Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зловещий человек
Глава 4

В торговом доме Эмери был обычай, существовавший с незапамятных времен: служащие имели час двадцать пять минут на завтрак. Никто не знал, откуда и почему взялись эти лишние 25 минут. Это была традиция дома. И в этот день Эльза Марлоу была рада ей, так как она решила посоветоваться с единственным человеком на свете, который мог помочь…

Как только пробило час, она вышла из конторы и торопливо зашагала в направлении Чипсайда. Вскочив в попутное такси, через пятнадцать минут она уже выходила у двери маленького дома на Халф-Мун-стрит, и едва успела расплатиться с шофером, как дверь отворилась и красивый человек лет тридцати вышел ей навстречу на тротуар.

— Какое чудо! Неужели благородная фирма Эмери пошла прахом?

Она вошла в дом и, только очутившись в уютной маленькой столовой, ответила ему:

— Все пошло прахом, Ральф. Нет, милый, я не могу есть. Продолжайте ваш завтрак, а я буду говорить…

— Я уже позавтракал. Принесите что-нибудь для мисс Марлоу, — приказал доктор Ральф Халлам.

Когда лакей вышел, он тревожно спросил:

— Случилось что-нибудь неладное?

Она знала Ральфа Халлама еще в те дни, когда была худенькой юной школьницей, а он — студент-медик — часто бывал у них дома в Бейзуотере. Он стал, по его собственному признанию, таким плохим доктором, что бросил практику с тех пор как покинул госпиталь, в котором заканчивал свою учебу. Имея хороший нюх в коммерческих делах, он с таким успехом использовал то маленькое состояние, которое ему оставила его мать, что мог отказаться от сомнительного дохода, который дала бы ему его профессия.

Белокурый, с ясными глазами, немного старше тридцати лет, он, благодаря своему мальчишескому гладко выбритому лицу и неиссякаемому оптимизму производил впечатление человека, которому лишь недавно перевалило за двадцать.

— Вы не больны, нет? — спросил он.

Эльза, улыбаясь, покачала головой, и Халлам вздохнул с облегчением.

— Слава Богу! Мне пришлось бы позвать настоящего доктора, если бы вы оказались больны.

Говоря это, он с милой непринужденностью освобождал ее от горжетки, перчаток, сумочки и рассовывал все это по разным местам.

— Вы знаете, что мистер Тарн на самом деле не мой дядя?

— А! — он удивленно посмотрел на нее. — Ах, да, ваш дальний родственник, что ли? Забавный старый черт, неужели он не надоел вам?

— Он хочет жениться на мне, Ральф, — трагическим тоном ответила Эльза.

Как раз в этот момент он брал стакан с буфета, чтобы поставить его на стол. Стакан выпал у него из рук и разбился на мелкие осколки. Эльза обернулась и увидела, что лицо его внезапно сделалось бледным.

— Я неуклюжий болван! — голос его слегка дрожал. — Повторите-ка… Он хочет на вас жениться? Этот… этот?..

Она кивнула.

— Вот именно — этот! Разве это невероятно? О, Ральф, я измучена! Что-то странное происходит с нами в последнее время. Вчера он поссорился с мистером Эмери…

— Постойте, постойте, милая! Сядьте. Теперь расскажите мне все толком. Поссорился с Эмери, вы говорите? Это тот, что приехал из Индии?

Она как могла связно рассказала ему о произошедшей в то утро сцене. Ральф Халлам присвистнул.

— Старый негодяй! — тихо сказал он. — Но в чем дело? Откуда это неожиданное желание жениться? Он не производил никогда на меня впечатления человека, который может жениться… А быть хозяйкой на Эльгин Кресент — не особенно заманчивая перспектива…

— Он уезжает за границу, — перебила она. — Вот почему он хочет жениться так срочно. О, я не должна была говорить вам это…

Она слишком поздно вспомнила наказ своего опекуна. Но если известие поразило Ральфа Халлама, он не показал этого.

— Вы, конечно, не выйдете за него? Вы так же подходите ему, как май подходит декабрю, Эльза.

Эльзе показалось, что он хотел прибавить еще что-то, но сдержался. На секунду ее охватил страх перед тем, что ее, очевидно, ждет в этот сумбурный день второе предложение, так как в выразительных глазах собеседника появился многозначительный огонек. Ей нравился Ральф Халлам, но по-иному. Он был очень хорошим, добрым, чудесным другом, но… Все было бы испорчено, если бы невысказанные слова были произнесены. К ее огромному облегчению, он заговорил об Эмери.

— Что за человек этот ваш «индус»? — спросил он. — Он был на государственной службе там?

Она покачала головой.

— Я знаю очень мало о нем, — сказала она. — Все мы мало знаем о нем. Говорят, он даже не англичанин, а принадлежит к американской ветви Эмери. Старый Эмери устроил ему место в Индии. Он такой странный…

Ральф Халлам улыбнулся.

— Сумасшедший, может быть? Большинство этих господ из Индии слегка чокнутые. Это от солнца…

Эльза покачала головой.

— Нет, он не сумасшедший. У него ужасные манеры: он резок до грубости. И все же, Ральф, в нем есть что-то странно привлекательное. Я часто задумываюсь, какова была его жизнь, чем он занимался на досуге? Кажется, он живет в атмосфере тайны. Я не могу говорить вам о том, что происходит в конторе — это было бы некрасиво — но его корреспонденция такая необычайная. И в нем самом нечто магнетическое. Иногда, когда он смотрит на меня, возникает чувство, точно я… не владею собой. Это звучит странно, не правда ли?

— Да, конечно, — ответил ее удивленный собеседник. — Он гипнотизирует вас?

— Да-да, — неуверенно ответила Эльза. — Может быть, это так… Он напоминает мне какое-то гибкое животное… вовсе не красивое… А вообще он такой противный, что я ненавижу его! — Она засмеялась своей собственной непоследовательности. — Джесси Дэм называет его «зловещим человеком». Может быть, она права. Иногда у меня такое чувство в его присутствии, точно он несет на себе бремя какого-то ужасного преступления. Он такой подозрительный, загадочный, недоверчивый… Вы чувствуете, что он все время следит за вами. И все в нем так! Мистер Тарн ненавидит его…

— Весьма неприятный господин, — сказал Ральф, смеясь, — но внушительный. Смотрите, не отдайте ему ваше юное сердечко! Что касается Тарна, то я думаю, вам было бы хорошо уехать ненадолго. Вы не знакомы с моей невесткой?

— Я не знала, что у вас есть невестка, — сказала Эльза.

Халлам улыбнулся.

— Вам она понравится. Я попрошу ее пригласить вас на несколько дней.

В этот момент вошел слуга с подносом, и оба замолчали, пока не остались снова одни. Позавтракав, Эльза уже собиралась уходить, когда шум остановившегося у дома такси заставил Халлама выглянуть на улицу.

— Подождите!

Она посмотрела в окно, но с того места, где она сидела, не могла видеть человека, расплачивавшегося с шофером.

— Кто это? — спросила она.

— Восхитительный тип! Я думаю, лучше, чтобы он не видел вас здесь. Пройдите в кабинет, вы знаете дорогу. Когда я проведу его в столовую, вы можете улизнуть. Я позабочусь о том, чтобы он не видел вас.

Раздался звонок, и Эльза поспешила пройти в маленький кабинет. Почти сейчас же она услышала низкий голос Мориса Тарна в коридоре. Она подождала немного, потом прокралась на цыпочках по коридору, отворила дверь и вышла.

Тарн, нервы которого были напряжены, слышал стук закрываемой двери и подозрительно оглянулся.

— Что это было?

— Мой слуга вышел, — спокойно сказал Ральф. — В чем дело?

Несколько мгновений Тарн не отвечал, потом со стоном опустился в кресло и закрыл лицо руками.

— Так плохо, а?

— Он знает… — глухо пробормотал Тарн.

— Кто «он»? Господин из Индии? И что он знает?

— Все! Халлам, это — Сойока!

Халлам, раскрыв рот, уставился на Тарна.

— Вы с ума сошли! Сойока?

— Он или Сойока, или кто-то, занимающий высокое положение в шайке! Почему бы нет? Прибыль фирмы Эмери не достигает восьми тысяч в год. Мы знаем, каковы прибыли Сойоки: они наживают миллионы там, где мы — только тысячи. Он жил в Индии, не думая, что старый Эмери завещает ему это дело. Мы всегда знали, что чиновники в Индии работают рука об руку с шайкой Сойоки. Иначе каким образом он знал бы, где искать в книгах полученные нами грузы? Он первым делом обратил внимание на ящик с различными товарами, полученный нами от Штейна из Лейпцига, и заинтересовался содержимым. Он просил меня узнать подробности, и я это делаю. Халлам, борьба с Сойокой означает смерть! Они ни перед чем не остановятся! Я не могу больше выносить этого, Халлам! Я слишком стар для таких дел…

— Не слишком стары, однако, для того, чтобы жениться, не так ли?

Тарн быстро взглянул на него.

— Что вы хотите сказать?

— То, что я сказал. Я слышал, что вы замышляете удрать с дамой, которую я не стану называть.

Морис Тарн пожал плечами.

— Я не знаю, что я буду делать. Я перепуган…

— Пугайтесь на здоровье! — В голосе Ральфа Халлама не было прежней мягкости. Лицо его стало жестким, нижняя челюсть зловеще выдвинулась вперед. — Если вам хочется уехать, что ж — уезжайте. У вас достаточно денег для того, чтобы починить свои нервы. В Южную Америку, конечно? Я так и думал. Уезжайте — Бог с вами! Вы распустили ваши нервы и для меня потеряли цену. Хуже того: вы стали опасны. Мы произведем быстрый раздел, и затем вы можете убираться к черту, если хотите!

Он медленно приблизился к расстроенному Тарну и, остановившись перед ним, посмотрел на него.

— Но вы уедете один. Мне нужен партнер.

— Эльза? — простонал Тарн.

— Эльза. Я могу заставить ее думать по-моему. Это будет легко. Я хочу ее, Морис, так же, как вы хотите ее. Она божественна! Она прямо восхитительна! Я не браню вас. Но я тоже хочу ее. В этой стройной девушке заключен целый мир счастья, Морис!

— Но… но… — Тарн смотрел на Халлама, пораженный ужасом. Какая-то одинокая клеточка в его мозгу, где когда-то обитала совесть, усиленно работала. — Но, вы не можете, Ральф! Вы женаты, я знаю, что вы женаты! Вы не можете жениться на Эльзе!

— Я ничего не говорил о женитьбе, — едко ответил Ральф Халлам. — Ради Бога, не будьте так старомодны!

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть