Read Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8 Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Тайна вора-невидимки
МОЛОДЧИНА, ФАТТИ!

– Твит?! – Мистер Гун в полном изумлении приподнялся со стула. Инспектор молча и неподвижно наблюдал за происходящим. Ребята от удивления раскрыли рты, кроме Фатти, конечно. Бастер с лаем налетел на Твита.

– Бастер, сидеть! Ступай под стул! – приказал Фатти, и Бастер подчинился.

Твит с недоумением и тревогой озирался по сторонам.

– Послушайте, в чем дело? Мне некогда, я на работе.

– Присядьте, – сказал ему инспектор. – Мы отнимем у вас несколько минут.

– Это еще зачем?! – расшумелся Твит. – Мистер Гун, что все это значит?

Но Гун и сам этого не знал. Он сидел неподвижный, как скала, и молчал. И он вовсе не собирался навлекать на себя неприятности, демонстрируя всем, какие они с Твитом большие друзья.

– Твит! – обратился Фатти к булочнику. – У меня были свои причины, чтобы пригласить вас сюда. Поставьте-ка корзину на пол. Вот и хорошо! А теперь снимите с хлеба салфетку.

Твит медленно снял салфетку. В корзине был уложенный рядами хлеб, а под ним – еще одна салфетка.

– Выньте хлеб и положите его на стол, – сказал Фатти. – И салфетку тоже – ту, что внизу.

– Да что все это значит? – повторил Твит. Вид у него был вконец перепуганный. – Говорю вам, я же на работе! И не могу тратить время попусту.

– Делайте, что вам велят, Твит, – обратился к нему инспектор.

Твит выложил хлеб на стол, затем достал салфетку. Фатти заглянул в корзину и молча вынул четыре лежавших впритык друг к другу предмета – два огромных ботинка и две огромные перчатки!

Фатти разложил все это на столе. Твит рухнул на стул и задрожал мелкой дрожью.

– Вот так он постоянно и носил с собой ботинки и перчатки, не упуская случая что-нибудь стянуть! – пояснил Фатти. – Нельзя же знать заранее, где и когда тебе представится подходящий момент – например, в доме никого не будет, только задремавшая горничная или хозяйка. И такие моменты, как мы знаем, были, и не раз.

Фатти взял один из башмаков, перевернул его подошвой вверх и показал инспектору каблук.

– Не сомневаюсь, сэр, что вы зарисовали следы, обнаруженные на клумбе в Нортон-хаусе, – сказал он. – Или же это сделал Тонкс. И вы можете убедиться, что рисунок этих каблуков точно совпадает с вашими зарисовками. А это доказательство того, что на воре были те самые ботинки, которые Твит таскал с собой в корзине.

Фатти повернулся к дрожащему Твиту.

– Вы не дадите мне вашу записную книжку – ту, где вы записываете заказы на хлеб и телефоны покупателей? – попросил он. Твит насупился, но сунул руку в карман и вытащил оттуда маленький дешевый блокнот.

Фатти взял его и обратился к Гуну:

– Мистер Гун, те две бумажки у вас с собой?

Бумажки были у Гуна, и он отдал их Фатти. Фатти сравнил бумагу, на которой они были написаны, с бумагой в блокноте Твита, и бумага оказалась абсолютно одинаковой – дешевая, тонкая и шероховатая.

– Бумажки из Нортон-хауса, сэр, – это обрывки списка людей, которым Твит приносит хлеб: две булки во Фринтон-Ли, одну – в Родвейз. Эти заметки он кладет в корзину с хлебом. А в Нортон-хаусе их оттуда унес ветер.

– М-да! – протянул Гун, уставившись на записки и блокнот. – Мне не приходило в голову, что это могут быть заказы на хлеб!

– Да и мне тоже, – признался Фатти. – До тех пор, пока я не начал очень тщательно увязывать ниточку за ниточкой и не обнаружил, что все они сходятся на одном и том же человеке – на Твите!

– Подожди минутку, – перебил его Ларри. – А как ты объяснишь ту деталь, которая так поразила нас в Нортон-хаусе: как вор, а мы теперь знаем, что это Твит, спустился вниз, не попавшись на глаза Джинни?

– Да проще простого! Он протиснулся в окошечко в чулане и спустился по водосточной трубе. Он такой маленький, что сделал это без особых трудностей.

– Да… Но послушай, Фатти! Когда мы с Тонксом осматривали дом, окно ведь было заперто, – удивился инспектор. – Не мог же он вылезти из него, а затем, балансируя на трубе снаружи, закрыть и запереть его изнутри.

– Да он тогда его и не запирал, – усмехнулся Фатти. – Он просто слез по трубе вниз, побежал туда, куда бросил украденные вещи, запихал их в корзину, накрыл салфеткой, снял большие башмаки, надетые поверх его собственных, и подошел к задней двери – вот он я, булочник Твит, пришел!

Тут Ларри наконец все стало ясно.

– А когда он поднялся вместе с Джинни наверх искать вора, вот тут-то он закрыл и запер окно, через которое выбрался из дома! Черт возьми, не так уж глупо придумано! Вор, только что совершивший кражу, входит в ограбленный им дом и притворяется, что повсюду ищет вора, – а мы-то считали его храбрецом!

– М-да! – Гун злобно посмотрел на Твита. – Считаешь себя большим умником? Вешаешь всем лапшу на уши и делаешь из себя героя – ищешь вора, который ты же и есть?!

– Да, он здорово задурил нам мозги, – согласился Фатти. – Шуточка вроде и пустяковая, но требует наглости и ума. Жаль, что он не нашел лучшего применения своим мозгам.

– Фатти, а что же это за круглый отпечаток с крестиками? – вспомнила Бетси. – Он тоже был уликой?

– Да. – Фатти широко улыбнулся. – Выйдем на минутку на улицу, и я вам покажу, что это такое. Убить меня мало за то, что я не смог догадаться раньше!

Все повалили к двери, за исключением Твита, который нервно грыз ногти. Фатти взял его корзину, вынес ее на улицу и поставил на дорожку, там, где земля была влажной, а затем поднял.

– Ой, смотрите! Остался след – круглый и с крестиками! Так это корзина! – закричала Дейзи. – Ой, Фатти, ну какая же ты умница!

– Черт возьми! Я видел этот отпечаток около Родвейз, вот где! – хлопнул себя по лбу Пип. – Помнишь, Ларри? Мы беседовали со старушкой, а тут пришел булочник, оставил корзину на улице, а сам вошел в дом и положил хлеб на поднос. Когда он ушел, я заметил, что от корзины на земле остался след, и этот след о чем-то мне напомнил – конечно же, он напомнил мне рисунок в записной книжке Фатти!

– Так и есть, – подтвердил Фатти. – Мы всегда находили такой след там, где совершалось ограбление – ведь Твиту надо было куда-то поставить свою корзину, а если корзина стоит на покрытой пылью дорожке или на влажной земле, ну как тут не остаться отпечатку! Вот почему такой отпечаток был около каждого ограбленного дома. Стоило нам догадаться, что это такое, и мы сразу бы взяли верный след!

Все вернулись в дом. Фатти убрал хлеб обратно в корзину и накрыл его салфеткой.

– Ничего удивительного, что Твит так беспокоился, чтобы его «чистенький свеженький хлебушек» всегда был покрыт салфеткой, – сказал он. – Под салфеткой можно спрятать все, что угодно, не только ботинки и перчатки, но и то, что удастся стянуть!

– Ловко придумано, – заметил инспектор. – Он носил с собой в корзине хлеб, а заодно и все необходимое для совершения краж, и там еще оставалось место для украденных вещей – и все это лежало под безобидной белой салфеткой. Да где вы понабрались таких незаурядных идей, а, Твит?

Твит молчал, он лишь мрачно смотрел на свои до блеска начищенные ботиночки с высокими голенищами.

– Откуда у вас большие башмаки, Твит? – спросил его Фатти. – Впрочем, можете не затруднять себя ответом. Ваша кузина, мисс Кэй, организовывает распродажи, не так ли? И в прошлом году ей дали старые ботинки, а вы их увидели и припрятали. Бог знает как долго вы таскали эти ботинки с собой в корзине в ожидании момента, когда можно будет надеть их и исполнить ваш коронный номер – прикинуться великаном Большая Нога!

– Я их не крал, – возразил Твит. – Я заплатил за них.

– Да, заплатили, – подтвердил Фатти. – Чтобы все решили, что вы добрый и щедрый, раз платите за приготовленные для распродажи ботинки, которые кто-то там украл! Я слышал эту историю, и она заставила меня призадуматься: очень уж ваш поступок не вязался с тем, что я о вас знаю.

Мистер Гун откашлялся.

– Насколько я понимаю, сэр, вы уверены, что перед нами вор, – обратился он к инспектору.

– А вы-то, Гун, что сами об этом думаете? – холодно спросил его Дженкс. – Вы вели дело или кто другой? Разве у вас нет своего мнения? Надеюсь, вы тоже подозревали Твита?

Мистер Гун несколько раз сглотнул, готовясь сказать, что да, конечно же, Твит был у него под подозрением, но тут он поймал взгляд Фатти и решил, что лучше этого не делать, – уж очень он боялся острого языка этого мальчишки.

– Ну, сэр… По правде сказать, я не был уверен, что это Твит, – промямлил он. – Но я уже подходил к такому мнению. Юный Троттевилл опередил меня всего на один шаг, сэр. Не повезло мне! Я пытался использовать все приемы, которым научился на курсах повышения квалификации – переодевания и все такое прочее… и…

– Мистер Гун, да когда это вы переодевались?! – притворно изумился Фатти. – Неужели тот старый грязный бродяга-это были вы? Если так, то вы здорово меня провели!

Гун уставился на Фатти. Старый бродяга! Значит, этот оборванец, едва волочивший ноги и уминавший бутерброды под самыми его, Гуновыми, окнами, – это был Фатти! Р-р!

– Гун, уведите Твита, – приказал инспектор Дженкс, поднимаясь с места. – И подыщите кого-нибудь, кто разнесет по домам хлеб, а то все останутся сегодня днем без чая. Твит, мы с вами скоро увидимся.

Гун увел Твита. Рядом с мощной фигурой полицейского булочник казался совсем щупленьким. Его важная поступь и петушиные повадки улетучились. Это не был уже заносчивый петушок, распускающий перед всеми павлиний хвост, – теперь он больше походил на нахохленного воробья.

Когда они ушли, инспектор посмотрел на ребят смеющимися глазами, и Бастер бросился к нему.

– Прекрасная работа, Тайноискатели! – признал Дженкс. – В самом деле прекрасная. Как сказала бы моя крестница Хилари – отпад! Как вы насчет мороженого? Я от жары совсем расплавился.

– Р-о-о-о, да! – повисла у него на руке Бетси. – Я так и знала, инспектор, что вы это скажете! Я это предчувствовала!

– Придет день, и ты не хуже Фатти будешь знать, о чем люди думают и что они в следующий момент сделают, – улыбнулся ей инспектор. – Ну, Фредерик, я тобой доволен, и я доволен всеми вами. И, если вы не возражаете, я хотел бы выслушать эту историю целиком – от начала до конца.

И он с интересом и восторгом выслушал ее, когда они все вместе уплетали двойные порции мороженого.

– Правда, занятная история? – спросил Фатти, подойдя к концу. – История о коротышке-петушке, который считал себя центром Вселенной. История о лилипуте, возомнившем себя великаном.

Бетси рассмеялась и поставила в этой истории точку.

– Да! Потому-то он и носил ботинки сорок шестого размера, но именно они его в конце концов и выдали!

– Да уж, – согласился Фатти. – Вот и еще одна тайна разгадана – да здравствует следующая! И пусть она окажется самой сложной из всех наших тайн!

Читать далее

Комментарии:
Написать комментарий

Комментарии

Добавить комментарий