Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Математика волшебства The Mathematics of Magic
Глава 6

Ши на мгновенье охватила паника. Но потом ему вспомнилось, что своей нехорошей репутацией носорожье племя обязано, в основном, сварливому характеру двурогих черных носорогов, обитающих в Африке. Но как бы то ни было, на возню с созданием каких-то других животных времени уже не оставалось. Раз уж он просил послушного, значит, так оно и должно быть. И он уселся на носорога верхом.

Может, этот зверь и впрямь был послушным и покладистым, но к седокам явно привычки не имел. Едва оправившись от шока, связанного с прибытием в незнакомый пространственно-временной сектор, он выбрался из ручья и галопом поскакал по лесу совершенно не в том направлении. Ши вцепился пальцами в складки брони и повис мешком, вопя Бельфебе:

– Эй! Слушай... ух!.. ты не могла бы... ух!.. как-то завернуть эту тварь?

Носорог, углядев справа от себя единорога, негодующе хрюкнул и обнажил здоровенные зубищи. Единорог отпрянул и как следует боднул того под ребра, когда тот нелепыми скачками проносился мимо. Носорог, явно расстроенный подобной выходкой, сделал попытку улизнуть, но Бельфеба с мастерством опытного загонщика быстренько развернула его в сторону лагеря Да Дерга.

Волынка стала слышней. Носорог, который уже боялся единорога куда сильней каких-то там незнакомых шумов, ломанулся прямиком на звук. Ши впился в его спину, от всей души надеясь, что тому не взбредет в голову протаранить по дороге какое-нибудь дерево. Стволы впереди внезапно расступились, и перед ними раскинулся лагерь. Двое охранников уже повалили Чалмерса на алтарь и крепко держали. Жрецы раздобыли где-то другой нож.

– Йя-я-я-я! – завизжал Ши. Все головы резко повернулись к ним.

Занесенный нож повис в воздухе. Перед Ши промелькнула смазанная картина лагеря, украшенная спинами дикарей, которые в вихрях клетчатой материи улепетывали во все пятки. Визжали и орали они что надо.

За алтарем Ши кувырком скатился со своего скакуна и вернулся назад пешком. Бельфеба уже перерезала остальным путы, но, затекшие и по-прежнему слабые, двигаться самостоятельно они не могли.

– Полагаю, – расслабленно промямлил Чалмерс, – что теперь вы... гм... окончательно убедились в нецелесообразности посещения мира ирландских легенд* [16]...окончательно убедились в нецелесообразности посещения мира ирландских легенд. – Племя Да Дерга было позаимствовано Спенсером как раз из ирландского эпоса., Гарольд.

Ши ухмыльнулся.

– Раз уж на то пошло, то да. – Он обернулся к Долону. – Я, конечно, могу снять с тебя эту слабость. Но я просто-таки уверен, что у такого классного специалиста, как ты, есть куда лучший метод, чем у меня. Если растолкуешь, что там к чему, я применю его вместо своего собственного.

– Об чем речь, конечно растолкую! Нонешняя молодежь так редко уважает знания истинных мастеров колдовского дела... Наклонись поближе, и я...

Артегаль немощной рукой потянулся к Бельфебе.

– Что с тобой, подруга? Бей негодяев! Срази их!

– Мы со сквайром заключили перемирие.

– Перемирие?! – прорычал он. – Заключай перемирия с самим дьяволом, с Да Дерга, наконец, но только не с этими чудищами в облике человечьем! Ее царское величество еще узнает об этом!

Ши поколдовал над Чалмерсом. Поднявшись, тот буркнул:

– Благодарю вас, Гарольд. Если вы всерьез задумали продолжать...

– А ну-ка тихо, доктор, – цыкнул Ши. В его намерения вовсе не входило ставить свой хитроумный план под угрозу в самом что ни на есть начале.

Чародею, видно, пришлось не по вкусу, что Чалмерса обслужили первым, но сделано это было как нельзя более правильно. Едва поднявшись на ноги, Долон цапнул один из валявшихся на земле жертвенных ножей и кинулся к беспомощному Артегалю. Бельфеба ловко подставила ему ножку, когда он пробегал мимо.

Прежде чем он успел встать. Ши повис у него на спине, одной рукой обхватив за шею, а другой вцепившись в запястье.

– Брось нож! – завопил он при этом.

Пузатое тулово чародея конвульсивно дернулось, и Ши вдруг обнаружил, что стискивает шею какой-то огромной змеюги вроде питона. Он с ужасом ощутил силищу упругой, словно резина, твари, когда та резко подтянулась и сделала попытку обвиться вокруг него.

Но поскольку рук, как известно, у змей нет, Долону пришлось бросить нож. Ши тут же подхватил его и приставил лезвие к чешуйчатой глотке.

– Превращайся обратно, – пропыхтел он, – не то в момент башку отхвачу!

Долон снова обернулся самим собой.

– Ты что, совсем трюхнутый? – прошипел он, брызгая слюной. – Послал черт дураков-помощничков – сейчас бы раз-два, и избавились от главного врага! Козел ты, вот ты кто! Все испортил!

– Нисколько, магистр, – отозвался Ши, слегка ослабляя захват. – Ты забыл про перемирие. Мы с Бельфебой договорились не пакостить друг другу, покуда мирно не разойдемся в разные стороны.

– Ты что, хочешь сказать, что перед ними слово держишь? Ну, это уже вообще ни в какие ворота не лезет!

Ши опять стиснул пальцы и повернулся к Артегалю.

– Если я тебя освобожу от волшебной слабости, дашь слово чести, что пустишься в погоню не раньше, как часа через два?

– Придурок! Ну придурок! – возмущался Долон. Но Артегаль сам уладил этот вопрос:

– Договариваться с колдунами? Только не я! Прикончи меня, если желаешь, но не рассчитывай так же легко избавиться и от всех рыцарей Глорианы!

Перед лицом столь очевидной непонятливости и упрямства Ши только вздохнул.

– Док, приглядите минутку за Долоном, ладно? – Он поднялся и обратился к Бельфебе:

– Позаботишься о нем, когда мы уйдем.

И чуть мягче прибавил:

– Слушай, а как мне в случае чего с тобой снова связаться?

Она задумалась.

– Если не выйдешь ты за пределы сего великого леса и будешь знать лишь, как вызвать моего единорога из чащи – говорю я не про того неуклюжего зверя, коего ты...

– Насвисти тот мотивчик – потихоньку, а?

Она так и сделала, а он повторял за ней до тех пор, пока не сумел воспроизвести его более-менее точно. Но закончила она с улыбкой:

– Очень сомневаюсь я, правда, что удастся тебе приманить его достаточно близко. Дам и девиц единороги не особо боятся, но к мужчинам с великою опаской относятся.

Ши ненадолго погрузился в размышления, после чего оттащил Чалмерса в сторонку, оставив Бельфебу охранять Артегаля от Долона.

– Док, вы в состоянии выколдовать кусочек сахару?

– Гарольд, вы не устаете меня изумлять? Хотя, по чести сказать, я чувствую себя просто-таки как выжатый лимон. Я уже даже не способен достаточно связно...

Ши встряхнул его за плечи.

– Да послушайте же, док! – свирепо прорычал он. – Я и сам уже готов взорваться, но если вы по-прежнему рассчитываете когда-либо увидеть Флоримель, то без меня вы никуда не денетесь. Успокойтесь, смотрите на это просто как на небольшой эксперимент в прикладной психологии, а именно внедрение в либидо самки единорога андрофилической установки* [17]Андрофилическая установка – психологическая установка на хорошее отношение к мужскому полу.. Ну давайте, док, ничего-ничего!

Вода, уголек из брошенного Да Дерга костра и заклинание произвели на свет две полные пригоршни аккуратных брусочков кленового сахара, на действие которого Ши возлагал определенные надежды. Единорог издалека подозрительно принюхался и, подбадриваемый Бельфебой, нерешительно приблизился, дабы попробовать диковинку. Сосредоточенно почмокав, он прянул ушами и потянулся за добавкой. Ши скормил ему еще один кусочек, а остальные демонстративно упрятал в карман.

– Порядок, – объявил он. – Ну, мы пошли. Кстати, Бельфеба, тебе, наверное, лучше привязать этого Д. Эдгара Гувера* [18]Д. Эдгар Гувер – на протяжении нескольких десятков лет директор ФБР, тоже в некотором роде «верховный юстициарий». за ноги к единорогу и отбуксировать отсюда, пока Да Дерга не вернулись поглядеть, что тут стряслось.

Понемногу темнело. Когда они добрались до дороги. Долон пробормотал заклинание и произвел на свет коня, на которого тут же взгромоздился.

– Эй! – возмутился Ши. – А как же мы?

– Чирей тебе на задницу, подмастерье, за того железного болвана! Пешком прогуляешься! Узнаешь тогда, каково глумиться над великим Долоном!

Ши нацепил на физиономию льстивую улыбочку.

– Ты меня не так понял, магистр. Тебе не кажется, что Ордену очень пригодится человек, про которого оппозиция думает, что он человек чести? Я просто готовил почву для такого дела. Вот когда мы действительно прижмем хвост всей этой компании и наловим их целую кучу вместо тех двоих, тогда мне вообще цены не будет!

Долон мгновенье размышлял, после чего его красные, пухлые губы растянула улыбка.

– Ого! Держишь, выходит, нос по ветру? Да еще на рыженькую, небось, глаз положил? Ладно, так и быть – когда ее изловим, можешь позабавиться, пока не отправим ее в камеру пыток – если, конечно, Орден тебя примет. Честно признаться, мне довольно сомнительно, что искусен ты в более практических формах магии.

– Кхе-гм, – подал голос Чалмерс. – Вы как-то заметили, Долон, что у вас в Ордене время от времени... гм... работают на пересекающихся направлениях.

– Угу. Такова уж природа вещей. Видишь ли, магия – искусство не из особо упорядоченных.

– Но ведь это совсем не так! Мы можем показать, как все это в корне изменить.

– Диковинная до чего доктрина! Шутишь?

– Нисколько. Вы обратили внимание на колдовские методы жрецов?

– Священников Да Дерга, что ли? Чего там говорить – колдовство у них и верно есть, да такое жалкое, что любой чурбан по сравнению с ними просто мастер.

– Не в том дело. Вопрос не в том, что они делают, а в том, как они это делают. Один у них вызывает богов, другой превращает алтарь из деревянного в каменный и так далее. У каждого – строго своя функция, и все приучены работать совместно. Вот это настоящая организация! В общем, если... гм... ваш Орден организовать подобным образом...

Вмешался Ши:

– Вы же пытаетесь свергнуть правительство Глорианы и поставить у власти чародейский совет, насколько я понимаю?

Никто ему такого не говорил, но это просто-таки само собой подразумевалось.

– Пытаемся. Но многие работают сами по себе, и нету у них такого предводителя, как я, дабы их направить.

– Но даже ты, великий магистр, не в состоянии один охватить все сразу и оказаться в нескольких местах одновременно. Все складывается так, что этот ваш Орден – нечто вроде профессиональной гильдии. Он не позволяет вам перегрызть друг другу глотки из-за конкуренции, и только. Ничего вы никогда не добьетесь, время от времени изводя одного-другого отбившегося рыцаря. А мы можем показать, как превратить ваш Орден в настоящую организацию, все детали которой крутятся столь же четко и плавно, как у действующих совместно рыцарей Царства Фей. Прелесть подобной организации в том, что, когда у руля оказывается столь гениальный человека как, скажем, ты, каждый из ее членов становится как бы зеркальным отображением предводителя. Получается, что ваш Орден как бы состоит из двадцати одного Долона. Правительству Глорианы в жизни перед таким не устоять!

– Хо-хо! – вскричал Долон. – Короче, все это лишний раз подтверждает, что я, как говорят отдельные здравомыслящие граждане, действительно великий Долон и практически безошибочно разбираюсь в людях! Я с самого начала знал, что ваши головы содержат некий благородный и ценный план, способный продвинуть развитие Ордена и всего магического дела в целом.

Но мне пришлось подвергнуть вас испытанию, чтобы вы его выложили. В общем... мы снова друзья, и скреплю я наши узы, доставив сюда ваших зверей и пожитки.

Пришпорив лошадь, он заехал за дерево и учинил какое-то колдовство, которое немедленно вызвало появление столба дыма, пробившегося сквозь ветви деревьев к небу и ухватившего последние лучи закатного солнца. Откуда-то из-под него рысцой выбежали Адольфус с Густавусом и замерли в сумерках перед своими хозяевами. У седла Адольфуса по-прежнему болталась шпага. Долон вернулся назад, ухмыляясь словно каким-то собственным мыслям.

– Я представлю вас Ордену, как специалистов по диковинным зверям, любезно сообщил он. – То чудище, на коем ты прискакал к нам на подмогу, оказалось пострашней любого гоблина, которого я хоть когда-либо видел, дружище Гарольд! Понимаешь, есть у меня свойство, не сильно-то распространенное среди великих мира сего, отдавать должное и молодежи.

Меж стволами сгустилась самая настоящая тьма, и лошади стали то и дело спотыкаться на разбитой дороге. А еще через час они выехали на широкую поляну. Посреди ее у самой дороги в призрачном лунном свете стояла крытая соломой невзрачная хижина. Одно окошко ее светилось.

– Замок Базирана! – объявил Долон.

– Выглядит довольно... гм... непрезентабельно, – нерешительно заметил Чалмерс.

– Хо-хо! Не знаешь ты еще нашего архимага, мастера зрелищ и иллюзий, который расставляет такие ловушки, чтобы обманывать доверчивых простаков. Смотри же!

Пока Долон произносил эти слова, луна скрылась за тучами. Ши услыхал хлопанье крыльев. Что-то задело его по лицу. По левой руке вдруг что-то неприятно проползло, словно какое-то насекомое – он даже отпустил поводья.

Откуда-то из темноты донесся протяжный, глухой вой. Конь под ним неуверенно дрогнул, копыта его зацокали по камням в густой, как бархат, тьме. Внизу, на уровне стремени, возникла чья-то физиономия – огромных размеров, с висячими ушами и неровными зубами, торчащими в вечной ухмылке над выкаченной нижней губой. Никакого источника света, который позволял бы разглядеть окружающее, поблизости не было – за исключением, разве что, этой самой физиономии, что плавала во тьме сама по себе.

– Хозяин приветствует вас и приглашает спешиться! – нечленораздельно протявкала физиономия.

К Ши протянулась когтистая лапа, дабы помочь ему слезть с седла. Хоть и попривыкший уже ко всякого рода неожиданностям, на сей раз он не сумел справиться с дрожью при этом липком леденящем прикосновении. Долон у него за спиной хихикнул. Стряхнув прочь страхи, он двинулся вдоль по коридору, в котором оказалось еще темней, чем снаружи, подчиняясь ведущим его трупоподобным пальцам. Послышалось какое-то шуршание, и он ощутил тошнотворную вонь василиска. Дверь затворилась. Вместе со своими спутниками он стоял в какой-то обширной комнате, щурясь от падающего потоком света.

Навстречу им двинулся пожилой, почтенного вида человек, одетый в такую же паломническую сутану, что и у Чалмерса. Он любезно улыбнулся:

– Добро пожаловать, добрый Долон! Какому же счастливому случаю обязаны мы твоим прибытием до начала собранья?

– Да тому самому случаю, что привел меня сюда с этими вот славными ребятами, коих я не далее, как вчера вытащил из лап этого поганца Артегаля.

Подобная версия оказалась несколько неожиданной, но Ши предпочел помалкивать, покуда Долон расписывал леденящие кровь подробности чудесного спасения Ши с Чалмерсом.

– О благороднейший архимаг, – продолжал он, – пришел мне в голову один план. Как известно тебе, люди настолько добры, что говорят, будто владею я талантом составлять планы, граничащие попросту с гениальными.

Вне всякого сомненья, благороднейший архимаг, не можешь не признать ты факта, что ты лишь один и не можешь оказаться в разных местах одновременно.

Хорошо ты Орденом правишь, но выходит так, что он всего лишь профессиональная гильдия. Не дает он нам перерезать друг другу глотки из-за конкуренции, и только. То, что нам нужно – это организация, где все работают сообща, как рыцари Царства Фей. Получится, словно Орден будет состоять из двадцати одного Базирана. Правительству Глорианы в жизни такого не пережить, верно?

Счастливый случай свел меня с этими вот двумя, которые желают вступить в наш Орден. Благодаря искусству разбираться в людях, в коем я так знаменит, я сразу догадался, что специалисты они как раз по тем организациям, коя нам потребна. В общем, рад представить тебе Рида Чалмерса, чародея, и Гарольда де Ши, подмастерья, как будущих ценных членов нашего сообщества. В области магии искусство их заключается в создании невиданных и неслыханных зверей.

Сам Зверь-Крикун ударился в бегство перед их чарами!

– Доброго колдовства вам, преволшебнейшие сэры! – произнес Базиран с любезным поклоном. – Заявленье ваше рассмотрено будет с самым серьезным вниманьем. Полагаем мы, Долон, что слыхал ты уже известия горькие?

– Не, не слыхал.

– Погиб бедняга Мальвиген – пронзен стрелою, что послала эта дьяволица Бельфеба!

– Вот сволочная баба! – Долон обернулся к Ши с Чалмерсом. Спрашивается, ну разве не безобразие это, преволшебнейшие сэры? Вот вам человек, который всю жизнь угробил на изученье теории и практики колдовства – Мальвиген. Стал крупнейшим специалистом в области эротических сновидений, превзойдя в этом искусстве даже великого Долона. И что же? Теперь его закололи, словно дикого кабана – а за что? За то, что достиженья его противоречили тому, что придворные слюнтяи именуют моралью!

* * *

Ши пробудился в несколько растрепанных чувствах, поскольку ему приснилось, будто он превратился в статуэтку дюймового роста и был проглочен змеей. Одежда его лежала рядом на стуле. Очевидно, она подверглась магической стирке и глажке, поскольку выглядела совершенно как новая по сравнению с тем потрепанным и засаленным состоянием, в котором пребывала прошлым вечером.

Вошел Чалмерс. Одеяния его тоже блистали чистотой, и даже выглядел он моложе, чем Ши всегда его помнил.

– Я нашел Флоримель! – выпалил он.

– Ш-ш! Ради бога, не так громко. Рассказывайте.

– Она прогуливалась по стене замка. На самом деле это сооружение куда основательней, когда смотришь при дневном свете. Базиран был чрезвычайно любезен. Похоже, он намеревается использовать ее с целью – совершенно с его стороны оправданной – вызвать раскол...

– Ладно, док. Ладно. Понял. Вы в полном восторге. А что, вам действительно удалось выяснить? Кто эта Флоримель, для начала?

– Она... гм... изготовлена из снега личностью, известной как Рифейская Ведьма, в качестве дубликата или двойника настоящей Флоримели, которая, похоже, бесследно исчезла. Базиран считает, что теоретически вполне вероятно подобрать соответствующее волшебное заклятье, чтобы снабдить ее настоящим человеческим телом. Он был весьма, весьма любезен. Боюсь, мы могли составить не совсем правильное суждение...

– Вот как? Насколько я понял, он пообещал вам привести ее в порядок.

Чалмерс неожиданно приосанился.

– По сути дела, пообещал. Но я не вижу, как это способно помешать...

Ши подскочил.

– О боже! Еще немного – и вы окончательно продадитесь колдунам и предоставите ребятам Глорианы выпутываться самостоятельно, пока будете наводить марафет на свою снежную бабу!

– Неправда, Гарольд! В конце концов, ведь именно вы настаивали на продолжении операции, тогда как мне хотелось...

– Да ну? А у кого, интересно, первого появилась светлая идея набиваться в друзья колдунам? Кто разработал дивный план...

– Молодой человек, позвольте вам заметить, что вы столь же непомерно самонадеянны, как и опрометчивы в поступках! Ведь это из-за вас мы постоянно попадаем из одной неприятности в другую, поскольку вы постоянно ввязываетесь в драки безо всякой видимой причины. Вы понуждаете меня применять заклятья, которые я еще не имел возможности подвергнуть серьезной проверке. И вот теперь, когда я намереваюсь провести действительно важный научный эксперимент...

– По-моему, вам и не приходило в голову, что Базиран просто хочет использовать вас в своих целях, заманивая этой девицей. Она у него под контролем, так что...

– Ш-ш! Не надо кричать.

– А я и не кричу! – взревел Ши.

Стук в дверь заставил обоих умолкнуть.

– М-м... кхе-гм... войдите! – отозвался Чалмерс.

На пороге, потирая руки, стоял Базиран.

– Утро доброе, преволшебнейшие сэры! Заслышали мы беседу вашу и пришло нам на ум, что, может, потребно вам что-либо, что отыщется в хозяйстве нашем скромном или создать возможно силами нашими невеликими?

Чалмерс оправился первым.

– Мы тут как раз размышляли... Понимаете ли, дело создания организации требует... гм... довольно специфической методологии. Научная основа комбинационной магии... гм... гм...

Инициативу перехватил Ши:

– Короче, мы хотели узнать, нельзя ли взять напрокат кое-какое лабораторное оборудование.

– О, конечно, лежит это в пределах возможностей наших! Можем предоставить вам даже нескольких узников, чтоб ставили вы на них свои опыты. Будем рады также снабдить вас и василиском. Если светлости ваши соблаговолят проследовать за нашей ничтожной персоной...

* * *

Когда, наконец, предводитель колдунов их оставил, Ши с Чалмерсом шумно перевели дух. Оба внимательно искали в нем хоть малейшие признаки подозрительности, но ничего такого он не проявил – по крайней мере, пока.

Чалмерс проговорил:

– Разрешите мне принести вам извинения за мою... гм... излишнюю вспыльчивость.

– Все в порядке, док. Мне и самому не следовало сходить с катушек. И простите, что так расстраиваю вас своей безрассудностью.

Они обменялись рукопожатием, словно пристыженные мальчуганы.

– Итак, в чем будет заключаться наша программа? – поинтересовался Ши.

– Ну... кхе-гм... Для начала мне хотелось бы восстановить Флоримель... то есть снабдить ее нормальным человеческим телом. Кроме того, она вполне может счесть человека моего возраста не совсем подходящей парой. А я заметил, что Базиран способен варьировать свой возраст так, как только пожелает.

– Ха... – захохотал было Ши, но тут же осекся, как только Чалмерс бросил на него глубоко обиженный взгляд.

– Послушайте, Гарольд, что в конце концов такого ужасного в желании стать молодым?

– Да не в том дело, док! Просто мне вспомнились одни ваши слова насчет того, что для человека вашего возраста амурные похождения малопривлекательны.

Чалмерс не без некоторого торжества улыбнулся.

– Не забывайте, что если я добьюсь успеха в процессе омоложения, то больше не буду человеком своего возраста!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть