Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga Self Lib GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Золотой шут The Golden Fool
VI. Разрушения

…Почти наверняка жители Калсиды могли победить торговцев Удачного и потребовать назад то, что им принадлежало, если бы им удалось организовать серьезную блокаду Удачнинского пролива.

Им помешало использование двух видов магии, а магия, несмотря на все возражения, сыграла на руку жителям Удачного, поскольку, как всем известно, они были торговцами, а не воинами. Первый вид магии заключался в том, что торговцы Удачного владели живыми кораблями, торговыми судами, которые обретают разум, если принести в жертву троих детей или пожилых членов семьи. Фигуры на носу таких кораблей не только двигались и разговаривали, но еще и обладали огромной силой, позволявшей им уничтожать другие, меньшие корабли, когда они вступали с ними в сражение. Некоторые из них способны плеваться огнем на расстояние, равное трем длинам их собственного корпуса.

Второй вид магии наверняка будет отнесен теми, кто не слишком разбирается в данном вопросе, к первому, но я бросаю вызов любому, кто объявит мои слова ложью. Дракон, искусно и очень хитроумно вырезанный из голубых и серебристых драгоценных камней и приводимый в действие диковинным соединением волшебства и… (абзац утерян в связи с тем, что свиток сильно пострадал) был наспех создан мастерами Удачного для защиты их гавани. Это существо, названное Тиннитлиа, поднялось из дымящихся развалин, в которые калсидийцы превратили район складов Удачного, и изгнало корабли противника из гавани.

Винфрода, «Мои приключения в странствиях по миру»

Я прошел по лабиринту коридоров и вскоре оказался в своей каморке. Несколько мгновений я стоял, вглядываясь в темноту, и только потом решился войти. Закрыв за собой потайную дверь, я замер, окруженный непроглядным мраком. Сквозь закрытую дверь из комнаты Шута до меня доносились голоса.

– Поскольку я не имею ни малейшего представления о том, когда он встал и ушел и почему, мне неизвестно, когда он явится. Сначала мне так понравилась эта идея – иметь рядом с собой сильного воина, который сможет не только защитить меня от уличных бандитов, но и будет служить в качестве камердинера, и все такое… Но он оказался совершенно ненадежным типом в том, что касается каждодневных обязанностей. Представляете, мне пришлось ловить в коридоре пажа, чтобы тот попросил кухонного мальчишку принести завтрак! Он принес, разумеется, но совсем не то, что я предпочитаю есть утром.

Я с радостью уволил бы Баджерлока, но моя бедная нога в таком плачевном состоянии, что я никак не могу обходиться без сильного слуги. Ладно, наверное, придется смириться с его недостатками и взять себе пажа или даже двоих, чтобы они меня обслуживали вместо него. Вы только посмотрите, какая ужасающая пыль на каминной полке! Просто позор! Я даже не могу пригласить гостей. Мне еще повезло, что из-за больной ноги я вынужден вести затворнический образ жизни.

Я замер как вкопанный. Мне не терпелось узнать, с кем разговаривает Шут и кому я понадобился, но не мог же я выйти из своей комнаты, когда лорд Голден заявил, что меня здесь нет.

– Хорошо. Могу я оставить записку для вашего слуги, лорд Голден?

Голос принадлежал Лорел, которая даже не пыталась скрыть раздражение. Она много времени провела рядом с нами, когда сопровождала нас в поисках принца, и наша игра ее не слишком обманывала. Она больше никогда не поверит, что мы с Шутом слуга и господин. Однако я прекрасно понимал, почему лорд Голден продолжал играть свою роль – чтобы наш обман не стал достоянием всего двора.

– Разумеется. Или заходите сегодня вечером; возможно, вам повезет и окажется, что он вспомнил о своих обязанностях и явился домой.

Очевидно, он надеялся успокоить Лорел, но она разозлилась еще сильнее.

– Записки будет достаточно. Когда я проходила мимо конюшни, мне не понравилось, как выглядит его лошадь. Это вызвало у меня беспокойство. Если он встретится со мной там в полдень, я ему покажу.

– А если он не вернется к полудню… О боги, как же мне все это не нравится! Я должен выступать в роли секретаря для собственного слуги!

– Лорд Голден. – Спокойный голос Лорел остановил поток возмущенной речи. – У меня дело исключительной важности. Позаботьтесь о том, чтобы он со мной встретился и мы могли все обсудить. Хорошего вам дня.

Лорел вышла и захлопнула за собой дверь. Я подождал несколько минут, чтобы окончательно убедиться, что Шут один в комнате, затем бесшумно открыл дверь, но сверхъестественное восприятие окружающей реальности в очередной раз сослужило Шуту верную службу.

– А вот и ты! – с облегчением вскричал он, когда я появился на пороге. – Я уже начал беспокоиться. – Затем он окинул меня внимательным взглядом, и у него на лице засияла улыбка. – Похоже, первый урок с принцем прошел хорошо.

– Принц не посчитал необходимым прийти на урок. Извини, что подвел тебя. Я забыл о том, что должен позаботиться о завтраке лорда Голдена.

– Уверяю тебя, – фыркнув, проговорил Шут, – меньше всего я ожидал, что ты станешь хорошим слугой. Я и сам в состоянии позаботиться о завтраке. Однако в соответствии с нашими ролями мне пришлось устроить настоящее представление, когда я отправил за ним пажа. Я вопил и жаловался так долго, что теперь спокойно могу взять к себе на службу какого-нибудь мальчишку и ни у кого не возникнет никаких подозрений. – Шут налил себе еще одну чашку чаю, сделал глоток и поморщился. – Холодный. – Жестом показав на поднос с едой, он спросил: – Есть хочешь?

– Нет, я поел с Кетриккен.

Шут, нисколько не удивившись, кивнул.

– Принц прислал мне сегодня утром записку. Теперь я понимаю, что он имел в виду. Он написал: «Я был огорчен, что больная нога не позволила вам принять участие в танцах во время празднования моей помолвки. Мне отлично известно, как печально, когда неожиданные обстоятельства лишают тебя долгожданного удовольствия. Искренне надеюсь, что очень скоро вы сможете вернуться к своим любимым занятиям».

Я кивнул, довольный.

– Очень тонко и все понятно. Наш принц набирается опыта.

– У него ум его отца, – заявил Шут, но, когда я наградил его сердитым взглядом, в золотых глазах я увидел лишь добродушие. – Для тебя есть еще одна записка, – продолжал он. – От Лорел.

– Да, я слышал.

– Так я и думал.

– Она меня озадачила и встревожила, – покачав головой, сказал я. – По тому, как она себя вела, у меня возникло ощущение, что моя лошадь тут совершенно ни при чем. Пожалуй, я с ней встречусь в полдень, посмотрим, что случилось. А потом я хотел бы сходить в город, чтобы повидать Неда и извиниться перед Джинной.

Шут приподнял светлую бровь.

– Я обещал им зайти вчера вечером, чтобы поговорить с Недом, – пояснил я. – Но, как тебе прекрасно известно, вместо этого мне пришлось присутствовать на помолвке.

Шут взял с подноса маленький букетик из белых цветов и задумчиво понюхал его.

– Столько разных людей требуют твоего внимания.

Я вздохнул.

– Да уж, не знаю, что и делать. Я привык к уединенной жизни, когда во мне нуждались только Ночной Волк и Нед. Ничего у меня не получается. Не понимаю, как Чейду столько лет удается справляться с таким количеством забот.

– Он паук, – вздохнув, проговорил Шут. – Плетет паутину, нити которой расходятся в разные стороны, а он сидит в самом ее центре и изучает каждое, даже едва заметное ее подрагивание.

Я улыбнулся вместе с Шутом.

– Точная характеристика. Не слишком лестная, но совершенно точная.

Неожиданно Шут искоса посмотрел на меня.

– Значит, ты встречался с Кетриккен, а не с Чейдом?

– Не понимаю, о чем ты?

Шут посмотрел на свои руки и принялся вертеть маленький букетик.

– Ты изменился. Снова распрямил плечи. И смотришь на меня, когда я к тебе обращаюсь. У меня пропало ощущение, что я непременно должен оглянуться, чтобы удостовериться, нет ли у меня за спиной призрака. – Он положил цветы на стол. – Кто-то освободил тебя от тяжкого груза – по крайней мере, частично.

– Кетриккен, – помолчав, сказал я. – Она была ближе к Ночному Волку, чем я думал. Она тоже скорбит о нем.

– И я.

Я старательно обдумал свои следующие слова, понимая, что они могут причинить Шуту боль, и не зная, стоит ли их произносить. Но я все-таки решился.

– Иначе. Кетриккен скорбит о Ночном Волке, как и я, из-за него самого – и еще из-за того, чем он был для нее. А ты… – Я замолчал, не зная, как лучше выразить свои мысли.

– А я любил его через тебя. Он стал для меня реальным благодаря нашей с тобой связи. Так что в определенном смысле моя печаль другого свойства. Мне больно, потому что больно тебе.

– Слова всегда давались тебе легче, чем мне.

– Да, – не стал спорить он и, скрестив на груди руки, вздохнул. – Я рад, что кто-то сумел тебе помочь. Хотя и завидую Кетриккен.

Его слова показались мне бессмысленными.

– Ты завидуешь ее горю.

– Я завидую тому, что она смогла тебя утешить. – И прежде чем я успел ему ответить, он холодно добавил: – Отнеси поднос на кухню. И напусти на себя хмурый вид, когда будешь его возвращать, – ведь твой господин самым строжайшим образом тебя отчитал. А потом можешь отправляться к Лорел и в замок. Я собираюсь провести сегодняшний день, занимаясь своими делами. Я сообщил всем, что у меня ужасно болит нога и я хочу отдохнуть в полном одиночестве. Вечером королева пригласила меня поиграть вместе с ее фаворитами. Так что, если не найдешь меня здесь, можешь зайти туда. Ты вернешься к обеду, чтобы помочь мне спуститься в зал?

– Надеюсь.

Настроение у Шута вдруг резко ухудшилось, как будто он и в самом деле страдал от боли.

– Тогда, наверное, увидимся перед обедом, – мрачно кивнув, сказал он, поднялся из-за стола и направился в свою спальню.

Не говоря больше ни слова, Шут плотно прикрыл за собой дверь.

Я собрал тарелки на поднос, а потом попытался навести порядок в комнате – несмотря на слова Шута о том, что слуга из меня никакой. Сначала я отнес поднос на кухню, потом позаботился о дровах и воде. Дверь в комнату Шута по-прежнему оставалась закрытой, и я забеспокоился, не заболел ли он. Наверное, я бы рискнул к нему постучать, но приближался полдень, и я зашел в свою комнату, чтобы прихватить свой уродливый меч. Затем я вынул несколько монет из кошелька, который дала мне Кетриккен, а остальное спрятал под матрас. Проверив потайные карманы, я снял с крючка плащ и зашагал в сторону конюшни.

Помолвка принца привлекла в замок множество гостей, и основная конюшня была переполнена до отказа. В данных обстоятельствах лошадей, принадлежащих людям вроде меня, перевели в «старые конюшни», где прошло мое детство. Лично меня это вполне устраивало. Меньше шансов, что я встречу Хендса или еще кого-нибудь, кто мог бы вспомнить мальчика, который когда-то жил со старшим конюхом Барричем.

Лорел стояла, прислонившись к воротам загородки, где поместили мою Вороную, и что-то ей тихонько говорила. Возможно, я неправильно понял ее слова, решил я и забеспокоился.

– Что с ней случилось? – спросил я и, с опозданием вспомнив о правилах приличия, добавил: – Доброго вам дня, Охотница Лорел. Вы просили меня прийти.

Вороная не обращала на нас никакого внимания.

– Добрый день, Баджерлок. Спасибо, что пришел. – Лорел незаметно огляделась по сторонам, удостоверилась, что рядом никого нет, но все равно наклонилась ко мне и прошептала: – Мне нужно с тобой поговорить. Наедине. Иди за мной.

– Как пожелаете, госпожа.

Лорел пошла вперед, а я последовал за ней. Мы миновали загоны, оказались в самом конце конюшни и, к моему великому изумлению, начали подниматься по расшатанной лестнице в каморку Баррича. Когда он был старшим конюхом, он заявил, что должен жить рядом со своими подопечными, и отказался от более удобной комнаты в замке. Лишь значительно позже я понял, что Баррич предпочел остаться в скромной комнатушке, не только оберегая свое уединение, но и чтобы я как можно меньше попадался на глаза обитателям замка. Шагая за Лорел по шатким ступеням, я спрашивал себя: что ей известно? Может быть, она привела меня сюда, чтобы сказать, что знает, кто я такой?

Дверь на верхней площадке была лишь прикрыта. Лорел толкнула ее плечом, и она со скрипом распахнулась. Она шагнула в полумрак комнаты и знаком показала мне, чтобы я следовал за ней. Я наклонился, стараясь не попасть в паутину, затянувшую дверной проем, и вошел. Из щели в ставне, закрывавшей крошечное окно в дальнем конце, падал тонкий луч света. Какой же маленькой показалась мне наша с Барричем комната! Простую мебель, служившую нам верой и правдой, давно растащили, а само помещение использовали в качестве склада для всякого хлама: кусков старой упряжи, сломанных инструментов, изъеденных молью одеял – вещей, которые люди откладывают в сторону, пообещав себе когда-нибудь их починить, или не решаются выбросить, считая, что они еще пригодятся. Вот во что превратилась комната, где я провел детство.

Баррич пришел бы в ярость, увидев все это. Наверное, Хендс сначала разрешил складывать ненужные вещи в нашу каморку, а потом решил, что у него есть дела поважнее, чем наводить тут порядок. Сегодня конюшни требовали гораздо больше внимания, чем во времена войны красных кораблей. Мне было трудно представить себе, что Хендс сидит вечерами и смазывает жиром или чинит старую упряжь.

Лорел неправильно поняла выражение, появившееся у меня на лице.

– Я знаю, здесь ужасно пахнет, но зато нас никто не услышит. Мы могли бы поговорить и в твоей комнате, но лорд Голден уж слишком старательно изображает важного аристократа.

– А он и в самом деле важный аристократ, – заявил я, но сердитый взгляд Лорел заставил меня прикусить язык.

Я слишком поздно сообразил, что лорд Голден всячески ухаживал за Лорел во время нашего путешествия, однако вчера они не перемолвились ни единым словом. Ой-ой.

– Мне все равно, кто вы оба такие. – Лорел отмахнулась от собственного раздражения, ее явно занимали более серьезные вопросы. – Я получила записку от своего кузена. Предупреждение Диркина предназначено для меня. Сомневаюсь, что он одобрил бы мое решение рассказать о нем тебе, поскольку у него имеются вполне веские причины не слишком тебя любить. Однако королева, как я понимаю, тебя ценит. А я поклялась ей в верности.

– Мы оба поклялись ей в верности, – напомнил я Лорел. – Ты рассказала ей о том, что написано в записке?

– Нет еще, – взглянув на меня, призналась Лорел. – Возможно, в этом нет необходимости и ты сможешь сам справиться с возникшими трудностями. Кроме того, мне не так просто урвать минутку, когда рядом с королевой никого нет, чтобы с ней поговорить. А вот тебя поймать гораздо проще.

– О каком предупреждении идет речь?

– Диркин пишет, что я должна бежать из замка. Полукровки знают, кто я такая и где живу. По их представлениям, я дважды предательница. Я принадлежу к семье Древней Крови, но служу Видящим, которых они ненавидят. Они постараются меня убить. – Лорел произнесла это совершенно спокойно, но потом, отвернувшись от меня, уже тише сказала: – То же самое касается и тебя.

Между нами повисло молчание. Я наблюдал за пылинками, которые резвились в узком солнечном луче, и думал. Через некоторое время Лорел снова заговорила:

– Это главное. Лодвайн все еще приходит в себя, после того как ты отрубил ему руку. От него отвернулись многие из его соратников, которые предпочли вернуться к жизни и нравам Древней Крови. Семьи Древней Крови оказывают давление на своих сыновей и дочерей, чтобы они отказались от идей и политики Полукровок. Большинство считает, что королева намерена облегчить участь представителей Древней Крови. Поскольку довольно широко известно, что ее собственный сын обладает Даром, они стали лучше к ней относиться. Они готовы ждать, по крайней мере какое-то время, чтобы посмотреть, что она будет делать.

– А те, кто по-прежнему с Полукровками? – неохотно спросил я.

Лорел покачала головой.

– С Лодвайном остались самые опасные и не желающие слушать доводы рассудка. Он привлекает типов, готовых проливать чужую кровь и сеять хаос и раздоры. Они мечтают о мести, а не о справедливости. Кое-кто из них, вроде Лодвайна, видел, как их родных предали смерти за то, что они родились Одаренными. Другие же просто безумны. Их не много, но они готовы на все ради достижения собственных целей и потому опасны, как целая армия.

– Каких целей?

– Все очень просто. Власть для себя. Наказание для тех, кто выступал против Одаренных. Они ненавидят Видящих. Но еще больше ненавидят тебя. Лодвайн постоянно подогревает их ненависть. Он в ней купается и предлагает ее своим последователям, точно драгоценные камни. Тебе удалось настроить их против тех представителей Древней Крови, которые «пресмыкаются перед гнусными Видящими». Полукровки Лодвайна решили покарать тех из них, кто пришел к тебе на помощь. Они сожгли несколько домов, разогнали или разворовали стада. Это уже происходит, но они грозят более страшными вещами. Полукровки заявили, что выдадут всех, кто не встанет рядом с ними в борьбе против Видящих. Они испытывают восторг и страшное возбуждение оттого, что нас прикончат люди, против которых мы никогда не поднимемся. Полукровки утверждают, что либо Древняя Кровь должна объединиться с ними, либо она будет уничтожена.

Мрачное лицо Лорел побледнело. Я знал, что ее семья подвергается серьезной опасности, и внутри у меня все сжалось от мысли, что я частично в этом виноват.

Я вздохнул и сказал:

– Кое-что я уже знал. Пару ночей назад, когда я возвращался из города, на дороге, ведущей в замок, на меня напали Полукровки. Меня удивляет только, что они меня не прикончили.

Лорел чуть приподняла одно плечо, словно желая сказать, что она понимает мотивы Полукровок.

– Ты для них представляешь особую ценность. Ты лишил Лодвайна руки. В твоих жилах течет Древняя Кровь, ты служишь Видящим и открыто выступаешь против Полукровок. – Она покачала головой. – Не радуйся, что они оставили тебя в живых, когда могли легко убить. Значит, они задумали нечто особенное и ты нужен им живым. Мой кузен об этом намекнул, когда предупредил об опасности. Он сказал, что я даже представить себе не могу, с какой отвратительной компанией связалась. Полукровки распускают слух о том, что лорд Голден и Том Баджерлок совсем не те, за кого себя выдают, – лично я нисколько не удивилась, но Диркин считает, что это очень важно.

Лорел замолчала, словно давая мне возможность ответить, но я молчал, погрузившись в свои мысли. Неужели кто-то сумел связать Тома Баджерлока и Одаренного Бастарда из песен и легенд? И если так, зачем я понадобился им живым? Если бы они хотели захватить меня в заложники и использовать против Видящих, они вполне могли сделать это той ночью. Мои мысли прервал сердитый взгляд Лорел, которая в следующую минуту снова заговорила:

– То, что Полукровки нападают на своих же, настраивает против них Древнюю Кровь, даже тех из них, кто раньше называл себя Полукровками. Складывается впечатление, что часть атак предпринимается, чтобы свести старые счеты или ради личной выгоды, а вовсе не во имя «высоких» идеалов Полукровок. Их никто не останавливает. Лодвайн еще слишком слаб, чтобы снова стать вожаком. Его постоянно лихорадит, и он никак не может оправиться после потери руки. Ближайшие сторонники Лодвайна ненавидят тебя еще и за это и готовы в любой момент отомстить. Ведь ты вернулся всего несколько дней назад, а они уже сумели тебя разыскать.

Мы молча стояли в пыльной комнате, мрачно обдумывая вещи, которыми нам не хотелось друг с другом делиться. Наконец Лорел снова заговорила:

– Надеюсь, ты понимаешь, что Диркин по-прежнему связан с Полукровками. Они пытаются убедить его вернуться в их ряды. Он должен сделать вид… что он с ними, чтобы защитить нашу семью. Диркин ходит по самому краю пропасти. Он слышит вещи, о которых не должен никому рассказывать, однако решился отправить мне записку.

Лорел замолчала и уставилась в закрытое окно, словно могла разглядеть, что находится по другую сторону.

Я понял, что она имела в виду.

– Тебе следует поговорить с королевой. Скажи ей, что все должны считать Диркина предателем интересов короны, иначе вашей семье будет угрожать смертельная опасность. А ты покинешь замок?

Лорел медленно покачала головой.

– Куда мне бежать? К моим родным? Чтобы подвергнуть их еще большей опасности? Здесь, по крайней мере, Полукровки сами очень сильно рискуют, и добраться до меня им будет непросто. Я останусь, чтобы служить моей королеве.

Я задумался о том, сможет ли Чейд защитить ее, не говоря уж о ее кузене.

Голос Лорел прозвучал ровно, из него как будто пропали все эмоции.

– Диркин слышал, что Полукровки собираются заключить союз с какими-то чужаками. «С могущественными людьми, которые будут рады расправиться с Видящими и дать власть людям Лодвайна». – Лорел с беспокойством посмотрела на меня. – Звучит как-то глупо, верно? Вряд ли они это всерьез, как ты думаешь?

– Лучше рассказать обо всем королеве, – сказал я, отчаянно надеясь, что она не услышала в моем голосе сомнений. Я-то понимал, что возможно еще и не такое, и решил поведать о том, что узнал, Чейду.

– А ты? – спросила она меня. – Ты покинешь замок? Я думаю, тебе следует это сделать. Ты можешь стать великолепным примером для Полукровок. Они с радостью сообщат всему миру, что даже в стенах Оленьего замка есть Одаренные. Если тебя четвертуют и сожгут, твоя судьба будет уроком для других предателей Древней Крови. Все увидят: тот, кто отказывается от своих, сам становится жертвой предательства.

Лорел не обладала Даром. В отличие от ее кузена… Несмотря на то что этим видом магии наделены некоторые члены ее семьи, она не любила Дар и тех, кто им пользовался. Как и большинство жителей Шести Герцогств, Лорел рассматривала мою способность чувствовать животных и устанавливать с ними связь возмутительным и мерзким видом колдовства. Возможно, именно благодаря этому произнесенное ею слово «предатель» должно было уязвить меня гораздо меньше, однако я все равно испытал боль от ее презрения.

– Я не предавал интересов Древней Крови. Но я дал клятву верности Видящим и намерен ее сдержать. Если бы Древняя Кровь не попыталась причинить вред принцу, мне не пришлось бы вступать с ними в противоборство, чтобы вернуть его в замок.

– Я передала тебе то, что сообщил мне кузен, – ровным голосом проговорила Лорел. – Это не мои слова. Он просил меня предупредить королеву отчасти из-за того, что считает себя моим должником. Но еще и потому, что она единственная из всех правителей Видящих терпимо относится к людям Древней Крови. Диркин не хочет, чтобы ей причинили вред и отняли у нее власть. Мне кажется, он думает, что она избавится от тебя, когда узнает об опасности, которую ты представляешь, – ведь Полукровки могут использовать тебя против нее. Но я хорошо знаю королеву. Она не станет слушать мои предупреждения и не отошлет тебя из замка, прежде чем Полукровки нанесут удар.

Так, значит, вот зачем она меня позвала.

– Ты считаешь, что так будет лучше для всех? Если я просто возьму и уеду… И тогда королеве не придется меня об этом просить.

Лорел не смотрела на меня, когда произнесла свои следующие слова:

– Ты появился неожиданно и неизвестно откуда. Может быть, тебе стоит туда вернуться?

Я несколько мгновений раздумывал – почти всерьез – над ее словами. Я мог спуститься вниз по лестнице, оседлать Вороную и уехать. Нед надежно устроен, Чейд о нем позаботится. Мне страшно не хотелось учить Дьютифула владению Силой, я уж не говорю о Даре. Возможно, Лорел предлагает мне самое простое лекарство от всех моих головных болей. Я могу исчезнуть. Но…

– Я пришел в Олений замок не по собственной воле. Меня позвала королева. И мне придется остаться. Кроме того, мое исчезновение не спасет ее от опасности. Лодвайн и его банда знают, что принц Одарен.

– Я знала, что ты так скажешь, – призналась Лорел. – Мне, конечно, мало что известно, но, наверное, ты прав. Однако я все равно передам предупреждение моего кузена королеве.

– И поступишь абсолютно правильно. Я благодарен тебе за то, что не пожалела времени и разыскала меня, чтобы предупредить об опасности. Я знаю, у Диркина нет оснований хорошо ко мне относиться, но я готов оставить в прошлом наши разногласия. Если у тебя будет возможность, передай ему мои слова. Я не держу зла ни на него, ни на кого-либо из тех, кто придерживается традиций Древней Крови. Но мой первейший долг – служить Видящим.

– Как и мой, – мрачно ответила Лорел.

– Ты ничего не сказала о намерениях Лодвайна относительно принца Дьютифула.

– Потому что в записке Диркина об этом ничего не говорится. Я не знаю, что они собираются делать.

– Понятно.

Больше нам нечего было сказать друг другу. Я дал возможность Лорел уйти первой, чтобы нас не видели вместе, а сам немного задержался в старой каморке Баррича. Под пылью на подоконнике проступали старые рисунки, которые я сделал ножом, когда мне было нечем заняться. Я посмотрел на наклонный потолок над тем местом, где лежал мой матрас, и сумел разглядеть на его неровной поверхности сову. Здесь почти ничего не осталось от нас с Барричем. Время и другие жильцы изгнали нас из этой комнаты, и я ушел, плотно притворив за собой дверь.

Я мог бы оседлать Вороную и отправиться в город верхом, но, несмотря на пронизывающий холод, решил пойти пешком. Я всегда считал, что пешего выследить труднее. Без приключений миновав ворота, я быстро зашагал вперед, а когда понял, что ни стражники, ни другие путники меня не видят, свернул с дороги и притаился в кустах, растущих на обочине, чтобы убедиться, что за мной никто не идет. Я стоял, стараясь не шевелиться и не шуметь, так долго, что шрам у меня на спине начал болеть. Сырой ветер обещал, что к вечеру пойдет дождь или снег, у меня замерзли уши и нос, и я решил, что сегодня за мной никто не увязался. Однако еще дважды проделал этот маневр.

До дома Джинны я добирался кружными путями. Впрочем, мне пришлось признаться самому себе, что причиной тому была не только разумная осторожность, но и страх. Мне хотелось сделать колдунье подарок, чтобы извиниться за то, что я не сдержал своего обещания прийти вчера вечером и поблагодарить за заботу о Неде, но я все не мог решить, что же купить. Сережки – слишком личный подарок и слишком серьезный. Так же как и яркий вязаный шарф, который я увидел на прилавке у мастерской ткача. Свежекопченая красная рыба потрясающе вкусно пахла, и у меня потекли слюнки, но я решил, что дарить рыбу не совсем прилично.

Как выразить благодарность, извиниться и показать, что женщина мне нравится, и не выглядеть слишком благодарным, заинтересованным и пристыженным? Я решил, что должен преподнести ей что-нибудь такое, что я подарил бы Шуту или Неду и не испытал бы неловкости. Я остановил свой выбор на сладких орешках нового урожая и буханке свежеиспеченного хлеба с пряностями. Держа свои покупки в руке, я, почти не смущаясь, постучал в дверь Джинны.

– Минутку! – услышал я голос Джинны, которая открыла верхнюю часть двери и прищурилась на ярком солнце. Я видел, что в комнате у нее за спиной царит полумрак, ставни закрыты, а на столе горят ароматизированные свечи. – Ой, Том. У меня сейчас посетитель. Ты не мог бы немного подождать?

– Конечно.

– Хорошо.

И она закрыла дверь, оставив меня на улице. Я такого не ожидал, хоть и понимал, что ничего другого не заслужил. И поэтому смиренно ждал, наблюдая за улицей и прохожими и пытаясь выглядеть не слишком несчастным на холодном колючем ветру. Дом Джинны находился на тихой, но довольно многолюдной улице. Рядом жил горшечник, который позаботился о том, чтобы поплотнее закрыть от ветра дверь. Около нее стояли товары, приготовленные на продажу. Я слышал, как внутри тихо шелестит гончарный круг.

Напротив жила женщина, у которой, как мне показалось, было несметное количество крошечных детей, причем часть из них, несмотря на холод, упрямо стремились выбраться на грязную улицу. Маленькая девочка, сама еще совсем кроха, терпеливо ловила их и возвращала на крыльцо. С того места, где я стоял, мне удалось рассмотреть дверь таверны в конце улицы. На вывеске красовался симпатичный поросенок в загоне. Но посетители в основном заходили и тут же выходили с маленькими ведерками пива, которое несли домой.

Я стоял и размышлял, как лучше поступить – отправиться восвояси или снова постучать, когда дверь открылась и на пороге появилась богато одетая женщина с двумя дочерьми. Младшая плакала, а у старшей был скучающий вид. Мамаша принялась многословно благодарить Джинну, затем сердито велела дочерям прекратить торчать на месте и идти за ней. Она наградила меня таким взглядом, что я сразу почувствовал – она меня не одобрила.

Джинна ласково посмотрела на меня, и я понял, что она заставила меня стоять на улице вовсе не затем, чтобы наказать. Она была в зеленом платье, широкий желтый пояс подчеркивал талию и приподнимал грудь. Она показалась мне очень привлекательной.

– Заходи скорее. Какое ужасное утро. Люди хотят знать, что написано у них на ладонях, но часто не желают верить тому, что я им говорю.

Она закрыла за мной дверь, и нас окутал полумрак.

– Извини, что я не пришел вчера вечером. Мой хозяин придумал для меня кучу самых разных дел. Я принес тебе с рынка свежий хлеб с пряностями.

– Ой, как хорошо! Я вижу, ты купил орехи. Жаль, я не знала, что ты их любишь, моя сестра в этом году собрала такой урожай, что нам с ним не справиться. Ее сосед собирался купить часть для свиней, но они усыпали землю таким плотным слоем, что к деревьям невозможно подойти.

Вот так-то. Но Джинна взяла из моих рук хлеб и положила на стол, то и дело повторяя, что он великолепно пахнет и что Нед, естественно, ушел в мастерскую к своему наставнику. И не возражаю ли я против того, что ее племянница взяла пони и телегу, чтобы привезти дрова. Нед ей разрешил и добавил, что старому пони полезно немного поработать, а то несчастное животное совсем истосковалось в сарае. Я заверил Джинну, что все в порядке.

– А Феннела нет? – спросил я, удивившись тому, что не вижу кота.

– Феннела? – Похоже, Джинну удивил мой вопрос. – Наверное, отправился по своим делам. Ты же знаешь, коты всегда делают, что хотят.

Я положил мешок с орехами около двери и повесил над ним плащ. В маленькой комнате было тепло, и мои отчаянно замерзшие уши понемногу стали отогреваться. Обернувшись, я увидел, что Джинна поставила на стол две дымящиеся чашки чаю. Рядом с хлебом стояли миски с маслом и медом.

– Ты проголодался? – спросила Джинна и улыбнулась.

– Немного, – признался я.

Ее улыбка была ужасно заразительной.

– Я тоже, – сказала она и посмотрела на меня.

В следующее мгновение она шагнула ко мне, и я вдруг обнаружил, что обнимаю ее. Мне пришлось наклониться, чтобы поцеловать Джинну, ее губы пахли чаем и какими-то пряностями, и у меня вдруг закружилась голова.

Джинна чуть отодвинулась от меня, но тут же прижалась щекой к моей груди.

– Ты замерз, – сказала она. – Мне не следовало заставлять тебя так долго ждать на улице.

– Мне уже гораздо теплее, – заверил я ее.

Джинна посмотрела на меня и улыбнулась.

– Я знаю.

Ее губы снова потянулись к моим, а рука скользнула вниз, чтобы удостовериться в том, что я не вру. Я отшатнулся, но она держала меня другой рукой за шею и не отпускала.

Джинна была из тех, кто ведет тебя в спальню, не прерывая поцелуя. Она отстранилась лишь на миг, чтобы поплотнее прикрыть за нами дверь, и мы оказались в полнейшей темноте, пронизанной тонкими лучами света, которые попадали внутрь сквозь щели в потолке маленького сеновала, расположенного прямо над комнатой. Постель оказалась удивительно мягкой, а в комнате упоительно пахло женщиной. Я попытался сделать вдох и собраться с мыслями.

– Это не слишком благоразумно, – заявил я, но слова давались мне с трудом.

– Совсем не благоразумно.

Пальцы Джинны принялись развязывать мою рубашку, и желание начало брать верх над здравым смыслом. Она слегка подтолкнула меня, и я сел на кровать.

Когда Джинна стащила с меня рубашку, я заметил на столике у кровати маленький амулет. Нитка красных и черных бусин переплетала рамку из сухих веток. На меня словно обрушился поток холодной воды, лишив всяких желаний и наполнив ощущением бессмысленности окружающего мира. Джинна, которая расстегивала пояс, проследила за моим взглядом и, улыбнувшись, покачала головой.

– Ну и ну, какой ты чувствительный! Не смотри на него. Он для меня, а не для тебя.

И она накрыла амулет моей рубашкой.

В тот момент я еще мог остановиться… Впрочем, Джинна не дала возможности здравому смыслу взять верх – ее руки занялись моим ремнем, теплые пальцы касались кожи, и я перестал думать. Я встал и снял с нее платье, волосы Джинны окутали ее голову пушистым облаком. Она сказала что-то одобрительное по поводу моего амулета, единственного, что было теперь на мне надето. Когда она спросила, откуда взялись свежие царапины у меня на шее и животе, я поцеловал ее в ответ. Потом я легко поднял ее на руки и положил на кровать. Я помню, как встал над ней на колени и с удовольствием принялся разглядывать картину, представшую моим глазам, – я смотрел на женщину, окутанную восхитительным ароматом.

Потом, не говоря ни слова, я ею овладел. Меня охватило слепое желание, и Джинна вскрикнула, потрясенная вожделением, которого я не скрывал:

– Том!

Я положил руки ей на плечи и поцеловал, а она поднялась навстречу мне, и я вдруг почувствовал, как сильно мне нужна эта женщина. Касаться ее кожи, испытывать близость и страсть, отдать себя другому живому существу, забыть о том, что я один, изолирован в своем собственном теле. Я не сдерживался, и мне показалось, что я увлек ее за собой.

Потом, когда я лежал, ощущая легкое головокружение, Джинна тихо сказала:

– Да уж. Ты ужасно торопишься, Том Баджерлок.

Я лежал на ней, и мое хриплое дыхание разрывало тишину. Джинна несколько минут не двигалась, но потом осторожно пошевелилась подо мной и вздохнула:

– А ты и впрямь проголодался!

Наверное, она пожалела о своих первых словах, в которых прозвучало разочарование, но изменить уже было ничего нельзя. Ее попытка исправить положение заставила меня покраснеть и почувствовать себя еще ужаснее. Я уткнулся лбом в подушку рядом с ней и слушал ветер, который выл за окном. Мимо дома проходили какие-то люди, неожиданный взрыв хохота заставил меня поморщиться. Наверху, на чердаке, раздался грохот и тихий писк. Затем Джинна поцеловала меня в шею, и ее руки медленно двинулись вниз по моей спине. Я услышал ее шепот:

– Том. Первый раз редко бывает самым лучшим. Ты показал мне страсть юноши. Может быть, теперь пора посмотреть, на что способен мужчина?

Она дала мне шанс оправдаться, и я испытал благодарность, окрашенную стыдом. Я осторожно к ней прикоснулся, и вскоре нас обоих охватило новое желание. Старлинг кое-чему меня научила, и мне показалось, что Джинна осталась мной довольна. Только в самом конце, когда мы лежали, тяжело дыша, ее слова вызвали у меня некоторые сомнения.

– Итак, Том Баджерлок, – сказала она и вздохнула. – Вот что значит быть волчицей.

Я в изумлении чуть приподнялся, стараясь заглянуть ей в глаза. Джинна заморгала, и на лице у нее появилась странная улыбка.

– Я еще ни разу не занималась любовью с Одаренным, – призналась она и снова вздохнула. – Но слышала рассказы других женщин. Они говорили, что такие мужчины более… – Джинна замолчала, подыскивая подходящее слово.

– Животные! – предположил я, и мои слова прозвучали как оскорбление.

Джинна широко раскрыла глаза и смущенно рассмеялась.

– Нет, я не это хотела сказать, Том. Не следует видеть оскорбление там, где прозвучал комплимент. Я имела в виду – неукротимые. Естественные, как все животные. Для них не имеет значения, что подумают о них другие люди.

– Понятно.

Больше мне ничего не пришло в голову. Я попытался понять, чем стал для нее. Чем-то новым и незнакомым? Запретной связью с существом, имеющим лишь некоторое отношение к человеку? Мне было неприятно думать, что она считает меня животным и непохожим на всех остальных людей. Неужели наша магия так сильно нас разделяет?

Но Джинна снова притянула меня к себе и поцеловала в шею.

– Перестань думать, – приказала она, и я перестал.

Потом она задремала рядом со мной, я обнимал ее, а она положила голову мне на грудь. Я решил, что сумел полностью оправдаться за не слишком удачное начало. Но, наблюдая за солнечным светом, ползущим по стене, я подумал, что мы оба приняли участие в своего рода представлении. Ни один из нас не сказал ни слова о любви. Мы просто делали вместе то, что я неплохо умел делать, и получили удовольствие.

Если моя первая попытка не слишком порадовала Джинну, следующие оставили у меня ощущение незавершенности. С остротой, о которой я успел забыть за прошедшие годы, я вдруг испытал тоску по Молли и по нашим простым, настоящим и прекрасным отношениям. Сейчас все было иначе, почти так же, как со Старлинг. Мы даже не делили постель. В глубине души мне очень хотелось любить кого-нибудь, как я любил тогда, в первый раз. Хотелось касаться своей любимой, обнимать ее, иметь рядом человека, само присутствие которого делает весь мир вокруг важным и значительным.

Сегодня утром Кетриккен прикасалась ко мне как к другу, но в ее прикосновении было больше значения и даже настоящей страсти. Неожиданно мне захотелось поскорее уйти, и я пожалел, что поддался собственным желаниям. Мы с Джинной могли стать настоящими друзьями, и я начал ее узнавать. Что я натворил? А еще Нед… Если Джинна потребует продолжения отношений, как я справлюсь со всем этим? Встречаться с ней открыто и нарушить все правила, которым я его учил… Или скрывать нашу связь и приходить тайно, чтобы Нед ничего не знал?

Я смертельно устал от тайн. Мне казалось, что они сами собой множатся вокруг меня, цепляются и высасывают из души жизнь, как смертоносные лишайники. Я мечтал о настоящих, искренних и открытых отношениях. Но для истинной и честной любви между нами нет никаких оснований, а я, кроме всего прочего, снова завяз в интригах Видящих. Ведь у меня будут от нее секреты, которые рано или поздно станут для нее опасны.

Я не заметил, как Джинна проснулась. Или мои тяжелые вздохи ее разбудили. Она положила руку мне на грудь и, едва касаясь, погладила меня.

– Не волнуйся, Том. Ты вовсе не потерпел поражения. Когда амулет у моей кровати подействовал на тебя отрицательно, я поняла, что, возможно, не все пройдет гладко. А теперь у тебя отвратительное настроение, верно?

Я пожал плечами, и Джинна села рядом со мной на кровати, а потом потянулась через меня, прикоснувшись теплым телом, и сняла мою рубашку с амулета. Он лежал там, несчастный и одинокий, и ужасно маленький.

– Это женский амулет. Его очень трудно сделать, поскольку он должен быть тщательно настроен на одну-единственную женщину. И знать ее нужно до самых кончиков пальцев. Колдунья может создать подобный амулет для себя, но больше ни для кого… по крайней мере, полной гарантии не получится. Это мой амулет, настроенный на меня. Он защищает от беременности. Мне следовало догадаться, что он на тебя подействует.

Мужчина, который так отчаянно хочет иметь детей, что берет к себе в дом найденыша и растит его как собственного ребенка, насквозь пропитан этим желанием. Ты можешь утверждать, что я не права, но всякий раз, когда ты лежишь с женщиной, в тебе рождается новая надежда. Думаю, в этом и заключена причина твоей страстности. А мой амулет отнял у тебя мечту, прежде чем ты успел что-нибудь понять. Он сказал, что наше соединение будет бесполезным и бесплодным. Ведь именно таковы сейчас твои чувства, верно?

Объяснение далеко не всегда является решением. Я отвернулся от Джинны и спросил, сам поразившись тому, с какой горечью прозвучал мой вопрос:

– А разве не так?

– Бедняжка, – с сочувствием проговорила Джинна и поцеловала меня в лоб там, где утром меня поцеловала Кетриккен. – Конечно нет. Мы сами все создаем и усложняем.

– Я не могу быть никому отцом. Я даже не пришел вчера вечером, чтобы повидать Неда, а он сказал, что у него ко мне важное дело. Я не хочу давать жизнь еще одному существу, которого не смогу защитить.

Джинна покачала головой.

– Мечты и здравый смысл далеко не всегда совпадают. Ты забыл, наверное, что я видела твои ладони, дружочек. Может быть, я знаю о твоем сердце больше, чем ты сам.

– Ты сказала, что моя истинная любовь ко мне вернется. – Я не хотел, но в моих словах прозвучал упрек.

– Нет, Том, я не сказала ничего подобного. Мне прекрасно известно, что я говорю одно, а люди частенько слышат совсем другое. Я скажу тебе еще раз, что я увидела на твоей руке. Это здесь. – Джинна взяла мою руку и поднесла ладонь к близоруким глазам. Ее обнаженная грудь коснулась моего запястья, когда она провела пальцем по линии на ладони.

– Любовь то появляется, то исчезает из твоей жизни. Иногда она уходит, но и в этом случае идет рядом с тобой, а потом возвращается. – Джинна еще ближе поднесла мою ладонь к глазам, потом поцеловала и положила себе на грудь. – Это вовсе не значит, что ты должен оставаться в одиночестве и отказывать себе в удовольствиях, пока ты ждешь ее возвращения, – шепотом предложила она.

Феннел спас нас обоих от неловкости, которая непременно возникла бы после моего отказа.

Крысу хочешь?

Я поднял голову. Рыжий кот сидел на сеновале и держал в зубах пищащую извивающуюся добычу.

С ней еще можно поиграть.

Нет. Убей ее.

Я почувствовал красную вспышки боли. Крыса знала, что ей не спастись, но не желала сдаваться. Жизнь никогда не сдается добровольно.

Феннел проигнорировал мой отказ, спрыгнул с сеновала и приземлился рядом с нами на кровати, где и выпустил свою добычу. Испуганная крыса, прихрамывая на заднюю лапу, бросилась к нам. Джинна вскрикнула от отвращения и выбралась из кровати, а я схватил крысу и одним движением свернул ей шею, чтобы положить конец ее мучениям.

А ты быстрый!  – с одобрением заявил Феннел.

Забери ее отсюда.

Я протянул ему дохлую крысу.

Он понюхал неподвижное тельце.

Ты ее испортил!

Феннел присел на кровати и с осуждением уставился на меня круглыми глазами.

Унеси ее отсюда, повторил я.

Она мне не нужна. С ней больше не интересно. Он зашипел на меня и спрыгнул с кровати. Ты слишком быстро ее убил. Ты не умеешь играть.

Затем он направился к двери и принялся ее царапать, показывая, что желает выйти. Джинна накинула халат и открыла дверь. Феннел с важным видом выплыл наружу. Я же сидел голый на ее постели и держал дохлую крысу в руке, перепачканной кровью, которая текла из ее разбитого носа и рта.

Джинна бросила мне штаны и нижнее белье.

– Постарайся не испачкать кровью постель, – попросила она, и я не стал класть крысу, а принялся одеваться при помощи одной руки.

Потом я выбросил крысу на кучу мусора за домом. Когда я вернулся, Джинна наливала воду в чайник. Увидев меня, она улыбнулась.

– Почему-то чай остыл.

– Правда? – Я постарался, чтобы мой голос прозвучал непринужденно.

Я отправился в спальню за рубашкой, надел ее и, стараясь не смотреть на амулет, привел в порядок постель. Когда я вышел, мне страшно захотелось уйти, но я заставил себя сесть за стол. Мы пили чай с хлебом, маслом и медом. Джинна рассказала мне о матроне с двумя дочерьми, что приходили к ней за советом. Она изучила ладонь младшей из сестер, получившей предложение о замужестве, и посоветовала подождать. История вышла длинной, с кучей деталей и подробностей, и я не слишком прислушивался к словам Джинны. Феннел подошел к моему стулу, встал на задние лапы, довольно больно вцепился когтями мне в ногу и запрыгнул на колени. Отсюда ему было удобно разглядывать стол.

Дай котику масла.

У меня нет причин с тобой дружить.

Очень даже есть. Я же кот.

Он был так поразительно самоуверен, что я посчитал это достаточным основанием, чтобы намазать для него маленький кусочек хлеба маслом. Я рассчитывал, что Феннел унесет добычу, но он аккуратно слизал масло с хлеба и заявил:

Еще.

– …или Нед окажется перед тем же выбором…

Я попытался понять, о чем говорит Джинна, но скоро сообразил, что потерял нить повествования. Феннел с упорством, достойным лучшего применения, все глубже вонзал когти мне в ногу. Я не обращал на него внимания.

– Я собирался с ним сегодня поговорить, – сказал я, надеясь, что мои слова не прозвучали невпопад.

– Тебе непременно следует это сделать. Разумеется, нет никакого смысла ждать его здесь. Даже если бы ты пришел вчера вечером, ты вынужден был бы его дожидаться. Он возвращается, когда на дворе уже ночь, а утром довольно поздно уходит на работу.

Я забеспокоился, это было не похоже на Неда.

– И что ты предлагаешь?

Джинна тяжело вздохнула, немного раздраженно, и я подумал, что, наверное, заслужил такую реакцию.

– Я уже сказала. Пойди в мастерскую и поговори с его наставником. Попроси у него разрешения побеседовать с Недом. Прижми его к стенке и установи несколько жестких правил. Предупреди, что, если он не будет их выполнять, ты потребуешь, чтобы он жил в мастерской вместе с остальными учениками, тогда он будет вынужден себя контролировать. Поскольку в этом случае самое большее, что ему светит, – один выходной вечер в два месяца.

Неожиданно я обнаружил, что очень внимательно слушаю Джинну.

– А что, все остальные ученики живут с мастером Гиндастом?

Джинна наградила меня удивленным взглядом.

– Разумеется! Он держит их в большой строгости, и, возможно, это будет полезно Неду, но ты его отец, и тебе лучше знать, что для него хорошо.

– Раньше он не нуждался в строгости, – мягко заметил я.

– Ну, раньше вы жили не в городе. И там не было ни таверн, ни доступных молодых женщин.

– Да, конечно. Я не знал, что он должен жить в доме своего наставника.

– Комнаты учеников находятся за мастерской Гиндаста. Так им легче встать, умыться, поесть и приступить к работе на рассвете. Разве ты не жил со своим наставником?

Я подумал, что она права, просто мне никогда не приходило в голову посмотреть на происходящее под таким углом.

– Я никогда не был учеником – в общепринятом смысле этого слова, – легко солгал я. – Так что происходящее для меня в новинку. Мне казалось, что я должен позаботиться о жилье и пропитании Неда, пока он учится. Вот я и принес с собой деньги. – Я открыл кошелек и высыпал на стол монеты.

Они лежали кучкой между нами, и мне вдруг стало неловко. А вдруг Джинна подумает, что я хочу заплатить ей за другое?

Она несколько мгновений молча на меня смотрела, а потом сказала:

– Том, я почти не истратила того, что ты прислал раньше. Как ты думаешь, сколько нужно денег, чтобы прокормить мальчишку?

Я смущенно пожал плечами.

– Я плохо разбираюсь в городской жизни. Дома мы выращивали все, что нам было необходимо. И охотились. Я знаю, что Нед много ест, после того как целый день поработает, и решил, что нужно много денег, чтобы прокормить его.

Я понял, что Чейд прислал Джинне кошелек с деньгами, хотя не знал, сколько там было.

– Хорошо; когда мне понадобятся деньги, я тебе скажу. Пони и тележка оказались очень кстати для моей племянницы. Она всегда мечтала их купить, но ты знаешь, как трудно отложить деньги на подобные вещи.

– Вы можете пользоваться пони и тележкой столько, сколько нужно. Нед совершенно прав, нашему пони полезно поразмяться. Да, но его ведь тоже нужно кормить.

– Ну, это для нас не обуза. Кроме того, по-моему, только справедливо, если мы будем кормить животное, которое на нас работает. – Она помолчала и огляделась по сторонам. – Значит, ты повидаешь сегодня Неда?

– Конечно. Именно за этим я пришел в город. – Я начал смущенно убирать монеты в кошелек.

– Понятно. Значит, вот зачем ты сюда зашел, – заметила Джинна и насмешливо улыбнулась. – Хорошо, я тебя отпускаю.

Неожиданно я понял, что таким способом она дает понять, что пора уходить. Я убрал кошелек и встал.

– Ну, спасибо тебе за чай, – сказал я и замолчал, а Джинна громко расхохоталась.

Я покраснел, но все-таки сумел улыбнуться. Она заставила меня почувствовать себя очень молодым и глупым, в отличие от нее. Мне было все равно, хотя я и не понимал почему.

– Ну, пойду повидаю Неда.

– Давай, – сказала Джинна и протянула мне плащ.

Когда я уже застегнул его, в дверь постучали.

– Минутку! – крикнула Джинна.

Выходя, я кивнул очередному посетителю, молодому человеку с озабоченным лицом. Он быстро поклонился мне и поспешил в дом. Дверь захлопнулась, и я снова остался один на улице.

Я неохотно зашагал в сторону мастерской Гиндаста. Стало заметно холоднее, и я понял, что скоро пойдет снег. Лето в этом году задержалось надолго, но зима была не за горами и готовилась вступить в свои права. Поглядев на небо, я решил, что снегопад будет сильным. Пару месяцев назад я бросился бы проверять запас дров и свои припасы на зиму. Теперь же обо мне заботился трон Видящих. Мне больше не нужно было думать о своих нуждах, лишь о благополучии короны. И я по-прежнему чувствовал себя очень неуютно.

Гиндаста хорошо знали в городе, и я легко нашел его лавку, у входа в которую висела красивая вывеска, словно мастер хотел продемонстрировать всем свое искусство. В передней части дома располагалась уютная гостиная с удобными стульями и большим столом. В камине горели обрезки хорошо просушенного дерева, и внутри было очень тепло. Тут и там комнату украшали вещи, сделанные мастером, чтобы их могли увидеть потенциальные покупатели. Паренек, встретивший меня, выслушал мою просьбу и знаком показал, чтобы я прошел в мастерскую.

Она напоминала большой сарай. Внутри стояли несколько предметов в разной стадии готовности. Огромная кровать пристроилась рядом с сундуками из кедрового дерева, окутанными приятным запахом и украшенными изображением совы. Гиндаста в мастерской не оказалось. Он уехал вместе с тремя старшими учениками в особняк лорда Скитера, чтобы сделать замеры и договориться о работе над изысканным гарнитуром, в который войдут каминная полка, стулья и столы. Один из его помощников, примерно мой ровесник, позволил мне поговорить с Недом и предложил зайти еще раз, чтобы обсудить успехи моего сына с Гиндастом. По его тону я понял – встреча с мастером вряд ли доставит мне удовольствие.

Я нашел Неда за мастерской, где он вместе с еще четырьмя учениками, значительно моложе его, занимался тем, что переворачивал и переносил на новое место сохнущее дерево. Утоптанная земля указывала на то, что это уже третья поленница. Две другие были прикрыты брезентом и связаны веревками. Нед хмурился, словно работа казалась ему бессмысленной и страшно раздражала.

Некоторое время, пока он меня не заметил, я наблюдал за ним, и то, что я увидел, меня совсем не обрадовало. Нед всегда с удовольствием работал вместе со мной. Сейчас же я видел, что он с трудом сдерживает злость, ему не нравится находиться в компании мальчишек, которые моложе и слабее его. Он положил на место доску, выпрямился, сказал что-то своим товарищам и подошел ко мне. Я смотрел на него и пытался понять, до какой степени его поведение является демонстрацией, предназначенной для мальчишек, и что в действительности он чувствует. Меня совершенно не интересовало его неудовольствие тем, что ему приходится делать.

– Нед, – мрачно поприветствовал его я.

– Том, – ответил он и сжал мое запястье. – Теперь ты видишь, что я имел в виду?

– Я вижу, что ты переворачиваешь дерево, чтобы оно хорошо просохло, – ответил я. – По-моему, в мастерской, где делают мебель, без этого нельзя.

– Знаешь, я бы ничего не имел против, – вздохнув, сказал Нед, – если бы приходилось заниматься этим время от времени. Но мне постоянно дают задания, требующие физической силы, а не мозгов.

– А с другими учениками обращаются иначе?

– Нет, – неохотно ответил Нед. – Но ты же видишь, они всего лишь мальчишки.

– Какая разница, Нед? Дело вовсе не в возрасте, а в знаниях. Наберись терпения, – сказал я ему. – Здесь тоже можно многому научиться, даже если тебе кажется, что правильно складывать дерево легко. Кроме того, это нужно сделать. И кому, по-твоему, мастер должен поручить такую работу?

Нед смотрел в землю, пока я говорил, он молчал, но я видел, что не сумел убедить его в собственной правоте.

– Как ты думаешь, может быть, тебе стоит поселиться здесь, вместе с другими учениками, вместо того чтобы жить с Джинной? – вздохнув, спросил я.

Неожиданно Нед посмотрел мне в глаза, и на лице у него появились злость и возмущение.

– Нет! Почему ты это предлагаешь?

– Ну, мне стало известно, что здесь так принято. Возможно, если бы ты жил рядом с местом, где работаешь, тебе было бы легче. Ты бы приходил вовремя утром, ведь тебе не пришлось бы идти сюда от дома Джинны и…

– Я сойду с ума, если мне придется жить, как другие ученики. Они рассказали мне, что это такое. Одна и та же еда, а жена Гиндаста считает свечи, чтобы они не жгли их по ночам. Они должны сами проветривать свои постели и стирать одеяла и мелкие вещи каждую неделю, не говоря уж о том, что он постоянно после работы дает им какие-то поручения, например засыпать опилками розовые кусты его жены или запасти щепу для растопки камина, и…

– Ну и что такого? – перебил я его, сообразив, что он распаляется все сильнее. – Речь идет о дисциплине. Так же точно проходят обучение солдаты. Тебе бы это не повредило, Нед.

Он сердито развел руки в стороны.

– Но и не помогло бы. Если бы я хотел заработать себе на жизнь, проламывая другим черепа, тогда, конечно, меня следовало бы тренировать, точно безмозглое животное. Но я не ожидал, что мое обучение будет таким.

– Значит, это не то, что тебе нужно? – спросил я и затаил дыхание, дожидаясь ответа.

Если мальчик передумал учиться, что мне с ним делать? Я не могу взять его с собой в замок, как и отослать назад, в нашу хижину.

– Нет, я не передумал, – неохотно проворчал он. – Я хочу стать мастером-краснодеревщиком. Но им пора начать учить меня по-настоящему, иначе…

Я ждал, что он скажет, но он замолчал. Нед тоже не знал, что станет делать, если уйдет от Гиндаста. Я решил, что это хороший знак.

– Я рад, что ты не передумал. Постарайся быть скромным, терпеливым, старайся, слушай и учись. Думаю, если ты будешь так себя вести и покажешь, что хорошо соображаешь, тебе станут давать более сложные задания. Я попытаюсь встретиться с тобой сегодня вечером, но не могу обещать наверняка. Лорд Голден постоянно находит для меня дела, и мне было трудно выбрать время, чтобы повидаться с тобой. Ты знаешь таверну «Три паруса»?

– Да, но давай встретимся в «Заколотой свинье», это совсем рядом с Джинной.

– И что? – спросил я, понимая, что есть еще причина, почему он выбрал именно эту таверну.

– И ты сможешь познакомиться со Сваньей. Она живет неподалеку и, если может, приходит в таверну, чтобы повидаться со мной.

– Если ей удается сбежать из дома?

– Ну… что-то вроде того. Ее мать не имеет ничего против, а отец меня ненавидит.

– Не слишком хорошее начало, Нед. Почему он тебя ненавидит? Что ты такого сделал?

– Поцеловал его дочь. – Он беззаботно улыбнулся, и я тоже не смог сдержать улыбки.

– Ладно. Об этом мы тоже поговорим сегодня вечером. Мне кажется, ты еще слишком молод, чтобы встречаться с девушками. Лучше подождать, когда у тебя будет более надежное положение и возможность содержать жену. Тогда ее отец не станет возражать против твоих поцелуев. Если мне удастся сегодня освободиться, встретимся в таверне.

Мне показалось, что Нед немного успокоился, когда, помахав мне рукой, вернулся к своей работе. Однако я уходил от него с тяжелым сердцем. Джинна оказалась права. Жизнь в городе изменила моего мальчика, а я этого не предвидел. У меня сложилось впечатление, что он не слишком внимательно слушал мои советы и уж наверняка не собирается им следовать. Ладно, может быть, сегодня вечером мне удастся поговорить с ним жестче.

Когда я шел через город, с неба начали падать мелкие снежинки, но стоило мне выйти на крутую дорогу, ведущую к замку, как повалил сильный снег. Я несколько раз останавливался, сходил на обочину и оглядывался, но убеждался, что меня никто не преследует. Мне представлялось, что Полукровки ведут себя не слишком разумно, – они пытались меня испугать, а потом вдруг взяли и исчезли. Им следовало либо прикончить меня, либо захватить в плен. Я попытался поставить себя на их место, понять причину, по которой они отпустили свою добычу на свободу. Ничего разумного в голову не приходило. К тому времени, когда я добрался до ворот замка, дорогу укрывал толстый белый ковер, а ветер протяжно выл и метался среди деревьев. Начало темнеть, и я понял, что ночь будет ужасной. Я бы с радостью никуда не ходил и провел ее в тепле замка.

Я стряхнул мокрый снег с сапог у входа в коридор рядом с кухней и комнатой для стражи. Проходя мимо, я почувствовал запах горячего бульона, свежего хлеба и мокрой шерсти и пожалел, что не могу войти и разделить с солдатами простой ужин и грубые шутки. Вместо этого я расправил плечи и начал быстро подниматься по лестнице в апартаменты лорда Голдена. Его не оказалось в комнате, и я вспомнил, что он собирался играть с королевой и ее фаворитами. Я решил, что должен его найти, и направился в свою комнату, чтобы снять мокрый плащ. На моей кровати лежал клочок бумаги: «Наверх».

Через несколько минут я вошел в комнату Чейда в башне. Там оказалось пусто. Но на моем стуле лежали теплая одежда и зеленый, из толстой шерсти плащ с большим капюшоном. На груди я разглядел выдру, незнакомый мне знак. Очень необычный плащ – простой, домашней работы, но голубой с изнанки, как у всех слуг в замке. Рядом с ним я увидел кожаный дорожный мешок с едой и флягу с бренди. Под ним – сложенный футляр для свитков. На самом верху пристроилась записка от Чейда: «Отряд Хеффама сегодня на рассвете выедет из северных ворот патрулировать дорогу. Присоединись к ним, а затем отправляйся дальше по своим делам. Надеюсь, ты не станешь жалеть, что пропустил Праздник Урожая. Возвращайся как можно быстрее. Пожалуйста».

Я фыркнул. Праздник Урожая. С каким же нетерпением я ждал его в детстве. А сейчас даже забыл о том, что это сегодня. Вне всякого сомнения, церемонию помолвки принца Дьютифула назначили так, чтобы за ней шел праздник плодородия. Ну что ж, я пятнадцать лет пропускал его, еще один раз погоды не сделает.

На столе был накрыт обильный ужин: холодное мясо, сыр, хлеб и эль. Я решил, что Чейд что-то придумал, чтобы объяснить мое отсутствие в замке и рядом с лордом Голденом. У меня не было времени его искать, чтобы сообщить о своем отъезде, а записку я оставлять не хотел. Я с сожалением подумал, что моя встреча с Недом снова откладывается. Впрочем, я ведь предупредил его, что так может произойти. А представившаяся возможность действовать самостоятельно несказанно обрадовала меня. Я подозревал, что Полукровки могли обнаружить мою хижину, но не знал наверняка. Однако любое знание лучше неизвестности.

Я поел и переоделся. К тому времени, когда солнце собралось отправиться на покой, я уже сидел на Вороной и двигался в сторону северных ворот. Я закутался в плащ и натянул капюшон, чтобы защититься от пронизывающего ветра и летящего в лицо снега. У ворот собирались другие безымянные всадники в зеленых плащах, многие ворчали, что им выпало патрулировать дорогу, когда в замке празднуют помолвку принца и день сбора урожая. Я подъехал поближе и с сочувствием кивнул пареньку, который оглашал ночь особенно громкими жалобами и стонами. Он завел длинный рассказ о женщине, самой теплой и желанной и готовой на все ради него, и о том, что она будет напрасно ждать его в таверне в Баккипе. Я сидел на своей лошади рядом с ним и слушал. В сгущающихся сумерках и сильном снегопаде виднелись лишь тусклые очертания фигур. Шарфы и темнота скрывали лица.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Отзывы и Комментарии
комментарий