Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Карильское проклятие. Наследники
Глава 4

Весь остаток первого дня в академии Ник и Дина провели вдвоем. Они бродили по учебному корпусу, изучали расположение аудиторий, побывали в оранжерее и в небольшом парке, расположенном между двумя зданиями. Но самые яркие впечатления оставило посещение столовой. Вот где близнецы окончательно убедились, что легкой жизни в Астор-Холт им не видать.

Возможно, окажись они тихими, забитыми скромниками, никто бы вообще не взглянул на новичков, но… это был не их случай. Они держались по-королевски, и этого не могли скрыть никакие маскировочные амулеты. Одинаково рыжие волосы, гордые взгляды и выражение уверенности на красивых лицах неизменно привлекали внимание. Брат и сестра Арвайс вели себя достойно для королевских отпрысков, не давая никому возможности понять, что они на самом деле чувствуют. Даже смогли поесть, находясь под прицелом нескольких десятков пар злых глаз. И одни Светлые Боги знают, чего им это стоило.

И пусть во дворце близнецам часто приходилось присутствовать на торжественных обедах, где они тоже оказывались в центре внимания, – но там их высочества были хозяевами, а здесь… они всего лишь чужаки, да еще и простолюдины.

– Знаешь, Мелкая, – сказал Ник, когда тем же вечером они возвращались в спальный корпус по подземному коридору. – Я уже сомневаюсь, что хочу провести здесь два года.

Дина посмотрела на него с пониманием и чуть крепче сжала в пальцах листок с переписанным расписанием занятий. Собственно, оно и было главной причиной их вечерней вылазки в главный корпус.

– Это дело чести, – бросила она, гордо вскидывая голову. – Сдаваться нельзя. Хотя бы ради того, чтобы доказать Кери, что не такие уж мы и безнадежные.

– Никто и не говорит о том, чтобы сдаться, – заверил ее Ник, краем глаза заметив, что взгляд сестры снова остановился на картине с изображением предка принца Дамира. А такой интерес сам собой наталкивал на закономерные выводы, которые он тут же поспешил озвучить: – Мелкая, мне начинает казаться, что ты питаешь к Малышу Деми нежные чувства.

И улыбнулся так хитро, что Дине захотелось его ударить. Что она и сделала – локтем по ребрам.

– Ага, значит, я прав! – рассмеялся Ник, потирая пострадавший бок.

– Чушь! – воскликнула сестра, совершенно позабыв о сдержанности. Чем привлекла внимание всех, кто находился в коридоре. – Чушь, – повторила тише, злобно сверкая глазами.

– Да ладно, милая, я же не возражаю. Да и родители будут рады сплавить тебя из дома… и из страны, – продолжил издеваться брат.

От гнева ее лицо так смешно перекосилось, что Доминик все же рассмеялся, одновременно уворачиваясь от второго удара.

– Не дождешься! – прошипела Дина, снова беря себя в руки. – Лучше я останусь с тобой, чтоб не расслаблялся. Или в леса уйду… и буду возрождать культ Темного. В конце концов, от ведьмы внешне я мало чем отличаюсь.

Ник снова издал смешок, за что удостоился гневного взгляда сестры.

– Смейся, смейся, – проговорила она с издевкой в голосе. – У меня хоть выбор есть, а твоя судьба предрешена. И женят тебя насильно, не сомневайся. И не видать тебе свободы как собственных ушей.

– Сейчас договоришься, – пообещал брат, понижая голос до шепота. – Сам письмо Дамиру напишу, с просьбой рассмотреть тебя как потенциальную невесту. И знаешь, он ведь может согласиться хотя бы из вредности. Представляешь, как он будет счастлив получить в единоличное пользование ту, которая столько раз его оскорбляла. Я бы на его месте нашел множество способов отомстить…

Они как раз дошли до третьего этажа спального корпуса и остановились у первой двери длинного коридора.

– Заходи, – проговорил Доминик, нажимая на ручку и пропуская сестру вперед. – У меня сосед вроде бы не кусается.

Дина прошла и остановилась посреди довольно просторной комнаты, оформленной в серо-синих тонах. Обстановка была идентичной той, где поселили ее, за тем лишь исключением, что здесь стояло всего две кровати.

За длинным письменным столом сидел светловолосый парень и что-то увлеченно записывал.

– Мелкая, это Филипп. Можно и Фил, – сообщил Ник, закрывая дверь и усаживаясь на свою кровать. – Но я зову его Заучка, потому что за все время нашего знакомства, то есть с сегодняшнего утра, он оторвался от своей писанины только два раза.

– Бывает… – озадаченно проговорила Дина, с любопытством глядя на соседа брата.

А потом вдруг растянула на губах шаловливую улыбочку и уверенно направилась к Филу. Грациозно присела на край стола прямо рядом с его записями, чем буквально вынудила парня оторваться от своих дел.

– Привет, – протянула кокетливым тоном, отчего Филипп искренне опешил.

Он медленно поднимал голову, скользя взглядом по ее фигуре. А когда их взгляды встретились, Дина отчего-то вздрогнула, почувствовав в душе непонятное тепло, которое сразу же сменилось настоящим смятением.

– Ты сестра Доминика, – проговорил Фил и вдруг улыбнулся, причем совершенно искренне. – Вы похожи.

– Динара Арвайс, – представилась девушка.

Она рассматривала соседа Ника со странным интересом. Нет, красавцем он не был, да и симпатичным его назвать бы не получилось. Если честно, внешне парень куда больше походил на пастуха, чем на студента. Его круглое лицо «украшал» большой нос картошкой, губы были слишком тонкими и очень бледными, а глаза – слишком тусклыми, какими-то прозрачно-серо-зелеными. Но смотреть в них Дине почему-то очень нравилось. Этот Фил производил впечатление очень спокойного, надежного человека, чем и заслужил ее симпатию.

– Филипп Анкир, – проговорил он, продолжая смотреть на девушку с явным удовольствием. – Виконт Джемерти.

На этом моменте улыбка Динары разом сникла. Он сообщил свой титул со сдержанной гордостью, но даже этого хватило, чтобы погасить весь ее энтузиазм. Аристократ. Значит, такой же, как и все те стервятники, что учатся в этой академии. Хотя… Стоило ли ожидать другого?

– Милорд, – протянула Дина с иронией и снова окинула парня оценивающим взглядом. Отметила расстегнутый ворот дорогой рубашки, обтягивающей широкие плечи, золотые запонки на рукавах и снова вернулась к лицу, на котором застыло выражение плохо скрываемого интереса. – А мы, как вы знаете, никакого отношения к дворянству не имеем.

– Зови меня Фил. Опустим условности, – уверенно проговорил он. Его взгляд стал еще мягче. Он смотрел на нее, будто лаская, и Дине начало казаться, что она чувствует прикосновения к своему лицу и волосам.

– Еще его можно звать Заучка, он не обижается, – добавил Ник, развалившись на своей кровати и подложив руки под голову. – А ее можно звать Мелкая. Она тоже не обижается. В общем, я вас познакомил, а теперь, сестренка, иди-ка ты сюда. Помассируй мне спинку.

– Бегу и спотыкаюсь, – бросила Дина, переводя взгляд на брата. – Вот заведешь себе жену, и будет она тебе массажи делать.

– Поверь, милая, для этого совсем не обязательно жениться. А тебя я попросил по старой дружбе. Ну и за одну услугу. Или ты хочешь, чтобы я все-таки написал Малышу Деми пару строк?

Взгляд девушки тут же потемнел, а на лице появилась злобная ухмылка.

– Только попробуй, – прорычала она, напрягаясь. – Я тебе тогда такую сладкую жизнь устрою, что век не забудешь.

– Угрожаешь? – усмехнулся Ник и выглядел при этом очень довольным. – Значит, правда нужно написать. Вот прямо сейчас и займусь.

Он решительно поднялся и, схватив с тумбочки листок, взял заговоренное перо и принялся выводить послание, зачитывая написанное вслух и всеми силами стараясь сдержать смех.

– Дорогой Малыш Деми…

– Заткнись! – рявкнула Дина. Но слезать со стола и подходить к брату пока не спешила. Знала, что бесполезно. – Слышишь, перестань! Что о нас с тобой Фил подумает?

– Правду, – пожал плечами ее брат. – Какой смысл скрывать, если все равно рано или поздно он поймет, что мы с тобой несколько своеобразные создания. Пусть лучше сразу знает. Скажи, Заучка, я ведь прав?

Филипп выглядел несколько удивленным, но совсем немного. Будто бы каждый день сталкивался с подобным общением. Поэтому в ответ на вопрос Ника он только пожал плечами и снова вернулся к своим расчетам.

– Мне все равно, – равнодушно сказал он. – Вы, главное, меня не трогайте и по пустякам не отвлекайте.

После этой фразы вся симпатия Дины к соседу брата мигом улетучилась. Ей-то показалось, что он смотрит на нее с интересом. А на самом деле его внимание было не более чем простым любопытством. И вот теперь, когда объект оказался изучен, милорд Заучка решил, что тратить на него свое драгоценное время не стоит. Ведь цифры и формулы куда важнее.

От мыслей ее снова отвлек голос Ника.

– Предлагаю тебе взять в жены мою сестру, – продолжал он. – Приданого, прости, нет. Но в комплекте с будущей супругой я, в качестве бонуса, предоставлю тебе крепкие цепи, набор антимагических шнурков и кляп.

– Что?! – возмущенно крикнула Динара. – Кляп?! Братец, ты головой сегодня не ударялся?

– А как с тобой иначе? – Доминик изобразил искреннее удивление. – Боюсь, по-другому вы не поладите.

– Мы никак не поладим. Он терпеть меня не может, я же его вообще на дух не переношу. И вообще, хватит уже издеваться! Иначе я сама ему напишу.

– Очень интересно, и что же ты ему скажешь? – поинтересовался брат. – Встречу назначишь… ночью на пустыре? И закидаешь косточками от абрикосов?!

И рассмеялся, чувствуя себя победителем. Но, заметив хмурое выражение на лице сестры, скомкал лист и отправил его в урну.

– Ладно, Мелкая, не дуйся, – бросил он, протягивая к ней руку. – Знаешь же, что шучу, и все равно так остро реагируешь. А ведь это самая обычная провокация. Хоть и совершенно не опасная.

Дина сделала вид, что ничего не слышит, и продолжила смотреть на противоположную стену, где висела красивая картина, изображающая штормовое море.

– Знаешь, братец, – сказала она, слезая со стола и совершенно забыв о присутствии Фила. – Пошел ты со своими провокациями. Вот возьму и на самом деле отправлюсь жить в лес. Или попрошусь в Вертинию. В ряды ополчения. Там сильные маги нужны. Буду жить в землянке или в какой-нибудь палатке. Все лучше, чем рядом с такой язвой, как ты.

И ушла, тихо прикрыв за собой дверь.

Ник смотрел ей вслед, только сейчас понимая, что перегнул палку. Ведь они все-таки в этой стране совсем одни и должны поддерживать друг друга, помогать…

– Вы всегда так общаетесь? – спросил Филипп.

– Почти, – честно ответил Доминик. – Только обычно наши перепалки заканчиваются взаимными магическими подзатыльниками, и на этом мы расходимся по своим углам.

– Тебе нравится ее злить? – снова поинтересовался светловолосый виконт, отворачиваясь от своих записей и с любопытством глядя на нового соседа по комнате.

– Очень, – улыбнулся тот. – Она такая забавная, когда злится, но главное – не переступать черту. Иначе ничего не уцелеет. В гневе моя сестренка пострашнее самого жуткого урагана. Знаешь, а я даже рад, что здесь магия не действует…

И тут взгляд Доминика стал настороженным.

– Слушай, Фил, ты что, глаз на мою сестру положил?

– А что, если и так? – поинтересовался Филипп, но голос его при этом звучал абсолютно равнодушно. – Или у нее уже есть жених? Этот… как вы его называли… Малыш Деми, кажется?

– Малыш Деми – это ее любимая больная мозоль, по которой я обожаю топтаться, – весело ответил Ник. – Она его с детства невзлюбила, и до сих пор у них очень прохладные отношения, основанные на взаимной ненависти. Так что нет, женихом моя сестренка пока не обзавелась. Но на это много причин, и первая – ее нежелание. Как ты слышал, она угрожает уйти из дома, если ее будут принуждать к браку, и что хуже всего, обязательно это сделает. У нее для этого хватит глупости.

Фил сдержанно улыбнулся и снова вернулся к своим записям, будто подчеркивая, что больше разговаривать не желает. Ник уже понял, что этот человек особой общительностью не отличается, но он хотя бы смотрел без презрения. Да и слушал внимательно, и вообще… Куда приятнее делить комнату с таким соседом, чем с кем-то вроде тех куриц, с которыми придется жить Мелкой. Хотя лучше бы им ее не злить. А то еще неизвестно, что она может выкинуть. С нее станется отложить свою месть до лучших времен, а уж врагов своих она никогда не забывает. В этом она явно пошла в мать, о чьей мстительности и принципиальности было известно далеко за пределами Карилии.

Эх, знали бы эти девицы, кого к ним подселили, – ходили бы перед Диной по струнке.

* * *

Саму Динару в это время одолевали совсем другие мысли. И если до возвращения в комнату ее переполняли злость и обида на брата, решившего в очередной раз над ней поглумиться, то стоило оказаться у себя, как она и думать об этом забыла. А все потому, что теперь соседки вели себя удивительно приветливо. Даже пригласили выпить с ними чаю, угостили вкусными пирожными. И вообще старательно делали вид, что они втроем – лучшие подружки.

Дина прекрасно осознавала, что это неспроста. И пусть собственное самолюбие говорило, что двум клушам просто кто-то промыл мозг и они одумались, то природная настороженность старательно отыскивала подвох.

Правда, спустя пару часов такого теплого общения Динара даже умудрилась проникнуться к соседкам симпатией. Меган с радостью поведала ей о некоторых особенностях учебы в Астор-Холт, рассказала про преподавателей, знаменитые лаборатории, вспомнила какую-то легенду о цветах асториях из оранжереи. Грация же вела себя совершенно открыто и как-то по-свойски. Она тепло улыбалась, рассказывала о своем замечательном женихе, а еще пообещала утром, прямо перед первым занятием, познакомить Дину со всей группой. Ведь, как оказалось, учиться им предстояло вместе.

Вечер прошел замечательно, но еще до отбоя Динара почувствовала жуткую усталость и заметила, что ее клонит в сон.

– Это неудивительно, – пояснила Мег, убирая со стола. – День у тебя был насыщенный, да и без магии ты обходиться пока не привыкла.

– Ложись пораньше, мы не будем шуметь, – заботливым тоном добавила Грация. И даже уступила Динаре право первой посетить ванную комнату. Но при этом пояснила, что обычно это целиком и полностью ее привилегия.

Уборная оказалась оборудована современным водопроводом с наличием горячей и холодной воды. Сама ванна была небольшой, сделанной из какого-то очень прочного металла и, судя по ее виду, стояла здесь все те двести лет, что существовало здание спального корпуса.

Так как Динара чувствовала себя небывало уставшей, то решила ограничиться быстрым приемом душа. Она тщательно вымыла длинные рыжие волосы, привычно попыталась высушить их потоком воздуха… и лишь раздраженно рыкнула.

– Демонов ограничитель магии! Чтоб его… – выругалась, вытирая мокрые пряди полотенцем.

Наверное, стоило подождать, пока они высохнут сами, но Дина уже просто не могла держаться на ногах. Спать хотелось до одури, и пришлось сдаться. А стоило дойти до кровати, и слабость победила окончательно.

Поначалу ей снились самые обычные сны. Яркие, красочные… ничем особенным не примечательные. Они сменялись, как картинки, но ровно до тех пор, пока коварное подсознание не решило, что пора разнообразить спокойную жизнь хозяйки острыми ощущениями. В этот самый момент пространство в очередной раз поплыло вязкой дымкой, а когда окружающие предметы снова обрели четкость, Дина шокированно уставилась на темноволосого парня, сидящего в позолоченном кресле с мягкой спинкой из темно-красного бархата. Его черный неприметный камзол был расстегнут, как и верхние пуговицы рубашки, на красивом лице читалась усталость, а в синих глазах стояла пустота.

Неожиданно он поднял взгляд, нервным жестом убрал со лба мешающую прядь и, наконец, заговорил:

– Я настолько тебе противен, что тебя передергивает от одного моего прикосновения?

Его голос звучал ровно, но в нем все равно угадывались нотки раздражения и… обиды?

Дина смотрела на него и не могла понять, что происходит. Нет, Дамира она узнала сразу, но ей еще никогда не приходилось видеть этого холодного высокомерного парня таким… разбитым. Хотя сейчас его и парнем-то называть не получалось. Перед ней сидел удивительный молодой мужчина, которого она почему-то опасалась. Был ли он ей противен? Уж точно нет. Скорее даже интересен. Но ведь это всего лишь сон. Да и не позволил бы себе настоящий кронпринц Сайлирской Империи показать кому-либо свои истинные эмоции.

Она уже собиралась ответить, что он ошибается, когда картинка сна снова изменилась и теперь стала слишком походить на явь.

Динара слышала звуки, чувствовала надвигающуюся опасность, но никак не могла заставить себя окончательно проснуться. Вокруг было довольно темно. Но света от единственного горящего светильника все же хватило, чтобы она поняла, что находится в Астор-Холт, в своей новой комнате.

– Режь, – произнес женский голос. Но, видимо, тот, кому предназначался этот приказ, медлил, потому что голос тут же потребовал: – Давай! Быстрее!

– Я не могу, – послышался сдавленный ответ. – Меня что-то не пускает. И нож… он будто не слушается.

– Дай я! – снова рявкнула первая.

А в следующее мгновение Дина почувствовала, как ее буквально вытряхнуло из сна. Амулет на шее стал невероятно горячим, тело содрогалось от жуткой магической силы, а перед глазами все плыло.

Она приподняла гудящую голову, попыталась сфокусировать зрение и с ужасом заметила у своей кровати двух соседок. В руке Грации сиял красноватым светом странного вида кинжал, Мег же стояла по другую сторону и смотрела на подругу с предостережением.

– Что… вы… делаете… – попыталась спросить Динара, но собственный голос почти не повиновался.

И благо инстинкты очнулись раньше сознания и заставили хозяйку хотя бы попытаться отпрянуть в сторону.

– Держи ее! – скомандовала вдруг Грация и бросилась к Динаре, выставив перед собой нож. Меган тут же поспешила выполнить приказ – попыталась схватить Дину за плечи и снова уложить на кровать.

И все бы у них получилось, ведь находясь в этом странном состоянии полудремы, Динара почти не могла сопротивляться, но тут снова на помощь пришел амулет. Каким-то совершенно невероятным образом он не давал девушкам прикоснуться к своей хозяйке. А когда разозленная Грация резко рванула вперед, стараясь преодолеть эту преграду, то получила ощутимый энергетический удар.

Она тут же отшатнулась к стене, а Дина все же смогла собраться с силами и попыталась встать.

– Сумасшедшие… – прошептала она, стараясь унять головокружение. – Убить меня решили?

– Всего лишь показать твое место! – выплюнула разозленная герцогская дочка. – И зря ты проснулась. Так тебе будет больнее!

Сказав это, она снова двинулась на Дину, которую считала неопасным соперником. Куда ей одной против двоих, да еще и без магии?

– Мег, лови ее, – приказала Грация. – У нее защита в амулете. Он светится, когда мы приближаемся. Значит, нужно его снять.

– Нет! Не позволю! – выдохнула Динара, тут же хватая рукой горячий синий камень, висящий на шее. Именно этот артефакт обеспечивал корректировку внешности и ауры. Он же служил защитой от враждебной магии и физического воздействия, что сейчас оказалось очень кстати.

– А разве у тебя есть выбор?! – ехидно усмехнулась блондинка, подходя ближе. – Если он и был, мы его уже сделали за тебя.

Они стояли очень близко, готовые напасть и завершить начатое. Но вместе с нарастающей яростью Дина вдруг почувствовала собственную силу. Нет, не ту, что называли стихийной, а совсем другую, которая досталась им с братом при рождении и которая была способна на куда большие разрушения.

– Лучше отойдите сами, – предупредила она, выставляя перед собой руку. – Вам меня все равно не достать. Будет только хуже.

– Угрожать вздумала?! – бросила Мег. – Бессмысленно. Мы тебя не выпустим.

– Дуры! – выпалила Динара, на миг закрывая глаза. Ей нужно было хоть немного успокоиться, ведь иначе от этих идиоток могло вообще ничего не остаться.

– Ты еще смеешь нас оскорблять?! – заверещала блондинка и снова попыталась пробить защиту.

Но теперь ее отшвырнуло гораздо дальше, и удар оказался куда сильнее. А вслед за ней полетела и сообщница. Сама же Дина, держась за стену, направилась к выходу, и даже запертая дверь не смогла ее остановить.

Эти клуши навешали на комнату кучу охранок, усилили замок и даже не поленились повесить артефакт, активирующий полог безмолвия, но Динаре было слишком плохо, чтобы разбираться со всем этим. И ее темная магия просто выводила из строя все те штуки, которые создавали защиту комнаты. Поэтому дверь Дина открыла без проблем.

Соседки что-то кричали вслед, но она уже не слышала. Сейчас ее волновали лишь собственное жуткое состояние и необходимость добраться до брата. Что странно, преследовать никто не стал, и по пустынному темному коридору она шла совсем одна. Двигалась, едва переставляя ноги, и несколько раз была готова без сил упасть на пол.

Подъем по лестнице дался еще сложнее, но когда Динара, наконец, оказалась перед дверью в спальню Ника, то возблагодарила всех Светлых Богов, что его поселили в самом начале коридора.

– Брис… – позвала она тихим шепотом, и даже попыталась постучать по деревянной створке.

Стук вышел почти неразличимым, но на большее она оказалась неспособна. Не в силах больше стоять, девушка опустилась прямо на холодный мраморный пол и оперлась спиной на стену.

Перед глазами все снова закружилось, веки опустились, и она уже решила, что больше не выдержит, когда почувствовала легкое прикосновение к лицу.

– Динара, что случилось? – говорил кто-то смутно знакомым голосом.

Она попыталась открыть глаза, но не смогла. Словно какая-то неведомая сила не позволяла этого сделать. И вдруг испуганно почувствовала, что ее подняли на руки и куда-то понесли. Но ощущения опасности больше не было. Амулет молчал, а самой Дине неожиданно стало легче. Будто тот огромный камень, удерживающий ее на границе сна, от одного присутствия этого теплого человека раскололся на кусочки, а потом и вовсе рассыпался пылью.

И все же веки она разомкнула, только когда ее положили на кровать. А как только зрение сфокусировалось, обнаружила, что находится в комнате брата, а перед ней стоит его взъерошенный сосед.

– Что произошло? Тебе плохо? – Голос звучал строго, но в нем все равно неуловимо угадывалось волнение.

– Где Ник? – спросила она тихо.

– Спит, – невозмутимо ответил Фил. – Причем крепко.

– Разбуди. Пожалуйста!

Просьба звучала как настоящая мольба, поэтому Филипп даже вопросов задавать не стал, хотя их у него было много.

Все же не каждый день приходилось обнаруживать под собственной дверью полуголых девушек, находящихся на грани обморока. А тонкую ночную сорочку, которая составляла все одеяние Динары, при всем уважении никак нельзя было считать приличной одеждой. И тем не менее он заставил себя не опускать взгляд ниже ее лица, хоть это и было очень сложно.

Решительно развернувшись, Филипп направился к кровати соседа и легко толкнул в плечо.

– Доминик, проснись, – сказал спокойно. – Твоя сестра пришла.

Но тот лишь лениво отмахнулся, перевернулся на другой бок и продолжил преспокойненько спать.

– Ник, просыпайся! У Дины проблемы, – снова сказал Фил.

– Не поможет. Здесь особый подход нужен, – бросила Дина, которой теперь быстро становилось лучше, будто действие той гадости, которой ее напоили, наконец начало спадать.

– И какой же? – осведомился парень, оборачиваясь к гостье, лежащей, кстати, на его кровати.

– Скажи ему, только тихо и над самым ухом, что в городе восстание, а его ждут на посту. Главное, по имени не называй.

– И что, поможет? – недоверчиво уточнил Филипп.

– Увидишь, – сказала Дина, откидываясь на мягкую подушку, от которой пахло корицей и медом… и еще чем-то таким родным и приятным, что девушка невольно улыбнулась.

А Фил снова наклонился к Нику:

– В городе восстание. Тебя ждут на посту, – сказал он тихо.

И едва успел отпрянуть, когда Доминик вдруг резко сел, открыл глаза и кинулся к своей одежде. Карилец уже успел надеть брюки и потянулся к рубашке, когда до него начал медленно доходить смысл происходящего.

– Какое, твою флотилию, восстание?! Мы же в академии! – рявкнул он, поднимая голову и ища взглядом виновника этой шутки. И уже хотел высказать улыбающемуся Филу все, что думает о его выходке, когда вдруг заметил сестру.

– Мелкая?! Тебе-то чего не спится? – удивленно бросил он.

– Братец, к твоему сведению, меня чуть не прирезали, пока ты тут спал, – сообщила Динара сухим тоном. – Напоили какой-то дрянью, чтобы не проснулась, и попробовали напасть.

Ник резко выпрямился и вмиг побледнел. Черты его лица мгновенно заострились, а во взгляде полыхнула своей тьмой настоящая бездна.

– Рассказывай, – потребовал он совсем другим тоном, в котором не осталось и следа от шутливого ребячества.

Дина отлично знала все эти его метаморфозы, как и их последствия, поэтому решила выложить все, пока брат еще в состоянии себя контролировать. Она рассказала и про чай, и про пробуждение от боли, приносимой активировавшимся амулетом, и о кинжале, сияющем красным. Умолчала только о собственной темной магии, которая, как оказалось, прекрасно работала, несмотря на ограничения академии. Это было той информацией, о которой упоминать не стоило. По крайней мере, не при Филиппе.

– Думаю, они на самом деле не собирались тебя убивать, – задумчиво проговорил Фил, выслушав рассказ Дины. – Красноватое сияние бывает у заговоренного оружия, которым в нашей стране когда-то было принято драться на дуэлях. Суть в том, что убить им нельзя, можно лишь поранить кожу. Но шрамы от таких ран никак нельзя убрать.

После этого объяснения Ник несколько раз моргнул, с шумом выдохнул и устало врезался пальцами в свои спутанные рыжие волосы.

– И что же они хотели? – спросил он Фила.

Тот лишь пожал плечами и присел на край собственной кровати. Отчего-то Филиппа совершенно не раздражало присутствие Дины в его постели, даже наоборот, вызывало какое-то странное умиление.

– Думаю, оставить порез на видном месте, – ответил он, пожимая плечами. – Может, вырезать какой-нибудь знак или слово.

– Твари, – злобно выдохнул Ник. – Они мне ответят!

– Нет, братец, они ответят мне, – спокойно заметила Динара, приподнимаясь на локте. – Они – мои враги, значит, и судьбу их буду решать я.

– И как же? – иронично бросил он, почти уже успокоившись. – Пойдешь с жалобой к ректору?

– Нет, – ответила ему сестра. – Но я что-нибудь придумаю.

– Ага… знаю я твои методы. Боюсь, нас после этого снова отчислят.

Сидеть на месте оказалось выше его сил, и, активировав все магические светильники под потолком, Доминик принялся нервно вышагивать по комнате. Вся эта ситуация жутко его раздражала. Ведь они и суток еще в Астор-Холт не пробыли, даже к учебе не приступили, а уже такие проблемы.

– Ну, скажи, Мелкая, мы что с тобой, на самом деле прокляты? – сокрушался он. – Почему с нами постоянно что-то случается? Почему мы не можем просто жить и учиться как…

В этот момент он поднял взгляд на сестру и так и застыл с открытым ртом.

– Что?! – тут же насторожилась Дина, наблюдая, как на губах брата появляется жутковатая улыбочка.

– Мелкая, – выдохнул он, едва сдерживая смех. – Ты только не нервничай…

– Что? – проговорила она тише, уже догадываясь, что просто так братец такого бы не сказал. Но посмотрела на притихшего Фила, который тоже едва мог сдерживать улыбку, и все встало на свои места. – Они что-то со мной сделали, да?

– Ага, – кивнул Ник, которому вообще-то полагалось злиться, но Дина выглядела такой забавной, что он просто не сдержался. – Зеркала есть на стене и в ванной.

Она попыталась встать и с удивлением обнаружила, что уже в состоянии передвигаться без опоры. А это просто не могло не радовать. Но стоило взглянуть на собственное отражение, и от благодушного состояния не осталось и следа, а тишину комнаты мгновенно разбил громкий злобный рык:

– Убью! – выкрикнула девушка, с ужасом разглядывая рыжее существо с зелеными пятнами на лице, смотрящее на нее из зеркала. – Нет. Не убью. Это слишком просто… Но они мне ответят!

– Мелкая, поверь, ты самая красивая представительница гоблинов нашего мира. Хотя до сего момента я был уверен, что их не существует. И тебе очень идут эти милые зеленые пятна. Будто под цвет глаз подбирали, – с честным видом заверил Ник.

Дина перевела на него пышущий бешенством взгляд и уже потянулась за собственной туфлей, чтобы бросить в брата, но вдруг вспомнила, что пришла сюда босиком. Ее взгляд упал на руки, и настроение испортилось окончательно. И это неудивительно, с зелеными пятнами на теле оно мало у кого останется нормальным.

– Это не магия, скорее какое-то зелье, – проговорил Фил. – Шея тоже зеленая, но не вся, а как-то… полосами.

– Мелкая, может, они хотели превратить тебя в лягушку? – продолжал потешаться Ник. – А для полноценного превращения не хватало лишь пары капель твоей драгоценной кровушки?

– Заткнись, а? – поспросила она вежливо. – Без тебя тошно. Лучше придумай, как это исправить.

Но Доминик никогда не упускал даже самой крошечной возможности поглумиться над сестрой.

– Да ладно тебе, не расстраивайся, – сказал он сочувственным тоном. – Если моя версия про лягушку верна, то нужно всего лишь, как в старой сказке, найти суженого и заставить его тебя поцеловать. Тогда чары развеются, а вы будете жить долго и счастливо. Может, я все-таки напишу Малышу Деми?

– Иди ты к демонам! – рявкнула Динара, чья кожа с каждой минутой все больше зеленела.

– Не… не пойду. У них слишком мрачно, – отмахнулся он как ни в чем не бывало.

– Боги, ну за что мне достался такой брат?! – простонала девушка, устало садясь на кровать рядом с Филом.

Он окинул ее сочувственным взглядом, но улыбки сдержать не смог. Эти зеленые пятна на самом деле оказались того же оттенка, что и радужка ее глаз. Что только подчеркивало сильнейший контраст с ярко-рыжими длинными волосами, которые сейчас были еще и всклокоченными. Одним словом, выглядела Дина жутко, но при этом почему-то казалась ему особенно милой.

– Не расстраивайся, – сказал он, легко касаясь ее плеча. – У меня есть одна знакомая, очень талантливый алхимик. Думаю, она сможет помочь.

Дина подняла на него полный надежды взгляд и выглядела при этом такой тихой и несчастной, что он едва сумел подавить желание ее обнять.

– Правда? – спросила она, на самом деле боясь, что это всего лишь очередная шутка из репертуара любимого братца.

– Правда, – подтвердил Фил, ободряюще улыбаясь. – Сейчас схожу к ней. А вы пока постарайтесь друг друга не убить.

– Я вообще с этим гадом разговаривать не буду, – заверила она, демонстративно отворачиваясь от Доминика.

Филипп кивнул и, застегнув наспех накинутую рубашку, вышел за дверь. И как только они остались одни, Ник подошел к сестре и, присев рядом, обнял ее за плечи.

– Прости, Лисочка, не сдержался, – начал каяться парень.

Это было ее домашним прозвищем. По понятным причинам использовать его, когда они прятались за масками брата и сестры Арвайс, было категорически запрещено, но называть сестру Диной или Динарой Брис не мог. Язык у него, видите ли, не поворачивался. И это имя он использовал очень редко, только в тех случаях, когда она выводила его из себя.

– Отстань.

Обиженная девушка попыталась скинуть его руку. Увы, безуспешно.

– Просто ты такая милая, когда зеленая, – проговорил он. – Я ведь любя…

– Иногда мне кажется, что лучше б ты меня ненавидел, – прошипела она. – Проблем бы меньше было.

– Кстати о проблемах. – Он вмиг снова стал серьезным. – Соседок твоих трогать в открытую нельзя. И на правах старшего я запрещаю тебе это делать.

– Думаешь, то обстоятельство, что ты родился на десть минут раньше, дает тебе право учить меня жизни? – возмутилась зеленолицая красотка.

– Мелкая, не дури. Мы их обязательно накажем. Но нам нужно вести себя здесь очень тихо и, желательно, незаметно. А это будет крайне проблематично, если ты отправишься карать врагов. – Он говорил спокойно, но голос звучал очень убедительно. – Сама не лезь. Помни, мы на чужой территории, и спасать нас здесь просто некому. Если уж сами ничего не придумаем, то я найду способ сообщить Дамиру о том, что творится в его академии. Пусть разбирается сам.

– Не смей ему ничего говорить! – воскликнула Дина. Почему-то одного имени сайлирского кронпринца хватило, чтобы снова вернуть притихший было гнев. – Я сама разберусь. Обещаю, последствий не будет.

– Нет уж, давай ты лучше пообещаешь никого не трогать, – настаивал Ник.

– Это мои проблемы, и я сама буду их решать! – строгим тоном отчеканила сестра.

– Нет, милая, это наши с тобой общие проблемы. И я не позволю тебе все снова испортить.

– Если верить твоим словам, то во всех наших вечных неприятностях только я одна виновата.

– Ну, не во всех, – уклончиво отозвался брат. – Возможно, где-то и я отличился. Самую малость.

– Малость?! – снова воскликнула Дина. – Значит, твоя выходка с водным смерчем в военной академии, после которой двоих курсантов сутки искали в море, – это малость?!

– Я, между прочим, защищал твою честь, – упрямо бросил он.

– Если ты что-то там и защищал, то только свое самолюбие.

– Все иногда совершают ошибки, – пожал плечами парень.

– Ладно… Допустим. Тогда ты был зол и несколько не в себе. Но вспомни, за что нас отчислили из Гремтской академии? А, братец?

– Отстань, – попытался отмахнуться он.

– Тебе же хватило ума стравить между собой дочку тамошнего ректора и племянницу градоправителя. Они же из-за тебя магическую дуэль устроили, причем на глазах у всех студентов. Ох, то еще было зрелище. Особенно когда в самый разгар их битвы ты появился среди зрителей в обнимку с какой-то блондинкой. – Дина осуждающе смотрела на Ника, но тот лишь виновато улыбался. – К твоему сведению, если бы не я, они бы втроем из тебя фарш для котлет сделали, и ни один амулет бы не спас.

– Ладно, Мелкая, признаю, что за мной тоже грешки есть. Но все это было давно, причем в нашей стране, где нам с тобой ничего не угрожало. Здесь же мы – чужаки. И если что-то случится, придется отвечать по всей строгости.

– Я помню, – хмуро бросила Динара, потирая зеленое лицо. – И уже знаю, как именно стоит поступить с этими… интриганками.

Ее братец прекрасно понял, что сказать Дина хотела кое-что более грубое, но, видимо, вспомнила, что она все-таки леди, и решила нецензурную лексику оставить неозвученной.

Фил вернулся минут через двадцать, но не один. За ним шла закутанная в халат девушка. Она выглядела сонной и сильно чем-то озадаченной. Темно-каштановые волосы были скручены в небрежный пучок на затылке, а в руках она сжимала небольшой чемоданчик.

– Это Терриана, – представил он гостью. – Она алхимик и моя хорошая знакомая. А это, – Филипп указал на сидящих на его кровати брата и сестру, – Доминик и Динара Арвайс. Именно Дине и нужна помощь.

– Заметно, – бросила гостья с улыбкой. Видимо, ее тоже очень веселил вид зеленокожей красотки.

Она прошла ближе и, наклонившись, стала всматриваться в лицо пострадавшей. А вот на пристальный взгляд Ника очень старалась внимания не обращать.

– Это поправимо? – спросил карилец через некоторое время, все так же рассматривая Терриану.

Было в ее внешности что-то, вызывающее желание смотреть безотрывно. Этакая загадка или даже ребус… Доминик сам пока не понял, но ему было очень интересно за ней наблюдать.

Чисто внешне девушка-алхимик производила впечатление тихони и скромницы. Но вот в ее светлых зеленых глазах сиял огонек непокорности и протеста, а это просто не могло не цеплять.

– Поправимо, – ответила она, кивая. – Я помогу. Но не бесплатно.

– Конечно, Терри. Все по стандартным расценкам, – сказал Фил. – Пятнадцать льер будет достаточно?

Но она отрицательно покачала головой.

– С тебя я ничего не возьму, – сообщила Терриана. – Платить будут они. И не деньгами. Услуга за услугу.

– Даже так? – задумчиво протянул Доминик, уже успевший вернуться на свою кровать. – Боюсь даже представить, что ты, куколка, можешь потребовать с нас взамен.

– Поверь, красавчик, мне есть что попросить. Вы ведь карильцы, я правильно поняла? – Голос Террианы звучал уверенно и даже несколько заносчиво. Будто она имела причины недолюбливать всех их соотечественников.

– Самые что ни есть настоящие, – бросил Ник.

– Вот и славненько! – Она увлеченно рылась в своем чемоданчике и не обратила никакого внимания на его тон. – В таком случае, сможете оказать мне помощь, когда она понадобится. Только, – Терри все же отвлеклась и посмотрела прямо в глаза Доминику, – ты мне дашь слово, что исполнишь мою просьбу.

– Э, нет, – поспешил ответить он. – Это слишком, дорогая. Сначала озвучь условия, а потом будем договариваться.

Некоторое время они сверлили друг друга напряженными взглядами, но первой все же сдалась девушка.

– Ладно, – выдохнула она, потом бросила взгляд на Фила, который внимательно прислушивался, и продолжила: – Я – вертийка, и в Карилию мне не попасть, потому что граница между нашими странами в очередной раз закрыта. А у меня там тетка. И так как вы карильцы, следовательно, у вас нет проблем с пересечением границы. И я просто хотела попросить обеспечить мне проход на территорию вашей страны.

Доминик выглядел искренне удивленным. Сейчас он не видел смысла скрывать эмоции, да и не нужно это было. Поэтому и позволил всем сомнениям отразиться на лице.

– А с чего ты взяла, что мне такое под силу? – поинтересовался он.

– Не тебе одному, а вам, – пояснила Терриана. – Вы ведь племянники королевского мага, а значит, выполнить мою просьбу в состоянии. И кстати… – Она многозначительно улыбнулась и посмотрела на Дину. – То, что вызвало на твоем лице эти пятна, называется «косы русалки». Это зелье готовится из одного редкого вида водорослей и используется как средство ухода за волосами. Снадобье само по себе хорошее, но если его вовремя не смыть специальным раствором, то оно въедается в кожу и волосы настолько, что вывести невозможно ничем. Думаю, тебе его в шампунь подлили. Но твой родной цвет, – она приподняла пальцами один ярко-рыжий локон и покачала головой, – ничем не перебить.

– Что правда – то правда, – согласилась Дина, но думала при этом не про свою огненную шевелюру, которая была лишь частью маски, а про то, что истинный цвет ее волос – безжизненно-белый, и его уж точно ни одна краска не в силах изменить. А перепробовала она их великое множество.

– Ну так что, согласны на мое условие или оставляем, как есть? – поинтересовалась Терри.

– Согласны, – бросила Дина, не обращая внимания на протестующие взгляды брата. – Я даю тебе слово, что один раз обеспечу тебе беспрепятственный проход на территорию Карилии и обратно.

Алхимичка улыбнулась и, присев рядом с пострадавшей, принялась наносить на ее лицо какое-то странно пахнущее средство.

– Подействует через несколько минут. Потом его нужно будет просто смыть, и от зелени и следа не останется, – уверила она, закончив с лицом и шеей. – Где-то еще пятна есть?

– Не знаю… – протянула Дина. – Возможно, на спине.

– Пошли в ванную, посмотрим, – предложила Терри, и обе скрылись за дверью.

А Ник смотрел им вслед и думал, что они с Мелкой еще обязательно пожалеют, что согласились с условиями этой девицы. Он чувствовал в ней если не угрозу, то какую-то потенциальную опасность. А учитывая тот факт, что уже много лет их страны пребывают в состоянии, которое от полноценной войны отделяет всего один шаг, она могла оказаться кем угодно, вплоть до шпионки-диверсантки. Но обещание Мелкая уже дала, и назад его не вернешь. А значит, придется лучше присмотреться к этой девушке, ведь цена ошибки может оказаться просто огромной.

Читать далее

Фрагмент для ознакомления предоставлен магазином LitRes.ru Купить полную версию
Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий