Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зловещий человек
Глава 37

Эльза Марлоу проснулась среди ночи с тревожным чувством. Она встала, зажгла свет и, сев на кровать, задумалась над причиной своего беспокойства. Неужели сделанное ею открытие, что Ральф Халлам женат? Она отбросила эту мысль как слишком нелепую. Джесси Дэм? Конечно, ее взволновало то, что она увидела Джесси Дэм в клубе «Миспа», в дорогом платье и увешанную драгоценностями. Но Эмери сказал правду, заметив, что материальное положение служащих бывает трудно установить.

Нет, дело было не в Джесси. Она могла великолепно сама позаботиться о себе при всей своей романтичности. Впрочем, Эльза решила, что долго откладываемый визит в дом ее предков должен быть сделан в тот же день. Ей было любопытно узнать, какого рода домашнюю жизнь ведет Джесси Дэм.

Конечно, это была не Джесси. И не Ральф…

Что же так угнетало ее?

Она смутно чувствовала, что дело в Эмери, в его странности, его одинокости, в зловещей тени, которую ее подозрения бросили на него. Она знала, что он занимался делом и опасным, и некрасивым. Несомненно, это он избил безобидного чудака-банкира только за то, что тот болтал слишком много. Хладнокровный циник, безжалостный, беспощадный… и такой одинокий!

Эльза ужаснулась самой себе. Она однажды слышала про человека, формула которого для покорения женских сердец гласила: «Обращайся грубо и не давай спуску». Неужели тот же прием применялся к ней и с тем же результатом?

Взглянув на часы, она увидела, что было четыре часа. В эту минуту ее взгляд упал на потертый ящик, вызвавший такой интерес у «Зловещего человека» и у Ральфа. Она открыла крышку, вынула три верхних отделения и попробовала вытащить четвертое, но оно было крепко, хотя и неуклюже, привинчено и не поддавалось усилиям. Подняв ящик за один конец, она попробовала его на вес. Под этим привинченным отделением было что-то…

В пять часов она снова легла в постель, но спать не могла. Она уже была одета и приготовила себе утренний завтрак, прежде чем приходящая горничная миссис Халлам появилась в квартире.

— Вы рано поднялись, — сказала горничная с оттенком недружелюбия, которое прислуга неизменно испытывает к рано встающим хозяевам.

— Я рано еду в контору, — сказала Эльза, чувствуя, что нужно придумать какое-то объяснение и не желая, чтобы о ее бессоннице было рассказано миссис Халлам.

Придумав экспромтом объяснение относительно своего намерения идти рано в контору, Эльза — это было похоже на нее — вскоре после восьми очутилась на Вуд-стрит. Ей интересно было знать, открыта ли уже контора.

Контора была не только открыта, но, по-видимому, там были какие-то ранние посетители. Она увидела двух людей, разговаривавших в подъезде. В одном из них она узнала Бикерсона. В то время, когда она подходила к конторе, он стоял спиной к ней, погруженный в разговор со своим спутником. Прежде чем он повернулся, Эльза очутилась в коридоре и на лестнице. Уборщики уже ушли из ее комнаты. Видимо, кроме нее, других служащих не было в конторе. К счастью, у нее было много работы, и она прошла в холодный кабинет Эмери, чтобы заняться приведением в порядок карточного каталога адресов.

Поставив маленькую коробку на письменный стол, она стала быстро перебирать карточки с адресами, вынимая одни и переставляя другие. Эмери в этом отношении был крайне небрежен, и часто ей приходилось подымать с пола оброненные адреса.

Дверь была приотворена. Эльза ясно услыхала шаги на лестнице и удивилась: кто еще из служащих мог придти так рано? Вдруг послышался голос Бикерсона. Он и его спутники вошли в контору. Она подняла голову и прислушалась…

— Он будет здесь в девять. Я бы предпочел, чтобы обыск был произведен в его присутствии, — сказал незнакомый Эльзе голос.

По почтительному тону, в котором ответил Бикерсон, Эльза догадалась, что говоривший занимал более высокое положение.

— Как вам угодно, сэр. Я до сих пор не приводил в исполнение приказ об обыске, но полученные мною сведения не оставляют сомнения, что предмет этот находится сейчас здесь. Около камина есть шкаф, который я заметил, когда был в последний раз…

Эльза слушала, затаив дыхание. Оглянувшись, она увидела высокий узкий шкаф и вспомнила, что никогда не видела, чтобы майор что-либо клал туда. О каком «предмете» шла речь? Может быть, выйти, встретить и предупредить его? Это могло помочь, но едва ли могло предотвратить находку уличающего предмета, каков бы он ни был…

Кто-то шагнул в направлении кабинета.

— Я покажу вам, где, — сказал Бикерсон.

Эльза осмотрелась и быстро прошла в маленький чулан, используемый Эмери в качестве умывальной. Она сделала это как раз вовремя…

— Вон там, направо от камина, — услыхала она голос Бикерсона. — В большинстве этих старых контор имеется такой же шкаф на том же месте. Я не вижу, почему бы нам не открыть его, сэр.

— Подождите, пока он придет, — проворчал его спутник.

Голоса удалились.

Эльза вернулась в кабинет Эмери. Выходя, она затворила за собой дверь. Ключ был в замке. Не думая о последствиях, Эльза повернула его и быстро подбежала к шкафу около камина. Шкаф был заперт, и все усилия отворить его были тщетны. В отчаянии она взяла кочергу и с удивившей ее саму силой ударила по дверце. Звук этот, очевидно, донесся до Бикерсона и его спутника, так как они возвратились, и один из них попробовал открыть дверь.

— Кто там? — спросил он.

Эльза ничего не ответила. Она еще раз ударила кочергой по двери. Отверстие было теперь настолько велико, что она могла заглянуть внутрь.

На полке лежали четыре коричневых пакета размерами, приблизительно, в три квадратных дюйма. Каждый был завернут в коричневую бумагу, перевязан бечевкой и запечатан. Эльза сунула в шкаф дрожащую руку и вынула один из пакетов. Ярлык был написан, видимо, по-немецки. Не требовалось знания немецкого языка, чтобы понять, что пакет содержит кокаин.

Что делать? Камин был пуст. Она вспомнила тогда про умывальник.

Кто-то колотил в дверь.

Эльза стиснула зубы и забыла обо всем, кроме опасности, угрожавшей Эмери. Разорвав бумагу, она высыпала в таз умывальника блестящий белый порошок. Отвернув оба крана, она опорожнила в умывальник один за другим остальные пакеты и, не подождав, пока вода смыла порошок, вернулась в кабинет Эмери, нашла спички и сожгла бумагу от пакетов. Когда она вернулась к умывальнику, от кокаина не осталось ни следа. Тогда и только тогда она спокойно подошла к двери, повернула ключ и отворила дверь. Перед ней стоял Бикерсон с красным сердитым лицом, а за ним — высокий человек постарше, с седыми волосами.

— Что вы здесь делали, — грубо спросил Бикерсон. — Почему вы не отворили дверь, когда я окликнул вас?

— Потому что я не признаю за вами права давать мне распоряжения!

Бикерсон взглянул на выломанную дверцу шкафа.

— Понимаю! Значит, вы работаете с Эмери, молодая леди? Это полезно знать. Вы, вероятно, знаете, что вам угрожает суровое наказание?

— За какое преступление? — спросила Эльза спокойно, хотя она не ощущала спокойствия. — За то, что я соблюдаю интересы своего патрона?

— Что вы нашли там?

— Ничего.

Бикерсон заметил обугленную бумагу в камине.

— Ничего, а? — сказал он сквозь зубы.

Услышав шум текущей воды, он заглянул в умывальную.

— Что вы нашли? — повторил он. — Ну, мисс Марлоу, я уверен, что вы не хотите соучаствовать в нарушении закона… Что было в шкафу?

— Ничего, — упрямо повторила Эльза.

Она сильно побледнела. Колени ее подкашивались. Но она стояла спокойно перед полицейским, с вызовом в поднятом кверху подбородке.

— Вы не знали, что она находится там, когда стучали, — сказал пожилой с усмешкой. — Мисс, вы дали очень опытному сыскному инспектору урок, который он, я надеюсь, никогда не забудет.

Бикерсон производил тем временем тщательный обыск в конторе.

Шкаф налево от камина оказался не заперт, но в нем ничего не было. Он перепробовал ящики письменного стола Эмери. Все они открылись, кроме одного. Вытащив из кармана связку ключей, он опустился на колени, чтоб попробовать открыть и этот ящик. В это время человек, которого прежде всего касался обыск, вошел в комнату.

— Вы ищете что-нибудь? — вежливо спросил он.

— У меня есть ордер на обыск у вас в комнате, — сказал Бикерсон, дрожа от злости.

— Я сомневаюсь в этом, — спокойно ответил Эмери. — С каких пор Скотленд-Ярд имеет право обыскивать контору в Сити? Мне кажется, что на территории величиной в одну квадратную милю, известной под названием лондонского Сити, имеется своя превосходная полиция. Если я не ошибаюсь, эти господа очень ревниво относятся к посягательствам на их власть. Разрешите мне взглянуть на ваш ордер.

Он взял бумагу из рук Бикерсона и прочел ее.

— Это разрешение на производство обыска в моем доме на Брук-стрит, а не в конторе, — сказал он. — А это не одно и то же… Меня изрядно удивляет, что помощник комиссара Уилль участвует в этом беззаконии.

Седой человек встрепенулся.

— Я считал, что от комиссара Сити получено необходимое разрешение, — смущенно сказал он. — Вы мне так сказали, Бикерсон?

— Полицейский из Сити внизу, — проворчал Бикерсон. — Если майор Эмери так придирается к форме, мы можем позвать его наверх.

Когда третий полицейский появился, Эльза узнала в нем человека, которого она видела разговаривающим с Бикерсоном. Он показал документ и был, кажется, немного обижен тем, что обыск уже начался.

— Здесь ничего нет, — сказал Бикерсон, после того как Эмери открыл запертый ящик и сыщик из Сити произвел обыск. — Но здесь было что-то… — Он указал на взломанный шкаф. Эмери, войдя, первым делом заметил его. — Здесь было что-то, что девушка взяла и уничтожила. Я думаю, вы пожалеете об этом, мисс Марлоу…

— Я позвоню вам в случае надобности, — холодно заметил Эмери.

Больше он не сказал ни слова, пока полицейские не ушли. Тогда он повернулся к Эльзе и с интересом взглянул на нее. Потом его взгляд перешел на взломанный шкаф.

— Это, конечно, вы сделали?

Она кивнула.

— Что вы нашли?

— О, майор Эмери, зачем вы притворяетесь?! — вырвалось у Эльзы. — Вы знаете, что я нашла! Четыре пакета этого ужасного вещества…

— Опиума?

— Я не знаю, что это было. По-моему, кокаин. Белый блестящий порошок…

Эмери кивнул.

— Кокаин. Четыре пакета? — Он свистнул. — И вы спустили их в умывальник, не правда ли?

— Да, — ответила Эльза.

— Это очень хорошо с вашей стороны. — Его вежливость была почти машинальна. — В самом деле, очень хорошо. Четыре пакета кокаина? Не немецкого ли, случайно?

— Ну, конечно, немецкого! — нетерпеливо воскликнула Эльза. — Вы же знаете…

Он покачал головой.

— Я не знаю. Я никогда еще не испытывал большего удивления, чем когда узнал, что здесь был кокаин.

Он прошел к письменному столу, надавил слегка на край, и, к удивлению Эльзы, верхняя доска стола отошла, обнаружив углубление, в котором лежала небольшая тонкая пачка бумаги. Эту пачку Эмери положил себе во внутренний карман, после чего вернул на место доску стола и улыбнулся.

— Мистер Бикерсон не выдал как-нибудь по неосторожности, каким образом он узнал о наличии кокаина у меня в конторе?

— Нет, он ничего не сказал.

— Понимаю, — тихо сказал Эмери. — Интересно теперь, каким образом наш приятель положил их туда?

— Наш приятель? Какой приятель?

— Господин, которого зовут Стильман, — небрежно сказал Эмери. — Он был до открытия конторы и подкинул мне кокаин.

— Но… но… — заикаясь, проговорила Эльза, — разве вы не торгуете кокаином?

Эмери улыбнулся.

— Я никогда в жизни не покупал ничего более зловредного, чем жевательная резинка, — сказал он.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть