Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зловещий человек
Глава 30

Эльза спала эту ночь крепче, чем за все последние недели. Она почти примирилась со своим пребыванием у миссис Халлам, когда ее позвали в прелестную маленькую столовую для утреннего завтрака в одиночестве. Миссис Халлам предупредила ее, что не встанет до двенадцати, и Эльза отнюдь не жалела, что ей придется завтракать одной.

Майор Эмери еще не приходил в контору, когда Эльза сняла крышку с пишущей машинки. Он появился в одиннадцать. Обычно он через особую дверь проходил прямо к себе в кабинет, но на этот раз прошел через контору, где сидела Эльза. Здороваясь с ним, она взглянула на него, и ей показалось, что у него особенно усталый, измученный вид.

— Утро! — пробурчал он, исчезая в своей комнате и хлопая дверью.

Через несколько минут вошел Фенг-Хо. Он приветствовал Эльзу своей шаблонной улыбкой.

— Мистер майор Эмери пришел? — спросил он, и когда она ответила, прибавил, понижая голос: — Ночное бродяжничество ведет к утреннему опозданию.

Что-то в его лице привлекло внимание Эльзы.

— У вас такой вид, точно вы тоже занимались ночными похождениями, Фенг-Хо, — сказала она.

Под глазами у него были круги.

— Как бакалавр естественных наук, я потребляю ночью сон в неограниченном количестве, предварительно поставив Пи в условия обфускации.

— Это еще что такое? — удивленно спросила Эльза.

— В темную комнату, — пояснил Фенг-Хо, — где актинические лучи не могут создавать подобие дневного света и вызывать пение, когда желательно молчание.

Он посмотрел беспокойно в сторону двери Эмери.

— Вы хотите видеть майора?

— Нет, мисс! — поспешно ответил Фенг-Хо. — Я не хочу видеть майора до тех пор, пока его созерцание не изгладит подозрений, рожденных фантастическим воображением.

Эльза заметила какое-то беспокойство в его манере, необычное для этого ровного и спокойного человека, равновесие которого, насколько она знала, никогда и ничем не нарушалось. Она уже раньше замечала, что волнение у Фенг-Хо сказывалось на его речи. В обычных условиях его английский язык был безупречен. Только когда он бывал взволнован, то забывал простой язык и выражал свои мысли витиевато и наукообразно.

— Да, я пойду к нему! — вдруг сказал он. — Если резко сесть в крапиву, то не почувствуешь боли от ожога.

Прежде чем Эльза успела сообразить, он постучал в дверь, отворил ее, скользнул внутрь и запер за собой. Прислушавшись, Эльза услыхала громкий, почти сердитый голос Эмери. Он говорил по-китайски, и она слышала как Фенг-Хо бормотал что-то в ответ. Вскоре стук машинки заглушил голоса. Эльза не была от природы любопытна, и хотя ее интересовало, чем китаец мог причинить неприятность ее раздражительному хозяину, она не особенно стремилась это узнать.

Прошло целых полчаса, прежде чем Фенг-Хо вышел с сияющим лицом и, сделав глубокий изысканный поклон, удалился к себе. Раздался звонок, и Эльза, схватив блокнот, отправилась в святилище, где она застала майора Эмери сидящим на экране камина. Он сидел, опустив голову на грудь, и имел расстроенный и подавленный вид. Пристально взглянув на нее, когда она вошла, своими стальными глазами, он сказал:

— Я думаю, вам лучше остаться у миссис Халлам. Она клептоманка, но она не украдет ничего у вас.

— Майор Эмери! — пробормотала Эльза.

— Я больше ничего не хочу говорить об этой женщине, — продолжал он, не обращая внимания на ее удивление и возмущение. — Она позволит вам жить у нее столько, сколько вам захочется. На вашем месте я бы забрал пожитки и обосновался на неделю или две по крайней мере. Потом — ничто уже не имеет значения…

— Я, право, не понимаю вас. Миссис Трин-Халлам была очень мила…

Эмери перебил ее нетерпеливым жестом.

— О миссис Халлам вы можете забыть! Она просто ничто! Но Ральф… Не думаю, чтобы вам стоило беспокоиться и из-за Ральфа…

— Доктор Халлам — мой давнишний друг, — сказала Эльза, делая жалкую, как ей самой показалось, попытку сохранить собственное достоинство.

Его усталые глаза внимательно изучали ее лицо.

— Давнишний друг? Конечно… очень большой друг! Все же вам нечего беспокоиться из-за Ральфа. Я хочу, чтобы вы сделали что-то и для меня, — прибавил он вдруг.

Она ждала, пока он подошел к письменному столу и, взяв лист бумаги, стал что-то быстро писать (она насчитала семь, восемь, девять строчек), промокнул написанное и вложил бумагу в конверт, который запечатал. Она видела, что он надписал на конверте чье-то имя. Конверт он передал ей. Эльза с изумлением заметила, что письмо было адресовано «Д-ру Ральфу Халламу» с пометкой «Личное».

— Я хочу, чтобы вы хранили это письмо. Держите его в таком месте, где вы можете достать его в любое время дня и ночи, — быстро проговорил он. — Халлам, может быть, не так плох. Если, конечно, я не очень заблуждаюсь…

— Что мне делать с письмом? — спросила изумленная Эльза.

— Держите его под рукой! — ответил он с оттенком прежней раздражительности. — Если Халлам будет… неприятен, если возникнет положение, с которым вы не будете знать как справиться… вручите ему это письмо!

— Но я, право, не понимаю, майор Эмери, о чем вы говорите. Какое положение может возникнуть? — сказала Эльза нерешительно, держа в руке письмо и посматривая то на Эмери, то на адрес на конверте.

— Днем держите его в вашей сумочке, а ночью — под подушкой. Если Халлам когда-нибудь забудется по отношению к вам… Разрешите мне сказать это яснее: если когда-либо вы будете бояться его, передайте ему письмо!

Эльза, улыбаясь, покачала головой и протянула ему конверт.

— Мне это не понадобится, — сказала она. — Я же говорю вам, мы с доктором — старые друзья. Он был другом бедного мистера Тарна…

— Я просил вас сделать что-то для меня! — резко перебил ее Эмери. — Это все, что я от вас хочу. Я не привык просить вас об услугах, но я нарушу свои привычки и попрошу вас хранить это письмо и использовать его в случае нужды. Вы сделаете это?

Эльза помедлила, потом сказала:

— По-моему, это совершенно не нужно и весьма таинственно — она невольно улыбнулась, — но если вы хотите, я сделаю, как вы просите.

— Хорошо! — быстро сказал Эмери. — Теперь мы начнем деловую переписку с нашими американскими друзьями из Кливлендской полиции. Я хочу узнать кое-что о господине, который в настоящий момент находится под арестом. Пишите:


«Джону Л. Террите.

Начальнику полиции,

Кливленд, Огайо.

Милостивый Государь!

Вчера я телеграфировал Вам, прося Вас любезно уведомить меня, нет ли у Филиппа Моропулоса…»


Эльза удивленно подняла на него глаза.

— Мне кажется, я знаю это имя. Он был арестован в связи с делом о торговле наркотиками. Я читала об этом в газетах …

Эмери кивнул, потом продолжал:


«…нет ли у Филиппа Моропулоса, находящегося в настоящий момент под арестом в Вашем городе, английского псевдонима. По особой причине я пытаюсь отождествить его с человеком, которого зовут…»


Раздался стук в дверь. Это оказалась одна из служащих нижней конторы. Она держала в руке телеграмму. Эльза взяла телеграмму и передала ее через стол Эмери.

— Гм! — сказал тот, разрывая конверт. — Это совпадение. Можете не беспокоиться больше об этом письме.

Он рассеянно протянул ей телеграмму, и она прочла:


«Компании Эмери, Лондон. Обвинение против Моропулоса отпало… Освобожден и находится на пути в Англию. Начальник полиции Кливленда».


— Гм! — повторил Эмери. — Освобожден, да? Это плохое известие кое для кого…

Эльза не спросила насчет этого «кое-кого». Она была удивлена, что Эмери проявил к ней такое доверие. Очевидно, только теперь сообразив, что по рассеянности дал ей прочесть телеграмму, он почти вырвал ее из рук Эльзы.

— Этого довольно! — сказал он коротко. — Я позвоню вам, когда вы будете мне нужны. Это произойдет не очень скоро.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть