Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Королевская битва Battle Royale
Часть 4. Финиш. Осталось 4 ученика

74

— Далее, что касается девочек, то список чертовски длинный. Итак, приступим: номер 1 — Мидзуо Инада, номер 2 — Юкиэ Уцуми, номер 8 — Каёко Котохики, номер 9 — Юко Сакаки, номер 11 — Мицуко Сома, номер 12 — Харука Танидзава, номер 16 — Юка Накагава, номер 17 — Сатоми Нода и номер 19 — Тисато Мацуи.

Глаза Сюи встретились с глазами Норико. Губы девочки подрагивали. Они были уже готовы услышать про группу Юкиэ, но Хироки и Каёко — тоже? И Мицуко Сома... и Мидзуо Инада? В итоге... разве это не означало, что теперь остались только они и Кадзуо?

— Не может быть... — выдохнул Сюя. Со времени появления дымового сигнала они не слышали никаких выстрелов. Или Хироки был заколот ножом? Или... правильно ли Сюя расслышал объявление Сакамоти? Может, слух невесть как ему изменил?

Нет, не изменил. Сакамоти продолжил:

— Ну вот, просто отлично. Теперь осталось только четыре ученика. Эй, Кирияма, Кавада, Нанахара и Накагава, вы меня слышите? Отличная работа. Я по-настоящему вами горжусь. А теперь послушайте про новые запретные зоны.

Прежде чем Сюя успел разметить свою карту, Сёго сказал:

— Собирай манатки.

— Что? — недоуменно спросил Сюя, но Сёго жестом велел ему вставать.

— С 7 вечера... — продолжал Сакамоти.

— Вставай. Это Кадзуо. Судя по всему, он каким-то образом узнал про способ Хироки с нами связаться. Все это время мы посылали сигнал Кадзуо.

Сюя немедленно встал. Рюкзак Норико был уже у нее на плечах. Как раз перед тем, как Сакамоти закончил свое объявление словами о том, что осталось еще совсем чуть-чуть и чтобы все старались как могли, Сюя вдруг заметил, как глаза Сёго метнулись на тонкую проволоку, обернутую вокруг зарубки на тонком деревце, — на их тревожную сигнализацию.

А затем он увидел, как эта проволока срывается с мокрого от дождя ствола деревца.

— Ложись! — крикнул Сёго. И тут же раздался треск автомата. От скалистой стенки прямо над головами у Сюи и Норико полетели искры и посыпались мелкие каменные осколки.

Сёго, пригнувшись, стрелял из узи по кустам.

Возможно получив попадание, а возможно, и нет, Кадзуо (кто еще это теперь мог быть?) не ответил новым огнем.

— Сюда! Скорее! — позвал Сёго.

Они побежали вдоль стенки к югу — прочь от Кадзуо.

Они успели только добежать до того места за скалистой стенкой, где Сёго наигрывал на манке, как снова послышался треск автомата Кадзуо. Пули летели мимо. Все трое дружно нырнули в кусты.

В скале шла расселина по пояс глубиной и менее метра в ширину. Покрытая грязью и листьями. Она тянулась на юг. Сюя о ее существовании ничего не знал, но Сёго, надо думать, выбрал место стоянки с учетом такого варианта отхода. Расселина могла быть использована как естественным образом сформированная траншея. Сёго погнал их туда. Сюя и Норико спрыгнули на дно расселины. Тонкое деревце на самом краю впадины с треском разлетелось в щепки у Сюи над головой.

— Бегите! — крикнул Сёго, и они побежали по расселине. Сюя споткнулся о сухую ветвь, лежащую на земле, но каким-то чудом сумел сохранить равновесие и последовать за Норико. Два автомата позади них обменивались очередями.

Внезапно Норико так резко остановилось, как будто ее что-то ударило. Сюя, который повернулся было к Сёго, тут же подбежал к девочке. Может, она тоже обо что-то споткнулась?

Нет. Норико взглянула на Сюю. Под левым глазом у нее тянулся длинный порез, и кровь текла по щеке. Ее окровавленная ладонь, похоже, тоже была порезана. Норико выронила браунинг, и теперь он лежал у ее ног.

Сюя положил ей руку на плечо, а потом поднял глаза... и обнаружил тонкую проволоку, натянутую поперек расселины примерно на уровне его горла. Не имело значения, где Кадзуо ее раздобыл (надо полагать, он отмотал какой-то крепеж в одном из зданий). Главным было то, что он уже предвидел их бегство именно по этому маршруту. Беги Сюя первым, проволока перерезала бы ему горло. С Норико этого, по крайней мере, не случилось — но зрение она вполне могла потерять.

Сюя пришел в ярость. «Не знаю, — гневно думал он, — что Кадзуо за тварь. Сёго тогда сказал: „Он просто выбирает по мере поступления...“ Не знаю, псих он или нормальный, гений или дебил, но так ранить Норико... это непростительно! Я должен убить этого сукиного сына!»

Сюя сунул Ч3-75 спереди за пояс, чтобы помочь Норико встать, подобрал браунинг, затем обнял девочку за плечи, по-прежнему держа в руке пистолет. Норико пошатывало, но она все же сумела встать.

Постоянно отстреливаясь, Сёго их догнал. Он оглянулся, посмотрел на обоих, а затем — возможно, заметив проволоку, — стиснул зубы. Снова развернувшись в ту сторону, Сюя заметил, как Кадзуо Кирияма, хорошо заметный по черному школьному пиджаку, спрыгивает в расселину.

— Вперед! — крикнул Сёго, отстреливаясь. Сжимая в руках ингрэм, Кадзуо быстро нырнул за изгиб расселины. Выстрелы Сёго рвали в клочья скалу вдоль изгиба.

— Бегите! — повторил Сёго. Сюя обнял Норико и провел ее под проволокой. Но теперь они бежали помедленней — на случай, если встретится новая проволочная ловушка.

Сюя страшно досадовал. Будь у него свободны обе руки, он бы изрешетил Кадзуо пулями. Но ему приходилось поддерживать Норико.

Сёго продолжал стрелять, приближаясь к ним по расселине. Кадзуо тоже отвечал огнем, подбираясь все ближе.

Наконец расселина, которая тянулась метров на пятьдесят — шестьдесят, закончилась. Сюя выскочил из нее раньше Норико. Ухватив неповрежденной левой рукой руку девочки, он вытащил ее наверх. Норико держалась отважно, отчаянно напрягаясь, чтобы скрыть боль. Однако вся ее левая щека была теперь залита кровью.

— Не стоять! — заорал Сёго, заглушая выстрелы. Сюя потянул Норико за руку, и они скрылись в кустах.

Как только они выбрались из кустов, то оказались в переднем дворе жилого дома, выстроенного как раз у склона горы. Это было белое одноэтажное здание. У подъездной дороги к дому стоял белый грузовик. Почему-то в кузов были погружены холодильник и стиральная машина. Оба бытовых устройства лежали на боку. Интересно, их что, собирались на свалку везти?

— За грузовик! — снова крикнул Сёго.

Держась за руки, Сюя и Норико пробежали по влажной почве и нырнули за грузовик.

К тому времени, как Сёго тоже туда проскользнул, Сюя уже усадил Норико пониже. Заприметив движущуюся в кустах фигуру, он несколько раз выстрелил в нее из браунинга. И тут же ощутил жгучую боль в плече от сидевшей там пули, но на нее нельзя было обращать внимания.

Сёго перезарядил узи и отдал его Сюе.

— Отстреливайся, — сказал он. — Нельзя его подпускать.

Сюя положил к ногам браунинг, взял узи и принялся прочесывать очередями тот участок, где видел Кадзуо.

Оружие Кадзуо молчало. Пока Сюя вглядывался из-за кузова грузовика, пытаясь обнаружить врага, Норико подобралась к нему поближе. В руке у нее был браунинг, который Сюя положил на землю.

— Ты как, Норико? — спросил Сюя, следя за перемещениями Кадзуо в кустах.

— Ничего, — отозвалась девочка.

Через голову Норико Сюя бросил взгляд на Сёго. Тот открыл дверцу грузовика, заполз на сиденье водителя и принялся там что-то такое делать.

Внезапно грузовик, к которому прислонялись Сюя с Норико, затарахтел и завибрировал.

Тарахтение вскоре сменилось басовым гудением, и невысохшие капли дождя на корпусе грузовика начали с него стекать.

Сёго высунул голову из кабины.

— Сюда! Смываемся! Норико, скорее!

Предложив девочке руку, Сюя помог ей забраться в грузовик.

— Сюя! Переднее сиденье!

Сёго вывернул руль, давая задний ход в сторону Кадзуо, а затем развернул грузовик. Дверца переднего пассажирского сиденья оказалась как раз перед Сюей, и Норико ее открыла.

Ингрэм затрещал, стоило только Сюе предпринять попытку залезть в грузовик. На сей раз, правда, треск сопровождался стуком. В потолке кабины спереди образовалась дыра, а на выходе пуля пробила ветровое стекло справа, как раз перед Сёго. Сюя прижался к грузовику. Зная теперь, где Кадзуо, он нацелил туда узи и дал очередь. Тень скользнула в кусты, окружавшие дома выше по склону горы.

Не теряя ни секунды, Сюя запрыгнул на пассажирское сиденье. Сёго бросил машину вперед. Грузовик вывернул на незаасфальтированную подъездную дорогу. Ингрэм затрещал, разрывая в клочья моечный шланг на кузове. Шланг забился в воздухе, точно змея, упал с машины и исчез.

Огонь прекратился.

— Ну как, Норико, ничего? — спросил Сюя.

Сидящая между Сюей и Сёго Норико, кивая, наклонила залитое кровью лицо. Но все тело ее было напряжено. В руках девочка держала браунинг. Сюя взял узи правой рукой, пристроил его между колен, достал из кармана бандану и вытер девочке лицо. Кровь обильно лилась из раны, и под ней виднелась розовая плоть. Чтобы убрать шрам от этой раны, простой операции было бы недостаточно. «Черт, — подумал Сюя, — сделать такое с девочкой...»

— Проклятье, — сказал он вслух, глядя на Сёго, который вовсю рулил. — Он уже давно знал, что мы там. И прикинул маршрут нашего отхода.

Но Сёго помотал головой, словно бы говоря «нет». В темпе переключая передачи, чтобы стремительно двигаться по извилистой и ухабистой дороге, он сказал:

— Наверняка он знать не мог. Он только в самом конце это прикинул. Иначе появился бы до объявления Сакамоти. Мы бы вышли ему навстречу, думая, что это Хироки, и он бы очень легко всех нас прикончил. Он толком не знал, где мы, а потому во время перерывов между чириканьем натянул эту проволоку просто на всякий случай. Чтобы чем-то себя занять. Наверняка он такую же проволоку и в других местах натянул.

