колебания она ступила в ночной мрак. У крыльца стоял высокий широкоплечий мужчина.

— Бык! — воскликнула она тихим шепотом.

Мужчина стянул с головы широкое сомбреро.

— Добрый вечер, сеньорита! — сказал он. — Я не сеньор Бык — я Грегорио.

Диана Хендерс отпрянула. Она уже успела снять пояс и револьвер. Она была так уверена, что это Бык, и питала к нему такое доверие, что вовсе не подумала о том, что безоружна. Разве может быть лучшая защита для девушки, чем Бык?

— Что вам здесь нужно, Грегорио? — спросила она.

Мексиканец почувствовал ее смущение, заметил, как она в ужасе отпрянула, и улыбнулся. Его вовсе не оскорбляло то, что она его опасалась. Он стал тем, чем был, именно внушая людям страх, и был даже горд тем, что объявлен вне закона, и тем, что гринго за ним охотятся. Ему нравилось, что они уважают если не его самого, то его дерзость и меткую руку.

— Не бойтесь, сеньорита, — улыбнулся он. — Меня послал к вам сеньор Бык. Он передает вам письмо. — Бандит достал длинный широкий конверт. — Прочтите его и спрячьте так, чтобы никто не мог найти. Он сказал, что вы знаете, как воспользоваться этим.

— Почему сеньор Бык не приехал сам? — спросила она, принимая протянутый конверт.

— Как я могу знать, сеньорита? — ответил разбойник. — Должно быть, решил, что вы не захотите видеть здесь Черного Койота. Он понял, что вы узнали его сегодня, увидел по вашим глазам.

Она помолчала, придумывая ответ на эту тираду, но так ничего и не сказала, лишь спросила:

— Это все, Грегорио?

— Все, сеньорита.

— Тогда спасибо — и прощай. Передай мою благодарность сеньору Быку. И еще скажи ему, что, когда он сможет вернуться, его ждет здесь работа.

Грегорио низко опустил шляпу, кланяясь, и скрылся в тени. Диана задумчиво вернулась в офис, едва не забыв закрыть за собой дверь. Войдя в свою комнату, она поставила кресло рядом с лампой для чтения и, усевшись в него, исследовала конверт, врученный ей Грегорио.

Письмо было адресовано Морису Б. Корсону! «Как оно могло оказаться у Быка?» — тупо спрашивала себя Диана, все еще не желая согласиться с тревожной истиной. Но никуда не денешься — это была часть почты, доставшейся ему после ограбления дилижанса.

Девушка вздрогнула и отодвинула конверт прочь. К тому же она заметила, что он вскрыт. Это сделал Бык. Или Грегорио? Долгое время она сидела, уставившись на конверт и ни на что не решаясь. Могла ли она прочитать письмо, если оно было предназначено не ей?! Разве возможно было для нее, Дианы Хендерс, поставить себя на одну доску с Черным Койотом и прочесть чужое письмо? В этом случае она стала бы таким же вором, как и он. Наиболее правильно и честно было бы как можно быстрее доставить письмо в руки Корсона. Не могла же она стать соучастницей преступлений Быка, почти членом его шайки!

Она положила конверт на стол, почти бросила, словно это была какая-то нечистая вещь, и надолго погрузилась в тяжкие раздумья. Время от времени глаза ее возвращались к письму. Казалось, эта вещь болезненно притягательна для нее. «Что там, внутри?» — спрашивала себя девушка и в смущении отбрасывала этот вопрос. Содержание письма должно касаться ее лично, иначе Бык не передал бы его ей. Тем не менее следует послать его Корсону — завтра же утром. Однако… однако Бык не мог потребовать, чтобы она читала что-то, не имеющее к ней отношения.

Она встала и начала раздеваться. Несколько раз она подходила к столу и долго смотрела на конверт. Уже в ночной рубашке, подойдя загасить лампу, она несколько минут, как завороженная, изучала адрес и вновь подумала, что Бык не отдал бы ей этого письма, если бы считал, что его прочтение как-то повредит ей. С этой мыслью в голове она выключила свет и легла в постель.

Час или более того Диана Хендерс беспокойно металась в кровати, не в силах сомкнуть глаза. Конверт, лежащий на прикроватном столике, неотступно преследовал ее. Это было чужое письмо! Оно принадлежало Морису Б. Корсону! Если бы его обнаружили у нее в руках, она оказалась бы виновна точно так же, как грабитель, вынувший его из мешка с почтой Соединенных Штатов! Ее могли посадить в тюрьму! Тем не менее эти мысли почему-то не так уж пугали ее.

Что же там, внутри? Что-то, касающееся собственности, которую хотят отнять у нее. Теперь она была в этом уверена. Они, а не она, были ворами! Разве не справедливо — так или иначе попытаться разрушить их нечестивые планы?

Внезапно она вспомнила слова Мэри Донован. Дьявола изгоняют огнем!

Диана сбросила одеяло и опустила ноги на пол. Когда она зажигала лампу, сомнения полностью покинули ее душу.

Она взяла конверт и извлекла из него три бумаги. В первой она обнаружила краткое письмо о пересылке нотариально заверенных документов, подписанное клерком из конторы Корсона. Второй документ она прочла особенно внимательно. Это было завещание Джона Мэнила — то второе завещание, которое Корсон объявил несуществующим. Она прочитала его почти по слогам и, слово за слово, поняла, что это точная копия последнего завещания отца, за исключением имени в конце бумаги. Присутствовал в нем и пункт о передаче собственности одновременно и поровну всем наследникам в случае преждевременной смерти ее отца.

Внезапно Диана ощутила прилив такого восторга и такой свободы, каких не испытывала с тех пор, как умер отец. Теперь она могла бороться с ними. Она имела нечто, с чем была не безоружной девочкой, а равным по силе соперником и даже более того. Теперь Лилиан Мэнил могла претендовать лишь на то, что принадлежало ей в действительности.

Конечно, равномерное разделение собственности могло повлечь за собой многие неприятные формальности и усложнить ведение дел. Но, по меньшей мере, теперь они не могли отнять ее собственную долю. Они могли продать свою половину — и, наверное, продадут — Уэйнрайтам, которые, разумеется, отвратительны. Но во всяком случае, она оставалась на своей земле и при своих правах, и ей было почти безразлично теперь, кто будет владеть другой половиной.

Отложив завещание в сторону, она обратила внимание на третью бумагу. Это было письмо, написанное характерным почерком ее дяди и адресованное покойному отцу.

«Дорогой Эл! — писал дядя. — В том случае, если моя кончина последует первой, я хотел бы попросить тебя присмотреть за Лилиан, хотя бы до ее свадьбы. После смерти матери у нее не осталось никого, кроме меня. Естественно, я чувствую не только определенную ответственность за нее, но и настоящее волнение, почти отцовское, хотя ей был уже год, когда я женился на ее матери. Она не знала другого отца — ее собственный был убит еще до ее рождения. Ей известна правда о своем происхождении, тем не менее она смотрит на меня как на своего родителя. Так что если по воле судьбы я буду более не в силах заботиться о ней, то рассчитываю на тебя. Я не упомянул ее в завещании, поскольку наш с тобой договор подразумевал лишь законных наследников, или, я вынужден сказать, наследницу — твою дочь Диану. В том случае, если она унаследует всю нашу с тобой собственность, надеюсь, что ты передашь ей мою просьбу, которую я прилагаю к своему завещанию.

Любящий тебя Джон».

Диана с изумлением взирала на лежащее в ее руках письмо. И она еще намеревалась отослать эти бумаги Корсону! Почти отослала! Она вздрогнула, сообразив, по краю какой пропасти ходила, даже не подозревая об этом. Что же получается? Значит, эта компания ничуть не лучше разбойников с большой дороги? Они — всего лишь нарушители закона!

А она — она единственная законная наследница «Заставы Y»! В этот момент она не думала ни о золотом прииске, ни о ценах на скот, ни о громадных стадах и широких землях. Она думала только о том, что любила и называла своим домом.

Теперь уже никто не мог отнять у нее ранчо. Но все же она не была счастлива. Чертов каньон трещиной пролег через ее душу. Бык объявлен вне закона! А кто, кроме него, может служить ей надежной опорой и советчиком во всех делах?

Он был хорошим пастухом — ее отец всегда говорил это, веря в его способности и доверяя его суждениям. Единственным недостатком он считал буйство во хмелю, но она интуитивно понимала, что этот недостаток преодолим. В верности не было ни малейших сомнений — до тех пор, пока не поползли ужасные слухи, связывающие его с ограблениями дилижанса. Она неизменно отказывалась им верить, вплоть до отказа верить собственным глазам. Но приход Грегорио окончательно разрушил остатки ее надежд.

Однако даже сейчас она все еще думала о Быке, как о своем последнем шансе, упорно продолжая верить в него. Она не в силах была постигнуть те глубинные душевные процессы, которые даже теперь позволяли ей думать о нем без всякого омерзения, презрения или пренебрежения. Но имела ли она право так слепо верить себе самой? Диана, как могла, избегала этой мысли, однако она вновь и вновь навязывала себя ее сознанию. Впрочем, даже в те минуты, когда ум Дианы отказывался вставать на защиту Быка, его защищало ее сердце. Любовь торжествовала там, где рассудок оставался бессилен.

Тяжкие, непривычные мысли переполняли ее. Девушка пыталась отогнать их, но это было невозможно. Разве может она, Диана Хендерс, любить преступника-рецидивиста, объявленного вне закона? Нет! Она должна навсегда вычеркнуть его из памяти. С этим решением, вся в слезах, она и уснула.

Читать далее

Отзывы и Комментарии