Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Синдик The Syndic
Глава 3

Чарлз Орсино заерзал в кресле. — Дядюшка… — попытался он прервать его.

— Да, — Ф.У.Тэйлор откашлялся, — старину Амадео Фалькаро и его друзей называли уголовниками. Их обзывали бутлегерами, когда они поставляли людям спиртное, не беспокоясь об акцизах или общественном долге. Их обзывали контрабандистами, когда они продавали на Юге дешевое масло, а на Севере — дешевый маргарин. Их обзывали фальшивомонетчиками, когда они продавали дешевые банкноты и сигареты. Их обзывали налетчиками, когда они отбирали барахло у богачей и передавали его другим людям по приемлемой цене.

Они были уголовниками. Столпами общества были банкиры.

Эти банкиры, управлявшие обществом, которые, когда они говорили, считались гласом истины в последней инстанции, которые считали кощунством, когда кто-то не разделял их взглядов, возможно, для своего времени они были тем лучшим, что когда-либо было придумано…


Отец Амвросий обсосал остатки селедки, вытер руки, покопался в развалах своего сундука, нашел гусиное перо и лист пергамента. Он тщательно протер текст смоченной в уксусе губкой и с удовольствием убедился, что тот прекрасно сошел, оставив ему совершенно чистый лист, где он мог написать свою проповедь. Он подрезал и заточил перо, ожидая, пока пергамент высохнет, и подумав рассеянно, что же он такое стер. (Это была последняя оставшаяся копия Анналов Тацита, VII, i-v.).

А теперь за работу. Проповедь должна была быть посвящена началу мясопустной недели, с которой пойдет время поста. Мысли отца Амвросия блуждали в поисках текста. Пост… селедка… покаяние… великий грех… корыстолюбие… ростовщичество… расплата за грехи… богатенький молодой сэр Болдуин в своем полуразвалившемся замке на холме… снова селедка сейчас и per saecula saeculorum, пока сэр Болдуин не искупит свой грех.

В этот момент сэр Болдуин с важным видом вошел в келью. Отец Амвросий почтительно встал и произнес с едва заметной фальшью: «Pax vobiscum».

— Чего? — спросил сэр Болдуин, хлопая своими глупыми голубыми глазами. — А, ты имел в виду меня, падре. Не очень-то хорошо с твоей стороны обращаться ко мне по-латыни. Я говорю на языке короля норманнов. Я хочу сказать, что если этот язык хорош для Его Величества Ричарда, то он хорош и для меня. Итак, чем могу быть полезен, падре?

Отец Амвросий мягко напомнил ему: — Вы пришли повидать меня, сэр Болдуин.

— Как ты сказал? А! Итак, я пришел. Я охотился на великолепного оленя, падре, и я потерял его след после того, как все утро преследовал его. Я хотел бы знать, к кому из святых можно обратиться за помощью по такому ерундовому делу. Я хочу сказать, что я хотел показать парням, что такое настоящая охота, и мы нашли этого оленя, а он исчез. Не думай, падре, это были хорошие ребята, и они не подшучивали надо мной, но разговоры такого рода слышны кругом, и в этом нет ничего хорошего, не правда ли? Поэтому ты скажешь мне, как друг, кто из святых может представить эту историю в наилучшем для меня свете?

Отец Амвросий подавил в себе желание заскрежетать зубами, задумался и сказал: — Думаю, это святой Хуберт, он занимается охотой на оленя.

— Отлично, падре! Значит, Снятой Хуберт, Хуберт. Я не забуду, у меня есть кузен, которого зовут Хуберт. Я уже несколько лет его не видел, бедняжка. У него был свищ — он жил только жидкой пищей и не мог сесть на коня, чтобы поохотиться. Бедняга! Ладно, я ухожу, — нет, есть еще одно дело. Думаю, что в это воскресенье ты будешь читать проповедь против ростовщичества, ведь так? Эта деревенщина золотарь имел наглость заявить мне, что я должен отдать ему Фоллоуфилд! Сорок акров, и у него есть наглость заявлять мне, что они больше не мои! Будь другом, падре, сделай с кафедры несколько намеков в его адрес, чтоб он понял, кого ты имеешь в виду, хорошо?

— Ростовщичество — это грех, — осторожно проговорил отец Амвросий, — но причем тут Фоллоуфилд?

Сэр Болдуин с оттенком раздражения покрутил кончики своих светлых усов.

— Факт тот, падре, что я этому парню сказал, когда занимал у него двадцать марок, что залогом будет Фоллоуфилд. Я спрашиваю тебя, падре, моя ли это вина, что мои арендаторы — ворующие саксонских свиней лентяи, и я не могу выбить из них деньги?

Приходской священник не подал виду, что его это задело. Он сам по происхождению был чистокровным саксонцем.

— Сделаю все, что в моих силах, — сказал он. — И, сэр Болдуин, прежде чем вы уйдете…

Молодой человек остановился в дверях и обернулся.

— Перед тем, как вы уйдете, позвольте спросить, когда вы заплатите за места в церкви, не говоря уже о церковной десятине?

Сэр Болдуин просто отмахнулся. — Я думал, что уже сказал тебе, падре. У меня лично нет ни фартинга, а этот деревенщина говорит мне, чтоб я убирался с Фоллоуфилда, который я получил от своего отца, а тот — от своего. Поэтому какого дьявола — о, прости — как я могу заплатить за места и десятину, да и за все остальное, что вы требуете от простого человека?

Как только отец Амвросий попытался вставить слово, он поднял свою руку в перчатке. — Нет, падре, больше ни слова об этом. Я знаю, ты хочешь сказать, что если я буду так себя вести, то не попаду в рай. Не сомневаюсь, что ты ученый и все прочее, но все равно скажу пару слов. Факт тот, что я таки попаду в рай. Видишь ли, падре, Бог — это джентльмен, и он не будет препятствовать туда попасть другому джентльмену из-за каких-то проблем с парой монет, что может случиться с каждым джентльменом, ведь так?

Вынести подобную ересь было выше сил отца Амвросия; он опустил глаза.

— Вот так-то, — весело прощебетал сэр Болдуин. — А святого этого зовут Хуберт. Видишь, я не забыл! Не такой уж я дурак, как некоторые думают.

И он ушел, наспистывая какой-то мотив.

Отец Амвросий снова сел и уставился на пергамент. Составить проповедь о ростовщичестве для этого хлыща. Ладно, ростовщичество-таки действительно грех. Христианам свойственно одалживать друг другу в нужде и не считать цену этому поступку. Слышал ли кто-нибудь, чтобы сэр Болдуин что-нибудь кому-либо одалживал? Конечно, он — владелец поместья и защищает вас от внешних врагов, но никаких агрессий здесь никогда не было…

Наконец священник окунул перо и нацарапал на пергаменте: ROM. XIII ii, viii, XV i. «И кто восстанет против власти, восстанет против божьего правления… не будьте должниками… мы должны покорно нести немощь слабости…» Текст, усиленный голосом с кафедры, должен заставить деревенского золотаря дважды подумать, прежде чем предъявлять свои требования сэру Болдуину. Ростовщичество — действительно грех.

Раздался робкий стук в дверь. Тот самый золотарь, в кожаном фартуке, по имени Джон, стоял в дверях, переминая в своих огромных, покрытых ожогами, ручищах шапку.

— Да, сын мой? Входи. — Но посмотрел он на него не очень приветливо. Ему следовало бы получше знать, что негоже поддаваться искушению грехом корыстолюбия.

— Итак, что тебя привело ко мне?

— Отче, — проговорил деревенский парень. — Я пришел, чтобы передать это вам.

Он подал священнику мягкий кожаный кошель. В нем что-то звенело.

Отец Амвросий высыпал содержимое на свой стол и задумчиво потер пальцем грязные серебряные монеты. Пять марок и одиннадцать пенни серебром. Никакой селедки до конца поста! Серебро предназначалось епископу, причем ею количество сделает честь этому приходу! Позолота для изображения Пресвятой Девы Марии! А возможно, и пара стекол для окон в церкви!

Тут он сгреб монеты и засунул их обратно в кошель. — Тебе достались они через грех, — проговорил он спокойно. — Грех корыстолюбия вселился в твое сердце, а ты грешишь еще и и ростовщичеством по отношению к своему брату по христианской вере. Не отдавай эти деньги церкви — верни их твоим жертвам.

— Отче, — чуть не плача пробормотал золотарь, — простите меня, вы не поняли. Они все идут и идут ко мне. Они говорят, что у них все в порядке, что они одалживают день так же, как лошадь. Разве это не глупо? Неужели вы думаете, что я хотел стать ростовщиком? Нет! Я был честным золотарем, а честный золотарь всегда оказывается в тяжелом положении. Все деньги в деревне каким-то образом оказываются в его руках. Кто-то оставляет марку на хранение и платит за ее сохранность пенни в год. Другой несет тебе серебряные монеты, чтобы ты сделал ему блюдо, и волей-неволей, какие-то монеты остаются. А потом приходит кто-то еще и говорит: «Дай мне для того-то и для того-то марку на год, и я верну ее тебе еще с одной маркой». Отче, они меня упрашивают! Они говорят, что им придет конец, если я им не одолжу, что их старые родители умрут, если они не смогут купить им пиявок, что их покойные родственники будут гореть в аду, если они не заплатят Господу, и что в этом случае делать человеку?

— Все равно грех, — просто ответил священник.

Гостя охватила злость.

— Хорошо вам, падре, сидеть здесь и говорить так. Но чем же тогда платить Господу, как вам говорят, за упокой души Гудди Ховата? И как тогда Том Тэтчер купит тележку, чтобы продавать свое пиво в Гластонбери по более выгодной цене? И как тогда фермер Мейджор наймет людей из Вилинга для уборки сена до того, как первый же шторм его уничтожит? И еще сотни других случаев. Говорю вам, без Джона Золотаря этот приход был бы худшим местом на земле, и он не желает, чтобы его постоянно склоняли как тяжкого грешника! Я не хотел впадать в грех корыстолюбия, но мне пришлось, и когда это случилось, я обнаружил, что тот, кто при встрече на дороге задирает свой нос перед ростовщиком, больше всего упрашивает, когда приходит к нему в мастерскую просить в долг деньги!

Священника эта тирада ошеломила. Джон казался честным, факты есть факты — может ли добро порождатся злом? А Его Святейшество Папа Римский с его разбирательством дела Ломбардов — банкиров, или как там они себя называют…

— Я должен подумать над этим, сын мой, — сказал он. — Может быть, я поторопился. Возможно, во времена апостола Павла ростовщичество было совершенно другим. Возможно, то, чем занимаешься ты, на самом деле не ростовщичество, а просто нечто, его напоминающее. Можешь оставить мне это серебро.

Когда Джон ушел, отец Амвросий закрыл глаза и подпер голову руками. Все действительно переменилось. Во времена Старого Завета у мужчин было несколько жен. Сейчас же это грешно, но действительно ли Авраам, Исаак и Иаков попали в рай? Павел писал свои послания небольшим островкам христианства, окруженным морями язычников. Конечно, тогда для христиан было необходимо держаться поближе друг к другу против общего врага, тогда как сейчас эти узы могут спокойно быть немного ослабленными. Как может быть грехом плата за упокой души Гудди Ховата, стремление к лучшей цене за эль пивовара Тэтчера и спасение деревенского сена? Дьявол изощрен, но наверняка не настолько же! Еще немного таких ухищрений, и этот приход будет напоминать райские кущи!

Отец Амвросий оставил свои размышления и подошел к алтарю, в качестве которого он использовал небольшой церковный камень. Он начал рьяно переворачивать страницы огромной библии в кованом переплете.

— Корень всего зла — в любви к деньгам…

Тут отца Амвросия озарило, что слова апостола Павла относятся не к любви к деньгам Джона Золотаря, а в любви к ним сэра Болдуина.

Он снова вернулся к своей проповеди, и его перо начало скрипеть по пергаменту, стирая последние следы Анналов Тацита, VII, i-v. Ладно, эта проповедь будет обличать, но обличать не Джона Золотаря. Она будет стыдить сэра Болдуина за отсутствие сострадании и за то, что он не следует Законам Божьим, за то, что отказывается отдать Фоллоуфилд кредитору. В это воскресенье в церкви прозвучит гул одобрения, и много укоризненных взглядов обратятся к сэру Болдуину за ею попытку очернить друга и благодетеля этого прихода, ростовщика.


— Вот как власть переходит из одних рук в другие, — заключил Ф.У.Тэйлор, откашлявшись, — и вот какая следует реакция народа. Странная вещь — люди всегда думают, что каждая смена власти — это вообще последняя смена власти.

Казалось, он закончил.

— Дядюшка, — сказал Орсино, — кто-то меня пытался убить!

Тэйлор долго молча глядел на него.

— Что произошло? — наконец спросил он.

— Я пошел в театр, с пятью телохранителями. Старший охранник по имени Хэллогин выстрелил в меня. Один из телохранителей принял пулю на себя. Он убит.

Пальцы Тэйлора начали выстукивать стаккато по клавиатуре переговорного устройства. По мере того, как он отдавал приказы, лица на различных экранах появлялись и снова исчезали.

— Старший телохранитель Чарлза Орсино сегодня Хэллоран. Проверьте его. Он покушался на убийство Орсино. То же относится и к остальным сегодняшним охранникам.

Он выключил пульт и повернулся к Орсино.

— А теперь о тебе, — проговорил он. — И чем же ты занимаешься?

— Только делаю свое дело, дядюшка, — неохотно ответил Чарлз.

— Все еще бэгмен при сто первом?

— Да.

— А как насчет женщин?

— Ничего особенного, дядюшка. Ничего постоянного.

— Были у тебя взыскания или понижения по службе?

— Нет. Участок работает, как часы. Я бы не мог сравнить их нравственность ни с одним участком к востоку от Миссиссипи. Почему вы так тяжело это восприняли?

— Потому что ты уже третий. У двух других — твоего кузена Томаса Мак-Герна и дяди Роберта Орсино телохранителей не было, так что некому было принять на себя их пули. Вот так-то.

— Да, дядюшка.

— Мальчик мой, почему же ты, как вошел, мне сразу об этом не сказал?

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть