Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Золотое дно
Глава третья. «ПО-МОЕМУ, ВАСИЛЬЕВ ФАНТАЗЕР»

Синицкий сидел на балконе гостиницы и нетерпеливо ждал, когда можно будет ехать на праздник к Гасанову. Еще бы, инженер сам пригласил его! Наверно, очень хороший человек Гасанов…

Он сразу понравился Синицкому, так же как и Саида. Впрочем, о ней студент вспоминал с чувством какой-то непонятной неловкости. Ему казалось, что влюбленность с первого взгляда вещь нелепая и даже обидная, в особенности для него — Синицкого, для Саиды и, конечно, для Гасанова. Вот бы знал этот инженер, как в самолете буквально петушком топорщился и суетился мальчишка Синицкий, пытаясь завоевать расположение своей соседки! Он и воду для нее заказывал и пытался представить себя гениальным изобретателем… Нет, Синицкий явно собой недоволен…

Он встал и лениво прошелся по каменному полу балкона. Впервые он видел Каспийское море, суда, далекие вышки, яхты с желтоватыми парусами: они боязливо бродили у берега, как утята. Дым от парохода поднимался столбом, как в морозный день. Было очень жарко.

Разглядывая набережную, Синицкий видел серебристо-зеленую полосу бульвара, кусты ярко-розовых олеандров, клумбы темно-красных цветов, неподалеку белый ажурный переплет водной станции. Рядом высилась, как памятник давно прошедших веков, суровая Девичья башня… Она похожа на две гигантские, будто сросшиеся вместе ребристые трубы — так, по крайней мере, определил ее форму Синицкий.

Усевшись в кресло, он привычно провел расческой по непослушным волосам, вынул из кармана магнитофон, тщательно осмотрел его, покрутил ручки и тут же подумал: «Что же мне с ним делать? Пока это только записная книжка… Может быть, попробовать записывать в нее, как в дневник? Пожалуй, это идея!»

Изобретатель включил аппарат и поднес его ко рту.

— Я буду тебе говорить все, что только замечу интересного, а твое дело — записывать. Точка! — внушительно заключил он и перевел рычажок.

— Точка! — с той же интонацией ответил аппарат.

— Вот и прекрасно. Ты будешь моим дневником.

Синицкий снова передвинул рычажок.

— …дневником, — послушно повторил аппарат.

— Вечером я расскажу тебе все, что случилось за день…

Магнитофон лежал на коленях, а Синицкий думал: «Видел ли я белый шар?..» Перед глазами встало лицо охотника. «Нет… при чем тут он? А зеленая машина? Почему она ехала за нами?.. Чепуха! Обычное совпадение. Иной раз мы видим необыкновенное и загадочное там, где этого нет. Ну, скажем, белый шар. В первый момент я подумал, что это мина. А откуда она появилась в Каспии?.. Вам, дорогой друг, и ответить нечего. Просто вы, уважаемый Николай Тимофеевич, начитались приключенческих романов. Вот и все… Тут и без этого много непонятного. Например, кто же такой Васильев?..»

* * *

На дощатом настиле опытного пятидесятиметрового основания буровой вышки стоял Гасанов. Внизу плескались ленивые волны. Инженер смотрел, как рабочие убирали вышку зеленью, готовясь к предстоящему торжеству.

Рядом с Гасановым оперлась на перила и смотрела на далекий берег маленькая худенькая девушка, которую все звали Мариам. Она тоже была конструктором и работала в Институте нефти, в группе Гасанова…

— По-моему, Васильев — фантазер, — резко сказала она. — И мне кажется, что скоро в этом убедятся все!

Гасанов удивленно взглянул на Мариам. Откуда у этой молодой девушки такие решительные суждения о человеке, которого она почти не знает? Даже он, Гасанов, воздерживается от подобных оценок, а Мариам?.. Ведь он помнит ее совсем девочкой — сначала копировщицей, затем чертежницей. Потом она, дочь старого бурового мастера, стала конструктором, способным решать самостоятельные технические задачи. Но, однако, это не дает ей права говорить так об инженере, у которого она многому может поучиться.

Конечно, годы учебы в заочном институте очень серьезно подкрепили ее знания. В двадцать четыре года о Мариам Керимовой говорили, как о талантливом конструкторе, «без всяких скидок» на возраст.

Гасанов с улыбкой смотрел на нее. Он все еще не верил, что видит перед собой ту самую девочку-тихоню с длинными, почти до колен, косами и большими темными глазами, которые, как многим казалось, только одни и могли поместиться на ее узком лице. Он не верил, что это именно та Мариам, тихий, несколько глуховатый голос которой очень редко слышали даже ее близкие друзья. Но все-таки это была она — та девочка с постоянно опущенными глазами, а теперь — строгий инженер со своим мнением и сложившимися вкусами.

— Вы видели Васильева? — спросил Гасанов, стараясь придать своему голосу полное равнодушие.

— Его никто не видел. — Девушка нахмурила сросшиеся брови. — Он не выходит из своей лаборатории. Впрочем, это не имеет значения, — с подчеркнутой строгостью добавила она. — Я не любопытна и вовсе не интересуюсь его внешностью. Важен проект, а я его только что видела…

— Ну и как? Я ничего не знаю о последнем варианте.

— Уверена, что это абсолютно бесплодная фантазия с претензией на внешний эффект. Вчера мне прислали скорректировать чертежи его электробура. Честное слово, не лежит у меня сердце к этому делу! Просто не хочется время тратить. Лучше уж с ребятами заниматься в техническом кружке.



— Да что с вами, Мариам? Откуда такая желчность?

— А как вы думаете, Ибрагим Аббасович? Обидно! Я хотела на вашем плавучем острове работать. Вы же об этом знаете… А тут… — Она прикусила губу и отвернулась.

— Ну, не горюйте, не стоит, — утешал ее Гасанов, хотя нуждался и сам в утешении. — Забудем обо всем, о любых неприятностях. Вы же знаете… Сегодня такой день — только радоваться! — Он невольно вздохнул. — Я вас познакомлю с занятным человеком. Только что прилетел из Москвы, причем всю дорогу занимал Саиду своими изобретениями. Мне кажется, он и вам не даст скучать на вечере… Я устрою так, что он будет сидеть с вами рядом.

— Как не стыдно, Ибрагим Аббасович! — Мариам обиделась, — Я дело говорю, а вы…

Она махнула рукой, повернулась и пошла по гулкому дощатому мостику в комнату отдыха.

«Почему-то ребята не едут!» подумала Мариам, подходя к радиотелефону. Была договоренность с парторгом, что на праздник пригласят вновь организованную молодежную бригаду.

Несмотря на большую работу в конструкторском бюро, которая не оставляла у нее свободного времени, Мариам занималась с группой комсомольцев института. О ней в шутку говорили, что конструктор Керимова заново «переконструировала» этих ребят и заставила их по-настоящему полюбить технику. Инициатива и чувство нового помогали ей в этой благодарной работе, так же как и за чертежным столом.

Мариам связалась по радио с институтом. Ей ответили, что ребята давно уже выехали. «Почему они так задержались? — недоумевала она. Ну, пусть только появятся! Я с ними поговорю!»

Керимова терпеть не могла неточности в любых делах. Если условились, то, значит, так и должно быть, без всяких разговоров. Эта маленькая девушка крепко держала в кулачке не только комсомольцев из технического кружка, но и взрослых чертежников из своей группы. Тихим голосом она давала указания, мягко поправляла ошибки, но избави бог, если кто-нибудь из ее помощников повторит ту же самую ошибку! Неприятности обеспечены. Мариам никогда не прощала равнодушия к работе и считала это самым большим преступлением.

Из окна комнаты отдыха она увидела, как к стальному острову подъехала лодка и из нее вышли парторг института Рустамов и незнакомый Мариам юноша в щегольском сером костюме и шляпе.

Они прямо направились к Гасанову.

Али Гусейнович Рустамов, как всегда, был одет просто: легкие кавказские сапоги, широкие брюки, аккуратно заправленные в голенища, белая длинная гимнастерка с пузыристыми рукавами, спадающими на обшлага. Из-под густых, нависших бровей молодо блестели глаза. Они всегда были прищурены, словно затем, чтобы случайно не потерять запрятавшуюся в них лукавую улыбку.

Мариам снова подошла к радиостанции. Рустамов может спросить ее о комсомольцах.

— Вы уже знакомы с Гасановым? — обратился парторг к Синицкому. Пока не съехались гости, можете осмотреть нашу технику. Здесь у нас почти все автоматизировано. Эта вышка — опытная. Она установлена в двадцати километрах от берега… Сами понимаете, что дальше продвигаться очень трудно — уже начинаются большие глубины, а сооружение такого основания и рискованно и дорого…

— Ничего, попробуем! — перебил его Гасанов. — Начало сделано. Здесь глубина пятьдесят метров. Вот оно, основание, чувствуешь? — Он стукнул о деревянный настил каблуком. — Стоит целый месяц, не шелохнется.

— Молодец! Люблю в тебе эту уверенность. Молодец!.. Но ты не спеши, Ибрагим Аббасович! Во-первых, — Рустамов назидательно поднял палец, — не было еще ни одного шторма. Подожди до зимы! А, во-вторых, сто метров, двести метров — это не пятьдесят. Трудности постройки несоизмеримо возрастают. Это инженер Гасанов знает лучше меня. Работа начата, но, как хочешь, у меня нет полной уверенности, может ли такая легкая стометровая конструкция из стальных труб противостоять… ну, скажем, десятибальному шторму. Понимаешь — сто метров! Какая нагрузка на нижнюю часть основания! — Он остановился и с волнением добавил: Да, Ибрагим, большие дела нам надо делать, и если у тебя и Васильева ничего не получится, то пока придется плескаться у берега, где помельче.

Гасанов нетерпеливо постукивал ногой по настилу, выжидая, когда сможет возразить.

— Почему не получится? — горячо воскликнул он. — У меня есть новый проект. Основание на любой глубине: хочешь сто, хочешь двести метров. — Он недовольно посмотрел на недоверчивое лицо студента и решительно заявил: — даже триста метров!

— Вопрос можно, Ибрагим Аббасович? — с застенчивой вежливостью спросил Синицкий. — Значит, по вашему проекту, на морское дно можно поставить стальное основание вроде Эйфелевой башни?

— Зачем Эйфелевой? — рассердился Гасанов. — Шуховской, русского инженера Шухова! Куда более остроумная конструкция! Того самого Шухова, дорогой товарищ Синицкий, который изобрел новый способ перегонки нефти. Того Шухова, который строил в Москве радиобашню в годы гражданской войны, когда нас пыталось заклевать, задушить всякое воронье из англичан, французов, американцев. Но мы и тогда строили, теперь строим и всегда будем строить!.. Послушай, Али, — взволнованно обратился Гасанов к парторгу, уже не обращая внимания на москвича, мне нужен один месяц на установку подводного основания. Все делается на земле. Ни одного водолаза!

Синицкий знал, что прошло уже несколько лет, как начали использоваться новые морские основания конструкции советских инженеров. Основания делаются на зародах в виде решетчатых каркасов, скрепляющихся между собой. Их устанавливают с барж, или так называемых «киржимов», причем водолазы для этой операции не нужны. На большую глубину они и не могут спускаться. Поэтому вполне естественно, что Гасанов спроектировал стометровое основание с расчетом установки его прямо с поверхности. «Это, наверное, очень трудно», подумал студент и с уважением посмотрел на изобретателя.

Гасанов о чем-то тихо рассказывал парторгу.

— Ну хорошо, — согласился Рустамов, — об этом после поговорим. А пока покажи нашему гостю сегодняшнюю технику. Он ведь ничего подобного не видел… Кстати, позабыл спросить: как здоровье Саиды? Может быть, ей нужно отдохнуть недельку после такой долгой командировки…

— Попробуй, скажи ей об этом! — Гасанов нахмурился и снова вспомнил о новой работе Саиды. — Она, как получила аппараты, стала совсем одержимой.

— Вроде тебя! — Рустамов рассмеялся. — Сам такой же… Ну ладно, потом разберемся… — И парторг заторопился встречать кого-то из гостей.

Гасанов, все еще под впечатлением своего разговора с Рустамовым, нехотя рассказывал Синицкому:

— Вам, конечно, известно, что на этой вышке сейчас не бурят. В подводном трубопроводе уже бежит нефть. Мы пользовались турбинным бурением. На конце трубы, опущенной в скважину, вращается только долото, а трубы остаются на месте… Ну, это вы все знаете. Наверное, изучали турбобур Капелюшникова? Этот метод бурения впервые в мире предложен советским ученым. Раньше на всех буровых вращались трубы вместе с долотом. Любому студенту, даже не геологу, должно быть понятно, что это невыгодно.

— Ну еще бы! — оживился Синицкий. — Несколько лет тому назад были скважины глубиною около четырех километров, а сейчас, как я слыхал, доходят до шести. Вертеть шесть километров труб!

Синицкий с любопытством рассматривал стальную сорокаметровую вышку. Люди в черных комбинезонах спускали сверху ненужные уже теперь трубы.

Старый мастер Ага Керимов мыл руки глинистым раствором. Он долго оттирал грязь и смазку, затем вытянул ладони перед собой, рассматривая их издалека. Сокрушенно покачав головой, мастер направился к Гасанову.

— К нам еще один изобретатель из Москвы приехал, — сказал инженер, представляя Синицкого. — Может быть, будущий нефтяник, а пока студент… А это наш старший мастер, сорок лет на буровых работает.

— Салам! Здравствуйте… — Керимов растерянно взглянул на свои мокрые руки. — А я вот что спросить хотел: когда вы, научные люди… это аллаверды к вам, Ибрагим Аббасович, — он поклонился в сторону Гасанова, — и к вам, — поклонился он Синицкому, — …когда вы, научные люди… как это сказать?.. вот так сделать сможете: прихожу я на промысел — пиджак белый, чистый; ухожу — такой же остался, замечательный, белый? Не надо у лебедки стоять, трубы наращивать пусть все машина делает. Когда так будет? Да? — Он закончил это неповторимой интонацией, присущей бакинцам, когда в слове «да» слышится и вопрос и утверждение.

— Серьезная задача! — несколько помедлив, ответил Гасанов. — К этому мы идем, но пока еще многого не достигли… Да, рабочие наши сегодня не ходят в белых халатах. Однако недалеко то время, когда мы сумеем настолько механизировать бурение и добычу нефти, чтобы труд на промыслах требовал меньшей затраты физической силы, чтобы каждый мастер сидел за стаканом чаю у распределительной доски, а не ходил в бурю и ветер у бурового станка.

— А может, этого и не будет никогда? — Синицкий смущенно улыбнулся. — Черная нефть и белые халаты… Чудно!

— Вы лучше зайдите в кабину, к приборам. Тогда скажете! — жестко ответил Гасанов. — Правда, это только начало. Но вот, говорят, у Васильева… — Он замолчал и добавил: — Впрочем, об этом я и сам ничего не знаю.

Читать далее

Добавить комментарий

Нецензурные выражения и дубли удаляются автоматически. Избегайте повторов, наш робот обожает их сжирать. правила

Скрыть