Сюя понял мысль. Что ж, все вполне могло быть и так. Просто чтобы чем-то себя занять. Но это занятие кончилось тяжелым ранением Норико.

— Послушай, Норико, — сказал Сюя, — покажи-ка мне твою правую руку.

Норико наконец отпустила свой пистолет (его рукоятка также была залита кровью) и показала Сюе правую руку. Вся ладонь была в крови. Сюя подумал, что проволока должна была сначала порезать девочке лицо, а потом, когда она падала, выставив вперед руку, то и ладонь. Не будь у Норико в руке пистолета, рана могла быть куда серьезнее.

Сюя хотел обвязать ей руку банданой, но вдруг понял, что не может пользоваться левой рукой.

— Ничего, — сказала Норико. — Я сама. — Она взяла у Сюи бандану, развернула ее, аккуратно разложила, а затем замотала ею правую руку. Сложив края, девочка их завязала. А затем снова взяла в руку браунинг.

За пробитым пулей ветровым стеклом внезапно открылась широкая панорама. Грузовик спускался по горе. Под закатным солнцем меж горами, покрытыми лесом, простиралось ровное поле.

Тут Сюя вдруг кое-что сообразил.

— Послушай, Сёго. Мы направляемся в запретную зону.

— Не волнуйся. Я знаю, что делаю, — ответил Сёго, глядя прямо перед собой. — Разве ты не слышал? Новые запретные зоны — Б=9 после 7 вечера, Д=10 — после 9 и Е=4 — после 11. Отметь их на карте.

Сюя тоже вспомнил. Достав из кармана истрепанную карту, он разложил ее на коленях и, стараясь не обращать внимания на тряску, отметил зоны.

Грузовик спустился с горы и помчался среди домов. Сёго вывернул на такую же широкую дорогу, но на сей раз асфальтированную. По ту сторону полей виднелась южная гора. Справа находился небольшой холм. Слева, метрах в двухстах, был жилой дом (похоже, он располагался в запретной зоне). Впереди чуть слева были еще два дома. Еще дальше группа домов, они тянулись до жилого района на восточном берегу острова, от которого их отделяло поле, теперь скрытое холмом, где они впервые столкнулись с Кадзуо.

Сёго чуть притормозил и снова рванул вперед. Теперь уже была видна дорога, идущая по всему острову.

Миновав поля, они выехали на дорогу. Сёго резко крутанул руль и остановил грузовик прямо посреди дороги, оставив мотор работать на холостом ходу. Затем Сёго ударил по треснувшему ветровому стеклу кулаком и с шумом вышиб его на капот.

— Проверь карту, — сказал Сёго, снова кладя руку на руль. Сюя опять достал карту. — Если я правильно помню, мы сможем проехать по этой дороге на восток до самого конца. Я прав?

Сюя вместе с Норико проверили карту.

— Да, верно. Но сектор Е=4 — тот, что впереди, — должен стать запретной зоной в 11 вечера.

— Это неважно, — отозвался Сёго, устремляя горящий взгляд вперед. Черный, мокрый от дождя асфальт тянулся почти по прямой. — Значит, эта дорога должна быть в полном порядке до восточного жилого района?

— Все верно. Да поворота все чисто.

Сёго в ответ кивнул.

Сюя высунул голову из окна и стал оглядываться.

— А что Кадзуо?

Сёго взглянул на Сюю.

— Он прибудет. Как он может не прибыть? Если вдуматься... — начал было он — и как раз в этот момент из-за поворота горной дороги, по которой они только что спустились, внезапно появился видавший виды мини-фургон светло-оливкового цвета. Сюя тут же вспомнил, что эта машина стояла перед домом, мимо которого они недавно проезжали.

Сёго подрегулировал зеркало заднего вида и глянул туда.

— Видите? — спросил он.

Мини-фургон быстро к ним приближался, и в тот самый момент, когда Сюя убедился, что за рулем действительно сидит Кадзуо, раздалась автоматная очередь. Сюя вжал голову в плечи. Пули с лязгом ударили по грузовику. Сёго переключил передачу, и грузовик выехал на широкую дорогу, направляясь на восток.

Когда Сюя снова высунулся из окна и оглянулся, мини-фургон Кадзуо уже тоже выбрался на широкую дорогу. Сюя дал очередь из узи. Мини-фургон Кадзуо плавно вильнул вправо и уклонился от выстрелов.

— Целься лучше, Сюя.

К тому времени мини-фургон увеличил скорость и стал их догонять.

— Сёго! — воскликнул Сюя. — А ты побыстрее не можешь?!

— Остынь, — отозвался Сёго и принялся медленно крутить руль влево-вправо — вероятно, чтобы Кадзуо не смог прицелиться в шины. Кадзуо опять начал стрелять, и Сюя снова вжал голову в плечи. Похоже, Кадзуо тоже высадил свое ветровое стекло, чтобы удобнее было палить из ингрэма. Сюя опять высунулся и выстрелил в туловище Кадзуо. Тот крутанул руль и увернулся от выстрелов. Он даже почти не пригнулся.

Цепочка гильз, выскакивающих из узи, внезапно оборвалась, и спусковой механизм защелкнулся. Сюя понял, что у него кончились пули.

Сёго потянулся к Сюе поверх Норико и дал ему запасной магазин. Но прежде чем Сюя успел его вставить, их догнал мини-фургон Кадзуо. Тогда Сюя выхватил Ч3-75 и начал отстреливаться. Кадзуо неуклонно на них накатывал.

— Проклятье, — сказал Сёго, расплываясь в легкой ухмылке. — Ты чертовски неправ, Кадзуо, если думаешь, что можешь обставить меня в искусстве вождения.

Внезапно Сёго сделал крутой поворот, одновременно левой рукой выжав ручной тормоз. Сюю швырнуло вбок. Грузовик развернулся, точно в кино в сцене погони.

Когда грузовик разворачивался, мини-фургон Кадзуо несся прямо на него. Послышался знакомый треск. Зеркало заднего вида разлетелось над головой у Норико.

— Пригнись! — крикнул Сёго. Но Сюя был занят тем, что отстреливался от Кадзуо из Ч3-75. Каким-то чудом пули из ингрэма Кадзуо в Сюю не попали. Но и Сюя в итоге не попал в Кадзуо. Пока передний бампер грузовика скользил по левому переднему борту мини-фургона, перед Сюей мелькнули крупным планом вечно холодные глаза Кадзуо Кириямы.

Шины завизжали на влажном асфальте. К тому времени, как кручение наконец прекратилось, выяснилось, что охотник и добыча поменялись местами. Сёго удалось увернуться от переднего бампера мини-фургона Кадзуо, завершая полный разворот. Теперь мини-фургон Кадзуо оказался впереди. Сёго тут же рванул дальше. Мотор отчаянно загудел, и грузовик буквально метнулся к мини-фургону. Кадзуо разворачивался.

— Стреляй, Сюя! — выкрикнул Сёго. — Сажай в него все, что есть!

Сюе дважды повторять не пришлось. Что было силы нажимая на спусковой крючок перезаряженного узи, он палил из него на полной автоматике. Сюя понимал, что раскаленные гильзы выскакивают прямо на Норико, но сейчас не мог особенно об этом тревожиться. Заднее ветровое стекло мини-фургона разлетелось вдребезги, и одновременно распахнулась задняя дверца. Пули у Сюи кончились, но мини-фургон теперь сползал на обочину.

Сёго выжал газ. Подкатив к левому борту мини-фургона, он резко крутанул руль и правым бортом грузовика врезался в машину Кадзуо.

Для них удар тоже оказался тяжел, но он не шел ни в какое сравнение с уроном, причиненным мини-фургону Кадзуо. Для начала мини-фургон потерял управление, а затем соскользнул к правой обочине и повалился за край. В следующее мгновение машина приземлилась на капустное поле и зарылась носом в землю. Во все стороны полетели капустные листы.

Наконец мини-фургон неподвижно застыл.

Сёго остановил грузовик параллельно мини-фургону и выжал экстренный тормоз. Затем он глянул.

— Дай-ка мне это оружие, Сюя, — сказал Сёго. Сюя отдал ему узи. Сёго сменил магазин, высунул руку в окно, нацелил пистолет-пулемет на мини-фургон и принялся давить на спусковой крючок. Рука Сёго бешено затряслась. Даже с переднего пассажирского сиденья Сюе было видно, как мини-фургон буквально изрешечивается пулями.

Сёго зарядил еще один магазин и отстрелял его. Затем вставил еще один и тоже его опустошил. Тем временем Норико раненой рукой вставляла в опустошенный магазин отдельные пули. Как только она закончила, Сёго взял этот магазин и тоже его отстрелял. Норико зарядила еще магазины. Слегка подавшись вперед, Сюя посмотрел на руки Норико, затем на руки Сёго, затем на мини-фургон.

Они прошли этот круг один раз, затем другой. Поскольку в узи использовались патроны калибра 9 мм, они в конце концов израсходовали такие же пули от Ч3-75 и браунинга Норико.

Спусковое устройство узи щелчком дало понять, что магазин пуст. Пули кончились. От короткоствольного узи плыл голубой дымок. В узкой кабине грузовика висел густой запах пороха. «Интересно, сколько пуль отстрелял Сёго?» — задумался Сюя. Узи, доставшийся Сюе от группы Юкиэ, поступил к ним на вооружение вместе с пятью магазинами и множеством отдельных пуль. Но если включить сюда к тому же пули от Ч3-75 и браунинга, не выросло бы их число до двухсот пятидесяти? Или до трехсот?

Обращенный к ним левым бортом мини-фургон был буквально изрешечен. Он теперь скорее напоминал странный пчелиный улей в форме машины.

А небо уже стало оранжевым. Сюя не мог отвлекаться, чтобы получше его рассмотреть, но, судя по свету, прикинул, что здесь, чудесные закаты.

— Ты его достал? — спросил Сюя. Сёго уже собрался было ответить — но тут...

Мини-фургон вдруг пришел в движение. Он давал задний ход по краю поля к обочине дороги. Опять приближаясь к их грузовику сзади.

Сюя аж дара речи лишился. Мало того, что мотор мини-фургона все еще работал, так Кадзуо был жив и управлял машиной. Сёго поставил на кон все вплоть до последней пули, и тем не менее... Кадзуо по-прежнему был жив!

По ту сторону сплошь простреленной пулями машины вдруг, точно чертик из табакерки, показалось туловище Кадзуо. В руках у него был ингрэм. Раздался треск, и окошечко над головой Норико разлетелось вдребезги. А рядом с окошечком в стальной панели появились две дыры. Их грузовик был отечественной модели, сработанной из паршивой стали, так что Сюю скорее удивляло то, что машина все еще фурычила. Пожалуй, им услугу оказали лежащие в кузове стиральная машина и холодильник. Может статься, Сёго, предвидя такую ситуацию, сам их туда погрузил.

— Проклятье! — Сёго переключил передачу и двинул машину вперед. — Стреляй, Сюя! Прикрой меня!

Сюя выстрелил в мини-фургон из своего Ч3-75. Кадзуо выдал очередь в ответ. Пули, высекая снопы искр, попадали в стальную раму грузовика у самого лица Сюи.

Сюя почти мгновенно расстрелял обойму. Сменив обойму, он снова выстрелил. А затем понял: «Как только я расстреляю эту обойму, у меня кончатся пули. У нас останется только браунинг Норико и ее запасная обойма. Такие дела».

Пока он колебался, Кадзуо опять выдал очередь. Сюя услышал треск, затем лязг. На сей раз искры полетели от холодильника в кузове. Дверца холодильника распахнулась и отвалилась.

— Сёго! У меня пули кончились!

Сёго продолжал спокойно рулить.

— От его ингрэма тоже сейчас будет мало толку. У него нет времени его перезарядить.

Стоило ему только это сказать, как в них полетели отдельные пули. ТРАХ! БАХ! Сиденье у самого плеча Норико буквально взорвалось.

—  Норико! Ложись! — крикнул Сюя, высунул руку из окна, прицелился в Кадзуо, который теперь держал в руке пистолет, и выстрелил. Тут пули в Ч3-75 кончились. Тогда Сюя взял у Норико браунинг. И снова принялся стрелять.

Слева от грузовика, между домами и полем, находился сожженный дотла склад. Должно быть, именно его имел в виду Сёго, рассказывая про здание, что загорелось после жуткого взрыва прошлой ночью. Теперь они были менее чем в двухстах метрах от поворота, который вел к жилому району на восточном берегу острова.

— Эй, Сёго, это же...

— Сам знаю! — рявкнул Сёго и выкрутил руль вправо. Левый борт грузовика иод Сюей буквально взлетел. Но стоило только грузовику вновь обрести равновесие, как он перескочил на проселок. Этот проселок вился по полям, к северной горе. Кадзуо по-прежнему преследовал их в мини-фургоне.

Сюя прицелился и выстрелил. Кадзуо пригнулся и выстрелил в ответ. На сей раз стальная панель над головой у Сюи оказалась пробита.

— Эй, Сюя! Просто продолжай стрелять, пока пули не кончатся! Не позволяй ему стрелять! — крикнул Сёго, сгибаясь над рулем. Тут Сюя заметил, что левое плечо школьного пиджака Сёго порвано, и оттуда течет кровь. Значит, Кадзуо все-таки в него попал.

Сюя хотел было возразить, но затем снова высунулся из окна и выстрелил. Сёго, возможно, планировал опять скрыться на горе. Если так, то самое главное было позаботиться о том, чтобы Кадзуо не мог стрелять. «Или мне повезет, — подумал Сюя, — и я все-таки в него попаду».

Он выстрелил.

Теперь уже и браунинг опустел, затвор его раскрылся. У Сюи кончились все пули.

Они приближались к горе. Знакомый пейзаж. Довольно странно, но там был фермерский дом, окруженный бетонной стеной. И поле. И трактор.

Тут Сюя сообразил, что у этого дома они впервые сражались с Кадзуо. Только теперь они находились с противоположной его стороны.

— Сёго, у меня кончились пули! Мы что, спасаемся на горе?!

Сёго усмехнулся.

— Ничего, у нас еще есть пули, — ответил он.

Сюя озадаченно сдвинул брови.

Грузовик съехал с подъездной дороги к фермерскому дому и по гребню перебрался на дорогу. Дальше дорога уже становилась слишком узка для грузовика.

Однако Сёго, похоже, не слишком тревожился и уверенно вел грузовик вперед. Кадзуо ехал следом, поддерживая одну и ту же дистанцию — метров двадцать. Временами он стрелял с сиденья водителя.

Наконец грузовик подкатил к фермерскому полю и остановился.

Сёго пинком распахнул дверцу со своей стороны.

— Скорее, сюда! — крикнул он и выскочил из машины.

Сюя подтолкнул Норико, пригнулся и собрался выскочить следом за ними. Он даже успел оглянуться. Мини-фургон Кадзуо летел прямо на них!

Раздался взрыв.

Левая передняя шина мини-фургона Кадзуо рванула. Он уже был всего лишь в десяти метрах.

Мини-фургон закачался... и соскользнул в сторону. Передняя часть машины поднялась в воздух, точно доска для серфинга на большой волне.

За мгновение перед тем, как мини-фургон наконец замер, оттуда выпрыгнул Кадзуо. Он сделал кувырок и опустился на одно колено. Из его рук летели огненные искры. Затем прозвучал еще один взрыв.

Сюя все еще находился внутри грузовика, когда в окно увидел, как тело Кадзуо Кириямы стремительно отлетает назад.

Кадзуо с глухим стуком упал на землю. И остался совершенно неподвижен. Сюя внезапно вспомнил, как погиб Кёити Мотобути. Его живот, похожий на мусорный бачок с сосисочной фабрики. Конечно, Кадзуо был слишком далеко, чтобы проверять состояние его живота. И все же, учитывая, как его изрешетило дробью из охотничьего ружья, он никак не мог быть все еще жив.

В этот момент Сюя наконец-то вылез из грузовика. Он заметил, что Сёго, выходя из-за кузова, держит в руках дробовик — тот самый, который Сюя бросил на поле, убегая от Кадзуо.

— Вот так-то — патроны у нас все еще есть. — Сёго успел подобрать брошенный Сюей вчера дробовик, зарядил его еще остававшимися у него охотничьими патронами (должно быть, в спешке он успел зарядить только два патрона)... и застрелил Кадзуо.

— Еще в самом начале... — медленно сказал Сёго, — с этой своей внезапной атакой он упустил нас. Потому и проиграл. Ведь тогда ему пришлось взять на себя всех троих.

Сёго глубоко вздохнул, с глухим стуком положил дробовик на холодильник в кузове и вынул из кармана пачку «дикой семерки». Достав оттуда одну сигарету, он ее закурил.

— Ты ранен, Сёго, — сказала Норико, указывая на его кровоточащее левое плечо.

— Угу. — Сёго взглянул на рану и ухмыльнулся. — Это ничего. — Он выдохнул дым.

Бах! Сёго согнулся. «Дикая семерка» выпала у него изо рта, оставляя в воздухе дымный след. Заросшее щетиной лицо исказилось. Сёго смотрел куда-то под ноги Сюе.

И тут Сюя увидел, что Кадзуо Кирияма приподнялся. В правой руке у него был пистолет. Он все еще был жив! Но ведь его живот должно было разнести залпом из дробовика!

Тело Сёго медленно оседало. Кадзуо быстро навел свой пистолет на Сюю. Тот вдруг понял, что он, как и Сёго, уже не находится под прикрытием грузовика. И что пистолета у него уже не было. Вернее, он был, но без пуль. Лежащий в кузове фургона дробовик перезаряжать было слишком поздно.

Дуло небольшого пистолета Кадзуо в добрых десяти метрах казалось гигантским тоннелем, черной дырой, способной поглотить все на свете.

Бах! Сюя мгновенно закрыл глаза. Ощутив, как острая боль пробегает по его груди, он подумал: «Вот проклятье, я умираю».

Затем Сюя открыл глаза.

Он был жив.

В оранжевом свете заходящего солнца Сюя увидел Кадзуо Кирияму. На месте носа у Кадзуо было красное пятно. Пистолет выпал из его руки. И Кадзуо упал навзничь.

Сюя медленно повернул голову влево. Норико стояла, обеими руками сжимая револьвер смит-вессон калибра .38.

«Ух ты, — подумал Сюя. — Вот, значит, как». Пока Сёго заряжал дробовик, Норико тоже зарядила револьвер, брошенный здесь вчера Сюей, оставшимися у нее пулями 38-го калибра.

Руки Норико дрожали.

— Ну и ну. — Сёго встал раньше, чем Сюя успел предложить помочь ему подняться.

— Ты как? — нервно спросил Сюя.

Сёго не отозвался. Он взял дробовик и, заряжая его патронами из кармана, подошел к Кадзуо. Когда между ними осталось не более двух метров, он прицелился в голову Кадзуо и нажал на спусковой крючок. Голова Кадзуо лишь раз дернулась.

Резко развернувшись, Сёго пошел назад.

— Ты в порядке? — снова спросил у него Сюя.

— Да. Все отлично.

Сёго подошел к Норико, нежно взял ее за ладони, все еще сжимающие смит-вессон и опустил их.

— Он мертв, — тихо сказал он. — Я его убил, не ты. — Затем он взглянул на Кадзуо и добавил: — Значит, он бронежилет носил.

Только тут до Сюи дошло. Получалось, Кадзуо Кирияма носил пуленепробиваемый бронежилет.

— Сёго, — слегка дрожащим голосом спросила Норико, — ты уверен, что с тобой все хорошо?

Сёго ласково улыбнулся и кивнул.

— Со мной все хорошо. Спасибо, Норико. — Затем он снова достал пачку сигарет. Пачка оказалась пустой, и тогда Сёго огляделся и поднял уже закуренную сигарету, которая выпала у него изо рта.

Сюя оглянулся и посмотрел на солнце, садящееся за островом. Все закончилось. По крайней мере, эта замечательная игра. И теперь, включая лежащего неподалеку Кадзуо Кирияму, тридцать девять его мертвых одноклассников были разбросаны по всему острову.

Сюя снова испытал головокружение. В голове была пустота. Что же за дьявольщина здесь происходила?

Лица вспыхивали одно за другим. Лицо Ёситоки Кунинобу, кричащего Сакамоти: «Я тебя убью!» Легкая улыбка на лице Синдзи Мимуры, когда Сюя уходил из класса. Лицо Тацумити Оки, когда он с налитыми кровью глазами взмахнул топориком. Лицо Хироки Сугимуры, исчезающего за дверью медпункта со словами: «Я должен увидеться с Каёко Котохики». Лицо Хироно Симидзу, когда она убегала от Сюи, застрелив Каори Минами. Полные слез глаза Юкиэ Уцуми, когда она говорила: «Я просто не знала, что мне делать, если ты умрешь». Лицо Юко Сакаки, когда она разжала пальцы и рухнула с маяка. И наконец холодные глаза Кадзуо Кириямы, который постоянно загонял их в тупик.

Теперь все они ушли. Не только их жизни, но и многие другие вещи оказались разрушены.

Но еще не все закончилось.

— Послушай, Сёго, — сказал Сюя. Тот перевел на него взгляд, не выпуская из руки окурка сигареты. — Мы должны тебя вылечить.

Сёго улыбнулся.

— Со мной все хорошо. Это сущая ерунда. Лучше позаботься о ранах Норико. Хочу собрать оружие Кадзуо, — добавил он затем и пошел к перевернутому мини-фургону.

Осталось 3 ученика

75

Сёго вел их вверх по горе. Оружие, выбранное им из арсенала Кадзуо, было закинуто в рюкзак у него за плечами. Ни Сюе, ни Норико Сёго оружия не предложил. В данный момент оно им уже не требовалось.

Сюя следовал за Сёго, поддерживая Норико правой рукой. Для начала они промыли рану на щеке Норико водой и заклеили ее сразу четырьмя кусками пластыря. Сёго сказал, что им лучше ее не зашивать. Сюя также промыл рану на ладони девочки и снова обернул ее банданой. Сёго быстро позаботился и о своих ранах.

Они покрыли уже немалое расстояние с тех пор, как Сёго объявил, что они должны подняться на гору, и пошел вперед.

— Сёго, — позвал его Сюя. Тот обернулся. — Куда мы идем?

Сёго ухмыльнулся:

— Осталось совсем немного. Просто следуйте за мной.

Сюя поудобней обнял Норико и пошел дальше.

Пик с обзорной площадкой, где были убиты Юкико Китано и Юмико Кусака, и его южная сторона давно стали запретной зоной. Сёго остановился как раз у границы этого района. "Если вдуматься, — припомнил Сюя, — то чуть ниже я видел, как Хироно Симидзу убила Каори Минами.

— Пожалуй, достаточно, — сказал Сёго.

Лесистый склон здесь кончался, и с этого места был превосходный обзор. Отсюда можно было увидеть весь остров, где произошла яростная битва между учениками третьего класса "Б" средней школы города Сироивы. Однако школу, где таился их последний враг, негодяй Сакамоти, скрывали холмы.

Сюя глубоко вздохнул.

— А что здесь наверху такого хорошего? — спросил он затем. — Как мы собираемся отсюда сбежать?

Не глядя на Сюю, Сёго улыбнулся.

— Расслабьтесь, — сказал он затем. — Посмотрите вон туда.

Сюя и Норико посмотрели, куда указывал Сёго.

Это место было за южной горой. Хотя уже смеркалось, они смогли разглядеть океан, несколько небольших островов, а еще дальше — крупный остров. Сюя видел гроздь огней, рассеянных по тому острову. Будь они ближе, можно было бы даже различить, какие из этих огней — неоновая реклама, а какие — фонари, тянущиеся вдоль прибрежного шоссе.

Теперь Сюя также знал, что они находятся на острове Окисима в заливе Такамацуси. Значит, маленький остров за южной горой — Мэгидзима, за ним лежал Огидзима, а еще дальше — большой остров Сикоку, где располагалась префектура Кагава.

— Вообще-то мне эти окрестности не очень знакомы, — сказал Сёго, — но вон там ваш дом. Сироива-тё должен быть где-то там. Больше вы его не увидите. А потому присмотритесь хорошенько.

Сёго имел в виду то, что они больше никогда его не увидят, потому что сбегут из страны? И все же...

Сюя взглянул на Сёго.

— Только не говори мне, что мы весь этот путь ради этой панорамы проделали.

Сёго рассмеялся.

— Эй, а что за спешка? — Затем он обратился к Норико: — Дай-ка мне твой револьвер. Мне нужно там кое-что проверить.

Норико отдала Сёго свой смит-вессон. Сёго вскрыл барабан и проверил его. Сюя подумал, что Норико перезарядила его после того единственного выстрела в Кадзуо.

Сёго не вернул Норико револьвер, а вместо этого крепко сжал его в ладони. Затем он глубоко вздохнул и сказал:

— Помните, я все время вам говорил, что могу использовать вас просто как группу? И что, может быть, намерен в самом конце вас убить?

Сюя недоуменно поднял брови. «Да, ты это говорил, — подумал он, — но?..»

— Да, но?..

— В общем, — сказал Сёго, — вы оба проиграли.

И он навел на них смит-вессон.

Осталось 3 ученика

76

На лице Сюи появилось странное выражение, как будто он одновременно усмехнулся и был предельно озадачен. Норико, судя по всему, испытывала то же самое.

— Что это значит? — спросил Сюя. — Сейчас не лучшее время для шуток.

— А я серьезно, — отозвался Сёго и взвел курок.

Усмешка мигом слетела с лица Сюи, и он почувствовал, как оцепенела Норико.

— Можете еще немного насладиться зрелищем, — продолжил Сёго. — Я же сказал — больше вы его никогда не увидите. — Его заросшее щетиной лицо разошлось в легкой ухмылке. Такой зловещей ухмылки Сюя еще никогда у него не видел.

Каркнула ворона в темнеющем вечернем небе.

Наконец Сюя заговорил. Его чувства никак не могли принять ситуацию, и он сумел лишь жалобно прохрипеть:

— Что? О чем ты говоришь?

— Ну ты и тупица, — откликнулся Сёго, пожимая плечами. — Я намерен убить вас обоих. И стать победителем. Второй раз подряд.

Губы Сюи задрожали. «Нет, — подумал он, — этого не может быть».

— Брось... — с запинкой выговорил он. — Значит... значит, все это время ты просто играл? Но ведь ты... ты о нас заботился. Ты столько раз нам помог.

— Это вы мне помогали, — спокойно ответил Сёго. — Вряд ли без вашей помощи я смог бы убить Кадзуо.

— Значит... значит, та история про Кэйко тоже была ложью? — Губы Сюи отчаянно дрожали. Чем больше он пытался овладеть своим голосом, тем громче говорил.

— Угу, — кратко ответил Сёго. — Я действительно участвовал в прошлогодней Программе в префектуре Хиого, и это правда, что там была девочка по имени Кэйко Онуки. Но между нами ничего не было. Девушка на фотографии — моя подружка, но ее зовут Кёка Симадзаки, и это совершенно другой человек. Она по-прежнему живет в Кобе. И она сумасшедшая... В общем, так или иначе, она попросила меня сохранить это фото. Но, должен вам сказать, подстилка она была славная...

Сюя опять глубоко вздохнул. Легкий ветерок раннего лета обдувал ему кожу, но теперь этот ветерок почему-то казался холодным.

— А как насчет того манка?.. — осторожно спросил он затем. У Сёго нашелся еще один краткий ответ.

— Я случайно нашел его в универмаге. И прикинул, что он может оказаться полезным. Так в конце концов и получилось.

Постепенно темнело.

— Вы проиграли в тот момент, — продолжил Сёго, — когда мне доверились.

Но Сюя по-прежнему не мог в это поверить. «Этого не может быть, — думал он. — Этого просто... не может быть. — Но тут ему в голову пришла другая мысль: — Это... это должно быть...»

Однако Сюю опередила Норико.

— Послушай, Сёго... это какая-то проверка, чтобы убедиться, что ты можешь нам доверять? Это потому что Кэйко не смогла тебе довериться?

Сёго пожал плечами.

— Просто невероятно, — сказал он, — как вы до сих пор в эту сказочку верите.

Это были его последние слова. Сёго поднял револьвер и медленно нажал на спусковой крючок.

Прогремели два выстрела. На остров опустился вечер.

Остался 1 ученик — ИГРА ОКОНЧЕНА — согласно докладу штаба систем слежения Программы третьего класса "Б" младшей средней школы города Сироивы

77

Сёго Кавада (ученик номер 5) вальяжно развалился на мягком диване каюты. Корабль слегка покачивался на волнах.

Для маленького сторожевого судна помещение было весьма просторным, правда, потолок был низковат. В центре каюты стоял низкий столик, а по обе стороны от него располагались два мягких дивана. Сёго сидел на дальнем от двери.

Поскольку каюта находилась под палубой, там не было иллюминаторов, и Сёго ничего не мог видеть снаружи, но сейчас уже должно было быть за 8.30 вечера. Желтый свет ламп в потолке играл на странной пепельнице. Впрочем, сигарет у Сёго больше не осталось.

Как только после окончания игры все запретные зоны были открыты, Сёго, как и требовалось, пробрался к школе. Трупы Ёсио Акамацу и Маюми Тэндо у школы, а также Ёситоки Кунинобу и Фумиё Фудзиёси внутри нее так и оставались нетронутыми.

Серебристый ошейник с Сёго наконец сняли, и, после съемки для выпуска новостей, солдаты препроводили его в гавань. Там стояли на причале два корабля. Один для победителя... а другой — транспортное судно, предназначенное для возвращения солдат, обратно на базу. Большинство солдат село именно на этот корабль. Только те трое, что находились в классной комнате, когда Сакамоти выдавал инструкции, присоединились к Сакамоти и Сёго на борту корабля для победителя. И завтра бригада наемных уборщиков должна была позаботиться об оставшихся на острове трупах учеников. Динамики и компьютеры в здании школы также предстояло демонтировать в ближайшие дни. Разумеется, программа и информация об игре уже были удалены из компьютера.

И теперь Сёго ждал здесь. Они находились к югу от Окисимы. Сторожевой корабль возвращался прямиком в бухту Такамацу, но транспортное судно с солдатами, судя по всему, должно было изменить курс и направиться на запад к военной базе.

Дверная ручка со щелчком повернулась. Солдат, стоявший на страже у двери, заглянул внутрь, затем отступил в сторону. Появился Кинпацу Сакамоти. Он нес с собой поднос с двумя чашками.

— Что, Сёго, заждался? — спросил Сакамоти, входя в каюту. Номура закрыл дверь.

Ковыляя на своих коротких ногах, Сакамоти подошел к столу и поставил туда поднос.

— Вот чай, — сказал он. — Пей сколько хочешь. — Затем Сакамоти достал из левого нагрудного кармана плоский конверт с письмом и бросил его на край стола. Наконец сел и зачесал за уши свои длинные волосы.

Сёго безразлично взглянул на конверт, затем воззрился на Сакамоти.

— Что тебе нужно? — осведомился он. — Мне бы хотелось, чтобы ты наконец оставил меня в покое. Я устал.

— Вот, значит, как... — Сакамоти поднес чашку ко рту. — Тебе следует быть более вежливым с взрослыми. Вот был у меня один ученик по фамилии Като. Вечно, знаешь ли, всякие неприятности мне устраивал. Но теперь, когда вырос, вполне уважительно ко мне относится.

— Я не из твоих свиней.

Сакамоти широко раскрыл глаза, словно бы захваченный врасплох, но затем снова улыбнулся.

— Ладно, брось, Сёго, брось. Я просто хотел с тобой мило поболтать.

Сёго откинулся на спинку дивана и закинул ногу на ногу. Он упорно молчал.

— Итак, с чего бы мне начать? — Сакамоти поставил чашку на стол и потер ладони. — Да, все верно, пожалуй, с тотализатора. — Глаза его заблестели. — Ты ведь знал, Сёго, что на победителя Программы заключаются пари?

Сёго прищурился, словно глядя на кусок дерьма.

— Меня бы это не удивило, — сказал он. — Для вас, подонки, совсем ничего святого нет.

Сакамоти улыбнулся.

— Я поставил деньги на Кадзуо. Двадцать тысяч иен. Если учесть мое скромное жалование, это очень много. Но из-за тебя я проиграл.

— Какая неудача, — без малейшего сочувствия отозвался Сёго.

Сакамоти опять улыбнулся.

— Я уже объяснил, — продолжил он, — как я мог по тем ошейникам понять, где вы все находитесь. Верно?

Сёго не отозвался. Ответ был очевиден.

Сакамоти пристально посмотрел на Сёго.

— Ты всю игру был с Сюей и Норико, верно? А в самом конце ты их предал. Вот к чему все сводилось, так?

—  А что такое? — отозвался Сёго. — В этой славной игре нет никаких ограничений. Так что не надо песен. Ты не можешь меня за это винить.

По физиономии Сакамоти расползлась широкая ухмылка. Он снова заправил за уши длинные волосы, глотнул чая и потер ладони. А затем заговорщическим тоном заговорил, словно делясь неким секретом:

— Послушай, Сёго. Вообще-то мне не положено никому этого разглашать, но тебе я скажу правду. В эти ошейники встроены микрофоны, так что мы можем слышать все, что ученики говорят во время игры. Ручаюсь, ты наверняка этого не знал.

Сёго, остававшийся до этого момента вполне равнодушным, наконец-то заинтересовался. Он хмуро сдвинул брови и сжал губы.

— Какого черта... откуда мне было об этом знать? — сказал он. — Значит, ты слышал, как я их дурачил?

— Угу, все верно. — Сакамоти кивнул. — Но, знаешь ли, Сёго, ты был не очень-то любезен. Сам посуди. «Даже если мы сможем захватить Сакамоти, не сомневаюсь, с точки зрения правительства, он расходный материал. Мелкая сошка». Ты это сказал. Пойми, инструктор Программы — очень уважаемая должность. Не каждому по плечу.

Сёго не обратил никакого внимания на жалобу Сакамоти.

— Зачем ты мне все это рассказываешь? — спросил он.

— Ах, даже не знаю, — отозвался Сакамоти. — После твоей столь замечательной игры я просто не смог удержаться.

— Врешь.

Сёго отвернулся от Сакамоти, но тот продолжал настаивать:

— Да, действительно замечательная игра, однако... — Сёго снова на него взглянул. Сакамоти продолжил: — Есть кое-что, чего я не понимаю.

— Чего ты не понимаешь?

— Почему ты не пристрелил этих двоих сразу же после того, как убил Кадзуо? Ведь ты сразу же мог это сделать, верно? Вот единственное, чего я не понимаю.

— Все было так, как я им сказал, — без колебаний ответил Сёго. — Я просто подумал, что позволю им в последний раз взглянуть на дом. Небольшой подарок перед погружением в ад. Можешь, конечно, не верить, но порой я способен на настоящую преданность. В конце концов, благодаря им я выиграл.

Сакамоти хмыкнул, затем поднес чашку ко рту. Откинувшись на спинку дивана с чашкой в руках, он снова заговорил:

— Послушай, Сёго, я получил данные по Программе младшей средней школы второго района города Кобе. — Тут Сакамоти пристально посмотрел на Сёго. Сёго уставился на него в ответ. — Насколько я могу понять из этих данных, ничто не указывает на то, что у тебя были какие-то особые отношения с Кэйко Онуки.

— С Онуки? Как я уже сказал, я все это выдумал, — перебил его Сёго, однако Сакамоти упорно продолжил:

— Как ты сказал Сюе Нанахаре и Норико Накагаве, ты дважды виделся с Онуки — первый раз лишь ненадолго и второй раз перед тем, как ты победил, когда она уже была мертва. Даже если поднять все записи разговоров, ты ни разу не упоминал ее имени. Ни разу. Ты это помнишь?

— Да чего ради мне было его упоминать? Как я уже сказал — ничего у меня с ней не было. Ты ведь меня слышал, верно?

— Но вся штука в том, Сёго, что во второй раз ты оставался с ней целых два часа.

— Вышло простое совпадение. Там было удачное место, чтобы спрятаться и отдохнуть. Именно потому я так хорошо и запомнил ее имя. Говорю тебе — она умерла страшной смертью.

Ухмылка словно приклеилась к физиономии Сакамоти. Он кивнул, словно бы говоря «ну-ну».

— Еще одна штука в том... что за все восемнадцать часов, что были потрачены на ту игру (на самом деле очень короткий срок — пожалуй, выбранный район оказался слишком мал), ты не обменялся ни с кем ни единым словом. То есть, не считая чего-то вроде «стой» или «я не враг».

— Это тоже была такая тактика, — перебил его Сёго. — Ведь это так очевидно.

Игнорируя замечание Сёго, Сакамоти улыбнулся:

— Таким образом, у меня нет никакого представления о том, как ты подошел к этой игре. Ты много двигался по округе, но...

— Тогда была моя первая игра. Я еще толком не знал, как в нее играть.

Тут Сакамоти снова кивнул, словно бы говоря «ну-ну». Отхлебнув чая, он поставил чашку на стол. Затем поднял взгляд.

— А кстати... — сказал Сакамоти, — как насчет того фото? Если ты не против, я бы хотел на него взглянуть.

— Фото?

— Ну да. Насчет той фотографии, которую ты показывал Нанахаре и Накагаве. Ты сказал, что на том фото запечатлена Онуки, верно? Позволь мне на нее посмотреть. Ведь на самом деле на той фотографии должна быть девочка по фамилии Симадзаки, верно?

Сёго надменно скривил губы.

— Почему я должен тебе ее показывать?

— Уж пожалуйста, покажи ее мне. Ведь я твой инструктор. Пожалуйста. Покажи. — Сакамоти подался вперед.

Сёго неохотно пошарил в заднем кармане брюк. Затем удивленно поднял брови и вынул из кармана пустую руку.

— Фотография пропала, — сказал Сёго. — Должно быть, я где-то ее обронил, пока сражался с Кадзуо.

— Обронил?

— Ну да. Верно. Я потерял бумажник. Хотя он мне все равно больше не нужен.

Внезапно Сакамоти разразился смехом.

— Понятно, — с трудом вымолвил он, держась за живот, хлопая себя по ляжкам и продолжая ржать.

Сёго выглядел несколько озадаченным... но затем он вдруг, сузив глаза, взглянул на потолок каюте.

Несмотря на изоляцию стен грузового корабля, Сёго расслышал слабое, но отчетливое гудение. И это определенно не был звук работы судовых моторов.

Звук становился все громче и громче... а затем, достигнув определенной точки, стал удаляться. Наконец он почти пропал.

Сакамоти скорчил гримасу.

— Что, Сёго, забеспокоился? — Он перестал смеяться. На физиономии у него, однако, оставалась все та же подлая улыбочка. — Это был вертолет. — Сакамоти снова протянул руку к чашке чая и допил ее. Затем поставил пустую чашку на стол. — Этот вертолет направляется к острову, где вы все сражались.

Сёго опять хмуро сдвинул брови, но на сей раз, похоже, по другому поводу. Однако Сакамоти было все равно. Самодовольно откинувшись на спинку дивана, он сменил тему.

— Послушай, Сёго. Давай еще немного поговорим об этих ошейниках. Если ты не в курсе, они на самом деле называются «Гвадалканал номер 22». Впрочем, это неважно. Так или иначе, разве ты не рассказал Сюе про то, как их можно демонтировать?

Видя, что Сёго не откликается, Сакамоти продолжил:

— На самом деле твоя теория была совершенно верна. Каждый блок снабжен тремя разными системами, а потому, даже если одна система имеет однопроцентный рубеж ошибки, с тремя системами только один из миллиона ошейников может сломаться. Впрочем, в реальности шансы еще более дохлые. Да-да, все именно так, как ты ему рассказал. Никому эти ошейники не дадут спастись. Любая попытка снять ошейник приведет в действие бомбу и убьет его носителя. Впрочем, крайне редко кто-то нечто подобное пробует сделать.

Сёго по-прежнему молчал как рыба.

— Но штука в том... — тут Сакамоти опять подался вперед, — что на сей раз я подумал, что мне полезно будет связаться с оружейной лабораторией Оборонительных Сил. И догадываешься почему? — Он впился глазами в Сёго. — Там сказали, что ошейник может размонтировать любой, кто обладает базовыми понятиями об электронике. При этом ему не понадобится ничего кроме простых транзисторов, используемых в обычном радиоприемнике. Но это, разумеется, если ты знаешь принципиальную схему устройства.

Сёго по-прежнему молчал. А затем, совершенно внезапно, как будто эта мысль только-только пришла к нему в голову, он до странности равнодушным тоном сказал:

— Не понимаю. Кто может обладать такой информацией?

Сакамоти улыбнулся и кивнул.

— Да, конечно. И все же, если мы допустим, что ошейник обезврежен, тогда он, очевидно, будет передавать сигнал, информирующий нас о смерти носителя, так? Другими словами, если бы нашелся ученик, которому удалось бы снять ошейник, он бы без особых проблем смог выжить. Ему просто пришлось бы переждать, пока по окончании игры военные покинули бы округу и он без излишней спешки смог бы спастись. Все верно — именно так, как ты сказал Сюе Нанахаре. Ты сказал, что, если игра заканчивается днем, то бригада наемных уборщиков прибывает на следующий день. А в промежутке остается уйма времени. И вода в это время года совсем не такая холодная. По морю можно далеко уплыть.

Сёго лишь хмыкнул. Сакамоти снова откинулся на спинку дивана.

— Чушь собачья, — наконец отозвался Сёго. — Схемы ошейников должны быть совершенно секретными, разве не так? Как ученик средней школы смог бы что-то про них узнать?

— И тем не менее он смог, — отозвался Сакамоти. Сёго недоуменно на него взглянул. — Видишь ли, при обычных обстоятельствах, имея всю эту информацию включая твое личное дело и данные об устройстве «Гвадалканал», мне бы не пришлось просматривать больше никакого материала. Я бы просто сидел здесь на диване, поражаясь твоему разуму и хитроумию. Но так уж получилось, что еще до начала игры со мной связался штаб Диктатора и сил особого назначения. Я хочу сказать, еще двадцатого числа.

Сёго молча смотрел на Сакамоти.

— Там сказали, — продолжил Сакамоти, — что в марте кто-то вломился в государственную центральную операционную систему. — Он немного помолчал. Затем добавил: — Конечно, хакер подумал, что ему удалось не оставить следов. Следует признать, он был невероятно искусен, и, хотя администратору удалось засечь его взлом, ловкач сумел перед тем, как сбежать, стереть регистрацию своего доступа. Однако...

Сакамоти снова сделал паузу. Сёго молчал.

— ...государственная система имеет очень солидную защиту. Существует другая тайная система регистрации, которая записывает каждую проведенную операцию. Разумеется, обычно эту тайную систему не отслеживают, и администратор в то время не подумал, что там имеется какая-то аномалия. Вот почему спецам потребовалось столько времени, чтобы все это обнаружить. Но они тем не менее это обнаружили. Да, им все-таки это удалось.

Сёго сжал губы и внимательно посмотрел на Сакамоти. Однако его кадык слегка дернулся. Едва различимое движение от инструктора не ускользнуло.

— Послушай, — сказал Сёго. — Один наемный уборщик действительно рассказал мне про сбор трупов. Я с ним тогда в баре выпивал. Тема всплыла сама собой. А инструктор предыдущей игры сообщил нам, что Программа почти никогда не заканчивается ввиду истечения времени. Можешь сам его спросить.

Сакамоти задумчиво потер правой рукой кончик носа и в упор посмотрел на Сёго.

— Зачем ты мне про это рассказываешь? Ведь я тебя даже не спрашивал.

Кадык Сёго опять дернулся. Сакамоти усмехнулся.

— Таким образом очевидно, — продолжил он, — что некоторые из взломанных содержали информацию о Программе. Другими словами, технические условия на ошейник «Гвадалканал». Зачем кому-то понадобилась столь бесполезная информация? Я хочу сказать — в чем тут смысл? Даже если хакер собирался предать ее огласке, власти тут же разработали бы новый ошейник, и на этом дело бы и закончилось. Зато, может статься, нам следует предположить такой вариант: взломщик желал любой ценой получить эту информацию для своего личного пользования. Тебе так не кажется?

Сёго не откликнулся. Тогда Сакамоти вздохнул и подобрал брошенный им на стол конверт. Одной рукой его вскрыв, он вынул оттуда содержимое. И разложил его перед Сёго.

Там были две фотографии. Обе черно-белые, отпечатанные на бумаге В5. Один снимок был совсем расплывчатым, и сложно было понять, что там изображено. Зато на другой достаточно четко виднелся грузовик и три рассеянные вокруг него черные точки. Учитывая, что грузовик снимали сверху, три точки явно были головами.

— Видишь, ага? — спросил Сакамоти. — Это вы трое совсем недавно. Сразу же после того, как вы убили Кадзуо. Эти снимки сделаны со спутника. Обычно мы таких мер не предпринимаем. Но я бы хотел, чтобы ты попристальней пригляделся вот к этой, другой фотографии. Видишь? Вообще-то здесь ничего не различить, верно? Но на самом деле это фотография горы. Она была сделана в тот момент, когда ты расстреливал тех двоих. Света там было явно недостаточно, и фотография получилась совсем расплывчатой, потому что вас всех скрывал лес. Все верно, на ней ты ничего не разглядишь.

Сакамоти погрузился в молчание. Корабль немного покачивало, но Сёго и Сакамоти сохраняли неподвижность и не спускали друг с друга глаз.

Затем Сакамоти глубоко вздохнул и снова заправил за уши свои длинные волосы. Опять расплывшись в улыбке, он заговорил до странности доверительным тоном:

— Скажи, Сёго. Ведь я с самого начала отслеживал эту игру. Верно? После того как ты застрелил Сюю Нанахару и Норико Накагаву, Нанахаре потребовалось пятьдесят четыре секунды, чтобы умереть, тогда как Накагава скончалась через одну минуту и тридцать секунд. Если ты стрелял в них в упор, они должны были бы погибнуть мгновенно. Откуда же такая задержка во времени?

Сёго молчал, однако — сознавал он того или нет — лицо его вдруг застыло.

— Так могло получиться, — сумел выговорить он. — Я подумал, что они погибли мгновенно, но...

— Хватит, — резко оборвал его Сакамоти и твердым голосом продолжил: — Давай положим всему этому конец. — Заглянув Сёго в глаза, он кивнул, словно бы его укоряя. — Сюя Нанахара и Норико Накагава по-прежнему на том острове. Они все еще живы, верно? Они прячутся на горе. А ты — тот самый ловкач, которому удалось взломать центральную операционную систему. Или этот ловкач — один из твоих друзей. Ты знал, как размонтировать ошейник. Ты также знал, что мы прослушиваем все разговоры, а потому разыграл представление в духе радиодрамы о том, как ты этих двоих застрелил. Затем ты снял с них ошейники. Я прав? Я не сказал, что это замечательное представление закончилось. Нет, сейчас только самая его середина.

Стиснув зубы, Сёго пристально смотрел на Сакамоти.

А Сакамоти по-прежнему улыбался.

— Разве ты не раздал им какие-то записки о местах встречи? — продолжил он. — И позднее вы должны были объединиться, верно? Ну так можно об этом забыть. Вертолет, который только что пролетел над кораблем, собирается обработать весь остров отравляющим газом. Этот ядовитый горчичный газ разработан совсем недавно и называется «Великая Победа Народной Республики Дальневосточная Азия номер 2». Сторожевые суда по-прежнему остаются на своих местах. Так что с Нанахарой и Накагавой покончено.

Пристально глядя на Сакамоти, Сёго погрузил пальцы в подлокотники из синтетической кожи. Сакамоти еще раз глубоко вздохнул и осел на диване. А потом опять зачесал длинные волосы за уши.

— Прецедента для чего-то подобного у нас пока еще не имелось. Строго говоря, ты вообще никакой не победитель. Однако один из чиновников комитета по образованию, на которого я работаю, поставил на тебя уйму денег. Поэтому я решил, что вся эта история внутреннее дело. Если я помогу тому чиновнику, он посодействует моей карьере... а значит, официально ты победитель. Согласно всем официальным записям, ты убил тех двоих... Ну как, Сёго, теперь ты доволен?

Сёго теперь вряд ли был доволен. Мало того, он был так напряжен, что казалось, его в любую секунду могло начать трясти. Но когда Сакамоти вопросительно поднял брови, Сёго отвернулся от него и уставился в пол.

— Не знаю, о чем ты толкуешь... — сказал он, несколько раз нервно сжимая и разжимая кулаки. Снова взглянув на Сакамоти, Сёго тревожно спросил: — А к чему пускаться во все тяжкие, распыляя газ? Так ты только народные деньги транжиришь.

Сакамоти заржал.

— А вот мы скоро выясним, транжирю я народные деньги или нет. Да, вот еще что, — сказал он, вытаскивая из-под пиджака маленький автоматический пистолет и направляя его на Сёго. Тот широко раскрыл глаза от удивления. — Я решил позаботиться и о тебе как о внутреннем деле. У тебя в голове бродят опасные идеи. Думаю, что не в интересах нашей страны, оставить жизнь такому диссиденту, как ты. Надо выбросить гнилое яблоко из корзины. И чем раньше, чем лучше. Ты прибудешь в армейский госпиталь после ранений, полученных в этой игре.

Как тебе такой вариант? Ах, нет, не волнуйся. Если тебе случится завести там друзей, мы и их выследим. Нам даже не придется тебя допрашивать.

Сёго медленно оторвал глаза от пистолета и взглянул на Сакамоти.

— Ты, тварь... — процедил он сквозь зубы. Сакамоти только еще шире ухмыльнулся. — Ублюдок! — проревел Сёго голосом, полным возмущения и отчаяния. Чего Сёго сейчас больше всего хотелось, так это схватить Сакамоти за горло. Но пистолет ему такой возможности не давал. Он мог лишь сжимать кулаки у себя на коленях.

— Послушай, гад, а у тебя... у тебя дети есть? Как ты можешь мириться с этой проклятой игрой?

— Конечно, у меня есть дети, — небрежным тоном ответил Сакамоти. — И знаешь, я люблю весело проводить время, так что мы с женой собираемся завести еще и третьего.

Сёго не стал откликаться на шутку.

— Тогда... — вместо этого заорал он, — тогда как ты можешь со всем этим мириться? Один из твоих детей может в будущем оказаться в этой игре! Или... или все устроено так... что дети высокопоставленных чиновников вроде тебя от нее освобождаются?

Сакамоти с оскорбленным видом покачал головой:

— Это просто нелепо. Как ты, Кавада, мог такое подумать? Ведь ты читал требования Программы, разве не так? Нет никаких исключений. Конечно, мне приходилось идти на кое-какие подлости. К примеру, я использовал связи, чтобы устроить своего ребенка в престижную школу. Да, я тоже человек. Но быть человеком также означает подчиняться определенным правилам... хотя, конечно, эту информацию ты так и не смог стырить, угу? Совершенно секретные файлы также содержали в себе информацию о Программе. Говорю тебе — Программа жизненно необходима для нашей страны. Суть в том, что это вовсе никакой не эксперимент. Как по-твоему, зачем мы заставляем местные телеканалы транслировать изображение победителя? Конечно, телезрители могут почувствовать к нему жалость. Станут думать: вот бедный ученик, конечно же, он не хотел участвовать в игре, просто у него не было другого выбора, кроме как сражаться с остальными. Другими словами, в итоге все приходят к заключению, что никому нельзя доверять, верно? А это устраняет всякую надежду на объединение и организацию заговора против правительства, разве не так? Тогда выходит, что Народная Республика Дальневосточная Азия и ее идеалы бессмертны. Естественно, ради столь благородной цели все должны быть готовы умереть. Я передал эту мудрость моим детям. Моя старшая дочка сейчас учится во втором классе, и она всегда говорит, что пожертвует своей жизнью на благо Республики.

У Сёго на щеках заиграли желваки.

— Ты псих, — процедил он. — Ты просто из ума выжил! Как можно быть таким уродом? — Сёго почти вышел из себя. — Правительство должно служить людям, а не наоборот. Если ты думаешь, что эта страна имеет будущее, то ты... ты безумен!

Сакамоти позволил ему закончить.

— Послушай, Кавада, — сказал он затем. — Ты еще ребенок. Похоже, вы, ребята, уже что-то там между собой обсуждали, но я хочу, чтобы ты подумал еще. Наша страна — самая лучшая в мире. Это самая процветающая страна. Да, верно, у тебя нет особых возможностей много путешествовать за границу, но наш промышленный экспорт никому не превзойти. Однако все дело в том, что это процветание является результатом единения всего населения с мощным правительством в центре. Определенная степень контроля всегда необходима. Иначе... иначе мы обречены деградировать до какой-нибудь третьестепенной страны вроде Американской империи. Ведь ты немало знаешь про это жалкое государство, верно? Это страна, откуда идут всевозможные проблемы вроде наркотиков, насилия и гомосексуализма. Американская империя существует только за счет прошлой славы, но она распадается — это только вопрос времени.

Сёго какое-то время молчал. И крепко сжимал зубы.

— Позволь, я тебе кое-что скажу, — процедил он затем.

Сакамоти удивленно поднял брови:

— Что? Говори.

— Ты, конечно, можешь называть это процветанием, но... — Голос Сёго звучал устало, но был полон достоинства. — Это все равно останется сплошным враньем. Правда не изменится — даже если ты сейчас меня убьешь. Ты обречен быть лжецом и пустозвоном. Никогда этого не забывай.

Сакамоти пожал плечами.

— Ты уже закончил со своей речугой? — Он поднял пистолет. Сёго сжал губы и гневно взглянул на Сакамоти, не обращая ни малейшего внимания на оружие. Казалось, он готов был встретить смерть лицом к лицу.

— Тогда пока, Кавада. — Сакамоти кивнул, словно прощаясь. Но только его палец стал жать на спусковой крючок, как вдруг...

ТРАХ-ТАХ-ТАХ... Треск, напоминающий работающую пишущую машинку буквально расколол каюту.

Палец Сакамоти на мгновение замер. Он на долю секунды взглянул на дверь — достаточно недолго. К тому времени, как он снова повернулся к Сёго, тот уже стоял прямо перед ним. Сёго двигался мгновенно, точно телепортирующийся волшебник.

Снаружи каюты продолжал слышаться треск. Левая рука Сёго придержала пистолет в правой ладони Сакамоти. Сакамоти замер и посмотрел Сёго прямо в лицо, покачивая длинными грязными волосами. Он не попытался вырвать руку, а просто в упор смотрел на противника.

Снова раздался треск.

Дверь распахнулась.

— Нападение... — Осмыслив ситуацию, Номура мгновенно умолк и попытался вскинуть винтовку.

Все еще держа левой рукой правую ладонь Сакамоти, Сёго развернул тело инструктора, словно они танцевали танго. Одновременно, разворачиваясь, он прижал указательный палец Сакамоти к спусковому крючку и начал стрелять. Три пули вошли Номуре в грудь как раз над сердцем. Теперь, когда дверь была открыта, треск стал громче.

Сёго снова посмотрел Сакамоти прямо в глаза. Не отпуская инструктора, Сёго двинул ему правой рукой снизу по подбородку.

Сакамоти тут же закашлялся кровью. Кровь стекала из его рта на подбородок, а затем падала на пол.

— Я же сказал тебе, что ты просто народные деньги транжиришь. — Сёго еще дальше всадил свой кулак под подбородок Сакамоти. Глаза инструктора закатились. А затем запрокинулась его голова.

Сёго отодвинулся от Сакамоти, и тот рухнул на диван. Теперь стала видна его шея. Коричневая палочка торчала из дыхательного горла инструктора, точно странное украшение. Вблизи, на самом конце палочки, можно было разглядеть золотистый логотип фирмы-изготовителя. На самом деле палочка представляла собой один из тех карандашей, которыми все, включая Сёго и Сюю, писали на листках бумаги: «Мы будем убивать друг друга». Но Сакамоти, надо думать, понятия об этом не имел.

Взглянув на Сакамоти, Сёго засунул пистолет себе за пояс. Затем он бросился к лежащему на спине Номуре и схватил его винтовку. Забрав у солдата дополнительные магазины, Сёго вышел из каюты. Он распахнул две двери направо по коридору, но там оказались только ряды коек. Внутри никого не было.

Треск становился все ближе. Вниз по лестнице в конце узкого коридора закувыркался солдат. Не считая пистолета в его руке, солдат был не вооружен — возможно, теперь, когда игра закончилась, он считал себя в безопасности. Когда мертвый солдат рухнул на пол, Сёго узнал в нем Кондо.

Перешагнув через его труп, Сёго подошел к лестнице и поднял взгляд.

На верху лестницы рядом друг с другом стояли Сюя Нанахара (ученик номер 15) с ингрэмом М-10 в руках и Норико Накагава (ученица номер 15). Оба были насквозь мокрые.

78

— Сёго!

Видя, что Сёго в безопасности, Сюя испустил крик радости. Он слышал выстрелы помимо треска своего ингрэма, и опасался, что они могли прибыть слишком поздно. Сёго побежал вверх по лестнице с винтовкой, изъятой им у Номуры.

— Значит, у тебя все хорошо?

— Ага. — Сёго кивнул. — Сакамоти мертв. А вы там со всеми разобрались?

— На палубе мы всех убрали. Мы только не смогли найти того парня по фамилии Номура...

— Тогда полный порядок. С Номурой я разобрался, — сказал Сёго, пробегая мимо них на капитанский мостик, где располагалась рулевая рубка.

В коридоре, ведущем к рулевой рубке, лежал еще один труп, затем еще два в комнате инструктажа под рулевой рубкой. Это были солдат Тахара, а остальные — члены команды судна, причем только Тахара был вооружен, да и то всего-навсего пистолетом. Сюя со своим ингрэмом в темпе их всех разметал. На палубе лежали еще двое членов команды, убитые Сюей.

Взглянув на труп Тахары, Сёго схватился за поручень, ведущий к рулевой рубке.

— Да, Сюя, ты был безжалостен, — заметил он.

— Ага, — кивнул Сюя. — Как ты и сказал.

Как только Сёго оказался в рулевой рубке, он нашел там еще две жертвы Сюи, развалившиеся в углу. В темном окне виднелось несколько дыр, то ли пробитых случайными пулями, то ли теми, что прошили членов команды.

Корабль как раз проходил мимо острова, освещенного огнями жилых домов (скорее всего, Мэгидзимы). Сюя задумался, не могли ли там или где-то еще дальше в море услышать пальбу на корабле. Впрочем, у них в стране люди нередко слышали выстрелы, так что он особенно не беспокоился.

Сёго смотрел прямо перед собой. Сюя и Норико посмотрели туда же и увидели что-то вроде перевозчика гравия, приближающегося к ним справа. Сёго взялся за штурвал и принялся методично тянуть на себя рычаг рядом с рулем.

— Надеюсь, вы не простудились, — сказал Сёго.

— Я — нет.

— А ты, Норико?

— Со мной тоже все хорошо, — кивнула Норико.

Сёго, прищурившись смотрел в сторону встречного судна.

— Извиняюсь, — сказал он. — На сей раз простая работа досталась мне.

Перевозчик гравия все приближался.

— Нет, неправда, — возразил Сюя. — Я бы никогда с Сакамоти не справился. Он был вооружен. Это мог сделать только ты.

Перевозчик все больше и больше над ними нависал. И все же... они сумели разойтись. Огни корабля стали удаляться.

— Уф-ф. — Сёго перевел дух, а затем отпустил штурвал и принялся нажимать кнопки навигационных приборов. Некоторое время он изучал панель, и увидел как один из диодов отключается, затем взял радоиопередатчик. Оттуда донесся голос. Звучало все примерно так:

— Говорит Центральная служба транспортных перевозок Внутреннего Японского моря, что в Бидзэне.

— Говорит оборонительный сторожевой корабль ДМ-245-3568, — откликнулся Сёго. — Нам требуется подтвердить наше местоположение.

— ДМ-245-3568, мы не можем этого сделать. У вас проблемы?

— Навигационная система нашего ООК, похоже, вышла из строя. Нам придется остановить судно примерно на час, чтобы исправить поломку. Можете вы оповестить другие корабли?

— Да. Нам нужно ваше текущее местоположение.

Сёго зачитал информацию с дисплея навигационного прибора. Затем он прервал связь.

На самом деле Сёго просто старался выиграть время, чтобы увести корабль куда-нибудь подальше. Теперь он быстро крутил штурвал, выполняя крутой левый поворот. Сюя почувствовал, как от резкого движения судно закачалось.

Затем Сёго стал управлять штурвалом более осторожно.

— Этот ублюдок Сакамоти понял, что происходит, — сказал он. — А потому я рад, что вы, ребята, вовремя подоспели.

Сюя кивнул. С его челки все еще капала вода.

Сёго был прав. Дважды выстрелив в воздух тогда на горе, он тут же прижал палец к губам, давая знак вздрогнувшим Сюе и Норико хранить молчание. Затем Сёго достал из кармана карту и принялся что-то писать на обратной ее стороне. В слабом свете запись разобрать было нелегко, но все же они сумели ее прочесть. Затем Сёго снял с них ошейники. Использовал он для этого всего-навсего провод, подсоединенный к транзисторному радиоприемнику нож и небольшую отверточку. Дальше Сёго вынул из рюкзака примитивную лесенку из бамбуковых палочек и веревки, после чего нацарапал на карте еще одну записку: «Заберитесь на корабль, на который меня посадят. Дело будет ночью, так что выйдет полный порядок. Проберитесь в гавань по пляжу. К якорю прикреплена цепь. Привяжите к ней лесенку и подождите. Как только якорь поднимется, и корабль начнет двигаться, поднимитесь на палубу и спрячьтесь за спасательными поясами на корме. А когда время придет, нападайте».

Конечно... непросто было держаться за эту жалкую веревочную лесенку, когда корабль стал набирать скорость, бороздя волны и волоча Сюю с Норико по морю. Еще труднее стало добраться до палубы, пусть она и была всего-навсего в полуметре над верхом лесенки. Не имея возможности пользоваться раненой левой рукой, Сюя просто не смог бы выполнить это. Однако Норико, несмотря на свою раненую ладонь, сумела туда подтянуться и протянула руку Сюе. Сила Норико невероятно Сюю удивила. В любом случае... они сумели выполнить задуманное.

— И все-таки... — буркнул Сюя, — лучше бы ты нам раньше обо всем рассказал.

Сёго крутанул штурвал вправо и с напускной скромностью пожал плечами.

— Так наши действия стали бы менее естественными. Впрочем, извините.

Сёго отпустил штурвал. Перед ними простиралось черное море. Никаких признаков приближающихся судов на данный момент не прослеживалось. Тогда Сёго взялся проверять несколько судовых приборов.

— Просто поразительно, — сказала Норико. — Ты сумел вломиться в государственную компьютерную систему.

— Да, действительно, — согласился Сюя. — И еще врал насчет своей компьютерной неграмотности.

Внимательно глядя вперед, Сёго усмехнулся.

— Вообще-то, они все равно про это узнали. Хотя в итоге все, похоже, сработало.

Судя по всему, удовлетворенный показаниями приборов, Сёго направился к одному из лежащих на полу солдат. Недоумевая, что он такое делает, Сюя и Норико молча смотрели, как он шарит у солдата в карманах.

— Проклятье, — выругался Сёго. — Выходит, в оборонительных силах теперь сплошь некурящие.

Оказалось, он искал сигареты.

И все же из нагрудного кармана другого солдата Сёго удалось извлечь пачку «бастера». Пачка была залита кровью, но Сёго это нимало не смутило. Он небрежно вытащил сигареты, вставил одну из них в рот и закурил. Затем прислонился сбоку к штурвалу и прищурился, сосредоточенно затягиваясь.

Норико внимательно за ним наблюдала.

— Будь наша группа более крупной, — сказала она, — у нас вряд ли бы что-то получилось.

Сёго кивнул.

— Это правда. И все должно было произойти ночью. Хотя, по-моему, нет смысла снова все это проходить. Мы живы. Разве этого недостаточно?

— Достаточно, — кивнул Сюя.

— Почему бы вам двоим не принять душ? — сказал Сёго. — Он как раз перед лестницей. Совсем крошечный, но горячая вода там должна быть. Одежду можете позаимствовать у солдат.

Сюя кивнул и положил ингрэм на низкий стол у стены. Затем тронул Норико за плечо.

— Давай, Норико. Иди первой. Ты же не хочешь опять заболеть.

Норико кивнула. Они уже собрались было направиться к лестнице, но тут Сёго их остановил.

— Погоди, Сюя, — сказал он. — Останься. — Потушив сигарету о край штурвала, он добавил: — Сперва я покажу тебе, как управлять этим кораблем.

Сюя недоуменно поднял брови. Он рассчитывал, что управление судном Сёго возьмет на себя. Хотя, если вдуматься, Сёго тоже наверняка хотелось принять душ. Тогда управлять кораблем пришлось бы Сюе и Норико.

Сюя кивнул и вместе с Норико вернулся к рулю.

Сёго еще раз глубоко вздохнул и слегка похлопал по штурвалу.

— Сейчас я управляю кораблем вручную. В целом так меньше заморочек, чем если поставить его на автопилот. Итак, начнем вот с этой штуковины... — Сёго указал на рычаг рядом с рулем. — Это вроде акселератора и тормоза. Если подавать его вперед, скорость увеличивается, а если назад — уменьшается. Проще пареной репы, ага? А вот эта ерундовина... — Сёго указал на круглый прибор, смонтированный как раз над штурвалом. Тонкая стрелка прибора была наклонена вправо. Ее окружали буквы и цифры, указывающие направление. — Это гирокомпас. Он задает направление. Видите карту океана?

Сёго указал на маршрут, которым они пробирались меж мелких островов, направляясь к большому острову Хонсю из их текущего положения к востоку от острова Мэгидзима. Лучше всего, объяснил Сёго, причалить на какой-нибудь пустынный пляж в префектуре Окаяма. После чего выдал Сюе и Норико несколько простых инструкций касательно радара и мареографа.

Затем Сёго задумчиво коснулся подбородка.

— Что касается интенсивного курса обучения, то это примерно все. Таких знаний вполне достаточно, чтобы этой штуковиной управлять. Кроме того, всегда следует держаться вправо от встречного корабля. И еще одно — остановиться немедленно невозможно. Когда приближаешься к берегу, ты должен заранее хорошенько притормозить. Понял?

Сюя опять недоуменно поднял брови. Он не понимал, зачем Сёго дает ему советы еще и насчет причаливания. Впрочем, Сюя продолжил кивать.

— А записки, которые я вам дал? — добавил Сёго. — Они все еще при вас? Там действительно ваша информация для контакта.

— Ну да... они у нас. Но... но ведь ты идешь с нами, верно? Да, Сёго?

Тот не сразу откликнулся на вопрос Сюи. Достав одну из сигарет, которые он сунул в карман, Сёго вложил ее в рот и щелкнул зажигалкой. Сигарета зажглась как полагается... но тут Сюя подметил кое-что странное. Рука Сёго, в которой он держал зажигалку, заметно дрожала.

Норико тоже, судя по всему, это заметила. Глаза ее расширились.

— Сёго...

— Вы, ребята, просили меня... — перебил Сёго Сюю, не вынимая изо рта сигареты. Дрожащей рукой он бросил зажигалку рядом с рулем. Затем продолжил: — Вы просили меня отправиться вместе с вами в США. — Дрожащей рукой Сёго вынул сигарету изо рта и выдохнул дым. — Я об этом подумал. Но... — Тут он умолк и снова вставил в рот сигарету. Затем опять вынул ее и выдохнул дым. — Похоже, на этот вопрос мне уже отвечать ни к чему.

Внезапно Сёго осел на пол. Он опустился на колени, и голова его свесилась вперед.

79

— Сёго!

Сюя подбежал к Сёго, схватил его за правую руку и поддержал. Норико тоже подбежала к Сёго и взяла его за левую руку.

Обессилевший Сёго казался страшно тяжелым. Только тут Сюя наконец понял, что спина Сёго мокра. Чуть ниже его шеи виднелась крошечная дырка. Выстрел Кадзуо. Та последняя пуля, которую Кадзуо в него выпустил. Сёго тогда заявил, что это ничего. Почему... почему же он сразу не стал лечить эту рану?! Или он знал, что она смертельна? Или... или он оттягивал лечение, чтобы Сюя и Норико успели сесть на борт?

Сёго медленно подался у них в руках и сел на пол.

— Хочу спать, — сказал Сёго. — Дайте мне немного поспать.

— Нет, нет, нет! — закричал Сюя. — Мы довезем тебя до ближайшего госпиталя.

— Не валяй дурака, — ухмыльнулся Сёго и, подобно двум солдатам, развалившимся в углу помещения, лег на бок.

— Пожалуйста. — Сюя опустился на колени и тронул Сёго за плечо. — Пожалуйста, вставай.

— Сёго... — Норико плакала.

— Норико! — укорил ее Сюя. Та сквозь слезы на него взглянула. — Не смей плакать! Сёго не может умереть!

—  Брось, Сюя, — по-доброму пожурил его Сёго. — Не злись на нее из-за ерунды. Ты должен быть добр с этой девочкой. — Затем он добавил: — А кроме того, извини, но я отчаливаю.

Лицо Сёго все больше бледнело. По контрасту шрам над его левой бровью стал теперь темно-красным, напоминая сороконожку.

— Сёго...

— Я все еще не уверен... — сказал Сёго. Голова его дрожала, но он продолжал двигать губами. — Собираюсь ли я к вам, ребята, присоединиться. Н-но я х-хотел бы з-за в-все вас п-по-благодарить.

Сюя снова и снова качал головой. Он просто смотрел на Сёго. И не мог ничего сказать.

Сёго поднял дрожащую правую руку:

— П-прощай.

Сюя сжал его ладонь.

— Н-норико, ты тоже.

С трудом сдерживая слезы, Норико сжала левую руку Сёго.

Теперь Сюя понял, что Сёго действительно умирает. Нет, он уже это знал, просто теперь смирился. Что еще он мог сделать? Сюя попытался придумать, что бы еще сказать. И придумал.

— Послушай, Сёго.

Затуманенные глаза Сёго переместились с Норико на Сюю.

— Я порву за тебя этот проклятый режим. Я порву его на куски, будь он трижды проклят!

Сёго ухмыльнулся. Рука его выпала из ладоней Норико ему на грудь. Норико потянулась и снова ее сжала.

Сёго закрыл глаза. Казалось, он опять ухмыляется.

— Я... я говорил тебе, Сюя, — сказал он затем. — Т-тебе не н-нужно этого д-делать. Б-брось, забудь. В-вы д-двое должны п-просто попытаться п-пожить. П-пожалуйста. К-как мы д-де-лали здесь — п-просто доверяйте д-друг другу. Х-хорошо?

Сказав все это, Сёго сделал долгий, глубокий вдох. Глаза его оставались закрыты.

— В-вот чего я х-хочу, — с трудом вымолвил он.

И это было все. Сёго перестал дышать. Тускло-желтый свет с потолка рулевой рубки освещал его бледное лицо. Тело Сёго казалось совершенно расслабленным.

— Сёго! — воскликнул Сюя, по-прежнему желая хоть что-то сказать. — Ты увидишься с Кэйко! Ты будешь с ней счастлив! Ты...

Было уже слишком поздно. Сёго его не слышал. Но его лицо выглядело удивительно мирным.

— Проклятье. — Губы Сюи задрожали. — Проклятье.

Держа Сёго за руки, Норико плакала.

Сюя тоже взялся за крепкую ладонь Сёго. И вдруг в голову ему пришла одна мысль. Он обшарил карманы Сёго и наконец нашел то, что искал, — красный манок. Вложив манок в правую ладонь Сёго, он покрепче ее сжал. А потом Сюя наконец залился слезами.

Читать далее

Комментарии:
snuffy_man: и тут я снова рыдал как баба:( 12/11/17
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий