Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зловещий человек
Глава 28

Ральф Халлам в шестой раз отворил окно и выглянул на улицу. Автомобиля не было видно, и он возвратился к своему креслу у камина, который уже был усеян окурками папирос.

— Прошло много лет с тех пор, как ты меня ждал, Ральф, — сказала миссис Халлам довольно ровным голосом.

— Я не помню, чтобы я тебя ждал, — отрезал он. — Не шути, Лу.

Миссис Халлам засмеялась.

— На что он похож, твой мальчик? — спросила она. — Должна я вести себя наилучшим образом или обращаться с ним как с одним из наших?

— «Мальчик» — мой банкир, один из самых видных людей в Сити, который потеряет сознание при первом грубом звуке.

Миссис Халлам тяжело вздохнула.

— Каждый раз, как ты устраиваешь обед у меня, — сказала она с отчаянием, — то приводишь мертвецов. Если ты ведешь такую жизнь, Ральф, я удивляюсь, как ты не стареешь. Лично я люблю обед, который начинается с коктейлей и кончается утренним завтраком. А вот и твоя молодая и прекрасная леди!

Она встала, услышав отдаленный звонок.

Пока Эльзе не было показано ее помещение — прекрасно обставленная спальня и маленькая гостиная — она понятия не имела, что Ральф находится в квартире.

— Я решил приехать посмотреть, как вы устроитесь, — сказал он, пожимая ей руку.

Она не сожалела об его присутствии, так как чувствовала себя немного неловко с его «невесткой».

— Мы ждем сегодня к обеду очень хорошего друга, кажется, он и ваш друг тоже, — сказала миссис Халлам. — Вы знаете милейшего мистера Топпервиля?

— Тэппервиля, — громко поправил Ральф.

Эльза заметила обмолвку и удивилась тому, что миссис Халлам могла забыть фамилию столь хорошего друга.

Ральф под каким-то предлогом извинился и увел жену из комнаты.

— Тэппервиль был на днях избит на улице. И, пожалуйста, запомни его имя, — сказал он сердито. — Эта девушка весьма умна и проницательна. Совершенно излишне было тебе называть сто своим хорошим другом — ты никогда даже не видела его!

— А для чего он вообще придет?

— Он придет, — с расстановкой сказал Ральф, — главным образом, чтобы сгладить дурное впечатление, которое ты можешь произвести. Я хочу, чтобы девушка чувствовала к тебе немного больше доверия. Сейчас она волнуется, и если она не почувствует себя спокойнее, увидишь, что ее зачем-нибудь срочно вызовут в фирму, а я этого не хочу. В ближайшие дни я намерен ближе познакомить ее с моей профессией…

— А именно?

— Какая разница? Она мне поможет. Ты понимаешь теперь?

Эльза уже жалела, что приехала, и хотела, чтобы пытка кончилась скорей, так как это была пытка. Она не доверяла миссис Трин-Халлам. Ее радушие было театрально-неискренним. Нельзя было скрыть жестокости, таившейся за ее слишком легко возникавшей улыбкой.

Мистер Тэппервиль явился немного позже, как раз когда Эльза переоделась к обеду и возвратилась в гостиную. Он с виду нисколько не пострадал от своего приключения и был даже, пожалуй, еще более разговорчив, чем всегда. При виде Эльзы его влажные глаза загорелись, и он поспешил к ней через комнату, протягивая свою теплую, мягкую руку.

— Вот в самом деле приятный сюрприз! — сказал он. — Мы встречаемся при обстоятельствах, которые более способствуют приятному общению.

— Мою невестку вы знаете, — сказал Ральф.

Миссис Халлам, которая могла, по мере надобности, вспоминать любые знакомства, показала себя с наилучшей стороны.

Тем не менее, обед, можно сказать, провалился. Лу скучала смертельно, на лице Эльзы было все время напряженное выражение, и принужденность ее росла с каждой минутой. Единственный, кто был доволен положением вещей, это мистер Тэппервиль, который, напав на свою излюбленную тему — происхождение английских слов — готов был говорить за всех и продолжал бы свои физиологические рассуждения до конца вечера, если бы Ральф не вернул его к менее возвышенной теме.

— Нет, полиция ничего не раскрыла, — сказал мистер Тэппервиль, печально качая головой. — Я был скорее недоволен, что полиции известно об этой истории, и я не понимаю, как это случилось, если только майор Эмери не рассказал… Я уверен, что вы бы не стали этого делать, милейший Халлам.

— Разумеется, это я рассказал полиции, — быстро сказал Ральф.

Мистер Тэппервиль сделал огорченное лицо.

— Это был мой долг. Вероятно, Бикерсон приходил к вам?

— Он дважды был у меня, — сказал мистер Тэппервиль. — Исключительно приятный человек, но весьма любопытный. Кстати, — он понизил голос и наклонился к Ральфу, заговорив конфиденциальным тоном так, что другие не могли слышать, — то, чего вы ожидали, случилось. Некое лицо закрыло свой счет.

Ральф многозначительно посмотрел на Эльзу, и мистер Тэппервиль на мгновение изобразил смущение.

— Закрыл, да? Я так и думал. Я мог держать пари, что он это сделает.

Мистер Тэппервиль не держал пари и заявил об этом.

— Я бы предпочел поговорить об этом деле после, — сказал он, глядя на Эльзу Марлоу.

Случаи представился, когда миссис Халлам увела Эльзу, чтобы показать ей фотографии ее премированных собак.

— Он закрыл счет, вы говорите? И забрал шкатулку?

Тэппервиль кивнул.

— Да, он закрыл счет без всяких объяснений, — продолжал Тэппервиль. — Могу уверить вас, что я очень рад этому.

Высказав это, мистер Тэппервиль помахал рукой, как бы для того, чтобы прекратить разговор на эту тему.

Отворилась дверь, и вошла Лу. Ральф Халлам по ее лицу увидел, что случилось что-то неприятное.

— Один человек желает видеть тебя, Ральф. Он говорит, что желал бы говорить с тобой наедине.

— Кто это?

— Мистер Бикерсон.

— Вы уверены, что он хочет видеть мистера Халлама, а не меня? — спросил Тэппервиль.

— Да, он хочет видеть Ральфа. Может быть, вы пройдете и посмотрите мои фотографии, мистер Тэппервиль?

Толстяк был, видимо, только рад побыть в обществе Эльзы, на которую он за обедом не раз бросал украдкой восхищенные взгляды. Он так заторопился, что прошел впереди хозяйки. Несколько секунд спустя вошел Бикерсон и закрыл за собой дверь.

— Вам очень нужно меня видеть? Что-нибудь случилось?

— Да, кое-что случилось, — сказал Бикерсон. — Тон его был холодный, манеры сдержанные. Не ожидая приглашения, он сел на стул Тэппервиля.

— В конце сада на Эльгин Кресент, — сказал он, — имеются железные перила, идущие параллельно тротуару, и кусты лавра, в который всякий проходящий вдоль Ладброк-Гроу может бросить что попало и быть уверенным, что брошенная им вещь не будет никогда найдена. К несчастью, садовники, подрезавшие кусты, нашли вот это…

Он вынул из кармана небольшой пузырек с красным ярлыком, поставил его на стол. Ральф посмотрел на него и ни одним движением ресниц не выдал своего интереса к этому предмету.

— В пузырьке, когда его нашли, было четыре грамма препарата опия, известного в медицине под названием лауданума, — продолжал Бикерсон. — Пузырек был куплен в аптеке на Пикадилли за день до смерти Тарна. В книге ядов у аптекаря ваше имя, Халлам. Теперь я должен сказать вам кое-что…

Он переставил стул так, чтобы видеть лицо собеседника.

— Часть медицинских показаний на дознании была по моей просьбе утаена. А именно то, что в крови старого Тарна был обнаружен лауданум, так же как и в бутылке конька, стоявшей у него под рукой. Вы можете подумать, прежде чем объясниться, но я предупреждаю вас, что все, что вы скажете, может быть записано и использовано против вас в известном случае.

— В каком же именно случае? — спросил Ральф.

— В случае, если я предъявлю вам обвинение в убийстве Тарна.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть