Read Manga Mint Manga Dorama TV Libre Book Find Anime Self Manga GroupLe
Гарнитура: Тип 1 Тип 2 Тип 3 Тип 4 Тип 5 Тип 6 Тип 7 Тип 8
Размер: A A A A A A

Онлайн чтение книги Чувствительный человек The Sensitive Man
8

С большинством мужчин это могло бы не сработать, но наемники были не из умных. Охранник кивнул, повернулся и снова принялся расхаживать. Далгетти пошел по тропе к дому.

Человек у двери поднял ружье.

— Эй, стоять! Вначале я должен вызвать мистера Банкрофта. — Часовой вошел в дом и нажал на кнопку интеркома.

Далгетти, застывший в нервном напряжении, которое могло мгновенно вылиться в движение, ощутил укол страха. Успех всего плана зависел от дьявольской случайности — могло произойти что угодно.

Послышался голос Банкрофта:

— Это вы, Елена? Молодец, девочка, хорошая работа! Как вам это удалось? — Теплота тона, различимая за волнением, заставила Далгетти на мгновение подумать о том, какие отношения существуют между этими двумя.

— Я расскажу вам наверху, Том, — ответила она. — Это не для чужих ушей. Но не снимайте патрули! На острове есть еще существа, подобные этому.

Далгетти мог вообразить, как ожил в душе Томаса Банкрофта первобытный страх, древний инстинкт, зародившийся в те века, когда ночь была ужасом, подстерегающим за пределами маленького круга света от костра.

— Хорошо. Если вы уверены в том, что он не станет…

— Он у меня на мушке.

— Все равно я пошлю дюжину охранников. Не спускайте глаз с него!

Из барака выбежали люди — должно быть, они ждали приказа. Вокруг Далгетти сомкнулось кольцо жестоких лиц, настороженных взглядов и нацеленных ружей. Они боялись его, и страх делал страшными их самих. Лицо Елены было совершенно непроницаемым.

— Идемте, — сказала она.

Один человек шел в нескольких футах перед пленником, то и дело озираясь. Двое — по бокам. Остальные замыкали шествие. Елена шагала среди них, и дуло ее оружия смотрело ему в спину. Они прошли по длинному красивому коридору и ступили на движущуюся лестницу. Глаза Далгетти пристально вглядывались в каждую деталь. Он спрашивал себя, сколько еще времени вообще сможет что-нибудь видеть?

Дверь в кабинет Банкрофта была приоткрыта, и оттуда доносился голос Тайи. Он звучал спокойно и не дрожал, несмотря на то что весть о поимке Далгетти должна была стать для Тайи тяжким ударом. Очевидно, он продолжал разговор, начатый ранее:

— …Наука действительно прошла долгий путь. Фрэнсис Бэкон много размышлял о человеческом разуме. Буль сделал кое-что в этом отношении. Изобретение символической логики являлось одним из главных шагов к разрешению проблемы.

В двадцатом столетии некоторые из попыток получили более полное развитие. Появился психоанализ Фрейда и его последователей, с чем, конечно, связаны первые реальные упоминания о человеческой семантике. Были предложены биологические, физические и химические подходы к человеку как к механизму. Пользующиеся сравнительными методами историки, такие как Шпенглер, Парето и Тойнби, поняли, что история не цепь случайностей, но ряд образцов.

Кибернетики развили концепции гомеостазиса и обратной связи, которые подходят как к личности, так и к обществу в целом. Теория игр, принцип последнего усилия и генерализированная теория познания Геймля указали на базисные законы и аналитический подход.

Наконец, появилась новая символика в логике и математике, ибо проблема состояла теперь не столько в сборе данных, сколько в создании стройной символики, позволяющей систематизировать данные и указать путь к новым. Огромная часть работы Института состояла просто в сборе и синтезе всех ранних находок.

Далгетти ощутил прилив гордости. Пойманный в ловушку и беспомощный среди врагов, находящихся в плену амбиции и страха, Майкл Тайи все еще был способен играть с ними в кошки-мышки. Изнурительными допросами, инъекциями наркотиков, мучениями из него вытягивали один факт за другим. И он выдавал их так медленно, что его тюремщики даже не замечали, как он скармливает им информацию, доступную посетителю любой библиотеки.


Группа вошла в большую комнату, меблированную роскошно и со вкусом и уставленную книжными полками. Далгетти обратил внимание на изящную китайскую шахматную доску, стоящую на письменном столе. Итак, Банкрофт и Мид играли в шахматы — по крайней мере, хоть они что-то делали вместе в эту ночь убийств.

Тайи, сидящий в кресле, поднял глаза на вошедших. Двое охранников стояли за его спиной, сложив руки, но он не обращал на них внимания.

— Хэлло, сынок, — пробормотал он. — У тебя все в порядке?

Далгетти молча кивнул. Он не мог подать англичанину сигнал, обнадежить его…

Банкрофт шагнул к двери и запер ее. Он сделал знак охране, и та рассыпалась вдоль стен, держа наготове оружие. Он слегка дрожал, и в его глазах проблескивал страх.

— Садитесь, — сказал он. — Там!

Далгетти занял указанное место. Кресло было глубоким и мягким, сковывающим движения. Елена заняла место напротив него, устроившись на краешке стула с автоматом на коленях. В комнате вдруг сделалось очень тихо.

Банкрофт вернулся к столу и включил установку для увлажнения воздуха. Он не смотрел на вошедших.

— Значит, вы его поймали.

— Да, — ответила Елена. — После того, как он поймал меня.

— Как вам удалось… переиграть? — Банкрофт вытащил сигару и с яростью откусил кончик. — Что случилось?

— Я была в пещере, отдыхала. — Ее голос был лишен всякой интонации. — Он встал из воды и схватил меня. Он, должно быть, скрывался под водой дольше, чем кто-нибудь мог представить. Он заставил меня пойти с ним к скале в заливе — знаете, где это? Мы прятались до захода солнца, а потом он напал на ваших людей на берегу. Он убил их всех.

Я была связана, но мне удалось перетереть путы и освободиться. Он связал меня просто обрывками своей рубашки. Пока он стрелял, я схватила камень и ударила его по голове. Я перетащила его на берег, пока он был еще без сознания, подобрала один из валявшихся там автоматов и привела его сюда.

— Хорошая работа. — Банкрофт расхаживал по комнате. — Я прослежу за тем, чтобы вы получили за нее соответствующее вознаграждение, Елена. Но что еще? Вы сказали…

— Да. — Взгляд ее был твердым. — Мы говорили, там, у залива. Он хотел убедить меня, чтобы я помогла ему. Том… он не человек.

— А? — Тяжелый подбородок Банкрофта дрогнул. С усилием он взял себя в руки. — Что вы имеете в виду?

— Его мускульную силу, скорость и способность к телепатии. Он может видеть в темноте и удерживать дыхание дольше, чем любой человек. Нет, он не человек.

Банкрофт посмотрел на неподвижного Далгетти. Их взгляды скрестились, и Банкрофт первым отвел глаза.

— Телепат, вы сказали?

— Да, — ответила она. — Хотите подтвердить мои слова, Далгетти?

В комнате воцарилась тишина. Через некоторое время Далгетти заговорил:

— Вы подумали, Банкрофт: «Ладно, черт побери, ты можешь прочесть мои мысли? Давай, давай, попробуй, и ты узнаешь, что я о тебе думаю». Остальное были оскорбления.

— Догадка, — сказал Банкрофт. На лбу его выступил пот. — Просто догадка. Попытайтесь снова.

Снова установилась тишина.

— Десять, девять, семь, а, б, м, з, з… Продолжать? — спокойно спросил Далгетти.

— Нет, — пробормотал Банкрофт. — Нет, достаточно. Кто вы?

— Он сказал мне, — вставила Елена. — Вам трудно будет в это поверить. Я и сама не убеждена, что поверила. Но он с другой планеты.

Банкрофт открыл было рот, но снова его закрыл. Крупная голова мотнулась в отрицательном жесте.

— Он… с Тау Кита, — сказала Елена. — Они знают путь к нам. Это то, о чем так много говорили люди на протяжении последних ста лет.

— Дольше, моя девочка, — вступил в разговор Тайи. Ни лицо его, ни голос не отражали никаких эмоций, кроме, быть может, едва заметной насмешки, но Далгетти знал, какое пламя должно было внезапно вспыхнуть в его душе. — Прочтите «Микромегасы» Вольтера.

— Я читал фантастику подобного рода, — хрипло проговорил Банкрофт. — Кто не читал? Хорошо, почему они здесь, чего они хотят?

— Вы могли бы сказать, — проговорил Далгетти, — что мы делаем честь Институту.

— Но вас же воспитывали с самого детства…

— О, да. Мои люди были на Земле долго. Многие из них родились здесь. Первый наш космический корабль прибыл в тысяча девятьсот шестьдесят пятом году. — Он подался вперед. — Я рассчитывал, что Казимир будет благоразумна и поможет мне освободить доктора Тайи. Поскольку она этого не сделала, я хочу воззвать к вашему рассудку. У нас есть отряд на Земле. Мы знаем, где находятся наши люди в каждый отдельный момент. В случае необходимости я могу умереть, чтобы сохранить в тайне наше присутствие, но тогда и вы, Банкрофт, тоже умрете. Остров будет разбомблен.

— Я… — Банкрофт посмотрел в окно, в огромность ночи. — Вы же не можете ожидать, что я приму это как…

— Я могу открыть вам нечто такое, что изменит вашу точку зрения, — перебил его Далгетти, — что послужит подтверждением сказанного. Отошлите, впрочем, ваших людей. Эта история не для посторонних.

— А вы наброситесь на меня!

— Казимир может остаться, и кто-нибудь еще, кто способен хранить тайну и совладать с собственной жадностью.

Банкрофт снова обошел комнату. Он всматривался в лица — испуганные, озадаченные, дерзкие. Трудно принять решение. Далгетти мрачно подумал, что его жизнь зависит от того, насколько верно они угадали особенности характера Томаса Банкрофта.

— Хорошо. Думасон, Зиммерман, О'Брайен, останьтесь здесь. Если эта птичка шевельнется, убейте! Остальные ждите снаружи. — Охранники вышли. Дверь за ними закрылась. Трое оставшихся послушно разошлись по местам. Один занял место у окна, двое других — у стен. Наступила долгая тишина.

Елена должна была сымпровизировать дальнейшее и передать Далгетти. Он кивнул. Банкрофт устроился на стуле, широко расставив ноги и сжав кулаки.

— Ладно, — прохрипел он. — Что вы хотели мне сказать?

— Вы меня поймали, — начал Далгетти, — так что я готов заключить сделку ради своей жизни и свободы доктора Тайи. Позвольте мне показать вам… — Он начал подниматься, держа обе руки на ручках кресла.

— Оставайтесь на месте! — рявкнул Банкрофт, и трое охранников сосредоточили внимание на пленнике. Елена отошла таким образом, что оказалась за спиной того из охранников, который стоял ближе всех к письменному столу.

— Как вам будет угодно. — Далгетти снова отклонился, как бы нечаянно передвинув при этом свое кресло на пару футов. Теперь он сидел лицом к окну и, насколько он мог судить, находился на прямой между стоявшим там и человеком у дальней стены.

— Совет Тау Кита наблюдает за тем, чтобы на других планетах правильно развивалась цивилизация. Вы могли бы оказаться полезным для нас, Томас Банкрофт, если бы согласились перейти на нашу сторону, причем ваши услуги будут щедро оплачены. — Некоторое время он смотрел на девушку, и она кивнула с непроницаемым видом. — Например…

Накопление сил достигло апогея. Елена, вцепившись в рукоять пистолета, ударила в ухо стоявшего подле нее человека. В долю секунды, прежде чем остальные смогли понять происходящее и как-то среагировать на него, Далгетти начал действовать.

Тот же толчок, что сорвал его с кресла, привел в движение эту тяжелую часть меблировки, и кресло врезалось в человека, находившегося за спиной Далгетти. Последний на бегу нанес Банкрофту удар в челюсть. Охранник, стоявший у окна, не успел отвести оружие от Елены и нажать на спуск — Далгетти подскочил к нему и вцепился в горло. Шея его сломалась.

Елена стояла возле своей жертвы, целясь в человека на другом конце комнаты. Ударом кресла его ружье отбросило в сторону.

— Не трогайте его, или я стреляю, — сказала она.

Далгетти подобрал оружие для себя и нацелил его на дверь. Он был почти уверен, что в комнату ворвутся те, кто остались снаружи, и тогда начнется настоящий ад. Но толстые дубовые панели, должно быть, полностью поглощали звук.

Человек за креслом не шевелился. Только рот его широко раскрылся от сверхъестественного страха.

— Боже! — Тайи выпрямился и стоял, покачиваясь. Его спокойствие перешло в ужас. — Симон, риск…

— Нам ведь нечего было терять, не так ли? — Голос Далгетти звучал уверенно, но его аномальная энергия таяла. Он ощутил укол усталости и понял, что скоро наступит расплата за то, как он обращался со своим телом. Он посмотрел вниз, на лежавшие перед ним тела. — Я этого не хотел, — прошептал он.

Тайи взял себя в руки усилием дисциплинированной воли и шагнул к Банкрофту.

— Этот жив, по крайней мере, — заметил он. — О боже, Симон! Тебя ведь могли убить.

— Могут и сейчас. Во всяком случае, мы еще не выбрались из переделки. Найди что-нибудь, чем можно связать тех двоих, хорошо, отец?

Англичанин кивнул. Охранник, возле которого стояла Елена, шевельнулся и застонал. Тайи связал его и заткнул ему рот оторванными от одежды полосками. Другой достаточно охотно повиновался под дулом автомата. Далгетти поместил их обоих за софу, добавив к ним и убитого.

Банкрофт тоже приходил в сознание. Далгетти нашел бутылку «бурбона» и дал ему выпить. В обретших ясность глазах читался ужас.

— Ну и что дальше? — прошептал Банкрофт. — Убежать вы все равно не сможете…

— Но попытаться мы можем. Если дело дойдет до драки с остальной частью банды, нам придется использовать вас в качестве заложника, но пока что есть более легкий путь. Встаньте! Так, поправьте одежду, причешитесь. О'кей, вы будете делать точно то, что вам говорят, потому что мы ничего не потеряем, выстрелив в вас. — Далгетти объяснил, что делать.

Банкрофт посмотрел на Елену, и в глазах его было нечто большее, чем физическая боль.

— Почему вы это сделали? — спросил он.

— ФБР, — ответила она.

Он покачал головой, все еще не придя до конца в себя, подошел к письменному столу и по визеофону вызвал ангар.

— Мне немедленно нужно отправиться на континент. Подготовьте спидстер через десять минут. Нет, только пилота, больше никого. Я возьму Далгетти с собой, но с этим теперь все в порядке. Он на нашей стороне.

Они подошли к двери. Елена держала автомат наготове.

— Можете возвращаться в бараки, мальчики, — устало проговорил Банкрофт. — Дело улажено.

Четвертью часа позже личная машина Банкрофта была в воздухе. Его и пилота связали и заперли в заднем отсеке. Майкл Тайи сел за пульт управления.

— Отличная машина, — сказал он. — Ничто не помешает нам добраться до Калифорнии.

— Прекрасно. — Голос Далгетти был безжизненным от усталости. — Мне нужно отдохнуть, отец. — Его рука ненадолго задержалась на плече старика.

— Хорошо, что ты возвращаешься, — прошептал он.

— Спасибо тебе, сын. Больше я не могу тебе сказать. У меня нет слов.

Читать далее

Комментарии:
комментарий

Комментарии

Добавить комментарий