ReadManga MintManga DoramaTV LibreBook FindAnime SelfManga SelfLib MoSe GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Возвращение в джунгли
VIII. Дуэль

Простившись ранним утром с прослезившейся мадам Арно, подарившей внуку в качестве маленького прощального сувенира автомобиль, Тарзан и Джек направились в западную часть города, чтобы добраться до Гавра через Мант.

Тарзан ничуть не жалел, что покидает Париж, а если о чем и грустил, то лишь о разлуке с Ольгой де Куд.

Человек-обезьяна не мог не поддаться обаянию этой милой женщины, и ему не раз казалось, что в глазах графини при виде него вспыхивает ответный свет и что Ольга питает к нему не только дружеские чувства. Юноша не был полностью в этом уверен, так же как не мог до конца разобраться в своих собственных чувствах к ней… Но впервые со времени знакомства с Джейн Портер Тарзан ощущал, как его сердце начинает биться чаще при виде красивого женского личика и изящной фигурки.

Что ж, он больше никогда не увидит Ольгу и, наверное, так будет лучше для них обоих… Но, по крайней мере, он должен с ней проститься!

Арно флегматично выслушал просьбу свернуть к дому графа де Куд, остановил автомобиль рядом со старинным особняком и сказал, что подождет Тарзана в машине.

Визит Тарзана почему-то наделал переполоху среди слуг; тем не менее о нем немедленно доложили, и вскоре человек-обезьяна впервые вошел в личные комнаты Ольги де Куд.

В этот ранний час графиня была одета по-домашнему и встретила нежданного гостя скорее испуганным, чем обрадованным взглядом.

— Боже мой, что случилось, мсье Тарзан?

— Ничего. Я зашел попрощаться.

— Попрощаться?

— Да, я уезжаю из Парижа.

— Так срочно?

— Да.

Ольга быстро встала, нервно стягивая на груди концы шали.

— Скажите, ваш внезапный отъезд как-то связан с тем, что произошло вчера на улице Моль?

Тарзан отступил на шаг, подозрительно глядя на нее.

— Откуда вы знаете?

— Об этом трубят все утренние газеты. Нет, вас пока никто не подозревает, но… Господи, я думаю, вам и вправду лучше уехать!

— Я уезжаю вовсе не из-за этого! — гордо возразил Тарзан. — Ваш брат и его приятель — слишком мелкие хищники, чтобы я обращал на них внимание! Я покидаю Париж по срочному делу, а вовсе не из-за смешных преследований Николая Рокова…

Ольга закрыла лицо руками.

— Я сразу подумала, что в этом замешан Николай… Если бы вы знали, мсье Тарзан, как я боюсь этого человека! Он отравил мою жизнь, он превратился в мой навязчивый кошмар, но… Но все-таки он мой брат!

Молодая женщина подняла полные слез глаза на единственного мужчину, которому она могла поверить свои печали и который теперь ее покидал. Во взгляде и в позе юной графини было столько беззащитной доверчивости, что, повинуясь безотчетному порыву, приемыш Калы взял ее маленькую теплую ручку и прижал к свой груди. А потом — так же, как он когда-то сделал с насмерть перепуганной Джейн, — человек-обезьяна обнял Ольгу де Куд за плечи и погладил по голове.

Словно электрическая искра пробежала между ними.

Еще никогда они не были друг к другу так близко; женщина напряглась, пытаясь высвободиться из обнимающих ее сильных рук… Но, взглянув в глаза Тарзану, вдруг сама порывисто обвила руками его шею.

А что Тарзан? Забыв обо всем на свете, он ближе привлек к себе трепещущую графиню и начал осыпать поцелуями ее горячие губы.

Ни человек-обезьяна, ни Ольга де Куд не услышали тихого скрипа открывающейся двери и не увидели графа де Куд, на цыпочках вошедшего в спальню жены с тяжелой палкой в руках.

Только за миг до того, как граф замахнулся, чтобы нанести удар, Ольга распахнула глаза, увидела мужа и в ужасе закричала.

Палка со страшной силой обрушилась на спину Тарзана.

Человек-обезьяна мгновенно обернулся, закрылся рукой — новый удар пришелся ему по локтю, еще один — по плечу, и каждый из этих ударов возвращал человека-обезьяну к первобытному состоянию.

Со сдавленным звериным рыком «сын гориллы» вырвал палку из рук француза и переломил ее, как тонкую спичку. Жаркая ярость бросилась Тарзану в голову; на лбу его выступил багровый шрам.

Граф де Куд, лишившись палки, кинулся на противника с кулаками, но Тарзан схватил его одной рукой за горло, другой — за плечо и встряхнул, как фокстерьер встряхивает пойманного крысенка.

Ольга де Куд в ужасе метнулась к чудовищу, которое убивало ее мужа, и попыталась оторвать от графа огромные лапы.

— Не смейте! Не смейте! — кричала она. — Отпустите, вы убьете его!

Тарзан разжал руки.

— Он первым на меня напал, — пробормотал человек-обезьяна, глядя на корчащегося у его ног хозяина дома.

— Это я убью тебя, мерзавец… — прохрипел граф, с трудом поднимаясь на ноги. — Подумать только, в кои-то веки Роков оказался прав! А я, слепец, еще отказывался ему верить!

— Что тебе сказал Николай?.. — воскликнула бледная как смерть графиня, но муж взглянул на нее с таким выражением, что она замолчала и отшатнулась.

— Ты лишилась права задавать мне вопросы, Ольга! Неважно, что сказал твой брат — я сам видел достаточно, чтобы понять, что напрасно верил тебе и принимал в своем доме это лесное чудовище!

Тарзан опасно сузил глаза, но обезумевшему от злобы и ревности аристократу напрочь изменил инстинкт самосохранения. Француз выпрямился во весь рост, выпятил грудь (а заодно и живот) и яростно отчеканил:

— Сударь, если в вас осталась хоть капля порядочности, вы не откажетесь дать мне удовлетворение!

— Удовлетворение? Какое?

— Я желаю драться с вами! — взвизгнул граф де Куд. — Теперь вам ясно, выкормыш шимпанзе?!

— Драться со мной? — медленно повторил Тарзан, переводя взгляд с француза на обломки палки, валяющиеся на полу. — Вы это серьезно?

На сей раз графу стало не по себе; вспомнив о чудовищных лапах, в которых он только что побывал, де Куд попятился и поспешно пояснил:

— Разумеется, речь идет не о кулачной драке, а о дуэли! Выбор оружия за вами, мсье, но хочу сразу предупредить — я одинаково хорошо владею и шпагой, и пистолетом!

— В самом деле? А как насчет копья? — осведомился Тарзан, начиная улыбаться.

Все происходящее было до того нелепо, что его гнев полностью прошел, и, если бы не ужас в глазах Ольги де Куд, он бы, пожалуй, рассмеялся.

— Мы говорим о серьезных вещах, сударь! — еще выше задрал голову француз.

— Что же может быть серьезнее копий в шесть футов длиной? Хорошо, если копья вам не по душе, что вы скажете о луке и отравленных стрелах?

— Господин Тарзан! — казалось, граф де Куд вот-вот задохнется от злости. — Вы будете драться или нет?

— Если вы так настаиваете — пожалуйста. Но поскольку предложенное мной оружие вас не устраивает, я готов положиться на ваш выбор, — Тарзан был очень доволен тем, как удачно процитировал один из прочитанных им на корабле романов.

— Отлично! Я выбираю пистолеты. Мой секундант обсудит с вашим время и место дуэли.

— Нет. Мне некогда тратить время на такие пустяки. Вы выбрали оружие, я выбираю время. Мы будем драться немедленно! Что же до места — мне оно безразлично.


Часом позже к безлюдной лужайке возле дороги, ведущей в Мант, подъехали две машины.

Из одной вылез граф де Куд вместе со своим секундантом — лощеным типом по имени господин Флобер — а за ними — отчаянно зевающий доктор. Из другой вышли Тарзан и бледный встревоженный Арно.

Всю дорогу Джек убеждал друга отказаться от дуэли или хотя бы выбрать шпаги, а не пистолеты.

— Тогда будет меньше шансов, что рана окажется смертельной; уязвленное самолюбие ревнивых мужей почти всегда излечивает первая же нанесенная противнику царапина. Но если вы будете стреляться, он наверняка тебя убьет!

— А если мы будет драться на шпагах, наверняка я его убью, — проворчал Тарзан. — Стоит мне увидеть противника вблизи и почуять запах крови… Я могу с собой не совладать.

— Неужели жизнь этого надутого индюка тебе дороже своей собственной?

— Нет, но я не хочу причинять горе Ольге де Куд.

— И ради душевного равновесия графини ты намерен дать себя пристрелить?!

Человек-обезьяна удивленно посмотрел на своего друга: он никогда еще не видел Джека таким взвинченным.

— Не думаю, что он меня убьет. Но если это все-таки случится, ты ведь сумеешь отыскать обезьяний амфитеатр, где я спрятал золото профессора Портера?

— И не надейся!

— Тогда я нарисую тебе карту…

И Тарзан занимался этим весь остаток пути, не обращая внимания на ругань Джека.


— …Что ж, господа, хотя все это несколько неожиданно, я уверен, мы сумеем отлично все организовать, — потирая руки, заявил господин Флобер. — Итак, вот мои предложения: граф де Куд и господин Тарзан встанут на лужайке спинами друг к другу. По моему сигналу они пойдут вперед, держа пистолеты в опущенной руке. Когда оба сделают по десять шагов, господин Арно даст новый сигнал, и тогда противники повернутся и начнут стрелять до тех пор, пока один из них не упадет или пока каждый не выпустит по три пули. Вас устраивают такие условия?

— Да, — сказал Тарзан.

— Нет! — заявил Джек. — Я не желаю давать сигнал к началу хладнокровного убийства.

— Мсье Арно, это поединок, а не убийство, — укоризненно поправил господин Флобер.

— Называйте это, как хотите, но мне ясно, что здесь затевается убийство!

— Странно, что при таких взглядах на дуэли вы согласились принять участие в этой, ммм… Процедуре.

— Пусть господин Флобер подаст оба сигнала, — предложил Тарзан. — И давайте покончим с этим поскорее!

Секундант графа де Куд, недовольный, сбитый с толку, оскорбленный в лучших чувствах, нехотя согласился с таким нарушением дуэльного кодекса.

Противники взяли пистолеты и в сопровождении секундантов разошлись в разные концы лужайки.

— Когда этот хлыщ даст второй сигнал, стреляй немедленно, понял? — быстро сказал Джек.

— Да.

— И, ради бога, стань вполоборота, тогда будет меньше шансов, что он в тебя попадет…

— Не волнуйся.

— А что мне волноваться? Ты нарисовал мне карту клада, и если тебя пристрелят, я смогу прикарманить золото профессора Портера. Все просто замечательно! Лучше не бывает! Жизнь прекрасна!

— Вы готовы, господа? — крикнул господин Флобер.

— Да! — громко ответил Тарзан.

— Нет, — сквозь зубы проговорил Арно.

— Один! Два! Три! — громко начал секундант графа де Куд отсчет шагов.

Арно и господин Флобер отступили с линии огня.

— Четыре! Пять! Шесть! Семь!

Судя по виду Арно, будь у него сейчас пистолет, он сам бы с удовольствием пристрелил графа де Куд.

— Восемь! Девять!

Джек стиснул зубы.

— Десять… Стреляйте!

Грянул выстрел, и Арно, впившийся взглядом в Тарзана, увидел, как тот слегка вздрогнул.

Граф де Куд явно остался невредимым и тут же выстрелил снова.

На этот раз Тарзан даже не пошевелился; между тем француз был опытным стрелком и был уверен, что оба раза не промахнулся. Но небрежная поза человека-обезьяны поколебала уверенность графа.

Де Куд стоял, зажав в руке пистолет с последним патроном, и напряженно ждал, когда же его противник рухнет. Но Тарзан и не думал падать; напротив, он начал насвистывать веселую песенку.

Внезапно граф понял, на что рассчитывает его враг: выкормыш гориллы сознательно рискует, выжидая, пока он, де Куд, не израсходует все свои патроны, а потом спокойно и хладнокровно пристрелит его. Коварный, дьявольский замысел, вполне достойный хищника из диких джунглей! И только дикарь может стоять так спокойно с двумя пулями в теле, бестрепетно поджидая третью!

У де Куда затряслись руки, но он снова поднял пистолет и прицелился, сознавая, что от этого выстрела зависит его жизнь. Он целился долго и тщательно, а Тарзан продолжал насвистывать легкомысленную шансонетку.

— Ну, чего вы ждете? — не выдержав, крикнул Джек Арно. — Давайте, убейте человека, которому недавно клялись в вечной дружбе! Доставьте радость Николаю Рокову! И чтоб вам вместе с вашим шурином гореть в аду!

— Вы совершенно невыносимы, мсье Арно! — возмутился господин Флобер.

Граф наконец выстрелил — но его колотила такая дрожь, что на этот раз он явно промахнулся.

Тарзан перестал свистеть и пристально посмотрел на мужа Ольги де Куд.

Этого взгляда граф не вынес.

— Матерь божья! Да стреляйте же! — закричал он.

Тарзан покачал головой.

— Нет. Но если вы хотите продолжать, я могу отдать вам свой пистолет. Тогда вы сможете сделать еще три выстрела.

— Mon Dieu! — воскликнул граф. — Вы, должно быть, сошли с ума?

— Ничуть, но я заслужил наказание. Я виноват перед вами и вашей женой… Хотя могу заверить, что между мной и графиней де Куд не произошло ничего хуже того, чему вы сами были свидетелем. И вина в этом была целиком моя… Если вы согласитесь поверить слову «сына шимпанзе», я могу поклясться, что графиня де Куд — чистая женщина и очень любит своего мужа.

Граф де Куд уронил пистолет.

— Я ошибался в вас, сударь! — воскликнул он. — Вы благородный человек, и я благодарю бога, что не убил вас!

Импульсивный, как все французы, только что переживший ужас почти неизбежной смерти, граф бросился к Тарзану, обнял его и поцеловал.

Человек-обезьяна слегка поморщился от такого бурного проявления чувств и отстранил доктора, который подскочил с требованием дать осмотреть его раны.

— Какие раны? — пожал плечами Тарзан. — Граф де Куд промахнулся.

С этими словами он быстро сел в машину рядом с Арно, который проигнорировал протянутую руку господина Флобера и уверения в вечной дружбе графа де Куд.


— Куда попали пули? — спросил Арно, как только они отъехали.

— Одна — в левое плечо, другая — в грудь.

Джек выругался и прибавил скорость, в то же время стараясь объезжать все выбоины в дороге.

— Продержишься до Манта или вернемся в Париж?

— Зачем? — безмерно удивился Тарзан.

— Что значит — «зачем»? Черт возьми, нужно вытащить пули и перевязать твои раны…

— Обе пули прошли навылет; а перевязывать такие царапины просто смешно. Если бы ты видел, что сотворила со мной в детстве горная горилла Болгани, ты не назвал бы эту ерунду «ранами»!

— Ты когда-нибудь слышал о потере крови, о лихорадке, о заражении крови, наконец?

Человек-обезьяна поудобнее устроился на сиденьи.

— Нет. Но лучше расскажи-ка мне о другом. Всегда ли самцы людей устраивают из-за своих самок такие забавные игрушечные драки? Или когда-нибудь они дерутся по-настоящему?

Читать далее

Отзывы и Комментарии
0 14/09/20 Лёха12345
Да уж в сравнении с печатным вариантом главная суть одна, а детали изменены и сжаты.