ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Забытое дело The Closers
Глава 10

Подготовительная школа Хиллсайд представляла собой ряд строений в испанском стиле, уютно устроившихся между холмами Портер-Ранч. Сразу за окруженным великолепными зелеными лужайками кампусом вставали горы, которые словно оберегали школу от бед и несчастий. Босх подумал, что, пожалуй, каждый родитель с радостью отдал бы своего ребенка в это учебное заведение. Его собственной дочери до школы оставался один год. Он бы тоже хотел, чтобы она ходила в такую.

Следуя указательным знакам, они без труда нашли административный корпус. У входа Босх показал жетон женщине за перегородкой и объяснил цель визита: им нужно выяснить, учился ли здесь когда-нибудь парень по имени Роланд Маккей. Через пару минут к ним вышел мужчина, самыми примечательными чертами которого были толстые очки под густыми черными бровями и животик размером с баскетбольный мяч. Идеальной длины волосы наводили на мысль о парике.

– Я Гордон Стоддард, директор Хиллсайда. Миссис Аткинс сообщила, что вы детективы. Должен сказать, что не могу вспомнить учащегося с таким именем, хотя и работаю здесь уже почти двадцать пять лет. Не могли бы вы уточнить, когда именно он здесь учился? Это облегчило бы ей поиски.

Босх удивился. Стоддард выглядел лет на сорок с небольшим. Получалось, что он пришел в Хиллсайд сразу после университета и с тех пор работал на одном месте. Трудно сказать, чем объяснялось такое постоянство, высокой зарплатой или верностью Стоддарда учебному заведению. Судя по тому, что знал Босх о зарплатах учителей как в частных, так и в общественных школах, причина была не и деньгах.

– Если он учился здесь, то речь идет о второй половине восьмидесятых. Вы можете и не помнить.

– Знаете, у меня хорошая память на имена учащихся. К тому же до того, как стать директором, я работал здесь учителем. Преподавал естественные науки.

– Вы помните Ребекку Верлорен? – спросила Райдер.

Стоддард побледнел:

– Да, конечно. Она была моей ученицей. Так дело в этом? Вы его арестовали? Маккея? То есть, насколько я понимаю, это он?.. Да?

– Мы пока не знаем, сэр, – быстро ответил Босх. – Следствие только что возобновилось, и нам нужно проверить некоторые данные. Вот и все.

– Видели памятную дощечку? – спросил Стоддард.

– Извините?

– На стене, в холле. Там есть памятная дощечка, посвященная Ребекке. Ребята, ее одноклассники, собрали деньги и заказали. Мило, конечно, но и грустно. Однако она все же служит своей цели. Здесь помнят Ребекку Верлорен.

– Мы, должно быть, не обратили внимания. Посмотрим на обратном пути.

– Ее многие помнят. Зарплата здесь небольшая, большинству приходится подрабатывать, чтобы сводить концы с концами, но люди у нас преданы школе. Есть и преподаватели, которые учили Ребекку. Например, миссис Сейбл, которая когда-то училась с ней, а потом вернулась в школу уже учительницей. Если не ошибаюсь, Бейли даже была одной из ее близких подруг.

Босх взглянул на Райдер, та в ответ подняла брови. Они уже наметили подходы к подругам Бекки Верлорен, но здесь возможность поговорить представлялась сама собой. Одну из трех девушек, с которыми Бекки провела вечер за двое суток до исчезновения, звали Бейли Костер.

И дело было не только в удобном случае расспросить свидетельницу по делу. Босх знал, что если они не попадут к Сейбл сейчас, то она вероятнее всего услышит о Роланде Маккее от Стоддарда. Такой вариант его не устраивал. Босх хотел сам контролировать поток информации и ее поступление к тем, кто имел отношение к делу.

– Она сегодня здесь? Мы можем поговорить с ней? – спросил он.

Стоддард посмотрел на настенные часы.

– Сейчас миссис Сейбл на занятиях, но уроки заканчиваются через двадцать минут. Если подождете, она, конечно, поговорит с вами.

– Мы подождем.

– Хорошо, я напишу ей записку, попрошу после занятий зайти в мой кабинет.

За спиной директора тут же возникла миссис Аткинс, готовая выполнить поручение шефа.

– Вообще-то, если вы не против, – вступила в разговор Райдер, – мы предпочли бы побеседовать с ней в классе. Так ей, наверное, было бы удобнее.

Босх кивнул – Киз работала на той же частоте. Не нужно, чтобы миссис Сейбл знала о чем-то заранее. Они хотели понаблюдать за ее реакцией на появление полиции.

– Пожалуйста, – сказал директор. – Поступайте так, как считаете нужным. – Он повернулся к миссис Аткинс: – Вы что-нибудь нашли?

– В списках учащихся школы Роланд Маккей не значится, – доложила она.

– А кто-нибудь еще с такой же фамилией? – поинтересовалась Райдер.

– Есть только один Маккей, Грегори. Посещал нашу школу на протяжении двух лет, – отрапортовала миссис Аткинс. – В девяносто шестом и девяносто седьмом.

Возможно, хотя и маловероятно, в Хиллсайде учился его младший или двоюродный брат, и это тоже стоило проверить.

– Вы не могли бы посмотреть его адрес или телефон? – попросила Райдер.

Миссис Аткинс перевела взгляд на Стоддарда и, получив молчаливое одобрение, отправилась за информацией. Босх тоже посмотрел на настенные часы. Двадцать минут можно было потратить на что-то полезное.

– Мистер Стоддард, у вас ведь есть журналы регистрации учащихся? Мы хотели посмотреть за конец восьмидесятых, пока будем ждать миссис Сейбл.

– Да, конечно. Я отведу вас в библиотеку и принесу журналы.

По пути в библиотеку директор показал детективам мемориальную табличку на стене в холле. Ничего особенного – имя девушки, годы жизни и наивное детское обещание: «Всегда помним».

Стоддард стер пыль с ламинированной фотографии улыбающейся Ребекки Верлорен, воспользовавшись для этого рукавом рубашки.

– Она была очень хорошей девочкой. Всегда во всем участвовала. И семья у нее тоже очень хорошая. Такая трагедия.

Библиотека располагалась за углом. За столами сидели несколько учащихся, просматривали книги на стеллажах в конце комнаты. Стоддард шепотом попросил детективов немного подождать за столом и удалился. Вернувшись через минуту, он положил перед ними три толстых фолианта с латинским словом «Veritas» на каждом.

– Здесь ее последние три года, 1986, 1987 и 1988-й, – шепотом сообщил он. – Если понадобятся более ранние, дайте мне знать. Они на полке.

Босх покачал головой:

– Этих вполне достаточно. Мы заглянем к вам, когда будем уходить. В любом случае нам еще нужно увидеть миссис Аткинс.

– Отлично, тогда я вас оставляю.

– О, извините, а где нам найти миссис Сейбл?

Стоддард назвал номер класса и объяснил, как попасть туда из библиотеки. Потом еще раз извинился и сказал, что ему нужно идти. По пути к двери он что-то шепнул сидевшим за крайним столом мальчишкам, и те с неохотой убрали под ноги брошенные на проходе рюкзачки. Глядя на них, Босх вспомнил парней во Вьетнаме: те тоже бросали вещмешки там же, где и стояли, не думая о том, что они могут кому-то помешать, – лишь бы поскорее избавиться от бремени.

Когда директор скрылся за дверью, мальчишки скорчили ему вслед рожицы.

Райдер оказалась проворнее и первой взяла журнал за 1988 год. Босх потянулся за самым ранним из трех. Он уже не рассчитывал найти что-то ценное – прежняя версия, согласно которой Роланд Маккей учился вместе с Ребеккой Верлорен, а потом, еще до убийства, бросил школу, рассыпалась после всего лишь одного удара миссис Аткинс. Теперь оставалось надеяться, что связь между Маккеем и Бекки обнаружится где-то еще.

Произведя несложные подсчеты, он открыл журнал и принялся листать страницы, пока не добрался до фотографий восьмого класса. Найти Бекки Верлорен не составило труда. У нее были косички и скобки на зубах. Она улыбалась, но выглядела неуклюжей и робкой, как часто бывает с подростками, вступившими в период полового созревания. Похоже, Бекки стеснялась того, как выглядит. Босх просмотрел фотографии класса и обнаружил, что девушка принимала участие почти во всех мероприятиях. Она играла в футбол, занималась в научном кружке, участвовала в театральных постановках и представляла одноклассников в школьном самоуправлении. На всех снимках Бекки появлялась либо в заднем ряду, либо сбоку. Ставил ли ее туда фотограф или именно там она сама чувствовала себя комфортно – этого Босх не знал.

Райдер неспешно просматривала журнал за 1988 год, останавливаясь на каждой странице. Задержав внимание на одном из снимков, она показала его Босху. Он едва узнал в молодом худощавом человеке спортивного сложения, с длинными волосами и без очков Гордона Стоддарда.

– Ты только посмотри на него, – сказала Киз. – Возраст никого не красит. Люди не должны стареть.

– Но шанс-то должен быть у каждого.

Босх перешел к журналу за 1987 год. Здесь Бекки Верлорен выглядела уже совсем по-другому, вступив в пору расцвета. Улыбка стала более открытой и уверенной. Скобки на зубах, может, и остались, но были незаметны. На групповых снимках она переместилась вперед и к центру. Сложенные на груди руки и независимая поза свидетельствовали об авторитете и ответственности. Твердый взгляд в камеру не оставлял сомнений – эта девушка далеко пойдет.

Однако кто-то ее остановил.

Босх пролистал еще несколько страниц и закрыл журнал. Он уже был готов к разговору с Бейли Сейбл и ждал только звонка.

– Ничего? – спросила Райдер.

– Ничего, что пригодилось бы. Но я увидел то, что хотел. Бекки на своем месте. В своей стихии. Я представляю, какой она была.

– Верно. А теперь взгляни-ка на это.

Они сидели друг против друга. Райдер повернула свой журнал так, чтобы Босх смог заглянуть в него. Она добралась до последних фотографий класса. Верхнюю половину страницы занимал снимок, на котором четыре девушки и парень стояли у стены возле входа на школьную парковочную площадку. Одной из девушек была Бекки Верлорен. Над фотографией шла надпись «НАШИ ЛИДЕРЫ». Внизу перечислялись фамилии и должности. Бекки значилась как представитель ученического совета. Бейли Костер была его председателем.

Райдер уже хотела повернуть журнал к себе, но Босх остановил ее, задержав взгляд на фотографии. По всему было видно, что от подростковой застенчивости и неуклюжести Бекки не осталось и следа – пожалуй, он назвал бы ее уже не девушкой, а молодой, привлекательной и совершенно уверенной в себе женщиной.

Босх подтолкнул журнал к Райдер.

– Такая разбила бы не одно сердце, – сказал он.

– Может, и разбила. Да только выбрала не того.

– Что-нибудь еще?

– Посмотри.

Киз снова провернула журнал. На двух страницах поместились фотографии, сделанные предыдущим летом во время поездки класса во Францию. Около двадцати учащихся, юношей и девушек, и несколько родителей или учителей стояли на фоне Нотр-Дама, во дворе Лувра и на борту экскурсионного пароходика на Сене. Райдер указала на Бекки Верлорен.

– Она была во Франции, – сказал Босх. – Как тебе это?

– Может быть, познакомилась там с кем-то? Вот тебе и ниточка за границу. Мы могли бы слетать и проверить все на месте, – пряча улыбку, заметила Райдер.

– Точно, – абсолютно серьезно согласился Босх. – Надо попробовать получить разрешение. Обратись к кому надо на шестом этаже.

– Господи, Гарри, где твое чувство юмора? Осталось на пенсии?

– Наверное.

Школьный звонок положил конец как разговору, так и урокам. Босх и Райдер поднялись и, оставив журналы на столе, вышли из библиотеки. Следуя указаниям Стоддарда, они поднялись по лестнице, с трудом прокладывая путь в потоке спешащих домой учеников, девочек в клетчатых юбках и белых блузках и мальчиков в брюках-хаки и белых спортивных рубашках с короткими рукавами.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии