Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Зловещий человек
Глава 43

Несколько часов после того как Эльза вышла из конторы, мистер Эмери сидел за своим письменным столом, быстро исписывая страницу за страницей. Он писал четким почерком и с быстротой, которая при всех обстоятельствах была замечательна.

Он дошел до шестой страницы, когда в дверь раздался легкий стук. Эмери встал, подошел к двери, повернул ключ и отворил.

Это был ночной сторож, охранявший помещение в неслужебные часы.

— Прошу прощения, сэр! Я не хотел беспокоить, но вас желает видеть один господин — мистер Тэппервиль.

Эмери посмотрел на часы… Половина седьмого.

— Проведите его наверх, пожалуйста, — сказал он и, возвратясь к письменному столу, спрятал написанное в ящик, затем повернул стул так, чтобы сидеть лицом к двери, в которую вскоре вошел мистер Тэппервиль.

Банкиру было явно не по себе. Он закрыл за собой дверь и остановился за стулом, на который указал Эмери. Положив руки за спинку стула, он в такой позе до смешного напоминал начинающего политического деятеля, готовящегося произнести свою первую речь.

— Вы найдете мой визит необычным, майор Эмери, — начал он хриплым голосом, — особенно ввиду того, что я не могу считать себя… гм… вашим близким другом или даже хорошим знакомым.

— Я ждал, что вы придете, — негромко сказал Эмери, — Вы не присядете?

Мистер Тэппервиль приподнял фалды своей визитки и нехотя сел на краешек стула.

— Честно говоря, я пребываю в таком смущении, что не знаю, куда повернуться, чьего совета искать. Обдумав положение, я решил, что вы, может быть, будете в состоянии помочь мне. Майор Эмери, на меня наседают враги! Если это звучит, по-вашему, приукрашенным и мелодраматичным, я прошу вас потерпеть немного. Дело, которое я хочу с вами обсудить и для выслушивания которого я прошу у вас терпения, касается не только моей репутации, но и самих основ моего банка.

Он остановился и провел языком по пересохшим губам. Эмери ничего не ответил. Он сидел, напряженно ожидая, что последует дальше.

— В свое время, когда я был, к сожалению, раздражен, вы сделали неприятное для меня предсказание, которое, увы, кажется, исполняется, — продолжал мистер Тэппервиль. — Это предсказание заключалось в том, что некий клиент банка втянет меня и мое дело в грязь. Майор Эмери, я доверился одному лицу больше, чем может позволить себе банкир и деловой человек. Меня обманули, ужасно обманули! Банк стал жертвой грубого обмана. Два года назад я стоял во главе процветающего коммерческого предприятия, уважаемого и почитаемого во всем Сити…

— Два года тому назад, — перебил Эмери, — вы стояли во главе обанкротившегося дела, существование которого поддерживалось фальсификацией счетов!

Его слова звучали, как удары молота по стали.

— Банк Стеббинга уже много лет был банкротом, — безжалостно продолжал Эмери. — Вы хвалитесь тем, что сломили усилия акционерных компаний поглотить вас. Правда заключается в том, что вы не допускали беспристрастного расследования дел банка, зная великолепно, что честные ревизоры посадят вас на скамью подсудимых, а затем и в одну из королевских тюрем.

Мистер Тэппервиль побледнел, губа его жалобно опустилась книзу, а в глазах появилась слезливая мольба. Он, моргая, глядел на своего обвинителя.

— Я надеюсь, то, что вы говорите, неверно, — глухо сказал он. — Если это верно, то, значит, меня еще грубей обманывали, чем я думал. Верно, что я на плохом пути. Так как некоторые вещи были оглашены и дошли до ведома одного беззастенчивого человека, я оказался в его власти. Все эти обстоятельства я изложил черным по белому, — внушительно сказал мистер Тэппервиль. — И я пришел спросить вас, не может ли этот документ, если он будет вручен вам, как-нибудь пригодиться вам или мне?

— Никак, — быстро ответил Эмери.

Мистер Тэппервиль еще более изменился в лице.

— В прошлый раз, когда мы виделись, вы упомянули о господине по имени… Стильман. Я хочу избежать разорения. Вы, зная так много, можете дать мне совет. Может быть, это последний… последняя возможность для спасения моего дела.

Эмери в упор посмотрел на Тэппервиля.

— Будут другие возможности, — сказал он.

Разговор, однако, на этом не кончился. У мистера Тэппервиля было еще что сказать…

— Я мирный человек. Резкие проявления человеческих чувств отвратительны, даже страшны мне. У меня было одно ужасное переживание, и я не хочу, чтобы оно повторилось.

Он жалостливо дотронулся рукой до шрама на голове.

— Но я догадываюсь, что меня втягивают в водоворот насилия. Майор Эмери, неделю назад я нанял нового шофера. Человек этот явился ко мне с наилучшими аттестациями, у него было свидетельство из армии, у него были хвалебные рекомендации от прежних хозяев, и как шофера я не могу желать лучшего, но… — он сделал паузу, — я не могу отделаться от подозрений, что он не тот, кем он кажется… Этот человек совершенно беспрепятственно разгуливает по моему дому, и дворецкий сообщил мне, что однажды он застал его в моей спальне!

Наклонившись, мистер Тэппервиль продолжал, понизив голос:

— В моей спальне есть стенной сейф, где я держу некоторые важные бумаги и кое-какие безделушки, не имеющие особенной ценности. Сегодня утром я обнаружил пропажу небольшой записной книжки с данными о моем личном отчете. Это необычная книжка — она имела вид золотого портсигара и была подарена мне моим дорогим отцом много лет тому назад…

— Что имеется в книжке, кроме ваших данных?

— Ничего. Несколько адресов, разные заметки относительно нашего семейного имущества, сведения о секрете моего сейфа в конторе, о моих личных депозитах в Английском банке и тому подобное.

— Если вы думаете, что этот человек украл книжку, почему вы не обратились в полицию? — сказал Эмери с усталым вздохом.

Мистер Тэппервиль медленно поднял глаза на своего собеседника.

— Вы сказали мне, что мой банк обанкротился, вы бросили мне упрек, что я не допускаю независимого расследования, вы высказали предположение, что в банке Стеббинга есть секреты, которые могут быть разоблачены. Несколько этих секретов находятся в этой книжке, майор Эмери…

Он встал с протяжным вздохом, рассеянно почистил цилиндр об рукав, посмотрел на взломанный шкаф около камина и с низким поклоном выплыл из комнаты — весь воплощение удрученности и горя.

Эмери сидел, прислушиваясь к его шагам, пока не воцарилась тишина. Тогда он закурил длинную черную сигару и выпустил облако дыма. Лоб его прорезала глубокая морщина, выражение лица было озабоченным. Никто бы не догадался, что в эту минуту все его мысли были сосредоточены на Эльзе Марлоу…

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть