Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зловещий человек
Глава 18

Доктор Халлам провел у себя дома на Халф-Мун-стрит довольно тревожный день. С каждым часом он сознавал все больше, как источником затруднений, если не опасности, смогла оказаться смерь Мориса Тарна. Если бы только у него была возможность поговорить по душам с убитым до того как нож убийцы оборвал его жизнь, он бы выяснял многое, что теперь было под вопросом…

Он нетерпеливо ждал наступления темноты. И хотя его ожидание было трижды прервано визитами Бикерсона и один раз телефонным звонком жены, время все же шло слишком медленно.

Письмо, полученное им в то утро из банка и указывавшее на большие суммы дефицита, напоминало Ральфу Халламу, как непрочно было его положение. В обычное время это не встревожило бы его, потому что уже скопилась большая прибыль от противозаконного дела, которым он занимался вместе с Тарном. Каждый из них не любил банки. Деньги были в наличности, почти двести тысяч фунтов, из которых половина принадлежала убитому и его наследникам.

Мысли Халлама сейчас же обратились к Эльзе Марлоу. Если Тарн не оставил своих денег кому-нибудь другому, она будет такой же богатой, как он — в том случае, если он произведет раздел. Хорошая оговорка, так как он не имел ни малейшего намерения делиться с ней, и, подумав об этой возможности, сейчас же отбросил ее. Все деньги, которые лежали в большом зеленом сейфе «Стандфорд Корпорэйшн», были его. Ему стоило только забрать их. Ни один наследник Мориса Тарна не имел законного права на них. Он может дать ей тысячу или две при известных условиях, но мысль о разделе этого никому не принадлежащего имущества даже не приходила ему в голову.

И все же — допустим, что старик оставил сведения о своих противозаконных доходах и возникла бы законная претензия. Ральф Халлам всю свою жизнь привык не рисковать, и в его интересах было сделать девушку бессознательной соучастницей присвоения имущества Мориса Тарна.

Эльза как раз вернулась из конторы, когда он позвонил.

— Я хочу, чтобы вы пришли обедать ко мне, Эльза. Я бы хотел узнать кое-что о Тарне…

Эльзу привлекла возможность отвлечься, так как день был тяжкий, и она дошла до такого состояния, когда нуждалась в сочувствии.

— Я приду сейчас же.

— Вы видели Бикерсона? — спросил Ральф.

— Видела! Он просто торчал у нас в конторе! О, Ральф, мне так надоело все это, а я должна идти еще на дознание и говорить о разных ужасных вещах, которые их интересуют. А вы видели вечерние газеты, Ральф? Они напечатали мою фотографию — в момент, когда я выхожу из конторы на завтрак!

Ральф усмехнулся.

— Я тоже прожил сегодняшний день с репортерами, — сказал он. — Приходите, и мы вместе будем ругать их.

Он повесил трубку с задумчивым выражением на лице. Это был хороший ход с его стороны. Теперь не может быть речи о том, что он украдет имущество Мориса Тарна. Они пойдут и добудут состояние, которое он заработал своим усердием…

Ральф был в известном смысле рад смерти Тарна. Тарн струсил. Он выдал себя Эмери. Ральф засмеялся про себя. Сойока! Тарн дошел до такой степени страха, что ему на каждом углу чудился Сойока. Самых невероятных людей он принимал за таинственного главу кокаинной организации. И все же… Ральф нахмурился при этой мысли. Кто послал китайца в дом Тарна? Какова была цель?..

И вдруг он вспомнил… У Сойоки были все основания для сокрушения своих соперников.

Та комбинация, которую возглавляли Ральф Халлам и Морис Тарн, явилась на свет в результате случайности. Пять лет тому назад Ральф оказался разоренным и преследуемым кредиторами, которые грозили ему судом. Потом, в один прекрасный вечер, когда он и Тарн сидели в фешенебельном ресторане в Вест-Эндс, вошел один знакомый, совершенно больной человек, и попросил прописать ему рецепт, чтобы он мог удовлетворить свой ненасытный аппетит. Ральф нацарапал рецепт. Одно случайно брошенное этим человеком слово пробудило его расспросить своих приятелей, и он узнал о существовании могущественной организации, которая, несмотря на все усилия полиции, занималась тем, что было известно под названием «торговли сахарином». Сахарин был в то время главным предметом контрабанды. Другая и более зловещая отрасль только начинала развиваться…

У Тарна были несравненные возможности для торговли. Он фактически стоял во главе самой старой фирмы импортеров в Сити, так как номинальный владелец ее был больной человек, редко являвшийся в контору.

Когда Халлам сделал предложение, Тарн немного колебался, но как только ему была раскрыта возможность огромных прибылей от этой «торговли», он покорился соблазну. Была основана подпольная фирма, у которой имелись агенты во всех концах королевства, и самое большое отделение — в одном американском городе…

Ральф был врачом, но он всегда был, кроме того, ловким дельцом. Его звание давало ему известные привилегии и помогало скрывать местные операции их шайки. Сначала успех был довольно скромный, но потом, учась на собственных ошибках и сплачивая свою организацию, «любители» продвинулись вперед очень значительно, к большому неудовольствию ранее возникшей организации Сойоки.

Сойока! Может быть, Тарн и не спятил с ума… а этот китаец — убийца…

— Сойока! — вслух повторил Ральф Халлам. — Может быть…

Эльза пришла через полчаса. Она была очень грустна, и усталость подкашивала ее.

— Мне кажется, что я сойду с ума, если все это будет продолжаться далее, — сказала она. — Завтра мой последний день у Эмери.

— Вы уже сказали ему, что уходите?

Она отрицательно покачала головой.

— Я не успела ничего сказать, — ответила она. — Вы, пожалуй, не отдаете себе отчета, что это за человек. Он просто бесчеловечен! В дядиной комнате у него сидит уже новый управляющий. Ральф, это человек просто неприличен! И он мне не дает ни минуты покоя…

— Вам лучше всего поскорее развязаться с Эмери. Он подозревает о вашем намерении уйти?

Эльза снова покачала головой.

— Я в его глазах — принадлежность фирмы, — сказала она сердито. — И что-то вроде мебели! Но довольно о нем говорить. Почему вы меня хотели видеть? Надеюсь услышать от вас что-нибудь хорошее.

— После обеда я вам все скажу, — лукаво ответил он.

Когда лакей Ральфа принес кофе и закрыл за собой дверь, Ральф спросил:

— Вы слыхали когда-нибудь о «Стандфорд Корпорэйшн»?

Она широко раскрыла глаза.

— Да. Майор Эмери спрашивал меня, не служу ли я там.

Ральф многозначительно свистнул.

— Даже так? Когда это было?

Она рассказала ему про удививший ее вопрос главы фирмы Эмери.

— Вы, конечно, сказали, что ничего не знаете? Правильно сделали!

— А дядя знал? — спросила Эльза.

Ральф кивнул.

— Да. Правду говоря, у вашего дяди было свое небольшое дельце… — Ральф говорил нехотя, как будто ему было неприятно выдавать тайну покойного. — Он пробовал на досуге завязать свои торговые связи, найти что-нибудь, чем он мог бы заняться, когда работа у Эмери стала бы невозможна. Я пытался уговорить его отказаться от проекта, но он так уцепился за него, что я не стал препятствовать…

— И он работал на «Стандфорд Корпорэйшн»? Что это такое, Ральф?

— Это какая-то импортная фирма или что-то вроде этого, — небрежно сказал Ральф. — Я был однажды в конторе… Я знаю только вот что… Тарн мне сказал, что у него в сейфе лежит ряд документов, и что он не хотел бы, чтобы эти документы попали в чужие руки. Я думал об этом весь день, и мне теперь кажется, что самая лучшая услуга, какую мы можем оказать бедному покойнику, это пойти и достать эти бумаги прежде, чем полиция нападет на их след. Я не хочу, чтобы имя старика было запятнано, а Эмери, разумеется, распишет его двойную игру в самом черном свете!

Эльза посмотрела на него, беспокойно нахмурившись.

— Но если бумаги в сейфе, каким образом вы доберетесь до них?

Вместо ответа он вынул из кармана небольшой ключ.

— Мы с Тарном были большие друзья, несмотря на наши последние нелады. Он дал мне этот ключ как единственному человеку, которому мог доверять, на случай, если вдруг произойдет непредвиденное…


Трэднидл-стрит вечером — настоящая пустыня. Здание, в котором помещалась «Стандфорд Корпорэйшн», было в распоряжении уборщиков, когда они поднялись на третий этаж, где ранее проделывал свои таинственные операции мистер Тарн. Приблизительно посредине узкого коридора была дверь с надписью «Стандфорд Корпорэйшн». Ральф отворил ее. Эльза хотела поинтересоваться, откуда у него еще и ключ от двери, но промолчала.

Повернув выключатель, Ральф впустил ее в средних размеров комнату и запер за собой дверь на замок.

— Это и есть святая святых, — сказал он.

Контора не производила внушительного впечатления. На полу не было ни ковров, ни линолеума. Всю обстановку составляли один шаткий стол, стул и массивный сейф в углу комнаты, на тусклой лампочке под потолком даже не было абажура.

— Паршивенькое помещение, не правда ли? — сказал Ральф.

Эльза подумала, что он, очевидно, бывал здесь раньше.

Поставив на стол принесенный с собой чемодан, Ральф подошел к сейфу, вставил ключ в замок и дважды повернул его. Дверца сейфа автоматически откинулась, и Ральф заглянул внутрь.

Вдруг она услышала его злобный вскрик.

— Сейф пуст! — воскликнул он хрипло. — Ничего… ничего!

Она быстро оглянулась. Кто-то стучал в стеклянную дверь.

— Ральф! — она инстинктивно понизила голос. — Кто-то стоит у двери!

Она видела на стеклянной двери тень мужчины.

Ральф был так ошарашен своим открытием, что не мог понять, что она говорит. Она схватила его за руку и указала на дверь.

— А, это? — тупо сказал он. — Один из уборщиков.

И повысив голос, он закричал сердито:

— Убирайтесь прочь!

— Я бы хотел видеть вас, — прозвучал голос, и Эльза чуть не упала.

Это был голос Поля Эмери!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть